МСПС в гостях у...

 

 

«НИКТО, КРОМЕ НАС!»

 

Состоявшееся 9 августа в кинолектории Центрального Дома Российской Армии, заседание литературного объединения имени Героя Советского Союза писателя В.В. Карпова (далее – ЛИТО) при военно-художественной студии писателей (далее - Студия) ЦДРА было посвящено Дню Воздушно-десантных войск.           

   С докладом на тему: «Рязань – сердце Воздушно-десантных войск» на заседании выступил руководитель ЛИТО В.А. Силкин. Он рассказал об особенностях учебы в Рязанском высшем воздушно-десантном командном училище имени генерала армии В.Ф. Маргелова, о том, что его часто приглашают в это училище выступить со своими стихами. Кроме того, Владимир Александрович прочитал свое стихотворение «Герой России», которое он посвятил Герою России Александру Маргелову. Затем в записи прозвучали музыкальные произведения о десантниках композиторов В. Лисихина и С. Кузнецова на слова В. Силкина.

   Член Союза писателей России, член ЛИТО генерал-майор в отставке А.Л. Вырвич поделился личным опытом взаимодействия с Воздушно-десантными войсками, привел примеры участия десантников в известных и малоизвестных военных конфликтах, в «горячих точках». Он также продемонстрировал документальный фильм об отдельном батальоне специального назначения «Дельта».

   Редактор Студии А.А. Савицкий коротко рассказал о том, как он, солдат срочной службы парашютно-десантного полка в г. Витебске (Белорусская ССР), был участником показательных учений в Селецком учебном центре, где командующий ВДВ генерал армии В.Ф. Маргелов показывал министру обороны СССР Маршалу Советского Союза А.А. Гречко новую технику вверенных ему войск.

   Интересную информацию о соприкосновении с ВДВ в период службы привел член Союза писателей России, член ЛИТО полковник ФСБ в запасе В.Ю. Киселёв. 

   Далее по традиции всем желающим была предоставлена возможность прочитать свои стихи. Члены ЛИТО О.А. Паденко, А.Л. Рябцов, В.Г. Логинов, Л.Е. Авдеева, Мариам Павловская (С.П. Сизова) прочитали свои патриотические стихотворения.

   С небольшим по объему рассказом о своем пребывании в Испании выступил студент 5-го курса Московского лингвистического университета, впервые посетивший заседание ЛИТО, Евгений Бочаров.

   Руководитель ЛИТО В.А. Силкин дал высокую оценку всем выступившим на заседании. 

 

Соб. инф.

***

Журналисты против Войны… Журналисты за Победу!!!

 

                                                                                              С "лейкой" и с блокнотом,

                                                                                               А то и с пулеметом

Сквозь огонь и стужу мы прошли.

 

 

 

К штыку приравняли перо, и так газетная статья, фотохроника, песня, очерк, художественная зарисовка, стихи и карикатуры встали в строй, став самостоятельным интеллектуальным и духовным оружием за Мир, за Победу, за Русский Дух!

 

21 июня в 14.00 в Каминном зале Дома Актера пройдет корреспондентский Круглый Стол на тему: «Журналисты против Войны… Журналисты за Победу!!!». Будут обсуждены два базовых направления проекта: – тема Журналистика на Войне, Корреспондент на войне и тема Войны в Журналистике.

Круглый стол посвящен военным корреспондентам, и проходит в рамках международного гуманитарного проекта «Театр антивоенных действий», проекта формирования исторических культурных коммуникаций между историей и современностью, как интеллектуального коридора развития нашей страны, нашего Общества. Проект «Театр антивоенных действий» стартовал 22 июня 2012 года в контексте, начало Войны – начало Антивоенных действий, как культурологическое и философское противостояние Войне.

К штыку приравняли перо, и так газетная статья, фотохроника, песня, очерк, художественная зарисовка, стихи и карикатуры встали в строй, став самостоятельным интеллектуальным и духовным оружием за Мир, за Победу, за Русский Дух!

Для журналистов воронежских СМИ в проекте стартует свое собственное  Корреспондентское направление «Журналистика против Войны… Журналисты за Победу!!!», о легендарных воронежских журналистах, писателях, операторах, художниках и фотокорреспондентах во время войн. Везде и всегда на первый план освещения выходила героика солдат и офицеров в бою, но и их быт, их общение и отдых, их грусть по дому были интересны военкорам. А в каждой войне, в каждом бою, в каждом военном конфликте этот нерв проходил через душу, сердце и слово корреспондентов, писателей, художников. И в событиях 1812 года, и в Гражданскую и Первую мировую, и в Великую Отечественную и во Вторую мировую, и в Афганистане, и в  современных локальных войнах и вооруженных конфликтах.

Интересно вспомнить, как в войну работали и сражались наша легендарная «Коммуна», наше любимое воронежское радио, как проходили свое становление и закалку воронежские операторы, фотокоры, журналисты, художники?..

Корреспондентский Круглый Стол на тему: «Журналисты против Войны… Журналисты за Победу!!!» Клуб Война и Мир проводит совместно с Воронежским областным краеведческим музеем, планируя совместную краеведческую программу «Судьба человека». Ведь именно память о личности, о его деятельности и свершениях, о его подвигах и призвании, о его времени и служении Отечеству является основой любой музейной коллекции, ценностью его фондов, смыслом его выставочной деятельности.

Наш Воронежский губернский музей был открыт 9 сентября 1894 г., а к 1941 году уже насчитывал в коллекциях около ста тысяч предметов. Великая Отечественная война нанесла колоссальный ущерб музею. Только незначительная часть фондов была эвакуирована в Казахстан и Сибирь, а оставшиеся коллекции в основном погибли. В 1943 году музей возобновил свою деятельность!

А, благодаря нашим легендарным журналистам, исследователям, летописцам бы создан, и насыщен боевым духом музей «Арсенал» с экспозицией «Воронежская область в годы Великой Отечественной войны 1941–1945 годов».

В ноябре 1960 года при Краеведческом музее впервые в стране была создана военно-историческая секция, в которую первоначально вошло 30 участников войны. Председателем секции на общественных началах был избран Александр Иванович Гринько. По его инициативе и непосредственном участии создавался в Воронеже музей Великой Отечественной войны «Арсенал».

Он предложил областному военкомату в 1975 году направить группу воронежцев из 20 человек для работы в Центральном архиве Министерства обороны, и уже через месяц они привезли сведения на двадцать тысяч советских воинов, погибших на воронежской земле. Александр Гринько был инициатором присвоения многим воронежским улицам, улицам в поселках области имен отличившихся защитников города или поселка, имен земляков – героев Советского Союза. Так он увековечил в нашей памяти судьбы лучших людей земли Воронежской!..

А легендарные снимки воронежского фотожурналиста Виктора Егоровича Шумилова!.. В годы войны Шумилов работал наборщиком в дивизионной многотиражке, фотографировал бойцов на партийные и комсомольские документы, снимал на фотокамеру фронтовые будни, писал статьи. Цена фотографии, сделанной в фронтовых условия, на привалах и под бомбежками, в сотни, если не в тысячи, раз ценнее мирного фото.

Корреспондентский Круглый Стол дает старт новому направлению проекта: «Журналистика против Войны… Журналисты за Победу!!!» и сможет оказать огромную помощь в продолжении собирания архива Великой Отечественной войны, и сегодняшних Войн и Конфликтов, где уже новое, молодое поколение воронежских военкоров защищает интересы Отечества и Нашего Русского Мира. 

И их новые официальные документы, и фото- и кинохроника, и газеты и военные журналы, и видео, и интернет продолжат предоставлять нам новые доказательства, что журналисты на войне в своей исторической оценке приоритета правды, культуры, журналистики, творчества всегда за Мир. Потому что они за Победу!

 

Кто-нибудь услышит,

Снимет и напишет,

Кто-нибудь помянет нас с тобой.

 

Справки в Клубе Война и Мир: +7 (980) 242-5387,

Аккредитация Организаций, СМИ и подача заявок проводится -   SvetBear@yandex.ru

 

Адрес: г. Воронеж, Дом Актера, ул. Дзержинского, 5.  Каминный зал, 3 этаж.

 

КОНТАКТЫ: 

Председатель Дискуссионного  Интеллектуального Клуба Война и Мир

Светлана Медведева

 

+7(980) 242-5387,

SvetBear@yandex.ru

 

 

 

19 июня 2017 г.

 

 

***

МЕЛЬНИЦА САМПО В КОЛОМЕНСКОМ

 

Фестиваль народов Карелии "Мельница Сампо" прошел в музее-заповеднике "Коломенское". Столичное мероприятие состоялось в честь Дня республики Карелия на территории Музея деревянного зодчества.

На празднике исполнили обрядовый карельский хоровод "Крууга", к которому мог присоединиться любой желающий. Член карельского землячества в Москве Анастасия Константинова показала народные танцы и игры. Сотрудники Кемского музея "Поморье" на интерактивной площадке провели ритуал поморской свадьбы. Мастера делились секретами вышивки, берестоплетения, солеварения, изготовления игрушек, а также навыками резьбы по камню и дереву.

В центре зеленой площадки разместилась "Мельница Сампо" — разноцветная декорация, словно сшитая из лоскутков ткани с карельским орнаментом. Тверские карелы кормили москвичей калитками и сульчинами — ржаными лепешками с начинками из капусты, морошки или яблок. Любители живой природы могли пообщаться с северными ездовыми собаками из питомника "VENTO LIBERO".

На площадке под открытым небом выступили фольклорные коллективы: народный коллектив самодеятельного художественного творчества республики Карелия "Горница" Виолы Мальми (г. Петрозаводск), карельский хор из Тверской области "Karielan koivune" (Карельская берёзка), Академический хор Петрозаводского государственного университета, творческий коллектив МПГУ, фольклорный ансамбль "Поморяночки", солистки Пудожского народного хора, Народный ансамбль карельской песни "VIRŽI" (г. Лихославль), Фольклорный ансамбль "Верея" (г. Сортавала), баянист Валерий Сёмин, дуэт кантелистов "Unelma" (г. Петрозаводск), исполнительница народных песен Анастасия Пегасова из Москвы.

Организовало фестиваль Карельское землячество в Москве при поддержке Департамента  национальной политики и межрегиональных связей столицы и правительства Республики Карелия.

 

(Сайт «Национальный акцент»)

***

Личность

Анатолий Юрченко:

«Смеяться — чтобы жить дальше»

 

Классическая формулировка гласит, что профессиональная драматургия требует от автора приверженности строгой дисциплине, обострённого чувства собственного достоинства, стремления к точности изображения, а также смелости смотреть правде в глаза. Отметим, что  эти свойства безусловно должны быть присущи и профессионалам военного искусства — офицерам. Офицер и литератор-сатирик, автор пьес и инженер Анатолий Юрченко, чья драматургия не только публиковалась, но и прошла испытание зрительским успехом, чьи рассказы и афоризмы печатались во многих советских, украинских и российских изданиях, а конструкторские разработки, к которым он причастен, работали на повышение боеготовности Ракетных войск стратегического назначения, что называется, по долгу службы совмещает в себе все эти необходимые качества, а потому успешен, оставаясь в относительной тени рядом с капризным источником света под названием «слава». «Почему, что откуда приходило и к чему вело, как складывались те или иные обстоятельства жизни и творчества?» — на эти и другие вопросы автор отвечает с офицерской точностью и прямотой, соединенными с драматургической выстроенностью и писательской многомерностью.

 

Кому они нужны, инженеры и писатели?..

— И всё-таки первый вопрос — кто Вы, Анатолий Петрович? Наша первая встреча состоялась в 2009 году на съезде Конгресса литераторов Украины, когда его главой  после трагической гибели Юрия Каплана был избран Александр Корж…

— Не только Корж, не скромничайте, Владимир Давыдович. Вместе с Коржом были избраны сопредседателями Валерий Басыров и Вы…

— Тогда при знакомстве Вы назвались журналистом. В работе съезде принимали участие как литератор, представитель Кировоградской областной организации. Потом я узнал, что вы офицер…

— Запаса. В 1994-м снял погоны и, понимая, что в стране с рушащейся экономикой инженеры никому и даром не нужны… Нет, давайте всё же улыбнёмся для начала. Представьте себе: в сорок шесть лет я стал пенсионером! Позади — целая жизнь. Но ведь ещё целая жизнь — впереди! Ещё столько можно успеть! Написать всё, что ещё не успел написать! И тут — девяностые! Промышленность, сельское хозяйство шли на дно… Но при этом газет развелось!.. И чуть не каждая кричала, как хорошо стало жить! Потому что мы, наконец, обрели независимость (надо полагать, от здравого смысла, в первую очередь). Что «ещё немного, ещё чуть-чуть» — и всё будет, как в Европе… Всё ещё на волне «столько можно успеть» я написал большую подборку рассказов, опубликовал её в кировоградской, но при этом всеукраинской (и «толстой») газете «Забава», понял, что главное — не просто «успеть», а успеть найти работу, которая бы кормила. И ушёл — благо был у меня и второй диплом — в журналистику. И вовремя! Очень скоро моей почти полуторамиллионной военной пенсии (да-да, я был пенсионером-миллионером!) — в купонах, как вы понимаете, к тому же выплачиваемых нерегулярно, — стало хватать только на хлеб и воду…

— Но из литературы не ушли! Сегодня Вы не только журналист, но и прозаик, сатирик, драматург, поэт…

— Вот так сразу и поэт?

— А разве не Вы на фестивале «Славянские традиции» в 2012 году читали свои стихи?

— Так ведь это был праздник! Десятки литераторов из разных стран. Открытый поэтический конкурс! Народ толпой побежал записываться на выступление! Тут я и подумал — а почему бы и мне не получить свою каплю удовольствия?..

— Получили?

— В общем, да. Мне тоже аплодировали. Правда, никаким дипломом не наградили… Словом, ещё раз дали понять: не фиг (улыбается) состязаться с настоящим поэтами…

— Тем не менее, на том же фестивале в номинации «Драматургия»…

— Да. Моя «Большая Вера», кстати, единственная из моих пьес не комедия, получила и награду от жюри, и первое место в конкурсе зрительских симпатий…

Вот бы, подумал я, и другим пьесам такой же зрительский успех! Между прочим, Вы были первым, кто поздравил меня с победой…

— И всё же — кто Вы? Каковы Ваши приоритеты в жизни и творчестве?

— Я человек, который смеётся — не по Гюго, надеюсь. Я далёк от того, чтобы надувать щёки и изображать из себя великого деятеля литературы! Просто человек, который смеётся и хочет, чтобы другие смеялись тоже. От людей, которые относятся к себе слишком серьёзно, носятся с собой, простите за украинизм, как дурень с писаною торбой, нужно бежать во все лопатки. Смех — великий дар, который дан человеку, и если человечество разучится смеяться, нам всем каюк.

— Как при этом Вам удавалось и удаётся сегодня, когда Вы возглавили Кировоградскую организацию, избраны в Правления Конгресса и Межрегионального союза писателей, совмещать разные жанры и разные сферы деятельности?

— Шутя — жанр обязывает! Как инженер я, конечно, стихов не писал. Как конструктор стоял, как и все, за кульманом, разрабатывал технические условия, инструкции по эксплуатации, всё то, чего требовала «Единая система конструкторской документации». И если в свободное время писал что-то другое, то, наверное, «забывал», что я инженер. Хотя и доводилось слышать, что пишу не как выпускник филфака. Что, впрочем, звучало как похвала. Вот, мол, не филолог — а пишет! И «у вас золотое перо» тоже довелось слышать. Для филологов замечу, что всю жизнь занимался самообразованием и в этой области. Слава богу, приходилось и смех слышать — когда читал свои рассказы на публике или их читали при мне. И получать по носу: рассказ, мол, хорош, но публиковать его нельзя, потому что… «кое-где этого не одобрят». Всякое бывало. Сейчас, когда нужно что-то сделать в интересах организации — делаю, но спешу вернуться к недописанному. Растопыренной ладонью точечный удар не нанести: чтобы забить гвоздь, нужен молоток. Поэтому стараюсь уметь вовремя переключаться.

—А какими были Ваши первые литературные опыты?

— Полагаю, как у многих. В юности, когда начинают играть гормоны, думаю, всех влечёт сочинительство. А дальше — как кому повезёт. Для одних этот факт остаётся эпизодом. Для других становится болезнью. Для кого-то «высокой», как у Пастернака. Для кого-то — постыдной болезнью графомании… А причина, наверное, в том, что ритмическая и рифмованная речь обладает почти гипнотическим воздействием. Почему? Сидят в наших генах шаманские пляски у первобытного костра? Или это ритм нашего сердца и дыхания? Ритм закатов и восходов? А каждый восход солнца — это рифма к предыдущему восходу? И поэтами, наверное, становятся те, в чьих генах этот код сильнее, чем у других…

— То есть, и у Вас творчество начиналось со стихов?

— Первой моей газетной публикацией действительно было стихотворение. Небольшое.  Очень простенькое:

Ширь несохнущих площадей, разлетевшихся в хороводе,

Пятна жёлтые фонарей на сереющем небосводе.

Вновь осенняя Воркута для меня опускает ночи…

В Воркуте, моём родном городе, центр действительно обрамлён четырьмя площадями и соединяющими их улицами. Разве что слово «ширь» — некоторая метафора. Конечно, я не побежал сразу с этим стихотворением в газету. В середине 1960-х, когда я заканчивал школу, у кого-то в городе родилась идея создать школьную академию наук. Я сразу записался на математику, журналистику и зачем-то на геологию, которую скоро и бросил. А в редакции газеты «Заполярье», к своему удивлению, прижился. Нами, «будущими журналистами», занимался замечательный сотрудник! Он как-то сказал мне: «Мы все тут несостоявшиеся поэты». И вот однажды… Впрочем, тут мне впору процитировать Михаила Задорнова: внимание — сейчас будет смешно! Однажды, разговор как раз шёл о стихах, я неожиданно для самого себя достал из кармана свою «Ширь несохнущих площадей». «А это можно опубликовать?» Он посмотрел. «Пожалуй, можно, только нужно на машинке перепечатать». И убежал в машбюро. Вернувшись, начал читать внимательнее. И вдруг: «А это что — вновь осенняя Воркута для меня опускает ноги?!» Машинистка приняла мою букву «ч» за «г»… Увы, в чистописании я в школе не блистал…

Потом были первые журналистские опыты. По заданию редакции сделал интервью, репортаж с матча по хоккею с мячом, написал первый очерк… Потом окончил школу, уехал в Пермь поступать в военный ВУЗ ракетных войск стратегического назначения (РВСН), учиться на инженера. Всё отчётливее понимал, что мои поэтические опусы — дилетантство. Впрочем, нет, первое чего-то стоящее стихотворение написалось на четвёртом курсе — «Маленькая баллада о положительном герое»:

Он всех победил, он вошёл в это царство,

И меч его горек был, словно лекарство,

И, словно финал виртуознейшей пьесы,

Уже созревал поцелуй для принцессы.

Там солнце в зените застыло навечно

И словно на миг задремали беспечно

Заснувшие замертво люди и звери…

Здесь отчётлива звукопись — сквозное «с» и «з», словно звон в ушах от мёртвой тишины. Дело в том, что на каникулах после второго курса я прочитал толковую книгу о теории и практике стихосложения — «для самоуважения» (я ведь потом и диплом журналиста получил «для самоуважения»: если меня и без диплома публикуют в газетах, это не значит, что ничему учиться уже не нужно). Наверное, что-то осталось. В подсознании. Стихотворение рождалось само. И развивалось по своей собственной логике: «положительный герой» так и не нашёл принцессу… И финал:

Что наших несчастий приливы-отливы?

Конец перепишут, он будет счастливым.

Не злиться, не плакать герою пристало,

А в новую сказку тащиться устало.

Сегодня думаю — не сонное ли царство эпохи застоя изобразил я ненароком? Но если серьёзно, полагаю, это был первый шаг к ставшему для меня главным жанру сатиры. Точнее — шажок. На первое место в то время вышло другое. На пятом курсе в научных трудах нашего ВУЗа была опубликована моя первая статья. Соавторская, конечно. Идея принадлежала научному руководителю — Павлу Ивановичу Иванову, начальнику кафедры «Системы автоматического управления». Но перевёл идею в дифференциальные уравнения, сделал все расчёты и написал статью — я. Зато Павел Иванович собственноручно промоделировал полученный результат на аналоговой ЭВМ — мне осталось только снять осциллограммы. Впереди была заводская практика — между прочим, в Киеве, сытом и вальяжном после полуголодной пролетарской Перми. Потом — дипломное проектирование, защита и практическое становление в профессии. Но в 1974-м меня «пробило» на сатиру и юмор. И это тоже целая история. В чём-то грустная, в чём-то забавная…

 

У  каждого под шляпой — свой театр, и драмы там похлеще театральных...

— И как всё происходило? Как говорил герой фильма, «ступенчато»?

— В часть я пришёл на должность инженера цеха горизонтальных испытаний межконтинентальных баллистических ракет. Горизонтальных — потому что испытания систем управления ракеты проводились в «лежачем» положении. Скоро стал начальником расчёта, старшим инженером… Если ракеты, в протоколах испытаний которых стояла моя подпись, отправлялись на учебно-боевые пуски, то благополучно уходили с пускового стола и поражали цель «в колышек». Словом, становление состоялось, а работа стала привычной рутиной. Мечтал о кандидатской диссертации, а получил... Впрочем, все офицеры, стремившиеся к научной карьере, проходили через это. Я написал ещё одну научную статью для трудов ВУЗа, ухитрился сдать два экзамена кандидатского минимума.

Но мои просьбы о переводе в родной ВУЗ или о направлении в адъюнктуру получали отказ. У меня начало зашкаливать артериальное давление — то выше нормы, то много ниже. Я попал в госпиталь. Начальник неврологического отделения даже показал меня… психиатру. Но тот отмахнулся — не наш пациент. Такой грустный юмор.

Тем не менее, при выписке начальник отделения напутствовал меня таким образом: смени, дескать, приоритеты. Иначе здоровая идея может превратиться в навязчивую…

— И вы решили начать писать?

— Нет. Всё произошло как-то само собой. Меня с детства приводила в восторг юмористическая литература. Ильф и Петров. О.Генри. Марк Твен… Я выписывал журналы «Крокодил», болгарский «Стыршел», казанский «Чаян», «Литературную газету» — с её «Клубом 12 стульев»... Читал, смеялся, но никогда не думал, что сам начну писать в этом жанре. И вдруг однажды, уже после госпиталя, мне пришла в голову идея юмористического рассказа. И я его написал. Предложил ближайшей к гарнизону районной газете. По здравому размышлению подписался псевдонимом: если моё стремление в науку не приветствуется, то и литературные опыты вряд ли будут встречены иначе. И потом на протяжении долгих лет подписывался только псевдонимом. И никогда не бил себя в грудь — это я, я написал!  Делал исключения только для публицистики и театральных рецензий: раз называю фамилии конкретных людей — нечего самому за псевдонимы прятаться…

Возглавлял газету замечательный редактор по фамилии Владыкин,  который кроме журналистики очень любил литературу, лелеял литературную страницу. И с большим пиететом относился ко всем пишущим. Рассказ был опубликован. В «нулевых» годах, заполняя анкету для энциклопедии «Биография.ру», я назвал эту газету как издание, в котором дебютировал в качестве сатирика и юмориста. С тех пор в «Историческом календаре Кировоградщины» регулярно появляется именно эта информация. Хотя на самом деле я настоящим дебютом считаю публикации 1974 года в «Крокодиле» и «Литературной газете». На первый гонорар из «Крокодила» даже купил себе замшевые туфли, потом так их и называл — «туфли из крокодиловой кожи». А вскоре мои рассказы начал брать и отдел сатиры и юмора радиостанции «Маяк». Помните — «С добрым утром, с добрым утром и с хорошим днём»? Правда, в программу «С добрым утром» я не попал ни разу. Но у них в течение недели выходили три юмористических выпуска по вечерам.

— С тех пор инженерная работа, воинская служба и литературное творчество шагали у вас рука об руку?

— Пожалуй, да. И это было здорово! На работе я делал всё, что обязан, но где-то в подсознании «варились» идеи новых юмористических рассказов. Заступал начальником караула или дежурным по части, а в уме обкатывал придуманную шутку, чтобы она выстреливала как пуля. Писал что-то и для районки. Тут опять по Задорнову: дальше будет смешно. Мой друг, такой же инженер цеха, увлёкся поэтическими переводами. Тоже начал публиковаться. И однажды предложил: давай будем вместе писать для Владыкина басни. Мне стало интересно. Мы придумали коллективный псевдоним, написали несколько басен, опубликовали, но тут мне пришла в голову идея нового творения — «Баран-руководитель», делиться которой с соавтором не захотелось. Я написал, придумал третий псевдоним, отправил в газету. Басню опубликовали — и разразился скандал: в казармах газета пошла по рукам, бойцы в главном персонаже опознали… командира части. Но вся слава досталась не мне. Из-за путаницы с псевдонимами в особый отдел вызвали моего друга. Конечно, он меня не сдал (думаю, и Владыкин никого из нас «не сдавал», впрочем, особисты как-то ухитряются добывать информацию и сами), но после «разъяснительной беседы» пообещал больше басен не писать. На том и завершилась карьера потенциальных Эзопа и Лафонтена…

— А каким был путь от рассказов до пьес?

— О, пьесы пришли намного позже. В 1976-м я всё-таки вырвался из закрытого гарнизона. Ожидал, что поеду в НИИ Ракетных войск: и личное дело уже лежало там, и кадровиком был бывший сослуживец, но… не срослось. К счастью, предложили мне должность инженера-конструктора в Кировограде, в отдельном конструкторско-технологическом бюро РВСН. Паллиатив… но приемлемый. Знаете, так получалось, что я жил по принципу, согласно которому каждые четыре-шесть лет надо менять сферу деятельности. Ну, если не сфера деятельности, то хотя бы должность, а с ней и круг обязанностей, действительно менялись.

А ещё, по этому принципу, желательно иметь хобби, которое при необходимости могло бы стать новой профессией.

— То есть, и став конструктором, Вы продолжали писать?

— Однажды попробовав, трудно остановиться. Хотя сам процесс писания у меня вызывает скорее зубовный скрежет (может быть, и у Достоевского было то же самое — потому и предпочитал диктовать свои романы?), но мне нравится придумывать — сюжеты, неожиданные повороты… И неожиданные концовки. Этим я, наверное, от О.Генри «заразился», и ничего не поделаешь. Разве что стараюсь, чтобы это всё-таки был не рассказ О.Генри, а мой.

— А скажем, Чехов, с которым вам «стоять почти что рядом» — он на «Ч», а вы на «Ю», от него чем «заразились»?

— Спасибо, оценил иронию. Если и «заразился», то в меньшей степени. Хотя многое из того, что он написал (особенно как Чехонте), читаю с восторгом. Марк Твена готов поставить на пьедестал за единственную фразу… угадаете за какую? О том, что шутка рождается тогда, когда встречаются две мысли, которые прежде не были даже знакомы друг с другом. Нет, я мог бы назвать многих, газетной полосы не хватит, поэтому просто повторю: продолжал писать.

 Появлялись новые публикации в «Литературной газете» и в «Крокодиле», в программах «Маяка», а потом — в «Перце», других украинских изданиях, имеющих отделы сатиры и юмора. Это, понятно, уже в переводах. Познакомился и старался дружить с кировоградскими литераторами. В частности, с поэтами Владимиром Базилевским и Валерием Гончаренко, увы, уже давно покойным. А в один прекрасный день Вера Монастырская, которая заведовала отделом культуры в «Кировоградской правде», предложила мне попробовать себя в жанре театральных рецензий… Кстати, многое из того, что мог бы сейчас рассказать, я положил, не буквально, конечно, в основу комедии «Оксюморон», которую можно прочитать в электронном читальном зале библиотеки имени Чижевского. Кое над кем позволил себе слегка посмеяться… Над собой, конечно, тоже… Но к Монастырской — только с пиететом. В какой-то момент я её в пьесе просто отправил в отпуск — чтобы мой «лирический герой» в комической сцене общался с другим персонажем. Ушла она из жизни трагически — дежурила по номеру в типографии, была так называемой «свежей головой». В те времена в типографиях стояли ещё линотипы, дышать было нечем, а она пришла с повышенным давлением… Умерла, как настоящий журналист, — на работе. Я ей благодарен за то, что подтолкнула к новому для меня жанру. Нет, что такое театральная рецензия, я себе представлял — читал всё-таки много. Но какие-то моменты заставили вновь вернуться к самообразованию. Зато теперь и пошутить могу: ребята, ведь и Бернард Шоу так же начинал — сначала писал рецензии, пока не понял, что и сам может писать пьесы. В 1987-м стал не только автором периодики. В Днепропетровске, в издательстве «Проминь», вышла книга «Тени комнаты смеха» — коллективный сборник сатиры и юмора, как шутили в те времена, «братская могила», в которой нашлось место и моей подборке рассказов. Книга быстро стала библиографической редкостью (я с большим трудом добыл один экземпляр), но на сайтах многих библиотек её присутствие в фондах обозначено и сегодня.

Конструктор из меня тоже получился. Бывало, подсказывая коллеге инженерное решение, рисовал фрагмент электрической схемы на обратной стороне спичечного коробка, прямо в курилке. Желание вернуться в Альма-матер или учиться в адъюнктуре ушло. У меня и без того была творческая работа, и я видел её результаты. Да и — как говорится, элементарно, Ватсон! — надо было семью кормить… Стал ведущим конструктором на одном из направлений работы ОКТБ — специализированные комплексы на базе электронно-вычислительной техники с программно-аппаратной реализацией заданных функций. Над созданием самого крупного из них работали два ОКТБ, подразделение программистов академии имени Можайского и четыре завода. Да ещё несколько предприятий оборонной промышленности выступали соисполнителями. По командировкам тогда помотался досыта…

Но и орденом за конструкторские разработки горжусь. А если в дороге настигала идея юмористического рассказа, случалось, и в самолёте писал, на колене, на перроне, в ожидании электрички, на остановке междугороднего автобуса…

 

Всё начать «с нуля» отваживаются только единицы...

— А что Вам дала работа в газете?

— Прежде всего — испортила перо. Не шучу. В жанре сатиры и юмора я, пожалуй, остался всё тем же — всё-таки, у меня была своя юмористическая страница, я писал для неё, кроме того, старался привлечь известных авторов. Сначала познакомился с Павлом Хмарой, он тогда возглавлял отдел сатиры и юмора «Литературной газеты». Замечательный иронический поэт. И прекрасный человек… увы, надо добавить «был». В очередной свой приезд в Москву я с ним созвонился, договорились о встрече в редакции, согласовали время… Приезжаю, вхожу в вестибюль, и вдруг навстречу бросается какая-то женщина. «Вы такой-то?» — «Да. А откуда Вы меня знаете?» — «Как же нам не знать известного юмориста, вы ведь у нас печатались! Хмара очень просил, чтобы вы его дождались!»

— Вы по-прежнему подписывались псевдонимом?

— Уже нет. В конце 1980-х — начале 1990-х был период в несколько лет, когда я совсем не писал. Потом внутренний голос опять потребовал: пиши. Я начал с нуля. Отказался от псевдонима. Пообещал себе, что никогда и никому не скажу, что, дескать, я тот самый, который… С нуля — значит с нуля. Если рассказ хорош — его и так опубликуют. Нет — никакие «старые заслуги» не помогут. И прошёл «с нуля» ту же дорогу, что и в самом начале. Сначала — стихи. Но тут уже могу сказать, что два или три десятка достойных публикации стихотворений я написал. Потом — юмор: афоризмы, рассказы, а потом меня и в анекдоты занесло, некоторые и в питерских изданиях публиковались. Один из них мне даже потом прислали в редакцию (мы как раз конкурс анекдотов объявили) как анекдот «из народа».

Так вот. Потом, когда Хмара подъехал, я ему рассказал, как меня встретили. Он тонко улыбнулся. «Так ведь это я им позвонил». Понял, что опоздает — и позвонил… Забавно это или нет, но оказалось, что Хмара, как и я, подполковник запаса. Так получилось, что во время нашего с ним разговора в редакцию «ЛГ» зашёл Борис Крутиер. На мой взгляд — самый блестящий афорист современности, превзошедший самого Станислава Ежи Леца. Познакомились. Оказалось — и он подполковник запаса! Хмара охотно поделился со мной адресами и телефонами авторов «ЛГ». И, вернувшись в Кировоград, я засел за телефон. Тем, к кому не дозвонился, написал письма. Так, благодаря Хмаре, начал формироваться круг «моих» авторов.

— Я тоже с большим уважением отношусь к этому человеку.

— И знаю, и помню. Когда Павел Феликсович ушёл из жизни, эту грустную новость мне сообщил Борис Крутиер: похороны тогда-то, прощание там-то. Даже мысль мелькнула: было бы советское время, когда билет на самолёт до Москвы стоил всего двадцать пять рублей, а в день уходило несколько рейсов… Я поделился печальным известием с Вами, и Вы попросили меня написать что-то вроде некролога для сайта «Свой вариант». Некрологи надо писать быстро, не откладывая. Была суббота, выходной день, и с утра я засел за работу дома. Но… жизнь такая чёртова штука, что часто умудряется поставить трагическое и смешное рядом! Не успел я написать и несколько строк, как погас свет. Во всём районе. Минут двадцать ноутбук мог бы работать от батареи. Однако я знал по опыту, что устранение таких аварий может затягиваться до поздней ночи, поэтому сунул ноутбук в дипломат и поехал в редакцию. И вот тут впору смеяться (хотя и с грустью): оказалось, в спешке забыл очки. Ну не обратно же ехать! Выставил размер шрифта чуть ли не втрое больше обычного, чтобы без очков читался. Перед отправкой, когда текст был уже вычитан, вернул шрифт к стандартному размеру. А Вы тогда добавили к моему материалу памяти Хмары очень хорошую подборку его стихов…

— Да… Светлая память.  Но вернёмся к более жизнерадостному: кто вошёл в круг авторов Вашей юмористической страницы?

— Газета позиционировала себя как всеукраинское издание. И мне хотелось, чтобы в ней публиковались авторы, уже имеющие имя. А знакомясь с теми, кого хотел привлечь к сотрудничеству, попутно делал какие-то открытия и для себя. Прекрасный поэт-сатирик Семён Пивоваров, феодосиец, автор знаменитых «Сатиропусов», тоже, кстати, оказался подполковником запаса. Позже, бывая в Феодосии, не раз общался с Семёном Михайловичем воочию.

 С Орловым — не с тем, который «Альтист Данилов», и не с тем, который Орлуша, а с замечательным поэтом из Симферополя, мы общались по телефону. Он мне и книжку свою прислал — «Еврейское счастье». С дарственной надписью: «Дарю вам кусочек еврейского счастья — мне счастья другого не выдали власти». Подарок как бы обязывал… и я решил написать рецензию. Получилось что-то… «вроде рецензии». Ну и поиронизировал я от души. Что-то про «тех» и «этих». И что достаётся в книжке и «тем», и «этим». Ох, думал, не обиделся бы автор… Нет, не обиделся: «Анатолий Петрович, как вы замечательно написали!»

С харьковчанином, блестящим юмористом-прозаиком Савелием Цыпиным — переписывались. После своего 60-летия он прислал мне интереснейшее письмо: как прошёл его творческий вечер, какое поздравление прислали ему из Габрово, из Дома сатиры и юмора!.. А следующее письмо — уже в иной тональности: «Веду свой творческий вечер, а боль такая… думаю, только бы на сцене не потерять сознание». Рак, операция… И — слишком поздно… Я тогда отреагировал грустным афоризмом: «Если юмор и продлевает жизнь, то не автору». Через несколько лет, общаясь с Анатолием Трушкиным, процитировал ему эту фразу. «Ну, — протянул Трушкин, — мне кажется, где-то что-то похожее уже было…» Я развёл руками: что ж, никто не застрахован…

Будучи в Питере, познакомился с Константином Мелиханом, автором невероятно знаменитых в своё время миниатюр о джентльменах и дамах. «Должен ли джентльмен уступить место даме… если на коленях у него сидит другая дама?» Мне показалось, что в тот период, когда мы познакомились, он уже несколько отстранялся от жанра сатиры и юмора. Но вокруг него, в тех изданиях, с которыми он сотрудничал, группировались очень интересные питерские юмористы. Наконец, публиковались «у меня» и известные карикатуристы. Назову хотя бы Владимира Милейко (Санкт-Петербург) и Юрия Кособукина (Киев).

— Вернёмся к вашему «испортила перо»? Если не в юморе, то где… в драматургии?..

— Пожалуй, в драматургии — тоже нет. Пьеса — это диалоги. А они мне всегда удавались. Я и многие рассказы писал в форме диалогов — как своего рода микроскопические пьесы. Случалось, штатные рецензенты, работающие в редакциях газет, отвечали и в таком духе: рассказ, дескать, редакцию не заинтересовал, но диалоги написаны мастерски. В газете мало вести колонку или страницу юмора, мало писать для неё, это для сегодняшних изданий, за редким исключением, слишком большая роскошь — держать сотрудника, который занимается только литературой. Надо писать и журналистские материалы. А для меня главный принцип в литературе, сформулированный очень давно и не мной, — пиши только тогда, когда не можешь не писать: когда в голове уже сложился образ рассказа, когда шутка нанизывается на шутку, а слова рвутся на бумагу. Если сейчас, сию минуту, не напишу — умру. Отложишь на потом — потеряешь всё: и образ, и шутки, и настроение. Помню, готовили презентацию очередного альманаха, времени, как всегда, в обрез, надо решать оргвопросы, пресс-релиз написать, а у меня… «потный вал вдохновения»! Деваться некуда… Написал рассказ. На одном дыхании. На презентации и прочитал — радуясь, что слышу смех именно там, где он и должен был звучать… Через месяц его татарский «Чаян» опубликовал. Юмор интернационален! А в газете всё иначе. Хочешь или не хочешь, можешь или не можешь — пиши. И очень часто — «в номер», «через час 100 строчек должны стоять в полосе», «мы не можем задержать отправку в типографию»… И писать, конечно же, надо хорошо. Но это уже совсем иной стиль — газетный.

«Порчу пера» заметил, когда меня потянуло в серьёзную прозу, навыков которой, как в юморе, у меня, конечно, не было. Раз поймал себя на том, что пишу по-журналистски — словно газетный очерк, другой раз… Ну а потом — пришлось ломать себя. Кардинально перестраивать стиль, выработанный газетой. Так называемых серьёзных рассказов (хотя я в каждый из них тоже стремился добавить хотя бы крупицу юмора) у меня не много. Но на книжку хватило бы. Они становились финалистами (шорт-лист), номинантами (лонг-лист) и победителями международных литературных конкурсов. И публиковались…

 

                              Книг много. А читать нечего...

— Один из юмористов как-то заметил: «Книг много. А читать нечего». Что, по-Вашему, происходит с литературой сегодня?

— Прежде всего: разрушена система, которая служила питательной почвой для литературы. Где они, штатные газетные или журнальные рецензенты, обязанные читать все рукописи, приходящие в редакцию, и отвечать авторам? Их выгнали в первую очередь — нерентабельно! Это и для авторов, пробивающихся в печать, большая потеря. Попробуйте послать рукопись — вам ответят? Лишь в крайне редком случае. «Редакция ведёт переписку с читателями только на страницах газеты» — не мной придумано.

Второе. Чем стала издательская система? На Западе, где, казалось бы, бал правит исключительно чистоган, продолжают существовать издательства, содержащие штат редакторов и корректоров. Стивен Кинг в каждой книге пишет слова благодарности «своему» редактору. А у нас… Попробуйте принести рукопись в любое среднеарифметическое издательство, а их сегодня море… Был у меня друг — талантливый художник Георгий Топников. Питерец, блокадник, которого жизнь занесла в Кировоград. Человек, как принято говорить, интересной судьбы — я о нём когда-то очерк написал, его и сейчас, думаю, можно найти в Интернете. В какой-то момент «повело» его в жанр карикатуры. На том и сдружились. А однажды подходит ко мне наш коммерческий директор. «Анатолий Петрович, не могли бы Вы комикс придумать — они сейчас нарасхват». — «Могу попробовать». — «А нарисовать?» — «Если комикс получится — найду». Придумал. Созвонился с Топниковым. Он с таким энтузиазмом взялся за дело!.. Я, когда увидел результат, ахнул: какой комикс получился!.. А потом у нашего «коммерсанта» что-то «не вышло». Ну… я рукой махнул. А Топников расстроился и пошёл по издательствам. И был прав: работа того стоила. В каждом издательстве ахали, восхищались… И, как вы думаете, что говорили? «С таким-то тиражом вам это будет стоить столько-то, а если тираж будет больше — ещё дороже». В конце концов я, как лицо причастное и косвенно виновное, задействовал, как говорится, журналистские контакты — и комикс опубликовали. Не в издательстве — в другой газете, которая, во-первых, могла себе это позволить, во-вторых, выходила в цвете. Хоть что-то… Есть и у нас издательства, способные платить авторам, а не паразитировать на честолюбии амбициозных литераторов, готовых отдать собственные деньги, лишь бы увидеть своё имя на обложке. И есть авторы, публикующиеся в таких издательствах и, надо полагать, зарабатывающие на этом достаточно, чтобы жить и писать. Вышел бы Топников (светлая ему память) на такое издательство — и, глядишь, судьба комикса сложилась бы иначе.

Понятно, что и в издательствах, платящих авторам, может издаваться макулатура. Но… ведь издательство заранее знает, что и на ней заработает. Заранее рассчитывает на читателя с дурным вкусом. И в издательствах, берущих с авторов деньги, может выйти достойная книга. Но что дальше? С тиражом-то в 100-200 экземпляров?.. К услугам амбициозных авторов существуют десятки (сотни) литературных сайтов. Тот же «самиздат», только электронный. И авторов, и произведений на них — море разливанное. Как хорошему произведению не утонуть в этом море?..

— «Никто ничего не знает, никому ничего не надо», — так говорил мой старший товарищ о ситуации в стране, добавляя третий постулат: «Не пойман — не вор». Актуальности эта формула не потеряла. К сожалению. А возвращаясь к литературе, спрошу: «Что дало Вам членство в Конгрессе литераторов и Межрегиональном союзе писателе»?

— Знаете, я очень давно стал членом союза журналистов. И полагал, что для «самоуважения» хватит членства и в одной творческой организации. В Национальный союз писателей Украины, во всяком случае, заявлений о приёме не подавал и не собирался. Востребован ли ты, публикуют ли тебя — это не от членства зависит. Но когда Анатолий Крымский, талантливый поэт, создавая при поддержке Юрия Каплана Кировоградскую областную организацию, пригласил и меня вступить в Конгресс, эта идея показалась мне интересной. Каплан — имя! Не только прекрасный поэт, но и замечательный организатор литературного процесса. Крымский — тоже интересный автор.

Потом Вы предложили мне вступить в МСПУ. «А почему бы и нет?» — сказал себе я. Конгресс литераторов, а затем и Межрегиональный союз невероятно расширили мой круг общения — сколько авторов и просто интересных людей! Не могу не назвать Коржа, Ларису Скорик, Наталью Околитенко, Дмитрия Стуса, Марата Страковского, Александра Ермакова (Киев), Басырова (Крым), Некрасовскую (Днепропетровск, переименованный в Днепр) и всю плеяду днепровских литераторов, Светлану Скорик, недавно наречённую Председателем Земного Шара (Запорожье), Эсмиру Травину и Данилова-Абросимова (Харьков), одессита Главацкого вместе с его земляками, Наталию Морозову-Мавороди и Ивана Нечипорука, недавно ставших Знаменосцами ПредЗемШара, других луганчан, Леонида Борозенцева (Винница) и… многих-многих-многих. Наконец, киевлянин Анатолий Мозжухин, он же Аналдр — как я досадую, что по-настоящему познакомился с ним только в прошлом, 2016 году…

Подводя итоги, главное знать, что они не подведут...

— Знакомство и общение с хорошими людьми, талантливыми коллегами — это один из важных жизненных итогов. А какие творческие итоги хотелось бы отметить?

— Будем надеяться, итоги только предварительные. Тот, кому они любопытны, может заглянуть в электронный читальный зал библиотеки имени Чижевского. Там же и наши альманахи — «Литературная Кировоградщина». Пьеса «Большая Вера» была экранизирована Кировоградской телерадиокомпанией. Трагикомедия «Лишь тот достоин жизни и свободы…» в 2016-м поставлена в Луцке. Естественно, в украинском переводе, соавтором которого стал Павел Босый, режиссёр-постановщик и художник спектакля. Это парафраз «Фауста» Гёте. Причём, заметьте, у Гёте — трагедия, у меня — трагикомедия, как говорится, «положение обязывает». Парафраз — вещь не новая, но я как бы оглядывался на авторитет Григория Горина: «Чума на оба ваши дома» — это вроде бы «Ромео и Джульетта», но уже не Шекспир. А «Тот самый Мюнхгаузен» — и вовсе не Распе, а Горин. И я трагедию Гёте весьма основательно «прочитал заново». Человек и власть, власть и народ (а отсюда мостик к «лишь тот достоин жизни и свободы, кто каждый день идёт за них на бой…») стали главной темой пьесы, и, судя по рецензиям, её удалось донести до зрителя. Для этого я сделал Вагнера (у Гёте — фигура проходная, не главная), адъюнкта Фауста, его антиподом. И если Мефистофель соблазняет Фауста радостями жизни (а это благодатная почва для комедийных решений), то Вагнера искушает вседозволенностью власти. Спектакль можно увидеть не только на сцене, но и в Интернете, на «ютубе». А русскоязычная версия, заново переработанная в этом году и получившая название «Играем „Фауста”» (или «Остановись, мгновенье! Ты прекрасно?»), представлена, как и другие пьесы, на моей авторской странице в читальном зале библиотеки.

Забавна судьба самой первой моей комедии — «Комета без расписания». Она была опубликована в «Забаве» в 2000-м и упомянута в «Биографии.ру». Но название — переврано! Словно его по испорченному телефону диктовали: «Комета без расписания, комедия» — «Что-что?» — «Комедия, говорю!» — «Ага, понятно! Комедия без расписания!» Так с той поры и пошло: театры признают, что она заслуживает постановки, но режиссёра для неё пока не нашлось ни в одном. Будем верить, что «пока»… Ну и немало произведений рассыпано в периодике разных лет… В общем, есть время разбрасывать камни, а время собирать… посмотрим.

— А собрать в единую книжку лучшие журналистские очерки?..

— Не знаю... Думаю, есть такие, но — не ушло ли их время? Оно меняется стремительно… Есть ещё не написанные произведения. Есть начатая пьеса, которую я отложил ради «Фауста». Но о ненаписанном, как известно, говорить не стоит. А совсем недавно попробовал себя в совершенно новом жанре — вот об этом нужно поговорить обязательно!

 

Хороша «Вики»... Но не очень

— Интересно! В каком же качестве Вы себя ещё не пробовали?

— Энциклопедиста. То есть, я не хотел бы уйти в этот жанр надолго, тем более навсегда. Но результат, тем не менее, хотел бы увидеть. А толчком стало знакомство с Анатолием Мозжухиным. Это удивительный человек!

Конструктор, изобретатель, творческие находки которого защищены авторскими свидетельствами и патентами нескольких государств, академик Академии инженерных наук Украины, обладатель наград Национальной академии наук. Заслуженный машиностроитель Украины. И «Миротворец славянского мира» — медаль Президиума Европейского форума мира, присуждённая в 2015 году. Да ещё поэт. И публицист и философ! Его книга «Власть» читается с огромным интересом. Я и сам думал о сути власти — и в афоризмах что-то отразилось, и в рассказах, и в пьесе. Но до сказанного Мозжухиным мне, как говорится, расти и расти. Почему этой книги нет на полках ВСЕХ ведущих библиотек, включая областные? Почему вокруг неё нет резонанса? Почему её не изучают в вузах — как когда-то изучали дисциплины марксистско-ленинской теории? Пусть хотя бы факультативно…

Понимаю, что вопросы риторические. Леонид Вышеславский, ПредЗемШара, получивший этот титул из рук Григория Петникова, преемника Велемира Хлебникова, в 2001 году нарёк Мозжухина первым (!) Знаменосцем Председателей Земного Шара! Я полюбопытствовал — заглянул в «Википедию». Хлебников — есть. Петников, Вышеславский, Юрий Каплан, преемник Вышеславского, – тоже есть.  Есть статья «Председатель Земного Шара». Статьи «Знаменосец Председателей Земного Шара» нет. Нелогично! Я посоветовался с Мозжухиным. Он согласился: неплохо бы. Благо к тому времени, по праву, данному ему Вышеславским, нарёк Знаменосцами Председателей Земного Шара ещё 13 человек. И я понял, что… инициатива наказуема — не самому же Мозжухину о себе писать! А «Википедия» открыта для всех желающих. На несколько дней засел за правила создания вики-текстов. Не в плане стилистики — литератор и журналист  по определению должен владеть различными стилями речи. Вникал, как в статье формируются разделы и подразделы, ссылки, указания на источники...

К тому времени на фестивале «Звезда Рождества» в Запорожье Мозжухина избрали новым ПредЗемШара — ведь трагически погибший Каплан не успел никому передать этот титул. И для начала я сделал вставку в статью «Председатель Земного Шара» — добавил Мозжухина. Получилось. Окрылённый (не боги всё-таки горшки обжигают), создал статью «Знаменосец Председателей Земного Шара». Следом планировал написать статьи о каждом Знаменосце, названном в статье. Подумывал и о статье «Власть» — о книге Анатолия Мозжухина. Сделал паузу на пару месяцев — ни моя вставка, ни статья «Знаменосец» из «Википедии» за это время не вылетели — и написал статью «Мозжухин». Представьте себе, уже через сутки-двое она была из «Википедии» выброшена!

Заодно разбушевавшийся «цензор» выкинул статью «Знаменосец», на которую я сделал ссылку, и мою вставку в статью «Председатель Земного Шара». Почему? Кто этот «вершитель судеб», который решает — «быть статье или не быть»? Анатолий Мозжухин, сподвижник Вышеславского и Каплана, новоизбранный Председатель Земного Шара, знаковая фигура современного литературного процесса, выброшен из уважаемого энциклопедического издания. За что? Может быть, для редакторов «Вики» такое отношение — возможность компенсировать собственную творческую несостоятельность, отомстить судьбе, доказать свою значимость? Повлиять на них трудно, я знаю. Да и как? Ещё раз сказать, что герой статьи достоин «Википедии»? Чтобы услышать в ответ обидное и для себя, и для человека, о котором ты написал, «А я так не считаю»?. 

— Может быть, в этом — ещё одна грань ответа на вопрос, что происходит с литературным процессом сегодня?

— Может быть. О любом только что снятом фильме (особенно голливудском), даже самом посредственном, в «Википедии» тут же появляется статья. А тут… Получается, никому не нужны сегодня ни литература, ни литераторы?.. Кроме самих литераторов. Да ещё издательств — если они на этом могут заработать… Смотрите, Евтушенко умер, поэт с именем которого была связана целая эпоха, — а многие ли средства массовой информации это заметили?.. Есть ещё одно предположение — и очень горькое. Литература и литературный процесс (а теперь уже и Интернет) превращены (не нами, конечно!) в поле борьбы «идеологий», противостояния политик и горе-политиков. И, соответственно, находятся «исполнители», готовые ничтоже сумняшеся выполнить «заказ» власти.

Цитирую один из интернет-источников: Вышеславский — «скончался при подозрительных обстоятельствах, возможно, от побоев». Всё! Неуважительно как-то в отношении замечательного поэта, имя которого крымские астрономы присвоили одной из новооткрытых малых планет. А здесь… понимай, как хочешь. В пивной избили как последнего забулдыгу? Дома, в бытовой драке? Злобные недоброжелатели за углом подстерегли? У Мозжухина, в одной из книг, пропагандирующих идеи Общества Председателей Земного Шара, подробно описан последний день Вышеславского. Дана убедительная версия его гибели, не вызывающая оскорбительных для памяти поэта домыслов и предположений. Там же: Юрий Каплан — «убит, титул не передал никому». И опять точка. Значит, ставим крест на звании ПредЗемШара?..

«Изгнание» написанных мной статей из «Википедии» Анатолий Мозжухин воспринял как ярко выраженное противодействие высоким идеям Общества Председателей Земного Шара. Как отчётливое стремление растоптать его идеалы, мечту о прекрасном мире без насилия и войн. И о новом, счастливом человеке в этом мире. Власти не нужны ни эти идеалы, ни прекрасный мир, ни новый человек… Ещё один перл из того же источника: существуют две версии списка Председателей Земного Шара. При этом, в одной из них нет Вышеславского и Каплана. О как! Мало противостояния «идеологий» — так нужно ещё и литераторов лбами столкнуть?.. А ведь нам нечего делить. Мы обязаны умножать — доброту, порядочность, дружбу, культуру...

— Как противостоять этому?

— Прежде всего — говорить об этом, не замалчивать. Создавать общественное мнение, способное противодействовать разжиганию межнациональной, межрегиональной, межлитературной и любой другой розни. Если не услышат — кричать. Вслед за Хлебниковым:

«Только мы, свернув ваши три года войны

В один завиток грозной трубы, поём и кричим…

Эго-э! Кто с нами?

Кто нам товарищ и друг?

Эго-э! Кто за нами?»

— И… смеяться?

— Если получится. Как в моей миниатюре-притче «Смех в конце тоннеля»:

 «…И тогда все начали смеяться! Громко и радостно! Ну… разве что немножко истерически…»

 

Классик как-то заметил, что только весёлость является наличной монетой счастья, всё остальное — кредитные билеты. Анатолий Петрович Юрченко, готовящийся отметить в этом году свой юбилей, человек весёлый и жизнелюбивый, готовый делиться своим виденьем мира с другими. Его монеты счастья рассыпаны в книгах, пьесах, афоризмах… Но смогут ли читатели и зрители воспользоваться этим, конвертировав свои кредитные билеты в счастье мирного неба и доброй улыбки, большой вопрос. Жизнь нынче невесёлая. Но Юрченко надеется. А мы ему верим.

Беседовал Владимир Спектор

***

Пушкинский бал в колледже «Царицыно»

 

2 июня 2017 г. в колледже «Царицыно» было проведено городское мероприятие – Пушкинский бал. Организаторы бала – преподаватели кафедры общеобразовательных дисциплин Балашова Александра Федоровна и Фадеева Маргарита Борисовна – благодарят непосредственных участников и посетивших мероприятие преподавателей, студентов и их родителей за тёплые отзывы. Ведущие Гатауллин Ильнур (Т-122) и Кедрова Ульяна (Т-03) познакомили собравшихся с культурой Пушкинской эпохи, правилами этикета. Танцы исполняли преподаватели Балашова Александра Федоровна, Мошков Виктор Игоревич, студенты  Андрийчук Дмитрий (Т-121), Виноградов Вячеслав (Т-121), Кутакова Екатерина (Т-121), Власов Денис (Т-03), Сухарев Александр (Т-09), Каримов Артём (Т-09), Ханыкина Людмила (Т-121), Кравцова Ангелина (Т-03), Супрунова Екатерина (Т-03), Мурашкина Арина (МР-24), Фатикова Кристина (Т-03), Максимов Владимир (Т-36), Сомова Полина (Т-03), Терехов Николай (МГ-26), Терновых Алексей (Т-36), Петровский Егор (Т-03), Крепостин Дмитрий (Т-133), Чуйко Анастасия (Т-22), Носов Егор (МР-137), Коновалова Елена (МГ-06), Лазеева Дарья (П1-1), Запорожец Алексей (П1-3). Стихотворение «К***<Керн>»исполнилЛебенков Сергей (АП-1-1).

Студенты Государственного института русского языка имени А. С. Пушкина под руководством преподавателей Белихиной Елены Николаевны и Зайцевой Алены Сергеевны выступили с несколькими инсценировками, передав на иностранном для них русском языке всю прелесть творчества Александра Сергеевича Пушкина.

Ирина Леденева, ученица школы № 2083, лауреат ряда творческих конкурсов, исполнила романс Н. А. Римского-Корсакова на слова А. К. Толстого «Не ветер, вея с высоты».

Ганабова Оксана Анатольевна, председатель московского регионального отделения Общероссийской общественной организации «Ассоциация учителей литературы и русского языка»

2 июня, ко Дню рождения А. С. Пушкина, в Московском колледже управления, гостиничного бизнеса и информационных технологий «Царицыно» прошел Пушкинский бал. Учащиеся колледжа и гости погрузились в атмосферу 19 века с его тонкой деликатной атмосферой, прекрасной музыкой и удивительными пушкинскими поэтическими образами. Все кавалеры и дамы были в бальных туалетах, но самое главное – они смогли воплотить сам дух пушкинского времени с его чувством прекрасного, гармонией и блеском, изысканностью и простотой, с его поэтическим отношением к женщине – царице бала. Студия «Avec plaisir» под руководством преподавателя русского языка и литературы колледжа «Царицыно», члена московского регионального отделения АССУЛ Александры Федоровны Балашовой и преподавателя экономики и права колледжа «Царицыно» Маргариты Борисовны Фадеевой позволили всем присутствующим прикоснуться к прекрасному миру музыкального, танцевального и поэтического искусства начала 19 века, которое питало гений великого поэта, внушая ему возвышенные поэтические мысли, рождая духоподъемные образы, что и в наше время очищают и облагораживают душу, возвышают мысли, рождают идеал. Лица гостей в продолжение бала менялись: они светлели, становились иными, уходила обыденность, и глаза наполнялись ощущением счастья от соприкосновения с прекрасным. Бал открыл полонез – танец-шествие, который подчеркнул красоту самого события, создал атмосферу высокой торжественности. И тут же прозвучало письмо Татьяны Лариной к Евгению Онегину, законодателю балов и светскому человеку, – высокое чувство прекрасного приобрело лирический, глубоко личный характер, перешло из внешней во внутреннюю сферу жизни каждого. Музыка на балу чередовалась с поэзией, поэзия с романсом. Кадриль «Летучую мышь» сменил тонкий проникновенный романс на стихи Алексея Константиновича Толстого «Не ветер вея с высоты...». И хотя, казалось бы, это уже вовсе и не пушкинское время, но все в этих стихах проникнуто его поэзией как той образной силой, что питала и будет питать поэтическую мысль каждого русского поэта. А великолепная музыка Николая Андреевича Римского-Корсакова лишь усиливает это чувство связанности духовной традиции прошлого и настоящего. Но эта связь духовной культуры существует не только во времени – она  проявляет себя и в пространстве. Необыкновенной прелестью и очарованием были исполнены выступления гостей – студентов-иностранцев Института русского языка им. А. С. Пушкина, которые разыграли миниатюры по мотивам сказок А.С. Пушкина, «Маленьких трагедий» и его повести «Метель». То, как старательно ребята воплощали на неродном для них языке поэтический замысел автора, как трепетно и бережно отнеслись к русскому пушкинскому слову и художественному образу, с каким чувством проживали события жизни героев, заслуживает особого уважения и восхищения. Мне кажется, это чужое видение родного нам поэтического мира А.С Пушкина заставило всех гостей Пушкинского бала по-иному, но более пристально вглядеться в знакомые образы, вернуло нам чувство свежести пушкинских образов, подчеркнуло их художественную глубину и красоту, показало его самобытность как русского поэта и универсальность как поэта мира.

Огромное спасибо всем организаторам, идейным вдохновителям и создателям этого прекрасного праздника за то высокое чувство, которое они смогли породить в душах всех участников и зрителей, за любовь к солнцу русской поэзии А. С. Пушкину, за миссионерство в деле продвижения истинной русской литературы и музыкальной культуры, сохранения прекрасных традиций, приобщения к российской истории молодого поколения через развитие высокого представления о прекрасном духовном идеале жизни. Ещё раз огромное спасибо организаторам, администрации, студентам-студийцам и гостям за необыкновенный праздник поэзии и музыки – праздник истинной КРАСОТЫ.

Голубева Екатерина Ивановна, член жюри Фестиваля «Русское слово, русская душа-2017», к. ф. н., редактор издательства «Дар»

С чем у вас ассоциируется Пушкин? Замечательные стихи, дуэли, балы? Кажется, это все так далеко и безвозвратно... Но если мечтать активно, то можно ненадолго попасть в прекрасное прошлое. Пушкинский вечер, организованный преподавателями и студентами колледжа «Царицыно», подарил гостям такую возможность. 

Преподаватели и студенты колледжа постарались воссоздать атмосферу той эпохи, и гости смогли насладиться стихами и литературными сценками, послушать прекрасный голос певицы, потанцевать и пообщаться. Участниками студии исторического танца «Avec plaisir» при колледже были подготовлены показательные номера: торжественный полонез, стремительный вальс, веселая кадриль, величественный падеграс. Изюминкой вечера стало выступление гостей — иностранных студентов из Института русского языка имени А. С. Пушкина. Студенты показали потрясающее знание иностранного для них языка. Их эмоциональные сценки из сказок великого русского поэта, «Маленьких трагедий» и повести «Метель» надолго запомнятся зрителям. 

Подобные литературно-танцевальные вечера стали уже доброй традицией колледжа, минувший бал стал третьим вслед за прошлогодним Пушкинским балом и новогодним Балом сказок. Хочется пожелать организаторам не останавливаться на достигнутом, дальнейших творческих успехов и процветания. И, конечно же, спешу выразить благодарность всем создателям и участникам этого замечательного вечера!

Таборидзе Людмила Владимировна, методист по инновационной деятельности, к.п.н.

Ах, этот бал…Все взрослое население нашей страны помнит фильмы: «Война и мир», «Анна Каренина» и др., где полномасштабно, красиво и даже феерично представлена атмосфера великосветских балов российской аристократии. Казалось бы, как далека современная молодежь 21 века с их поп-культурой от давних традиций прошлого с их длинными платьями, фраками, веерами, умением держать спину и тянуть ручку в белой перчатке.

Но стоит попасть в колледж «Царицыно» 2июня 2017 г., и вы погрузитесь в незабываемую атмосферу великолепного праздника – Пушкинского бала, где по мановению волшебной палочки переноситесь в прошлое… И оживают страницы истории, где есть дамы и кавалеры, плывущие в бальных танцах; проявляются завораживающие картины из сочинений А. С. Пушкина…

Все это говорит о том, что студентам колледжа как представителям современной молодежи очень интересна российская история! Ведь главное – их  увлечь, показав другой мир, другую эпоху, что с успехом удается преподавателям колледжа Балашовой Александре Федоровне и Фадеевой Маргарите Борисовне. Именно за это им огромная благодарность.

Ульяновская Ольга Александровна, преподаватель истории и обществознания

В колледже был праздник. Шуршали длинные платья, белели перчатки. Одновременно счастливые и напряженные лица студийцев обещали новые впечатления. И они не подвели своих руководителей. Александра Федоровна написала замечательный сценарий, где нашлось место и отчету студии, и стихотворениям А. С. Пушкина, и музыке, и нашим замечательным гостям из Института русского языка им. А.С. Пушкина. Вместе с Маргаритой Борисовной ею подготовлены новые танцы, которые студенты прошли очень уверенно. Гости тоже не остались в стороне. Приглашенные студийцами, они учили движения Испанского вальса и Регтайма. На заключительной фотографии видны счастливые лица участников студии и гостей праздника. Огромное спасибо нашим коллегам за их труд по организации и проведению Бала с большой буквы.

Мошков Виктор Игоревич, преподаватель спецдисциплин

Хочу выразить благодарность и низкий поклон Балашовой Александре Фёдоровне и Фадеевой Маргарите Борисовне, которые организовали данное мероприятие. Я считаю, что они мастера своего дела, так как в кратчайшие сроки научили танцевать столько людей, выучить новые элементы… Было тяжело: много сложных слов (названия фигур, движений), которые не укладывались в голову, но результат того стоил. У нас замечательная компания, было весело, опять же это общение во время репетиций. Можно узнать много нового о других, поскольку мы иногда привыкли видеть людей с одной стороны, а здесь ты видишь их с другой. Взять Максимова Владимира из группы Т-36. Не побоюсь сказать этого слова – Мэтр. Одно загляденье на него смотреть, и хочется не отставать от него. Мне очень запомнилось массовое выступление всех участников и гостей. В прошлом году я такого не припомню, хотя гостевые танцы были. Оказалось интересно посмотреть на игру студентов из Института русского языка им. А.С. Пушкина, они большие молодцы! Я не пожалел, что стал участником данного бала. Большое всем спасибо.

Яшина Ольга Михайловна, преподаватель физической культуры

Я очень хотела попасть на бал! Пусть не в качестве участника, зрителем… Прошёл год, с тех пор как в колледже с триумфом прошёл, нет, прогремел, самый первый Пушкинский бал, в котором участвовали и студенты, и преподаватели. Что удивительно, помню с того события все детали до мелочей: Анну и Ивана (теперь уже выпускников), открывающих бал великолепным вальсом; задушевный романс в исполнении преподавателей и, конечно же, танцы! Наверное, и раньше, в эпоху дам и кавалеров, жили от бала до бала, с улыбкой подумала я.

К мероприятию шла очень серьёзная подготовка: поздние репетиции, мастер-классы, подбор костюмов… Всё это происходило на наших глазах! А как мне нравится, как называют самих участников – «студийцы»!

И вот этот день настал. Дамы взволнованы; шурша платьями, подбегают к зеркалу, поправляют причёски. Кавалеры, напротив, сдержанны, спокойно беседуют между собой. Родители студийцев, приглашённые на бал по доброй традиции, в радостном ожидании,  нарядные, воодушевлённые и счастливые. Прибыло много гостей, среди которых – многочисленная группа иностранных студентов из Института русского языка им. А. С. Пушкина.

Действо началось! Танцы сменялись стихами, романсами. Студенты-иностранцы на очень хорошем русском языке показали целую композицию из произведений великого поэта. Всё происходило легко, непринуждённо, на одном дыхании. А как хорошо танцевали студийцы! Робкие в прошлом году, свободно, уверенно, с достоинством двигались в танце в году настоящем. Мы, зрители, подмечали все эмоции: полуулыбка, лёгкий наклон головы, сосредоточенность, счастье, осторожность, изящный жест, искорка в глазах…

А потом пришло время для гостевых танцев. Студийцы выступили в качестве наставников, помогали запомнить движения. Гости танцевали так весело и задорно, что радостное настроение захватило всех, даже зрителей в зале.

И решила я не приходить больше на бал в качестве стороннего наблюдателя. Только участником! Хочется тоже носить красивое имя «студиец» и танцевать на балу!

Белихина Алёна Николаевна, преподаватель Государственного института русского языка имени А. С. Пушкина

Мы все в восторге от сегодняшнего концерта! Все мои девочки сказали, что почувствовали себя Золушками. Да и мальчиков своих я еще не видела такими одухотворенными. Надеюсь, это не последнее мероприятие, на котором мы встретились.

Все детали танца «Метель» и тренировка остальных танцоров – это  заслуга студентки из Вьетнама, которая играла Марью Гавриловну. Её зовут Нгуен Тхи Вьет Нга. Кстати, Нга в переводе на русский значит «Россия». Нга – профессиональная  танцовщица.

Виноградова Ольга Александровна, мама Вячеслава Виноградова, Т-121

Хочу поблагодарить Александру Федоровну и Маргариту Борисовну за традиционно чудесный праздник! Очень рада, что теперь это действительно уже традиция! И Пушкинский бал будет радовать нас ежегодно! Всё было великолепно, празднично и красиво! Хорошо продумана программа праздника. Приглашённые гости очень украсили мероприятие. Студийцы, как всегда, были на высоте! Очень рада, что в программу был включён мой любимый Шотландский вальс! Рада и тому, что решилась принять участие в гостевых танцах! Это был взрыв положительных эмоций и впечатлений! Спасибо огромное за праздник!

Каданцова Юлия, МР-137

Меня очень впечатлили танцы разных народов и то как ребята и преподаватели серьёзно подготовились. Девушки были в очень красивых бальных платьях, что перенесло нас в атмосферу 18 века. Группа иностранных студентов порадовала нас знаниями русской литературы. Мне кажется, что нашему колледжу очень не хватает таких мероприятий.

Кедрова Ульяна, Т-03

Я была одной из ведущих на этом балу. Подготовка у нас с Ильнуром (другим ведущим) была довольно весёлая. Мы проводили много времени вместе, и это помогло нам сдружиться. Когда начался сам бал... О, это непередаваемые ощущения... И восторг, и страх. Во время мероприятия было много танцев и даже несколько «сказочных» представление. Александра Федоровна с Маргаритой Борисовной попытались научить наших гостей танцевать «Регтайм» и «Испанский вальс». Было очень много желающих, которые хотели научиться этим танцам, да так много, что они заняли весь актовый зал, было два круга: внешний и внутренний. Но танцевали они действительно хорошо! Во время Пушкинского бала у нас присутствовать гости из Института русского языка, но самое интересное было то, что это были китайцы, вьетнамцы, корейцы. И они показали отрывки из сказок и пьесы Александра Сергеевича Пушкина, а также показали нам вальс «Метель». Это было незабываемо! Мне очень понравилось это мероприятие, в котором удалось поучаствовать. Надеюсь, что традиция балов в нашем колледже останется и мне удастся поучаствовать в следующем году в этом действе!

Фатикова Кристина, Т-03

Это было большое событие. Мне оно очень понравилось. Мы представляли студию исторического танца. За этот год выучили много новых и интересных танцев, которые продемонстрировали на балу. Это торжественное мероприятие. Все девушки были в длинных платьях, а кавалеры в костюмах. Я надеюсь, что и в будущем мы будем проводить такие балы.

Супрунова Екатерина, Т-03

Хочу сказать Александре Федоровне с Маргаритой Борисовной ОГРОМНЕЙШЕЕ спасибо, ведь эмоции, которые вызвал у меня бал, я просто не могу передать словами. Это счастье, эйфория и восхищение. Спасибо! Никогда даже не надеялась побывать на таком мероприятии, а тем более участвовать в нем.

Пшеничников Даниил, Т-122

Студенты и преподаватели нашего колледжа танцевали красиво, слаженно, вкладывая всю свою душу в танец. Было заметно, что на подготовку бала ушло немало времени. Также я был впечатлён выступлением наших гостей из Государственного института русского языка имени А. С.  Пушкина. Их постановка была простой, но при этом очень веселой и забавной. Я уверен, что этот день надолго запомнится всем зрителям, в т. ч. мне самому.

Шелефонтюк Кристина, Т-122

Спасибо огромное организаторам Балашовой Александре Фёдоровне и Фадеевой Маргарите Борисовне за бал! Он был просто замечательным! Много гостей, много участников. И каждый принёс частичку своего тепла и радости на Пушкинский бал. Танцевали все: студенты, их родители, преподаватели, гости из Китая, Кореи, Вьетнама…Все настолько были заряжены позитивом и радостью, что никто не стеснялся танцевать. Это было настолько искренним и душевным, что я бы хотела оказаться на Пушкинском балу ещё много-много раз! Это настолько незабываемо, так и хочется повторить этот прекрасный бал! Спасибо всем студентам и преподавателям, которые танцевали. Мы все вместе готовились к этому балу, каждый друг друга поддерживал и не давал грустить и расстраиваться из-за временных неудач. Спасибо всем нашим гостям, которые пришли на нас посмотреть, которые с нами потанцевали и забрали с собой счастливую частичку каждого танцора! Все кружились в танце, забыв о своих заботах и проблемах, лишь улыбались и смеялись! Спасибо всем огромное за этот замечательный день, за этот прекрасный Пушкинский бал! 

Сомова Полина, Т-03

В колледже «Царицыно» есть замечательный кружок исторических танцев! Наверняка, вы задаётесь вопросами: «Для чего нужен этот кружок?», «Чем он поможет в будущей профессии студентов?» Кружок исторических танцев развивает ваш кругозор и прибавляет ещё один навык по танцам 19 века. Ведь не каждый из студентов умеет, например, танцевать вальс, падеграс или полонез! Вы даже представить себе не можете, как же приятно смотреть на пару молодых людей, танцующие этот замечательный и такой воздушный танец – вальс! На душе сразу же появляются покой и в то же время гордость за свой колледж! Я безумно рада, что наше поколение всё ещё помнит и приветствует такие танцы! Раньше я занималась историческими танцами и никогда не задумывалась, что до сих пор проводятся специальные конкурсы, посвящённые этим танцам. В следующем году воспользуюсь возможностью дальше продолжить развивать свои незаконченные навыки!

Летний Пушкинский бал прошёл на ура! Он стал хорошей традицией нашего колледжа! Я очень рада, что мне выпала возможность поучаствовать в этом замечательном балу! Ведь раньше я занималась бальными танцами и никогда не задумывалась, что они будут прекрасной частью моей жизни! Подготовка к мероприятию была достаточно сложна... Все очень нервничали и переживали, но благодаря нашему дружному коллективу, слаженной работе и прекрасным руководителям мы всё осилили и смогли порадовать окружающих и подарить хорошее настроение нашим дорогим гостям! Также к нам в колледж приезжали иностранцы, которые меня очень удивили своим выступлением! Такой сложный русский язык, по моим впечатлениям, дался им с лёгкостью!

Для себя я решила дальше продолжить заниматься бальными историческими танцами, чтобы расширить свои знания в области исторического искусства! Надеюсь, что Пушкинские балы будут иметь продолжение! Мы с девчонками в пятницу разговаривали и пришли к выводу, что ещё бы до вечера танцевали на балу. Все получили бурю положительных эмоций! Спасибо Александре Федоровне  и Маргарите Борисовне, что каждый год организовывают такие прекрасные и НУЖНЫЕ мероприятия!

Любовь Бухтиярова, МР-137

Участвовали как студенты нашего колледжа, так и некоторые преподаватели. Вместе у них получился замечательный тандем, на который смотреть было одно удовольствие. На мероприятии также присутствовали студенты Института русского языка им. А. С. Пушкина. Они читали стихотворения А. С. Пушкина и сыграли небольшую театральную сценку, и все это на русском языке! Я была поражена тем, как люди из других стран стараются и с каким они удовольствием учат великий и могучий русский язык. Это невероятный труд! Спасибо колледжу «Царицыно» за то, что мы, студенты, можем быть участниками и просто гостями таких замечательных мероприятий, как это!

Александра Прасковьина, МР-137

Пушкинский бал подкупил своей зрелищностью. Не могли не впечатлить элегантные, красивые, прекрасно воспитанные молодые люди и девушки, их добрые и открытые улыбки, энтузиазм, с которым они танцуют. Стоит отметить и выступление иностранных гостей, которое было не менее удивительным. Мероприятие не может оставить равнодушным. Благодаря Пушкинскому балу мы ощутили атмосферу той эпохи.

Семёнова Алиса, МР-02

Мне посчастливилось побывать на Пушкинском балу, который уже не первый год проходит в нашем колледже. Это было великолепно, преподаватели и студенты из танцевальной студии выступили отлично. Каждый желающий мог потанцевать с участниками бала. Очень порадовали студенты-иностранцы, читавшие произведения Александра Сергеевича Пушкина. Очень понравилась приглашенная девушка, исполнявшая романс. Мне безумно понравилось данное мероприятие, и я бы хотела поучаствовать в нем в следующем году.

Кузнецова Алёна, МР-02

Наша группа была приглашена на Пушкинский бал, который являлся отчетным выступлением студии исторического танца. Я и мои одногруппники были красиво одеты, ибо для гостей тоже ввели дресс-код, а главные участники бала произвели фееричное впечатление своими нарядами, манерами и непосредственно танцами. В перерывах между танцами выступали ребята с песнями и стихотворениями, но самое глубокое впечатление оставили иностранные гости из Государственного института русского языка имени А. С. Пушкина. Они разыграли перед нами некоторые произведения А. С. Пушкина: «У лукоморья дуб зелёный…», «Сказку о мертвой царевне и о семи богатырях» и «Сказку о царе Салтане». Играли ребята великолепно, все выглядело мило, забавно и интересно. Пришло время обучения танцам гостей. Меня пригласил очень галантный молодой человек, подав руку, вежливо и внятно научил элементам танца. Концепция танцев представляла собой постоянную смену партнёров, все были вежливы, галантны. А при столкновениях с гостями бала, в частности с ребятами из института, некоторые ребята были порой неловки, что забавляло, ведь настроение было праздничным! Приятно познакомиться с участниками бала, гостями, которые подарили нам невероятную атмосферу праздника, а точнее – увлекательное  путешествие в XIX век, в эпоху Пушкина, напомнившую нам о принадлежности к европейским традициям. Оказалась под большим впечатлением, хочу погрузиться в такую сказку ещё раз, поэтому в следующем году постараюсь оказаться среди участников бала!

Яна Капитонова, МР-137

Мы посетили прекрасное мероприятие – Пушкинский  бал. Увидели множество танцев, в которых могли поучаствовать и сами зрители. К нам приезжали студенты различных национальностей из ГИРЯ имени А. С. Пушкина. Они читали стихи и сказки Пушкина на русском языке, на них было очень интересно смотреть. Хоть ребятам очень тяжело выучить наш язык, но они молодцы и со всем справились.

Полина Санькова, МР-137

Не могу не восхититься сюрпризом, который устроили нам преподаватели, пригласив иностранных студентов из ГИРЯ имени А. С. Пушкина на наш бал. Каковы были мое удивление и восторг, когда я увидела, как наши иностранные гости моего возраста читали наизусть стихотворения и даже разыгрывали небольшие сценки! И все это на русском, достаточно сложном для них языке! Спасибо, вам, дорогие преподаватели, за веселые танцы, за доставленное удовольствие и за необыкновенную пятницу в общем!

Каримов Артём, Т-09

Вот и окончен второй Пушкинский бал. И сейчас я хочу поделиться с Вами своими впечатлениями о нём. Я в полном восторге от Пушкинского бала! Я будто бы окунулся в 19 век и попал на один из балов, где дамы были в пышных и красивых платьях, а кавалеры элегантно одеты. Запомнилось много всего: репетиции, на которых мы веселись, но и не забывали о танцах; бал – это вообще нечто незабываемое! Как я считаю, наши репетиции не прошли даром, ведь мы показали всё на высшем уровне. Также нас удивили гости из Китая. Они читали стихи Пушкина, показывали фрагменты из прозы и танцевали. Они подошли к мероприятию не только ответственно, но и с юмором. Я хочу сказать ОГРОМНЕЙШЕЕ СПАСИБО организаторам – нашим  педагогам – за этот прекрасный праздник и также всем участникам Пушкинского бала за то, что мы были и будем одной и единой командой! Мы были на одной волне!

Андрийчук Дмитрий, Т-121

И вновь наш колледж принял такое радостное событие – Пушкинский  бал. В прошлом году мы все вместе решили сделать мероприятие новой традицией. И вот гости и танцоры окунулись в волшебную, воистину сказочную атмосферу минувшего прошлого, исторического бала! Не передать словами, какие чувства испытываешь во время ожидания танца. На лицах студентов и преподавателей легкое волнение и счастливая улыбка. Долгие и увлекательные репетиции позволили нам быть уверенными в себе. Александра Фёдоровна и Маргарита Борисовна сделали все, чтобы танцоры стали настоящими профессионалами! У нас получилось! Я благодарен всем тем, кто принял участие в таком невероятном празднике. Уверен, с каждым годом мы будем продвигаться, учить новые танцы и узнавать что-то новое из истории русского бала!

Ханыкина Людмила, Т-121

Кавалеры приглашали прекрасных дам, а те не имели права отказаться. Многим танцам мы обучили наших гостей и зрителей. Когда мы танцевали, в зале царила теплая и дружеская атмосфера. Все веселились в свое удовольствие. Пушкинский бал стал нашей традицией в колледже. И не только Пушкинский, но и Рождественский. На всех этих мероприятиях мы собираемся вместе и всем нашим гостям дарим незабываемые впечатления.

Власов Денис, Т-03

Бал. Какое яркое и помпезное слово. Когда его слышу, начинаю сразу представлять 18–19 век: дамы в пышных нарядных платьях, а кавалеры в элегантных мундирах. Раньше бал – это было светское и главное мероприятие, на котором собиралась вся аристократия города и даже страны, и не было мероприятия лучше, чем бал. Сегодня на балах танцуют мало, ведь балы вышли из моды, но я считаю, как и жившие 3 века назад, что каждый уважающий себя человек должен знать, что такое бал, и танцевать на балу. А главный танец бала – это, конечно же, самый красивый и сложный, под названием вальс. Я, например, знаю одно место, где ежегодно проводятся бал и это место – наш колледж «Царицыно», и я участник этого бала.

В Пушкинском балу я впервые принял участие, и вы даже не можете представить себе, как это было здорово. После бала, да и во время бала меня переполняла масса эмоций, от которых я отошёл не скоро. Пришло много народу, в том числе моя мама с подругой, которым тоже очень понравилось мероприятие. Больше всего запомнились гости из ГИРЯ имени А. С. Пушкина, которые дали посмеяться и окунуться в атмосферу знаменитых пушкинских произведений. Бал – это очень романтичное, радостное мероприятие, на котором запрещено грустить, а можно лишь смеяться или улыбаться, и от которого нельзя оторвать глаз. К балу, как и к другим очень важным мероприятиям, мы усердно готовились с самого начала учебного года, и результат меня порадовал.  Это никак не пошло мне на вред, а только на пользу. На самом деле, когда я пришёл в колледж,  совершенно не умел танцевать танцы, которые знают на балах, в особенности вальс, и даже, ещё задолго до поступления в колледж,  очень хотел научиться танцевать вальс. Когда я узнал, что здесь учат танцевать этот великолепный танец, я сразу же согласился. В студии исторического танца «Avec plaisir» меня и научили танцевать вальс и другим историческим танцам. Для меня вальс – это нечто большее, чем просто танец, особенно в наше время, когда вальс умеют танцевать не все. Наши педагоги Александра Фёдоровна Балашова и Фадеева Маргарита Борисовна – замечательные люди, которые всему нас научили и, несомненно, ещё многому научат, а мой первый Пушкинский бал, к которому я отношусь с благоговением, трепетом и величеством, останется надолго в моём сердце.

 Отдельное спасибо хочу сказать своей партнёрши по танцам Кутаковой Екатерине, которая никогда меня не расстраивает, также спасибо нашим фотографам, которые создают фотографии на века, спасибо всем участникам бала за ваши улыбки, спасибо всем гостям, которые пришли на этот бал, за вашу поддержку, спасибо нашим ведущим, ибо вы создавали атмосферу нашего мероприятия и погружали нас в историю, и звукооператору, без которого не было бы звука в зале, спасибо колледжу за такую возможность научиться тому, чего ты хотел много лет, погрузиться в ту замечательную и знакомую атмосферу в зале, ну и, наконец, огромное спасибо нашим главным организаторам, нашим преподавателям. А я буду продолжать учиться в студии исторического танца, и в следующем году я всех буду приглашать на новый ежегодный Пушкинский бал. Балу быть!

Коновалова Елена, МГ-06

Вот и прошёл летний Пушкинский бал, и я в нем участвовала. Очень понравились репетиции: все были очень добры ко мне, ещё когда я была первый раз и учила танцы, а остальные уже всё очень хорошо знали. На самом балу к нам приезжали гости из других учебных заведений, читали стихи, показывали сценки. Мы танцевали с гостями. Но выделить я хочу очень красивый и чувственный танец под песню Полины Гагариной «Кукушка» пары, которая приехала к нам из другого отделения. Я бы хотела сказать огромное спасибо Александре Федоровне за предоставленный шанс поучаствовать в таком великолепном мероприятии, и Маргарите Борисовне за то, что всех поддерживала. Мне всё очень понравилось, надеюсь, это мой не последний бал в этом колледже.

Лазеева Дарья, П1-1

Начал подходить народ. Мы не ожидали, что так много людей можно поместить в таком небольшом зале. И тут мы поняли масштаб Пушкинского бала. Зазвучали фанфары. И тут началась сказка…

Первое приветствие было танцем, Девочки были в шикарных длинных платьях, мальчики были элегантны и вежливы. Ты просто сразу попадаешь в эпоху, когда жил Пушкин. Это был настоящий бал. Девушки порхали над паркетом и разговаривали на языке танца, молодые люди были настолько мужественны, что только помогали дамам двигаться. Мне было очень страшно, когда меня вызвали читать письмо Татьяны. На самом деле я никогда раньше не видела столь умеющей слушать тебя публики, что испытала восторг, когда мне аплодировали. Но самое интересное началось потом.

Выступали иностранные гости, у них было 3 сценки. Затем начался «Малый фигурный вальс». Я как танцор могу сказать, что это был шикарный вальс, правильный, красивый и очень легкий, как, впрочем, и все остальные танцы. О, как же я забыла: гостевые танцы. То, что объясняли движения, – мелочи. Дело в том, как ребята приглашали на танец девушек, женщин и детей. И никто не отказывался, все выходили на танец. Мне очень понравилось, что все развесились благодаря танцами. Стала замечать, что барышни делали после гостевых танцев реверанс  юношам. Еще там была девочка из школы, у нее божественный голос. Ее номер перенес в какую то волшебную атмосферу. Мы исполнили танец «Кукушка», все были в восторге от него, нам долго аплодировали. А потом я снова  переоделась в длинное платье. Бал подходил к концу, все дамы в длинных платьях в сопровождении кавалеров, когда их объявляли, по очереди выходили на поклон. Мне было немножко обидненько, что так все быстро закончилось: бал длился  полтора часа.

Нам бы хотелось еще раз побывать на таком мероприятии: очень приветственные организаторы, гости и педагоги сказали очень много добрых слов, благодарили. Преподаватели  тоже были задействованы на балу, и лично я никогда не видела такой душевной атмосферы. Спасибо.

Анастасия Лесовая, МГ-06

Бал запомнился мне очень красивыми парами и их выступлениями. Все было хорошо отрепетировано, и поэтому все пары выступили достойно на балу. Каждая пара смотрелась очень гармонично и уверенно танцевала каждый танец. В зале царила волшебная, непринужденная атмосфера, и всем хотелось танцевать. В особенности мне понравился Фигурный вальс: на него можно смотреть вечно, особенно когда его танцуют такие красивые пары.

Кутакова Екатерина, Т-121

Пушкинский бал в этом году был удивительным, шумным и ярким, в том числе и благодаря выступлению наших гостей из ГИРЯ имени А. С. Пушкина, которые, несмотря на сложности перевода и произношения, все-таки смогли передать настроение героев пушкинской прозы и поэзии. Я рада, что у меня была возможность стать участником этого блистательного бала!

Крепостин Дмитрий, Т-133

Как говорят наши преподаватели: «Немного постарайтесь – и  все получится». Мы постарались и сотворили замечательный Пушкинский бал. Позади немало репетиций, проектов, конкурсов, которые помогли стать ближе к балу. Каждую неделю мы собирались в холле первого этажа и начинали заново репетировать, повторять пройденное и закреплять новое. Так получился бал. 2 июня мы командой продемонстрировать, на что способны. Кавалеры, как один в красивых костюмах, дамы – в  неотразимых платьях. Находясь там, поймал себя на мысли:  промелькнуло желание на минуту очутиться в XIX веке и посоревноваться с дамами и кавалерами тех балов, кто красивее. Началось всё с полонеза. Участники выходят показать себя, поприветствовать другие пары. Затем была кадриль «Летучая мышь», самый мой любимый танец. После чего были гостевые танцы. Затем каждый из нас пригласил по одному гостю, не хватало места в зале, и было желание раздвинуть стены и танцевать дальше.

Бал теперь вышел за рамки нашего отделения, ребята из других зданий пришли показать себя, прочесть стихотворение; спеть романс; станцевать. Даже приехали студенты из ГИРЯ имени А. С. Пушкина, на иностранном для них языке – русском – они показали сценку-отрывок из «Маленьких трагедий». Было очень интересно наблюдать за ними, ведь для них это очень сложно. Благодарю всех, кто причастен к этому балу – руководителей студии и студентов, без которых бал бы не состоялся.

Максимов Владимир, Т-36

Спасибо всем, кто принимал участие в Пушкинском бале. Яотлично провел время, гости тоже порадовали своими показательными выступлениями. Надеюсь, бал войдет в традицию и будет отмечаться каждый год.

Воловик Дарья, Т-122

Я была погружена в 19 век с головой: кавалеры учтиво кланяются дамам, приглашая на танец, вальяжно подавая руку, девушки, в свою очередь, грациозно и легко ступают по полу, вытянув шею, вздернув своими пушистыми ресницами. Стук каблуков, шум платьев, музыка, улыбки – все  слилось, все ожило. Танцы – такие  скромные, но в то же время полные живости и яркости – покорили мое сердце. Я современный человек, живу быстротечно, но Пушкинский бал заставил меня сбавить темп своего ежедневного бега, остановиться и проникнуться ускользающей эпохой. Чтецы произведений Александра Сергеевича Пушкина – это  отдельная тема. Сколько души, сколько страсти было вложено в строки стихотворений. Как голоса трепетали у девушек и юношей! Казалось, что их голос идет от самого сердца, что они не просто читают, но признаются в своих чувствах тому, кто им дорог – по-настоящему дорог. Иностранные гости – воплощение стремления постигать такой непростой, но такой глубокий, красивый и великий русский язык, желания слиться с культурой русского народа, сохранить традиции. Выступающие студенты ГИРЯ имени Пушкина были очаровательны: как они старались, сколько сил вложили в выступление! А самое главное – было невероятно приятно видеть в их глазах огонек, а на лице улыбку.  Я получила колоссальное удовольствие, посетив Пушкинский бал.

Отзывы студентов Института русского языка имени А. С. Пушкина

Кап Ха Минь Ань (Вьетнам) 

Я вьетнамка и сейчас учусь на подготовительном факультете Института русского языка им. Пушкина. Мы с друзьями рассказывали сказки и инсценировали повесть А. С. Пушкина. Особенно мне понравился вальс, показанный нам студентами этого колледжа. Я узнала ещё о несколько интересных танцах. Благодаря этому я понимаю лучше русскую культуру и хочу изучать русский язык больше. Этот бал произвёл на меня незабываемое впечатление. Надеюсь, что в следующем году  смогу побывать там ещё раз. Желаю вам всего хорошего и доброго!

Светлана Вученович (Босния и Герцеговина)

В этом празднике принимали участие и ребята из моей группы. Бал-концерт был в честь великого русского писателя А.С. Пушкина. Он оказался очень интересным. Мы познакомились с творчеством и жизнью писателя. Ребята из колледжа нас познакомили с бальными танцами. Каждый желающий мог потанцевать. Были и музыкальные выступления в разных жанрах. В целом, концерт мне понравился. Было приятно познакомиться с разными людьми, узнать много нового и поддержать своих одногруппников.

Йована Байич (Босния и Герцеговина)

Больше всего мне понравилось, как участники были одеты: их красивые костюмы и длинные роскошные платья; и у мужчин, и у женщин были элегантные перчатки. Всё выглядело очень красиво и по-настоящему. На балу не только танцевали, но и читали стихи Пушкина, пели. Приняли участие и студенты моей группы. Было очень интересно. В конце бала все желающие могли потанцевать. Приятно присутствовать на таком торжественном мероприятии.

Зыонг Минь Тьяу (Вьетнам)

Мы с друзьями рассказали сказки Пушкина и показали в небольшой сценке содержание и дух повести «Метель». Кроме того, я  участвовала в мастер-классе по танцам и узнала несколько интересных танцев. Больше всего мне понравился вальс, который показали нам студенты колледжа. Этот бал произвел на меня сильное впечатление. Надеюсь, что в будущем у меня будет шанс побывать там еще раз. Спасибо большое за приглашение и желаю всего доброго организаторам и участникам!

Тянь Мэнчжу (Китайская Народная Республика)

На Пушкинском балу я первый раз надела нарядный костюм и первый раз попробовала танцевать. К сожалению, я не могла очень хорошо танцевать. По-моему, танцевать сложно, но очень интересно. На балу я узнала, что каждый год в день рождения Пушкина в колледже «Царицыно» проводят Пушкинский бал, чтобы вспомнить А. С. Пушкина и встретить лето. Этот бал произвел на меня яркое впечатление — все вместе танцевали, это было очень интересно. Если в будущем у меня появится свободное время, я хочу ещё побывать на таком балу, как в этом колледже. Желаю преподавателям этого учебного заведения удачной работы. И желаю студентам этого колледжа успехов, всего хорошего.

Нгуен Тхи Вьет Нга (Вьетнам)

Я слушала стихи Пушкина, смотрела вальс, который показали студенты колледжа, и с моей группой показала маленькие спектакли: «Метель», «Сказки Пушкина». Самым интересным для меня оказался мастер-класс, где мы вместе с остальными гостями, преподавателями и студентами танцевали. Этот бал-концерт произвел незабываемое впечатление на меня. Надеюсь, в будущем в нашем вузе будет организован такой же интересный бал-концерт, и я хотела бы ещё побывать на таком балу. Желаю вам всего хорошего, и с праздником, с днём рождения Пушкина!

Цзяо Айлин (Китайская Народная Республика)

По-моему, это не просто бал, это ещё хорошее место, где можно познакомиться с другими талантливыми людьми. На Пушкинском балу мы с моей одногруппницей Нгой сыграли спектакль, который называется «Метель». Я думаю, что в этот раз мы играли лучше, чем раньше. На балу все вместе танцевали, всем было весело. Я знаю, что это не только бал, но и мероприятие, напоминающее о приходе  лета и повод вспомнить А.С.Пушкина. Я хотел бы ещё раз участвовать в таком балу. Желаю преподавателям колледжа «Царицыно» всего доброго,  желаю студентам этого колледжа успехов и удачи!

Шахда Нимиа (Сирия)

Мы очень весело провели время, смотрели на актёров и актрис на сцене. Они танцевали и пели. В нашу очередь мы показали наши номера и познакомились с очень талантливыми людьми, научились танцевать Испанский вальс и Регтайм. У нас остались прекрасные впечатления об этих добрых людях и дружной России. И, конечно, мы будем очень рады вновь приехать в колледж «Царицыно». Желаю много успеха и счастья преподавателям и студентам этого колледжа, и большое спасибо всем, кто участвовал в этом мероприятии.

Фам Хуен Чанг (Вьетнам)

В начале бала нам рассказали немного о Пушкине и о его дне рождения, который ещё считается Днём русского языка. Затем начали выступления. Читали стихи, пели песни, танцевали... У нас тоже было два перформанса, которые состояли из произведений Пушкина. Особенно меня заинтересовали вальсы, показанные преподавателями и студентами колледжа. Нас ещё учили танцевать Испанский вальс. Всем было очень весело.

Читая стихи, романы и повести Пушкина, я с нетерпением ждала этого бала, где узнала много интересного об этом великом поэте-писателе. И он произвёл на меня незабываемое впечатление. Благодаря ему я понимаю русскую культуру, у меня больше силы, чтобы продолжать изучать этот трудный, но интересный язык. Надеюсь, что в следующем году я смогу снова побывать на этом замечательном балу. Желаю вам всего доброго и хорошего!

Вукашин Гаврич  (Сербия)

Вспоминать великого поэта своей страны всегда красиво. 

У нас была возможность присутствовать на торжественном балу, посвященном дню рождения А. С. Пушкина. Хотя бы на несколько часов мы оказались в эпохе Пушкина, приняв участие в замечательном действе. Мы благодарны всем, кто постарался показать нам эпоху Пушкина в наилучшем свете. 

Руис Рохас Мелисса (Колумбия)

 Благодаря предложению преподавателей из колледжа «Царицыно» приехать на бал у нас появилась возможность познакомиться с танцами, атмосферой XIX века и более глубоко соприкоснуться с произведениями Пушкина. Мы также смогли научиться танцевать полонез, мазурку и вальс. Это было очень интересно.

Эва Лаура Кабрера (Куба)

С улыбками на лицах все встали и начали хлопать. Так закончился замечательный бал в колледже «Царицыно». Мне бы хотелось поблагодарить всех, кто принял участие в нём в этот волшебный день. Я никогда не была на балу, и я в восторге, что моё первое впечатление от бала имело место в этом колледже. Спасибо вам огромное, что аплодировали нам  на балу.   

 

Балашова Александра Федоровна

 

 

Подробный фотоотчет размещён в группе студии: https://vk.com/avec_plaisir_tsaritsyno

 

***

«ЗАПИСКИ ИЗ ЧЕМОДАНА»

 

В рамках мероприятий, посвящённых 100-летию Великой Октябрьской социалистической революции, 100-летию создания Всероссийской Чрезвычайной комиссии и 140-летия со дня рождения Феликса Эдмундовича Дзержинского прошло заседание Клуба Творческих Людей «Пегас», на котором состоялось обсуждение книги Ивана Александровича Серова «Записки из чемодана» и встреча с внучкой Ивана Александровича – Верой Владимировной Серовой и российским журналистом и общественным деятелем Александром Евсеевичем Хинштейном, который в настоящее время является советником директора Федеральной службы войск национальной гвардии Российской Федерации и членом Центрального Совета Российского военно-исторического общества, который также активно участвовал в подготовке найденных материалов к публикации.

Иван Александрович Серов, первый председатель Комитета государственной безопасности при Совете Министров СССР в 1954—1958 годы, начальник Главного разведывательного управления Генштаба в 1958—1963 годах, генерал армии (8 августа 1955, понижен до генерал-майора 12 апреля 1963), Герой Советского Союза (29.05.1945, лишён звания 12.03.1963). Он тайно вёл дневники практически всю свою жизнь и описывал все события и встречи того времени. В его записях перед нами проходит вся история советского государства.

Вера Владимировна Серова и Александр Евсеевич Хинштейн подробно рассказали о своей работе над найденными в 2012 году архивами.

Александр Хинштейн в своём выступлении отдал должное упорству и скрупулёзности Веры Владимировны, которая почти год разбирала, систематизировала, а затем и сканировала весь этот гигантский архив, который хранился в тайнике на подмосковной генеральской даче и был случайно обнаружен при осуществлении ремонтных работ в двух чемоданах.

А уже после такой обработки Александр Хинштейн стал работать с этими материалами, выстроив записи в хронологическом порядке, проверив и исправив неточности в датах и именах лиц, о которых писал Иван Александрович. Перед каждой главой содержится краткая историческая справка, в книге имеются примечания и биографические данные на упоминаемых лиц. И в результате получилась уникальная, очень интересная и информативная книга, которая возвращает нас к важнейшим историческим событиям нашего государства.

Как сказал в своём выступлении на нашей встрече Александр Хинштейн: «Готовя рукопись к печати, мы не ставили целью осуждать или обелять её автора. История не бывает светлой или тёмной. Она многоцветна и мы обязаны знать правду о своём недавнем прошлом, какой бы тяжёлой и неоднозначной она ни была».

В ходе своего выступления Вера Владимировна Серова рассказала о том, как были обнаружены дневниковые записи Ивана Александровича, как осуществлялась работа над ними. Отвечая на вопросы присутствующих, она поделилась своими детскими воспоминаниями о деде, рассказала о супруге Ивана Александровича и других членах семьи Серовых, о своём жизненном пути. Надо отметить, что Вера Владимировна с подачи матери избрала творческую профессию и 26 лет проработала в Ансамбле Игоря Моисеева.

            В ходе оживлённого обсуждения содержания книги «Записки из чемодана» присутствующие на встрече ветераны задавали Вере Владимировне и Александру Евсеевичу очень интересные, но порой и острые вопросы и поэтому наше общение получилось очень оживлённым и информативным. Интересно, что некоторые моменты, изложенные в книге И.А. Серовым, вызывают сомнение не только у присутствующих, но и у самого Александра Хинштейна.

Так, это относится к событиям, описываемым И. Серовым, которые связаны с делом Олега Пеньковского и его отношениями с семьёй И.А. Серова, а также  к некоторым другим моментам, изложенным в книге. Здесь же состоялась небольшая дискуссия о деле Пеньковского между Александром Хинштейном и присутствующим на встрече ветераном Службы Виктором Ивановичем Черкашиным, который в те далёкие годы, работал в подразделении контрразведки, которая отвечала за английское направление и стоял у истоков разработки Пеньковского.

            В конце нашей встречи состоялось подписание Верой Владимировной Серовой и Александром Хинштейном книг «Записки из чемодана» с пофамильным обращением к каждому ветерану и надписью «На добрую память».

По мнению всех присутствующих вчерашняя встреча в рамках Клуба Творческих Людей «Пегас» явилась как раз частичкой нашей доброй памяти и уважения Ивану Александровичу Серову – Человеку, который так много сделал для того, чтобы наше государство было мощным и сильным.

            И мне кажется, что такие встречи являются актуальными в настоящее время ещё и потому, что в этом году мы с вами будем торжественно отмечать 100-летие Великой Октябрьской социалистической революции, 100-летие со дня образования Всероссийской Чрезвычайной комиссии и 140-летие со дня рождения Феликса Эдмундовича Дзержинского и мы должны вспоминать и помнить тех, кто создавал и защищал наше государство - Великую Россию.

 

 

Вице-президент Фонда Ветеранов Госбезопасности «Вымпел-Гарант»,

Руководитель Клуба Творческих Людей «Пегас» РОО ВВР,

Подполковник в отставке

Мудрагей А.И.

 

***

ВЫСТАВКА СОВРЕМЕННЫХ ХУДОЖНИКОВ ГРУЗИИ

 

26 мая в московской галерее САВВА АРТ (Саввинская наб., д.23, стр.1, пом.5) Союз художников Грузии открыл выставку современных художников Грузии, которая продолжится до 8 июня. Координатор проекта – Темур Иванеишвили.

«На выставке, отличающейся жанровым разнообразием, представлены художники нескольких поколений, которые успешно пробуют свои интеллектуально-творческие силы как в традиционно-реалистическом, так и в авангардном искусстве», - пишет в буклете, посвящённом выставке, Председатель Союза художников Грузии Гурам Церцвадзе. И продолжает: «Хочу поблагодарить организаторов выставки и всех тех, благодаря кому московские любители искусства будут иметь возможность ознакомиться с творчеством современных грузинских художников».

На открытии было многолюдно. Сюда пришли представители творческой интеллигенции города Москвы и грузинских диаспор.

Примечательно, что в последнее время российско-грузинские творческие и культурные связи заметно активизировались.

 

Соб. инф.

***

В ЦВКГ им. Вишневского прошла очередная творческая гостинная  

 

На  встречу с пациентами и сотрудниками госпиталя приехали: народная артистка России Лариса Лужина  и исполнитель авторских песен Евгений Бобков. Они уже почти традиционно выступают на одной концертной площадке.

Как отметил начальник госпиталя генерал-майор медицинской службы Александр Есипов:

" Встречи с такими известными и талантливыми людьми дают огромный эмоциональный подъем, который помогает нашим пациентам быстрее встать на ноги, а сотрудникам  дополнительные силы в их нелегком труде".

Ведущая творческой гостиной поэтесса Надежда Дробышевская, представляя свою первую гостью, Ларису Алексеевну Лужину, сказала:

"Обаяние этой поистине великой актрисы настолько велико, что при ее появлении на сцене зрители аплодируют стоя. Не зря в своё время Владимир Высоцкий после фильма "Вертикаль", в которым они снимались вместе, посвятил ей песню "Она была в Париже" ".

Лариса Анатольевна рассказывала о своем творчестве, о своих коллегах по кинематографу и о многом, что ей, родившейся перед самой войной, довелось пережить в своей жизни.

Заканчивая свое выступление, Лариса Анатольевна спела песню, которую она посвятила всем ветеранам Великой Отечественной войны. Неожиданно для всех после этой песни из зала встал ветеран. Вручая ей цветы он сказал:

"Это Вам от всех ветеранов  войны "На семи ветрах" - поистине великого фильма, в котором Вы сумели передать всю гамму чувств, которую испытывали девушки, ожидая своих любимых с войны. И каждый из нас смог понять и ощутить, каково это было им... ждать..."

Растроганная Людмила Алексеевна в ответ вручила ему свою книгу, на что ветеран сказал:

"Эта книга теперь будет всегда со мной, до последнего моего дня..." 

 Второго гостя, Евгения Бобкова, ведущая представила, как "желанного гостя на всех бардовских площадках, а также в воинских подразделениях и авиационных отрядах гражданской авиации. Евгений Иванович по профессии авиатор. Он виртуозно владеет  как гитарой, так и словом, что помогает ему в считанные секунды овладеть вниманием  самых взыскательных зрителей".  

Евгений Иванович также рассказал о своем творческом пути и исполнил ряд своих песен, которые зрители встречали дружными аплодисментами.

Как всегда, встреча "У Вишневского" получилась  по-домашнему теплой. Зрители еще долго не отпускали своих гостей, задавали им интересующие их вопросы, а Ларисе Анатольевне многие офицеры, отдавая свои визитные карточки, предлагали свою помощь, кто в обрезке сада, кто па дому и т. д.  И было видно, что Лариса Анатольевна была тронута таким  дружеским вниманием. 

Творческая гостиная "У Вишневского" проходит на площадке госпиталя в зале, вместимостью более 700 человек, каждый третий четверг текущего месяца.  В гостях  "У Вишневского" были, как начинающие актеры и певцы, так и мэтры отечественного кинематографа - это Александр Михайлов, Людмила Чурсина и др.

 

Наш нештат. корр. 

 

***

Василий Дворцов:

Русская цивилизация невозможна без языка Евангелия и Литургии

 

 

На вопросы редактора Издательского совета РПЦ Татьяны Медведевой отвечает номинант Патриаршей премии свв. Кирилла и Мефодия писатель Василий ДВОРЦОВ.

 

– Василий Владимирович, по специальности Вы реставратор. А почему решили заняться литературой? Художник и писатель – дополняют друг друга?

- По специальностям я: токарь, пожарный, механик кукол, сценограф, дизайнер… театральный критик, преподаватель грима, редактор отдела публицистики … ну, и реставратор. Около 20 профессий, из которых в 2-3-х я достигал признанного мастерства. Только внутренней убеждённости, что «это моё», необходимой для того, чтобы делать дальнейшую карьеру, становиться «главным художником», «главным редактором», никак не наступало.
А литературой я не «решил заняться», это была воля, жёсткое повеление моего духовника. Он, как уже не раз случалось, вдруг, без всяких объяснений, на пороге моего сорокалетия буквально вытолкнул меня в неизвестную жизнь, в новую профессию, поперёк всех моих планов. Было до бурного возмущения обидно – почему? зачем? Ведь всё складывалось так хорошо: я заканчивал роспись второго храма, в мою мастерскую привозили на реставрацию иконы от Тюмени до Алтая. А что литература? Ну, была она приятным вечерним развлечением, ни к чему не обязывающим. В ответ на мои протесты батюшка на несколько лет просто закрыл наше общение. Пока я не смирился и не «стал писателем».
Что ответить на второй вопрос? Мы же каждое утро читаем «и на дела Твоя подвизаюся милосердием Твоим». Так вот и получилось, что безо всякого моего решения теперь литература – моя жизнь, живопись – хобби, а реставрация – подработка. Слава Богу за всё!

– Вы родились в советскую эпоху. А как обрели веру?

- Будете смеяться: благодаря театру! Сцена и закулисье – мир эффектных иллюзий, мишуры цитатной умности и имитаций страстных переживаний. Этот мир бутафорных симуляций делает таким же иллюзорным и человека, наивно-искренне отдающегося ему. В романе «Каиново колено» я постарался описать процесс опустошения души игровым небытиём, выедания внутреннего человека до его внешней корочки-маски. На сцене и в закулисье человек теряет в себе себя, из личности превращается в персону. Помните? «Персона» – производное от посмертной маски, надеваемой жрецами в ритуалах бога смерти Персу.
Я совсем юным сценографом приехал в Челябинск, и вот, в чужом городе, особо остро прочувствовал страх перед «неправдой» меня тогда окружавшего, меня захватывающего, поглощающего. И отчаянную тоску о настоящем. Божья милость – бродя в этой тоске по городу, «случайно» подошёл к храму, рядом с которым располагались шумные автовокзал и торговые ряды, и потому ворота на время службы запирали. Я успел проскочить под рукой сторожа, и … всё. Оказался дома, среди родных.
По прошествии многих лет, в самых мелочах помню те переживания сердечной радости первых, совершенно тогда не понимаемых, служб 1983 года: торжественные хоры всенощной перед Петром и Павлом, резную икону Усекновенной главы Иоанна Предтечи, Покров с осыпавшим город лёгким снежком… Помню своё первое Евангелие – в два столбца, на славянском и русском… А через полгода в Перми, после вечерней на принятие исповеди вышел весь сияющий сединой, старенький и худенький, почти безтелесный священник, и под его неожиданно тяжёлой и горячей ладонью я насквозь пропалился счастьем прощения Господом.

– Вам важно поделиться опытом воцерковления с людьми в своих книгах?

- Да мой опыт воцерковления совершенно рядовой для моего поколения! И для тех, кто постарше. Ведь все мы, «советские люди» вошедшие в церковную калитку, – едино наглядный пример милости Призвавшего нас в «шестой час» и даже замедливших «до девятого». На нас так явственна эта милость нежелания «смерти грешника, но еже обратитися и живу бытии ему». Есть, правда, у меня сборник рассказов на эту тему переломного, порой для человека внезапного обретения веры, сборник потихоньку пополняемый и потому названный «Нескончаемый патерик».
Только, простите, слово «делиться» здесь принципиально не то. Писатель, шире – художник, не «делится своим», иначе он быстро исчерпается. Мы же, верующие, понимаем: писатель – призван (!) на свидетельство переживаемого его народом. И потому неумны разглагольствования тех, кто считает, что, мол, «всё уже было, всё раньше и лучше написано». Господь каждому времени призывает своих свидетелей, ведь литературный процесс – процесс национального самосознания, процесс непрестанного созидания общенародной памяти, на которой возрастает будущее. И если этот процесс пресечётся, то народ просто исчезнет. Отсюда непререкаемый реализм нашего русского искусства – в исполнение Девятой заповеди «Не лжесвидетельствуй».

– У вас есть поэма «Правый мир», посвященная подвигу деда. Что значит для вас Великая Отечественная война?

- Это непосредственный, касаемый руками, с памятью колящей щетины, кислоты застарелого пота и грубого табачного духа, такой личный заповедный пример высочайшего народного самопожертвования. Детство эгоистично, мы вбираем любовь старших как само собой разумеющееся, не отдавая своим старикам ответно должной мерой. А потом, когда они уйдут…  
Возрастая, взрослея, постепенно осознаёшь в себе прирост ноши того данного в прямом касании образа самоотдачи, величия безоглядного самопожертвования за други своя. И за тебя, тогда ещё не родившегося. Эта ноша особо тяжелеет, когда уже сам обнимаешь своих внучат, но именно своей тяжестью она и не даёт, не позволяет в каких-то ситуациях засуетиться и заметаться перед соблазнами. Эта живущая, живая в нас тяжесть памяти Великой Отечественной – крепчайший якорь.

– Как относитесь к акции «Бессмертный полк»?

- «Память их в род и род». Если государственный гимн – изначально гражданская молитва, то «Бессмертный полк» – гражданский крестный ход. Это принципиально не демонстрация. Потрясающий своей душевной красотой акт восхождения лично семейного, родового в общенациональное. Сейчас в неких кругах озадачились определением «российской нации». Когда встречаешь такое смешение понятий «русский» и «россиянин», то просто убивает глухота к родной речи: «русский» – это же понятие историческое, никак не ограниченное славянской генетикой, понятие культурное, цивилизационное! А «россиянин» – чисто географическое. Так можно ли нацию описывать только границами ареала проживания, вне времени? Без истории, без памяти. «Бессмертный полк» – вот она, наша русская нация! Над этническими разделениями.

– У вас есть повесть, посвященная событиям в Чечне. Русский солдат – остается мужественным и в наши дни?

- «Русский» – исторически сложившееся качественное определение: «русский врач», «русский инженер», «русский учитель» – без разночтений всегда и везде означает «лучший», «подлинный». Как и Русская православная Церковь. Конечно же, наш солдат-защитник-витязь исторически мужественен. Но! Сегодня русский солдат и сам нуждается в защите, ведь он обезоружен безыдейностью, предан, обезволен безверием. Вы знаете, на Кавказе, впервые в наших войнах, не рядовые закрывали собой командиров, а офицеры своих солдат. Это показатель того, что призванная на службу молодёжь не понимала, не знала, за что там стоит умирать и за что убивать. Есть инфернальная идейность исламистов-изуверов, как есть и мужество гордыни – тот же протопоп Аввакум. И потому, если ты не в понимании, не в виденьи за каждым конкретным конфликтом извечной непримиримости Добра и зла, если ты не осознаёшь себя – здесь и сейчас! – участником – малой, но бесценной частичкой вселенского сражения с антихристом, твоё мужество … не русское. И смерть не за Христа – смерть не в живот вечный.
Притом, что война всегда беда, всегда зло, я не видел большей красоты русского человека, чем в ситуации переживаемой им опасности. Товарищество, чувство верности долгу, забота о младших и неопытных, самопожертвование без колебаний – на войне всё мелочное мгновенно обгорает и осыпается пеплом, там нет никаких раздвоений личности, рефлексии, торгашества и зависти, там всё в человеке становится ясно и чисто.

– Ваша публицистика пронизана любовью к русской истории. Что нам нужно делать, чтобы Россия возродилась? На какие вызовы ответить?

- «Русь Святая храни веру Православную». Зачем Богу Россия и русские без этого? Вот и будем думать: что нам делать, чтобы Родина стала святой? Ох, всё надо делать… 
Вызовы духа злобы времени всегда новы и неновы. Прежде всего, сегодня стремительно растёт поляризация национального сознания по оси Добро-зло. Кончился период общественной религиозной теплохладности, увы, несколько нас убаюкавший. Всё: Евангелие проповедано во всех краях Отечества, и каждый, умеющий читать, получил свободу самоопределиться в своём отношении ко Христу. Больше не будет того благостного равнодушия к нам безбожников и иноверцев, их хозяин призывает их к себе. Поэтому я мало верю в плодотворность дальнейшего миссионерства в среде взрослых. Теперь это только ускоряет процесс поляризации, сублимирует агрессивность против Церкви до физических акций. Сегодня в духовном просвещении необходимо максимально сосредоточиться на детях, на юношестве. Молодёжь не растёт сама по себе: если не мы опекаем её, значит, её пасут наши противники.
И второе магистральное направление: собирание и структуризация своих. Уже своих. Налаживание единой системной жизни воцерковлённой части общества: во всех возможно сознаваемых параллелях и вертикалях, иерархиях и сетях, связях и противовесах, с учётом всех сложностей отношений возрастов, профессий, групповых интересов, личных качеств… Только так «людская масса» восстанет народом.

– Какова роль писателя в современной русской жизни?

- Всё та же, что и тысячу лет назад: свидетельствовать, пропуская события через умное сердце, творить национальную память. То есть, толковать человеку человеческое бытиё. «…от Него же вся тварь, словесная же и умная, укрепляема». Человек – тварь словесная и умная! И потому литература охватывает всё, что есть собственно человечек, ничего человеческого за пределами литературы быть не может. А ещё литература – наука речи и искусство слова – основа любой цивилизации. Не только источник, но и постоянно растущий во времени её стержень-ствол, и постоянное её, цивилизации, заполнение.
Мы, русские, наделены особым, уникальным для иных культур даром – у нас есть язык повседневности и язык святости. Наша, такая особая, такая уникальная, Русская цивилизация была бы невозможна без языка Евангелия и Литургии, подаренного нам святыми равноапостольными Кириллом и Мефодием. Надо же принимать уроки недавней истории: мы должны осознавать сами и передавать детям – без постоянно звучащего церковнославянского языка тысячелетний Русский мир не устоит и полсотни лет. Потому мечтаю, чтобы поскорей церковнославянский вернулся в школу, чтобы все русские дети вновь умели читать на языке предков. Читать и мыслить на языке святости.
А ещё писатель должен всегда быть миротворцем (этим, кстати, он принципиально противоположен журналисту). Писатель призван осмысленно, в сопереживании, в собственной душевной боли гасить окружающие страсти, а не разжигать их эпатажем ради сиюминутного внимания публики. Это всегда было трудно, а сегодня просто порой невыносимо. Но – надо.

– Кого из современных авторов читаете?

- Люблю эпиков. Тут тонкость: многие из моих коллег уверенны, что они пишут романы и поэмы. Увы, это не так. Романисты среди писателей, как симфонисты среди композиторов, во все времена жили и живут на Земле считанные единицы. Даже очень толстая книга – далеко не всегда роман, чаще это затянутый рассказ с сюжетными аппендиксами или взбухшая повесть. Согласитесь, можно же крутить шарманку дольше исполнения Третьей симфонии Бетховена. Без шуток: способность видеть, слышать, ощущать полифонию развития и взаимовлияния сразу нескольких тем – особое устроение сознания, обладающего цельностью восприятия многоплановости мира, улавливающего сложносоставную согласованность вселенной. 
А так-то читать приходится всех – прежде всего молодых, кого сужу и журю, с кем (над кем) работаю на семинарах. И обязательно надо находить время для друзей, чтобы откликнуться, как-то поддержать советом, похвалой или замечанием.

– Вы обладаете и организаторским даром – проводите литературные фестивали в разных городах страны. Расскажите о них.

- Фестивали, конкурсы, семинары… А роман ждёт, недописан… Главные цели всех подобных мероприятий – сшивание единого литературного пространства и преодоление межпоколенческого разрыва. 
По первому: труд писателя индивидуален предельно. Ведь именно неповторимость, оригинальность творчества – главная ценность прозаика и поэта. И, при этом, писателю невозможно состояться профессионально вне литературной среды. Вот и ищем это неслиянное единство, называемое литературным процессом. 
Второе: в отечественной литературе разрыв поколений обернулся не только спадом мастеровитости, но, что гораздо тяжелее, профессиональное сиротство обернулось обнищанием духа. Молодые (которым уже за тридцать) не приняли на плечи наследный крест нашей литературы – крест народослужения. Они зачастую даже не понимают слова «народность», им кажется, что это нечто затерянное из Советского Союза. Вот и приходится раз за разом разъяснять, что «народность» – один из определяющих признаков русскости в литературе. Что это не только наследование и овладение культурным достоянием нашей тысячелетней истории, но и высшая форма развитости сочувствия к людям. 
Молодёжь честолюбива, и конкурсы – мощнейший рычаг на неё воздействия. Выделяя лидеров, мы выстраиваем иерархию литературного процесса и задаём вектор его развития. Причём, мы же не просто оцениваем мастеровитость – конечно без языка писателя не существует, но одним из главнейших критериев лидерства является действенная нравственность. 
И радости много – в работах, присылаемых на наши конкурсы, уже несколько лет никто не матерится, не смакует мерзости, а, значит, молодые уясняют: 
кому не дано создавать образы, те обречены на эпатаж, а настоящий талант всегда обойдёт скверну, оставаясь предельно реалистичным.
Но и чуток пожалуюсь: устал от вроде как талантливых, но глухо или агрессивно «антиклерикалов-антицерковников». Нет сил тратиться на них, да и не вижу таковых в будущей литературе России. Поэтому у нас на Некрасовских семинарах участие в церковной службе обязательно для всех, и там сразу становится видно – кто есть кто. Нет, конечно, дверь на ту сторону всегда открыта – осознай свою глупость, если умный, и входи. Однако, сами понимаете, чаще всего эта «как бы неприязнь» к Церкви и Христу имеет духовную природу, это одержимость, от которой не мне лечить. 
Да, ещё одно направление – конкурсы молодых переводчиков в рамках фестивалей «Поэзия русского слова» и «Берега дружбы». 
Когда встречается старшее поколение народных писателей, понятно, какая густая поднимается ностальгия по Советскому Союзу, с его, действительно, уникальной школой переводов. Но на чём строить сотрудничество молодых, тех, кто родился и вырос в разных независимых государствах? Чем сегодня и, главное, завтра крепить их творческую дружбу, а через это и взаимопонимание новых поколений народов, всё более разводимых политикой? 
Мне кажется, общее будущее для Украины, Беларуси и России, опять же, в изучении церковнославянского языка. Пока мы молимся едиными словами, как бы разнилась бытовая речь, мы, православные славяне не разойдёмся.
А для иных народов должно прийти понимание: только активные переводы на русский дают шанс тюркским, угорским, монгольским, кавказским народам сохранить литературное творчество на родных языках. Ибо молодёжь, ища широкой читательской аудитории, не будет писать новых произведений на тунгусском или аварском, удмуртском и бурятском.

– Какие уголки России любите?

- Те, в которых неба больше, чем земли. В горах и городах, если не на вершине и не на крыше, задыхаюсь. Небо ведь, как и земля, везде разное – низкоплотное на Урале, космично, до звёзд в полдень, рыхлое на Волге. Я же родился, вырос и провёл большую часть жизни в Западной Сибири, и, ах, если кто видел томское небо – облачно живое, вечно такое текучее и бегучее, с наливом ниже горизонтов, тот понимает, как без него трудно дышится.

– В чем миссия Русской цивилизации?

- В идеале? Нести миру свет Христовой Истины. В реалии… стараться нести его.

Беседовала Татьяна Медведева
(«Российский писатель» от 25.05.2017 г.)

 

 

***

«А память мне покоя не даёт…»

 

29 марта 2017 года на классный час к группам Т-03 и МР-02 в музей колледжа «Царицыно» приехал Николай Александрович Стародымов, сотрудник аппарата исполкома Международного сообщества писательских союзов, член Союза писателей России, член Союза журналистов России.

Организаторы встречи – руководитель музея «Имён связующая нить» А. Ф. Балашова и зав. библиотекой ОГРБ И. И. Шубёнкина – благодарят гостя за интересную беседу. С заметкой Н. А. Стародымова вы можете ознакомиться на личном сайте писателя: http://starodymov.ru . Вашему вниманию предлагаем некоторые отзывы участников встречи.

 

Денис Власов, Т-03

К нам пришёл интересный человек, журналист, писатель и участник войн в Афганистане и Чечне.

Он рассказывал нам о боевых действиях, о своей жизни и о писательской деятельности в годы войн и сейчас. Он поведал о войнах с другой стороны, не с точки зрения офицера, а от лица журналиста. Было очень интересно услышать о войнах немного с другого ракурса. Также нам рассказали историю об обычных «мальчишках-офицерах», которыми был впечатлён наш гость и впечатлил нас. Николай Александрович показал нам свои книги. Некоторые из них есть в библиотеке колледжа. Нам было очень интересно слушать гостя, так как видно, что он всё это рассказывал искренне, от души. Николай Александрович даже поведал нам о моментах, связанных с нашей будущей профессией (мы же технологи): о местной кухне в странах, где шли войны. Николай Александрович Стародымов – хороший, грамотный, образованный человек, которого можно слушать очень долго. Спасибо большое за Ваш визит к нам в колледж! Мы ждём Вас снова!

 

Юлия Семеновская, МР-02

Меня выступление Н. А. Стародымова очень впечатлило. Особенно его рассказ про детей, которые раньше не видели цивилизации. Очень понравились истории про Афганскую войну.

 

Алина Добрынина, МГ-06

Наш гость рассказывал о жизни, вспоминал о том, как участвовал в четырёх войнах. Его истории были для меня очень интересны, жизненны. Они заставляют нас задумываться о многих важных вещах, которые есть в жизни. Я задала гостю несколько вопросов. Первый вопрос связан с его творчеством, второй – с темой политики. Гостю хочется, чтобы наше правительство умело защищать наш народ и могло дать ему хорошую жизнь. Я очень рада, что такой человек пришёл к нам и смог почувствовать наше настроение, заглянуть к нам в душу. Хотелось бы больше видеть таких людей в нашем обществе.

 

Полина Сомова, Т-03

Встреча с Николаем Александровичем вызвала у меня очень приятные эмоции! Начитанный, грамотный, интереснейший человек, которого приятно слушать! Меня поразило его умение разговаривать с нами, студентами, нашим языком! Умение понять нас и проникнуться нашими переживаниями, чувствами... Он очень хорошо понимает молодёжь! За время открытого урока Николай Александрович так продумал свою речь, что беседа с ним получилась очень интересной! С удовольствием встретилась бы с ним ещё раз, чтобы узнать о его новых рассказах как в жизни, так и в его книгах.

 

Ангелина Кравцова, Т-03

Наш гость принял участие в четырёх войнах, прошел их в качестве журналиста. Сюжетов было много. Николай Александрович даже упомянул об организации питания, что для нас, технологов, очень познавательно. За всё своё выступление писатель ни разу не присел, несмотря на возраст, хотя рядом было место, предназначенное именно для него. Николай Александрович очень интересно и эмоционально рассказывал, его речь была настолько проникновенной, что многие слушали, не отвлекаясь. Нам он дал очень полезные советы. Я рада, что нас посетил такой замечательный человек.

 

Ефим Сысцов, Т-03

В данный момент Николай Александрович пишет о своей молодости и о том, что происходило на войнах. Он написал много книг, ведет свой сайт. Большая часть произведений гостя – это заметки и истории из его жизни, но есть и большое произведение про Смутное время, состоящее из шести томов. К сожалению, мы пока не сможем прочитать его, так как возникли трудности с изданием. Эта встреча была познавательной, поучительной и очень интересной.

 

Егор Петровский, Т-03

Мне очень понравилась встреча с Николаем Александровичем: впервые довелось побеседовать с военным журналистом и узнать много новых историй о людях, которые отдали свои жизни за наше будущее.

 

Екатерина Яковлева, Т-03

Мне очень понравилась встреча с Н. А. Стародымовым. Это интересный человек. Я заметила, что за все полтора часа встречи он ни разу не присел. По нему сразу видно, что это человек военной закалки: суровый взгляд, но богатая душа. Больше всего мне запомнилась история про 10- летнего мальчика, который настолько тянулся к знаниям, что в отличие от своих сверстников не побоялся местных бандитов и пошёл в школу. Это было во время войны в Афганистане. Как ни странно, его никто не тронул пальцем. И так он достаточно длительное время ходил в школу один.

 

Ярослава Саввина, Т-03

Нам стало известно, что представляют собой «горячие точки». Также гость поведал о своих произведениях, которые любезно подарил библиотеке нашего отделения. На мой взгляд, это наиболее интересная встреча за весь год (а их было немало), так как Николай Александрович (в отличие от некоторых других гостей) достаточно эмоционально рассказывал об интересующих нас фрагментах из своей жизни, в т. ч. молодости.

 

Александра БАЛАШОВА,

Преподаватель

(Газета «Царицынская волна» №53, 2017 год)

 

https://e.mail.ru/cgi-bin/link?check=1&refresh=1&cnf=4e8356&url=http%3A%2F%2Fcollegetsaritsyno.mskobr.ru%2Ffiles%2Ftsaritsynskaya_volna_53.pdf&msgid=14953940410000000565&x-email=starodymov%40mail.ru

***

ПРОДОЛЖАЯ ТРАДИЦИИ ПРЕДКОВ

 

На днях мы побывали в мастерской у скульптора и родового донского казака Константина Чернявского, известного своими выдающимися работами, такими как «Атаман Платов», «Казачьему роду нет переводу» (памятник казачьим матерям), «Преподобный Сергий Радонежский», «Святой Александр Пересвет», «Батюшка Серафим», «Киногерой красноармеец Сухов», «Доброволец Русской Армии», «Атаман Всевеликого Войска Донского», «Петр и Феврония» (установлено более 20-ти памятников по всей России) и многих других.

 

Константин Чернявский, являясь продолжателем казачьих традиций, старается увековечить не только героев из прошлого, но и наших современников, тех, кто сегодня старается на благо России и продолжает нелёгкое дело возрождения казачества. На этот раз Константин Родиславович решил запечатлеть в веках образ современного деятеля казачества, поэта, прозаика, председателя Казачьей секции Союза писателей России Валерия Латынина. Валерий Анатольевич родовой казак, полковник запаса, является одним из организаторов и лидеров движения за возрождение казачества России. С 1997 года по 2002 год был помощником легендарного генерала А.И. Лебедя и координатором по Югу России в Российской народно-республиканской партии.

 

В своём интервью нашему дискуссионному клубу "Консерватор", Константин Чернявский сказал: "Я давно знаком с Валерием Латыниным и давно хотел запечатлеть во времени его лицо, которое, на мой взгляд, является образом казачьего наследия в наши дни".

 

Сам Валерий Анатольевич порадовал нас своими замечательными стихами и рассказами о том, кто такие казаки, каково их предназначение и что происходит с казачеством сегодня.

 

На встрече со скульптором, в его мастерской мы увидели множество образов на тему казачества, сразу видно, что мастер не просто художник, этот человек болеет душой за славное прошлое России.

 

В ближайшее время, мы проведём цикл встреч-передач на тему: "Слава Богу, что мы казаки!".

 

Валентина БОБРОВА,

ведущая дискуссионного клуба «Консерватор».

***

Спектакль «МЫ РОДОМ ИЗ БРАТСКА»

 

30 апреля 2017 года в стенах культурно-досугового центра «Современник» (ж.р. Осиновка г.Братска Иркутской области) состоялось премьера спектакля по рассказам Анатолия Владимировича Казакова «Мы родом из Братска».

Режиссер постановки — актер Братского Драматического театра Владимир Михайлович Куликов, а сыграли спектакль актеры театральной студии «Кубок Гиппократа» Братского медицинского колледжа.

Спектакль состоит из 4 частей, в основе которых были рассказы: «Совесть» (впервые опубликован на сайте «Имена Братска» в декабре 2012 года (ЧИТАТЬ)), «Избаловалось человечество», «История простой человеческой любви», «Рассказ Нины Колбасовой» из книги писателя («Аналой». — г.Братск: тип. «Полиграф». 2014 — 480 с. Проза, публицистика, сказки(ПОДРОБНОСТИ)).

В спектакле звучат стихотворения братского поэта Юрия Витальевича Розовского.

КАЗАКОВ АНАТОЛИЙ ВЛАДИМИРОВИЧ

Прозаик. Поэт. Публицист. Автор четырёх книг и многочисленных статей и очерков. Его произведения публиковались в журналах «Истоки» (Красноярск), «Северо-Муйские огни» (Бурятия), «Сибирячок» (Иркутск), «Литературная Губерния» (Самара), «Великороссъ» (Москва) и др.

Родился в городе Братске 29 января 1966 года. Отец после рождения сына вскоре оставил семью.

Долгое время работал на заводе отопительного оборудования «Сибтепломаш».

В свободное от трудовой деятельности время Анатолий посещает занятия в литературном клубе «Братские роднички», где вместе с другими начинающими поэтами и прозаиками постигает азы профессионального мастерства. Его рассказы и сказки публиковались в журнале «Сибирячок», в городских газетах, а также выходили в отдельных брошюрах, изданных в братских типографиях.

Из статьи В.Корнилова «Плоды взросли на благодатной ниве (Размышления о творчестве А.В. Казакова)»:
Проза Анатолия Казакова пронизана светом добра и любви к русскому православному человеку, не совсем утратившему еще своих нравственных и духовных понятий, таких как: совесть, честь, сострадание, долг перед Отечеством и других, не менее важных качеств, воспитанных веками в душах наших замечательных сородичей.

Ему присущи простота изложения мысли и доступность восприятия сюжета, идущие не от интеллектуального убожества автора, а от той изящной простоты, именуемой талантом, который тщательно отбирает для создания того или иного художественного образа необходимые средства выражения: ибо Анатолий Казаков – сам прекрасный знаток исконного русского языка, сохранивший в себе от своих старших сородичей его богатство и поэтичность в первородном деревенском звучании.

Анатолий – человек глубоко верующий, почитающий законы Русской церкви. Потому и плоды его творчества взросли на благодатной духовной ниве, именуемой Русским Православием.

(Прислал Анатолий Казаков)

***

Наследники Победы

 

            Накануне 72-й годовщины Победы в Великой Отечественной войне в московском Доме культуры «Гайдаровец» прошёл литературно-музыкальный вечер «Этот день мы приближали, как могли», организованный и проведённый поэтом и общественным деятелем, полковником запаса Валерием Латыниным.

 

            В вечере приняли участие: бывший партизанский разведчик с 11 лет А.А. Ульянов; ученики московской средней общеобразовательной школы № 1231 в сопровождении классного руководителя И.С. Котляренко; члены международного клуба женщин лётных специальностей «Авиатрисса»; поэты и прозаики литературного клуба «Побеждающее слово»; члены общественного объединения «Дети войны», певицы Надежда Колесникова и Татьяна Ларина.

 

            Когда ведущий представлял участника Великой Отечественной войны А.А. Ульянова, школьники, присутствовавшие в зале, очень удивились, ведь Саше Ульянову было всего 11 лет, когда он стал разведчиком диверсионной группы партизанского отряда в Белоруссии. Отважный мальчишка не только ходил в разведку во вражеские гарнизоны, но и проводил, прибывшие с «большой земли» диверсионные группы к месту их дислокации, принимал участие в подрыве железнодорожных составов с боевой техникой и живой силой противника, штурмовал полицейские участки и немецкие комендатуры. В одном из боёв с карателями Саша Ульянов лично уничтожил пулемётный расчёт противника и помог своему отряду прорваться из окружения. В 13 лет был представлен к награждению орденом Красной Звезды. Трижды ранен. Врачи в московской хирургической клинике провели несколько операций, чтобы спасти юного партизана. Рассказ А.А. Ульянова о боевой поре дети и взрослые слушали, не шелохнувшись, словно заворожённые.

 

            В.А. Латынин продемонстрировал участникам вечера две книги, недавно вышедшие в московских издательствах, - «Мы воевали не за ордена» и «Маленькие герои большой войны», где опубликованы воспоминания Александра Александровича Ульянова и очерк о нём.

 

            Затем ученики школы № 1231 декламировали для гостей вечера стихи поэтов-фронтовиков и исполнили любимую в нашей стране многими поколениями песню из кинофильма «Белорусский вокзал». Ребята и девчонки не только старательно подготовили свой концертный номер, но и пришли на вечер в солдатских пилотках, с георгиевскими лентами на груди и с портретами своих прадедушек и прабабушек, участвовавших в Великой Отечественной войне, подчёркивая тем самым, что являются наследниками Великой Победы. В дар школьной библиотеке ведущий передал книги «Маленькие герои большой войны» и «Великая Победа».

 

            На вечере прозвучали стихи о войне И.Т. Рыбакова и Н.Н. Охрименко, песни фронтовых лет в исполнении певиц Надежды Колесниковой и Татьяны Лариной. Цветы артистам и дружные аплодисменты были выражением душевного подъёма всех участников вечера, объединённых общей памятью о страшной войне и общей благодарностью фронтовикам за Победу.

 

            Алексей ШАДРИН,

заслуженный работник культуры России.

            Фото автора.

 

***

Интернет убивает чтение

 Каким будет мир без книг – представить трудно

 

О литературе как о служении и о патриотизме как о вещей тревоге за своё отечество размышляет в канун 70-летия Юрий Кублановский.

 

«ЛГ»-ДОСЬЕ 

Юрий Михайлович Кублановский – поэт, эссеист, публицист, критик и искусствовед. В печати дебютировал в 1970 году в сборнике «День поэзии». Автор более двадцати лирических книг, вышедших в США, Франции, России. Член Патриаршего совета по культуре. Лауреат премии Правительства Российской Федерации в области культуры за 2012 год. 

 

 

– Юрий Михайлович, ваша литературная судьба была очень не­обычной, извилистой: от самиздата до поэтических сборников, выходивших в США, Франции, а в последнюю четверть века в России... Как вы сами оцениваете своё место в литературе?

– Своё место в литературе оценить, разумеется, трудно, тут что ни скажешь, всё будет казаться нескромным. Я часто вспоминаю великое стихотворение Евгения Баратынского «Последний поэт» и его же замечательные слова: «Дарование есть поручение, которое следует выполнить как можно лучше». Поручение, конечно, не от государства, не от публики, не от стремления к знаменитости. Это, конечно же, поручение свыше. И я по мере сил стремился именно так понимаемое поручение выполнять с максимальным бескорыстием и добросовестностью. Да и вообще в литературе нет, я думаю, «мест»: это не спорт, а служение.

– «Смелость. Мысль. Образ. Глубина» – так расшифровывалось название неформального литературного объединения «СМОГ», в которое вы входили в студенческие годы. Эти четыре понятия по-прежнему остаются вашим творческим кредо? Или с годами приоритеты изменились?

– «СМОГ» существовал, когда нам, его участникам, всем было по 17–18 лет, мы были ещё щенки. Для меня «СМОГ» был в первую очередь школой нонконформизма. Мы тогда уже сделали свой выбор и отказались от тех компромиссов с государством, на которые пошли, например, шестидесятники. А «Смелость. Мысль. Образ. Глубина» – конечно, с этим не поспоришь, как же без этого? Но сюда надо добавить ещё и чувство, любовь, веру и надежду. В моей поэзии постепенно выкристаллизовывались две основные темы: судьба России и поиск возможностей для её возрождения. А во-вторых, судьба нашей христианской цивилизации в целом. Конечно, всё это существует подспудно, незаметно бежит по стихотворным жилам и не бьёт читателя по лбу.

– В своих интервью вы неоднократно повторяли, что поэзия – это большая ответственность и что этот дар даётся человеку неслучайно. А в чём, на ваш взгляд, главное значение поэтического дара?

– Значение это неоднозначно. Конечно, создание стихов, когда оно не насильственно, а вдохновенно, – большое счастье. Но не будем забывать слова Гоголя о том, что со словом нужно обращаться честно, ответственно, что это главный подарок Бога человеку. Настоящая поэзия, согласно моему пониманию, служит укреплению и закалке души, характера, интеллекта. И ни в коем случае не стоит тут искусственно себя заводить: вдохновение не мотор, а чудо. Когда мне, например, не пишется, я стараюсь не терять времени даром и не понуждать понапрасну себя к творчеству, а много читать, смотреть, чтобы, когда придёт, наконец, вдохновение, встретить его во всеоружии новых мыслей, новых чувств, углублённого миропонимания.

А вот что значит поэзия для общества в целом, сформулировать трудно, потому что поэзия идёт от сердца к сердцу. Конечно, было время (вспомним шестидесятников), когда стихотворцы за счёт своей темпераментной декламации, за счёт тех сквознячков свободы, которые гуляли по их творчеству, собирали огромные аудитории, стадионы… Я и сам этому отдал дань: когда мне было 15–16 лет, ездил в Москву из Рыбинска, на скопленные гроши покупал билет в Лужники и слушал Евтушенко и Вознесенского.

 

Но это был короткий период, связанный с конкретным историческим временем и с тем, что приоткрылась форточка из сталинизма в нечто новое, получившее название оттепель… А в принципе поэзия существует, по-моему, не для того, чтобы возбуждать и пробуждать массы.

Я мысленно ориентируюсь на индивидуального читателя и верю, что если он не поленится погрузиться в мою поэзию, то ему воздастся: он, быть может, станет хоть чуть-чуть счастливее, сердце его немного согреется, воля немного укрепится… В конечном итоге человек станет лучше, умнее. Для этого, я убеждён, и существует поэзия.

– Какое место занимает писатель в современном обществе? Каков его статус?

– Этот статус падает. Не только и не столько потому, что писатели стали хуже, но потому, что вымываются из цивилизации и культуры чтение и книга. Мы все думали, что коммунистическая цензура вредит литературе, а нашёлся зверь пострашнее… Я имею в виду интернет-паракультуру, которая рассеивает сознание и отучает людей от чтения: они уже не способны сосредоточиться на тексте, тем более, если речь идёт о большом объёме или, как в случае поэзии, о большой концентрации лирического смысла. Надо смотреть правде в глаза: мы стоим на пороге принципиально новой цивилизации, когда книга и литература станут уделом немногих. Каким будет мир, когда это состоится полностью, трудно сказать. Лично я ничего хорошего для культуры не жду.

– Вы коснулись того, что ваша основная тема – Россия и её судьба… Как думаете, обязательно ли в наследии автора должна быть гражданская лирика? Или «чистое искусство» всё же имеет право на существование?

– Если посмотреть внимательнее, то «чистое искусство» – миф и только, и его никогда не было. Поэт – это человек, его не может не волновать окружающее, а это обязательно отразится на творчестве. Вот, например, считают чистым лириком Афанасия Фета. Но это, конечно, совсем не так. У него превосходная публицистика, замечательные очерки о пореформенной России. И то, что в его стихах нет прямой гражданской темы, отнюдь не значит, что он не был ею задет. Другое дело, что разные поэты в разной степени развивают гражданскую тему в своём творчестве. Это зависит от темперамента, от характера поэтического дара, от состава личности литератора.

– Кстати, в тему гражданской лирики: последнее время в обществе идут многочисленные споры о том, что такое патриотизм. Что лично вы вкладываете в это понятие?

– Это трезвая, без розовых очков любовь к своему Отечеству и вещая за него тревога.

– Патриотическая поэзия – какой она должна быть?

– Я не думаю, что поэзию надо классифицировать и делить на патриотическую, религиозную или любовную. Нет таких разделений. Поэзия должна быть органичной, и органично в неё входят самые разные элементы. Когда говорят «православный поэт», я только пожимаю плечами. Религиозное начало должно присутствовать в творчестве незримо, исподволь, поэзия – вещь очень деликатная, очень аристократичная. То же касается и патриотической темы. Тот, кто в каждом стихотворении пишет про берёзки и про любовь к родине, как правило, пишет в целом глубоко провинциальную лирику, которая не переживёт наше время. Настоящие шедевры тут создаются нечасто: например, отдельные стихи Есенина, Рубцова. Они прекрасны, и прекрасны не столько потому, что они патриотичны, но потому, что они высоко талантливы.

– Где тут погост? Вы не видели? 

Сам я найти не могу. 

Тихо ответили жители: 

– Это на том берегу.

Строфа Николая Рубцова – на века. Казалось бы, ну что тут патриотичного? А ведь здесь вся наша родина.

 

Беседу вела Валерия Галкина

(«Литературная газета» №16 от 26.04.2017 г.)

***

Эй, вы, там, наверху!..

 

15 апреля в анти-кафе «Территория общения» состоялся музыкально-поэтический вечер Московского молодежного проекта «Дыши поэзией», задачей которого является формирование интереса к авторскому творчеству, организация творческой среды общения и помощь в творческой самореализации участников. 

Гости вечера исполняли как собственные произведения, так и произведения своих любимых авторов. Стоит отметить, что для некоторых участников – это первое подобное мероприятие, тем приятнее, что вечер получил очень теплые оценки от выступающих и слушателей. 

Делясь своими впечатлениями одна из участниц сказала, что она испытала ощущение, будто бы время остановилось, и мы очутились в каком-то другом измерении, наполненным светом, теплотой и добром. Можно ли добавить еще что-то к этим словам? Думаю, что мы найдем все ответы в счастливых глазах молодой девушки, которая, возвращаясь домой, напишет в метро очень добрые стихи о своих ощущениях от проведённого вечера. Заглянув перед сном в Интернет, я увидел, что ребята активно ведут беседу между собой, интересуясь творчеством новых друзей и рассказывая о себе. Один единственный вечер, но сколько открытий! 

Несмотря на все положительные эмоции в голове закралась одна простая мысль… У нас принято часто ругать современную молодежь за ее одежду, стиль поведения и прочие вещи… Но ответьте мне, люди старшего поколения, а вы сами часто ходите на мероприятия, где молодежь с искрой глазах читает свои авторские произведения, стихи Есенина, Ахматовой, Блока! Да, боже мой, она еще их и поет!? А вы, господа-литераторы, которые не видите дальше своего носа, создавшие вокруг себя зону комфорта, собственную «тусовку» - привычный круг из таких же, как вы… Много ли среди Вас людей моложе хотя бы тридцати лет? Часто ли вы протягиваете свою руку, чтобы помочь молодым авторам? Восторгались ли бы мы сейчас стихами того же Сергея Есенина без Блока и Клюева? Может быть… Лично я бы не хотел проверять, имея хоть один шанс потерять возможность познакомиться с творчеством любимого поэта… 

Сколько нужно людей, чтобы зажечь ребят и провести такой вечер? Мне оказалось достаточно собственного «мы». Спрошу у вас словами классика: «А вы могли бы?»

 

         Бутрин Александр

 

***

ЮБИЛЕЙНЫЙ ВЕЧЕР

 

В хорошо знакомом москвичам Доме журналистов состоялся литературный вечер, посвящённый 60-летию литературно-художественного журнала «Москва» и 50-летию со дня первой в нём публикации романа Михаила Булгакова «Мастер и Маргарита». До отказа набитый посетителями зал сначала посмотрел небольшой видеофильм об истории журнала, а после этого ведущий вечера – главный редактор «Москвы» Владислав Владимирович Артёмов – предоставил слово для разговора собравшимся в Домжуре любителям отечественной литературы. Среди пришедших на юбилей журнала были председатель партии «Справедливая Россия» Сергей Михайлович Миронов, первый заместитель председателя Правления Российского Фонда Мира Анатолий Самуилович Салуцкий, ректор Литературного института им. Горького Алексей Николаевич Варламов, проректор Литинститута Сергей Николаевич Дмитренко, профессор, завкафедрой русской литературы первой трети ХХ века Владимир Павлович Смирнов, сотрудник журнала «Наш современник» Александр Юрьевич Сегень, поэт Юрий Александрович Лопусов и целый ряд других писателей, жизнь которых была связана с журналом «Москва».

В качестве музыкальных номеров прозвучали выступления лауреата международных конкурсов пианиста и композитора Никиты Ковалёва, женского хорового коллектива «El Alma Canta» и лауреата международных конкурсов Полины Тарасенко.

Сергей Михайлович Миронов преподнёс редактору журнала «Москва» Владиславу Владимировичу Артёмову памятные часы с изображением на них скульптуры святого Георгия Победоносца, руководитель Военно-художественной студии писателей КЦ ВС РФ Владимир Александрович Силкин вручил ему почётный армейский знак, а секретарь Правления СП России Николай Владимирович Переяслов от имени Союза писателей России и журнала «Бийский Вестник» наградил Владислава Владимировича медалью Василия Макаровича Шукшина. «Имя этого писателя неоднократно звучало сегодня на этой сцене, – сказал Переяслов, – так пусть же дух нашего любимого Шукшина всегда витает над журналом «Москва» и одухотворяет его путь в грядущее».

 

Соб. инф.

 

 

 

 

 

***

Кино России как её беда

 

В минувший понедельник на медиафоруме Общероссийского народного фронта С.С. Говорухин спросил руководителя страны, кому на Руси жить хорошо. "Режиссерам и другим представителям творческих профессий", - ответил руководитель.

Есть мнение, что этот ответ, названный СМИ "шуткой", был шуткой грустной. Потому что киносословие России - есть по большей части вовсе не её гордость и богатство. А, напротив, её тяжёлое наследие и непонятно как решаемая проблема.

И вот почему.

Накануне символического диалога, напомним, состоялся небольшой, но актуальный скандальчик на вручении кинопремий "Ника". Режиссёр А. Сокуров призвал освободить террориста Сенцова. А также высказался в поддержку юношества, не внимавшего полиции в ходе несанкционированной ютуб-акции против Димона, его уток и вообще коррупции. "Государство совершает большую ошибку, ведя себя столь фамильярно с молодыми людьми, со школьниками и со студентами. Нельзя начинать гражданскую войну среди школьников и студентов. Надо услышать их. Никто из наших политиков не желает их услышать, никто с ними не разговаривает... Они боятся это делать. Почему? Это невозможно, больше терпеть это невозможно". - сказал режиссёр Сокуров.

В свою очередь актёр Ярмольник прочёл стих литератора Быкова о том, что, когда перестройка грянет в следующий раз - гадина прежнего режима будет додавлена, а все ретрограды будут повешены на фонарях (последнее обещание было скрыто за кокетливым полуцитированием "мы добрых граждан позабавим").

В свою очередь документалист Манский, получая приз за лучший неигровой фильм, сообщил, что "страну мы просрали, и поэтому мы хуже Северной Кореи".

Так вот. Скандальчик, уважаемые читатели, состоял не в том, что творческие граждане, всю сознательную жизнь сосущие государственное вымя в три горла, выступили со смелой бранью и отважными угрозами в адрес государства. Скандал начался после того, как официальные СМИ во время видеоотчётов о мероприятии этот фрондёж вырезали.

Государственные медиа, рискнём предположить, сделали это не потому, что им В.В. Путин велел - а из соображений "цеховой стабильности". Потому что просочись эта фронда в эфир центральных каналов - пострадали бы не только телевизионные стрелочники. Самой власти бы пришлось реагировать чуть прямее и жёстче, чем она хочет, и в адрес отважного творческого сословия. А так получилось идеально - творческое сословие в очередной раз фрондануло, а власть сделала в очередной раз вид, что не услышала.

Понятно, что оживление творческой тусовки вызвано было струёй юности, выплеснутой на улицы ряда городов страны в конце марта.

И вот в чём главная беда, уважаемые читатели.

После яркого выступления творцов большая часть русских соцсетей злобно, но как-то безнадёжно поиронизировала на тему "о, киношники против коррупции. Это даже не пчёлы против мёда, это уже еретики за инквизицию".

Ирония, подчеркну ещё раз, была безнадёжной. По ряду простых причин.

Во-первых: потому что все, кто вообще слегка интересуется темой, - в курсе, что бунтующий вельможный российский кинематограф без государства не то что несостоятелен - а просто беспомощен, то есть не может вообще ничего.

И при этом все знают, что казённые средства усваиваются творческой тусовкой по известно какой схеме.

Те, кто интересуется темой чуть глубже - могут выяснить, откуда деньги на высокобюджетный артхаус у А. Сокурова. Или сколько в действительности собрал в прокате фильм "Ночные стражи" (230 млн. руб, поддержка Фонда Кино), на который просил денег Л. Ярмольник, в качестве основного аргумента предлагавший комиссии "показать альбатроса" и обещавший сборы в районе 400 млн руб. Или какой дикий скандал закатил режиссёр Манский, когда впервые за годы в 2016-м государство отказалось выдать ему миллион рублей на проведение мероприятия "Артдокфест", куда Манский привёз фильм о прекрасном событии в истории человечества Майдане.

И при этом все, кто интересуются темой глубоко или не очень глубоко, знают ещё одно.

Эта тусовка даже более неприкосновенна и неуязвима, чем прочий "медиа-класс". И ей ничего не бывает никогда и ни за что. Ни за коммерческие провалы. Ни за дичайшие распилы, жалкие результаты которых поставляют здоровый смех зрителям Евгения BadComedian Баженова. Ни за призывы освободить, например, тоже что-то снимавшего майданщика, осуждённого всего-то за подготвку терактов (глупость какая, какие теракты могут быть в России). Ни за изящные обещания развешать нынешних своих спонсоров по фонарям. Ни за оскорбительную брань в адрес народа и порождённого этим народом государства.

А не бывает им ничего ни за что потому, что государство просто не может решить их как проблему.

То есть не то что привлекать их "на общих основаниях" к ответственности за сделанное и сказанное. Оно не может даже взять и оторвать всю эту заслуженную бюджетную мафию с её въевшейся в поры фрондой от вымени. В смысле - не может практически.

Потому что каждый из представителей этой фрондирующей мафии может поднять вопль до геостационарной орбиты, а число их гигантское, и отлучение их от вымени будет сопровождаться такой взрывной волной проклятий, и показательных эмиграций, и демонстративных самоприковываний, и бросков на омон, и криков "снимайте меня, я такая-то", и международного улюлюканья, что (с точки зрения государства, весьма ценящего любую, хотя бы и относительную стабильность) - всё это перевесит любые бонусы.

Вельможная творческая кинотусовка (очень умеренно, судя по зрительским результатам своей работы, одарённая, но зато на совесть спаянная в действительно значимых для неё вопросах) - фактически третье десятилетие шантажирует государство, и государство это отлично осознаёт.

Штука в том, что осознаёт оно также и нерешаемость проблемы на данном этапе. И единственное, что остаётся государству - это, пожалуй, ждать.

Чего именно? Ответ прозвучит цинично: времени, когда последний заслуженный лицедей, доставшийся государству в наследство от великого советского кинематографа - сойдёт со сцены естественным путём. Благо - ждать осталось не так долго, и последние юные звёзды застоя сегодня уже, как правило, на седьмом десятке. А спешно пристраиваемые ими к вымени юные дети, жёны и прочие наследники лишены того сакрального ореола, который обеспечивает самим лицедеям давно мёртвый великий советский кинематограф.

А пока - всё будет продолжаться. И вельможный режиссёр, на казённые деньги снявший конъюнктурное фестивальное "еврокино", проведёт в качестве президента очередную премию "Ника". Которая выдаст этому фильму этого режиссёра (пролетевшему, естественно, с треском у отечественного зрителя) главный приз как лучшей картине года, самому режиссёр-президенту приз за лучшую режиссуру, а его супруге приз за лучшую роль. И заодно, пользуясь случаем, боевито выкрикнет про необходимость бороть коррупцию. И про пропащую страну, которая хуже КНДР.

...Ну и последнее соображение. У меня, уважаемые читатели, есть версия.

Эта странная и необъяснимая на первый взгляд неприязнь кинотусовки России к стране России - на самом деле вполне объяснима.

Это "неприязнь разлюбленных". Неприязнь тех, кого русские граждане всё ещё исправно содержат - но не восхищаются как прежде. И даже видеть не желают.

 

        Виктор Мараховский

 

3

 
   


Источник:http://publizist.ru/blogs/109845/17985/-

 

Наш комментарий:

Редакция Сайта МСПС решила ознакомить своих читателей с данным материалом по двум причинам. Первая - ознакомить их с жизнью когда-то дружеского творческого союза. Ведь нельзя отрицать, что именно благодаря обращению советского кинематографа к лучшим образцам советской многонациональной прозы  зритель получил блестящие, а порой и выдающиеся кинокартины.  Но теперь, когда кинематограф полностью перешел на коммерческие рельсы,   качественная литература ему стала не нужна. 

Второе. Мы вынуждены уточнить слова уважаемого Президента России - литераторы (по крайней мере большинство из них) совсем не относятся к той категории, кому на Руси жить хорошо. Более того, именно писательское сообщество (в последние годы особенно!) испытывает со стороны государства невиданный нажим, игнорирование и презрение. Будь иначе - нам бы не пришлось который год отбиваться в многочисленных судах от посягательств государства на писательское имущество, на наше право оставаться продолжателями и наследниками Союза писателей СССР.  

 

***

Намек на революцию

 

Либералы вынашивают планы по «транзиту власти»


Живущий в Швейцарии бывший олигарх, а ныне один из лидеров либеральной оппозиции Михаил Ходорковский опубликовал на сайте «Эха Москвы» программную статью, в которой излагает новый план либералов по захвату власти в России. Ясно, конечно, что таким бредовым фантазиям сбыться не суждено, однако эти откровения из-за бугра интересны тем, что это – своего рода саморазоблачение нашей либеральной оппозиции.

Во-первых, любопытно, что словосочетание «русский народ» в этой программе захвата власти в России не встречается ни разу. Мало того, оказывается, Россия как государство возникла, окрепла, разгромила врагов и достигла могущества вовсе не благодаря государствообразующему русскому народу. «Кто, на самом деле, на протяжении уже нескольких столетий удерживал страну от сползания в пучину варварства, во время многочисленных передряг? – с пафосом восклицает Ходорковский. – Кому страна обязана своим нынешним, нерастраченным до конца могуществом, своей культурой, наукой, своим оружием, наконец, которым так похваляются наши псевдопатриоты? Вождям, как нас уверяет пропаганда? Ряженным придуркам, бегающим вокруг выставок и храмов? Нет!».

«Благодарить за то, что российские культура и наука по-прежнему значимая часть мировых, надо не такую уж многочисленную, как хотелось бы, часть общества — «русских европейцев», – возглашает отсидевший свое за мошенничество Ходорковский.

При этом, хотя конкретные имена он и не называет, нетрудно догадаться, что этой «не такой уж многочисленной частью общества», которую он называет «русскими европейцами» (то есть «элитой», которой Россия будто бы обязана всем), он считает самого себя и всех доморощенных либералов.

Затем Ходорковский плавно переходит к главному – начинает поносить избранную в России подавляющим большинством народа власть. «Эта власть, – заявляет экс-олигарх, – до сих пор не хочет решать проблему своего ухода. Она ссорит людей и разрушает авторитеты, поскольку на самом деле слаба и боится конкуренции, боится потерять свою бесконтрольность. Некоторые думают, что Путин, окончательно уходя, легко и просто оставит власть преемнику, и все пойдет по-прежнему. Во-первых, по-прежнему не выйдет… Значит, когда она все же рухнет, то вполне может рухнуть в руки людей, не готовых ее принять». И тут для обеспечения «транзита власти», как витиевато выражается Ходорковский, призывая либеральную оппозицию сплотиться и готовиться к этому моменту, – «нам нужно начать думать вместе».

Но кому это «нам»? «Нам, – поясняет свою стратегию лидер либеральной оппозиции, – «русским европейцам», тем, кто решил работать на нынешнюю власть в надежде, что это меньшее зло, и тем, кто порвал с ней всякие контакты, считая это недостойным. «Лоялистам» и «непримиримым», сторонникам большей роли государства в экономике и приверженцам либеральных идей, тем, кто за «крымнаш», и тем, кому произошедшее совсем не нравится».

«Мы – грозится Ходорковский, – все веками жили на одной земле, наши деды поливали ее своей кровью, и никто ее никому без крови не отдаст и сегодня. Ни большинство, ни меньшинство». Любопытное признание! По сути, признание того, что «меньшинство», т.е. либералы, не собираются и сегодня действовать «без крови».

Нет, Ходорковский, конечно, достаточно хитер, и прямо не зовет на баррикады, не призывает тут же устроить в Москве «майдан» наподобие киевского, или ввести в Россию для полного торжества «свободы» войска «демократических государств». Он для начала предлагает соратникам «сплотить ряды».

«С чего можно было бы начать? – риторически спрашивает он, и сам отвечает, называя, наконец, имена тех, кто, на его взгляд, должен взять в руки власть: 

«Можно было бы начать с круглого стола по вопросу транзита власти с участием экспертов из команд Кудрина и Касьянова, Явлинского и Навального, Каспарова и Титова, ОНФ и Открытой России в таком месте, где все смогут принять участие. Годовщина революции дает к этому повод и основание».

Намек на революцию тут вовсе не случаен. Предлагается сделать то же самое, что сделали 100 лет назад большевики в Лондоне: создать своего рода новую РСДРП (название не так уж важно), чтобы приступить к планомерным действиям по обеспечению в России «транзита власти». Другими словами, чтобы иметь возможности, как и Ильич сто лет назад, воскликнуть в нужный момент: «Есть такая партия!». «Стране жизненно необходимы глубокие изменения», – считает Ходорковский.

По правде сказать, его соратники и так без дела не сидят. Доморощенные либералы уже давно, в унисон западным русофобам, развернули через свои СМИ яростную русофобскую кампанию, отрицая само право русских, которыми должно управлять «европейское меньшинство», на существование. Их активисты давно говорят у нас об этом прямо, без обиняков.

Вот что недавно написал, например, в своем опусе «Энциклопедия русской души» либеральный писатель Виктор Ерофеев: «Русские – позорная нация. Тетрадка стереотипов. Они не умеют работать систематически и систематически думать. Они больше способны на спорадические, одноразовые действия. По своей пафосной эмоциональности, пещерной наивности, пузатости, поведенческой неуклюжести русские долгое время были прямо противоположны большому эстетическому стилю Запада».

«Русских надо пороть. Особенно парней и девушек. Приятно пороть юные попы. В России надо устраивать публичные казни. Показывать их по телевизору. Русские любят время от времени поглядеть на повешенных. На трупы. Русских это будоражит. У русских нет жизненных принципов. Они не умеют постоять за себя. Они вообще ничего не умеют», – пишет этот русофоб, которого у нас до сих пор вовсю пиарят во всевозможных СМИ.

А вот что пишет о русском народе другой кумир либеральной публики – писательница Татьяна Толстая: «Россия — это большой сумасшедший дом, где на двери висит большой амбарный замок, зато стены нету; где потолки низкие, зато вместо пола — бездна под ногами… Для меня русский патриотизм ужасен, и не только по той очевидной причине, что он смертельно и безошибочно пахнет фашизмом, но главным образом потому, что его идея и цель — замкнуть русский мир на самого себя, заткнуть все щели, дыры и поры, все форточки, из которых сквозит веселым ветром чужих культур, и оставить русских наедине друг с другом».

«Я хочу призвать российскую интеллигенцию: хватит призывать хищников стать вегетарианцами. Хватит наставлять 87% процентов, поддерживающих нынешнего лидера, «хомо-халявикус» по модели «#‎крымнаш», оборотиться в «хомо-сапиенс», в «человека разумного», – так отозвался о русском народе на конференции в Киеве обозреватель «Эха Москвы» Матвей Ганапольский, сбежавший на Украину. – Именно разумного, пытающегося предположить, что будет не только «сегодня», но и «завтра». Но для этих 87% нет понятия «завтра», есть только сегодня, когда можно что-то урвать… Вот почему не нужно думать, как защитить Россию от железного занавеса. Нужно сказать России спасибо, что она его сама строит. Ибо «хомо советикус» должен сидеть за тем самым «железным занавесом», им же и построенным, чтобы не портить всем остальным жизнь». 

Наши либералы давно уже не стесняются в выражениях, пытаясь доказать, что русский народ сам собой и страной управлять не в состоянии, и что власть надо немедленно передать «европейцам», под которыми они подразумевают самих себя.

С подачи западных кураторов ведется систематическая обработка массового сознания с подрывной целью развала и ослабления России. В будущем году грядут президентские выборы, и либеральная оппозиция начинает все более активно к ним готовиться.

Об этом свидетельствует не только обнародованный план Ходорковского, но и активизация другого гуру либеральной оппозиции Алексея Навального, который объявил, что тоже хочет стать новым президентом России и уже открывает по всей стране свои предвыборные штаб-квартиры. «Я буду участвовать в президентских выборах 2018 года!» – заявил Навальный на своем сайте, сделав своим коньком «разоблачение коррупции власти». Но в устах человека, которому недавно вынесен приговор за мошенничество, такое звучит, мягко говоря, смехотворно…

Не менее нелепо выглядят потуги «идти в президенты России» и у другого лидера оппозиции, бывшего премьера Михаила Касьянова. Он, правда, еще лично не «парился» на нарах, однако давно получил в народе презрительную кличку «Миша два процента».

О необходимости захватить власть заявила и партия «Яблоко», которая выдвигает кандидатом в президенты Григория Явлинского. «Ситуация сложилась так, – пугает она, – что без создания альтернативы Владимиру Путину негативное, и, возможно, катастрофическое развитие событий – практически неизбежно... А такая серьезная возможность создания альтернативы сегодня есть только у нашей партии». Но и эти потуги «яблочников» тоже ничего, кроме иронической улыбки, не вызывают. На прошлогодних выборах в Государственную Думу «Яблоко» получило 1,9% голосов избирателей. И тут – шансов абсолютно никаких.

А потому ясно, что с таким «авангардом» нынешние необольшевики-либералы, которых Ходорковский призвал сплотиться, чтобы захватить власть, ни малейших шансов на это не имеют.

Однако бдительности все-таки терять никоим образом нельзя. Уроки 1917 года суровы: тогда большевики тоже были в меньшинстве. «Ждём благоприятного момента, работаем на перспективу», – многозначительно пригрозил на своем сайте Алексей Навальный.

«Еще плодоносить способно чрево, которое вынашивало гада», – предупреждал в свое время Бертольд Брехт, имея в виду совсем другого исторического персонажа. Но ядовитые плевелы, вредные сорняки, способные заражать все вокруг, еще растут и на нашей либеральной помойке. 

 

Специально для «Столетия» 

 

Статья опубликована в рамках социально значимого проекта «Россия и Революция. 1917 – 2017» с использованием средств государственной поддержки, выделенных в качестве гранта в соответствии с распоряжением Президента Российской Федерации от 08.12.2016 № 96/68-3 и на основании конкурса, проведённого Общероссийской общественной организацией «Российский союз ректоров».


Андрей Соколов

10.03.2017 | 14:24

 

Интернет-издание «Столетие»

 

***

      Обсуждение книги «Мы воевали не за ордена» в Московской городской Думе

 

 

3 марта 2017 года в Парламентской библиотеке Московской городской Думы прошло обсуждение книги серии «Обелиск» - «Мы воевали не за ордена». Автором проекта и редактором-составителем является ветеран Великой Отечественной войны, член Союза журналистов России, заслуженный работник культуры России Василий Сергеевич Суров. Книга посвящена 75-й годовщине разгрома немецко-фашистских войск под Москвой.

 

Книжная серия  проекта «Обелиск» выходит при поддержке Союза защитников памяти Великой Отечественной войны «Народная сеть памяти», руководитель Ю.П. Панов. В  вышедшей в конце 2016 года 13-й книге опубликованы воспоминания ветеранов войны и труда в записи московских школьников из лицеев № 1529, 1535, общеобразовательных школ № 34, 45, 2121, участников выпусков устного журнала «Победители», который проводит сотрудник Центральной детской городской библиотеки Москвы имени А.П. Гайдара Б.В. Попов. В книге также помещены стихи о кремлёвских курсантах и кубанских казаках, защищавших Москву, известного поэта и общественного деятеля Валерия Латынина.

 

Инициатором проведения обсуждения книги «Мы воевали не за ордена» в Московской городской Думе выступила депутат Мосгордумы, член редколлегии серии «Обелиск», внучка Героя Советского Союза В.Р. Шастина. Представляя очередной выпуск сборника, Вера Ростиславовна сказала: «Память о Великой Отечественной войне священна,  у нас в стране нет ни одной семьи, которой не коснулась война. О том грозовом лихолетье написано много книг, но эта – уникальна, поскольку рождена совместными усилиями наших ветеранов и школьников. Это значимый проект и для Москвы, и для всей страны в целом. Главная задача, которую мы перед собой ставим, - рассказать об этой инициативе как можно большему кругу людей. Хотелось бы, чтобы этот опыт был не только нашим, московским, а перенимался районами, городами, регионами Российской Федерации».

 

Василий Сергеевич Суров, говоря о своём детище, подчеркнул: «Очень  важно для патриотического воспитания нашей молодёжи, когда ребята берут интервью у своих родных и близких, из первых уст узнают правду о минувшей войне. Особенно в нынешние времена, когда полным ходом идёт фальсификация нашей истории. Защитить память о подвиге советских воинов в Великой Отечественной войне – наш общий долг».

 

Одним из тех, о ком рассказывается в книге «Мы воевали не за ордена», является Герой Советского Союза, заслуженный летчик-испытатель Г.К. Мосолов. Прославленный ветеран военной авиации присутствовал на обсуждении книги и рассказал немало интересного о своей дружбе с первым космонавтом планеты Ю.А. Гагариным,  о замечательном летчике-истребителе, Герое Советского Союза Александре Выборнове и проблемах по увековечиванию его памяти.

 

Военный журналист и поэт, полковник запаса Валерий Латынин рассказал участникам обсуждения о своих безрезультатных обращениях в московские издательства с предложением напечатать воспоминания бывшего одиннадцатилетнего разведчика диверсионной группы белорусского партизанского отряда Александра Ульянова – Шурки-москвича, как звали его сослуживцы. Этот неустрашимый мальчишка был проводником вновь прибывших с «большой земли» диверсионных групп по оккупированным территориям, лично забросал гранатами пулемётный расчёт карателей и помог своему отряду вырваться из окружения. Совершил десятки других подвигов. В 13 лет был представлен к награждению орденом Красной Звезды. Трижды ранен. Врачи в Московской хирургической клинике чудом спасли его жизнь. И его воспоминаниям, прекрасно написанным, поскольку А.А. Ульянов после войны окончил ВГИК и стал кинодокументалистом, не нашлось места ни в одном издательстве. И только В.С. Суров опубликовал часть мемуаров юного партизана в пересказе воспитанников казачьих кадетских классов школы № 2121 в своём сборнике.

 

Говоря о важности проекта «Обелиск», В.А. Латынин привёл пример из своего опроса школьников на знание героев войны. На его вопрос в ходе очередного выпуска устного журнала «Победители», кто слышал о генерале П.А. Белове, никто не поднял руки. Зато о немецком генерале Г. Гудериане знали все. А ведь это конно-механизированный корпус генерала Белова разгромил танковые соединения Гудериана под Каширой и отбросил их на 40 километров 4 декабря 1941 года, за два дня до общего контрнаступления Красной Армии под Москвой. Но такие факты современные школьники в подавляющем большинстве не знают. Выпуск книг серии «Обелиск» способствует устранению пробелов в знаниях молодёжи о войне.

 

Руководитель общественного движения «Народная сеть памяти» Юрий Панов рассказал о комплексной поддержке военно-патриотической работы в администрации муниципального округа Хамовники. За последние 10 лет там создана уникальная система патриотического воспитания, основанная на тесном взаимодействии органов власти и местного самоуправления, ветеранских и некоммерческих организаций, образовательных организаций, досуговых и военно-патриотических клубов, социально ответственных предпринимателей, местного отделения партии «Единая Россия». Один из важных результатов данной работы - издание серии книг-воспоминаний о Великой Отечественной войне.

 

В обсуждении книги и разговоре о значении выпуска серии «Обелиск» для патриотического воспитания молодёжи приняли участие депутаты Мосгордумы Михаил Антонцев, Людмила Стебенкова, Александр Семенников, Владимир Платонов, главы муниципальных округов Хамовники - Н.В. Гущина, Арбатского – Е.П. Бабенко, ведущий устного выпуска журнала «Победители» Б.В. Попов, представители Совета ветеранов ЦАО, студенты,  школьники и преподаватели московских школ. Все участники обсуждения получили в подарок книгу «Мы воевали не за ордена» и сувениры от Московской городской Думы.

 

            Наталия ПРЕОБРАЖЕНСКАЯ.

***

Уважаемые коллеги!

 

Центр исследований деятельности информационных структур и СМИ в условиях вооруженных конфликтов начинает издавать научный журнал «Актуальные проблемы МГП и СМИ». Наш центр функционирует на базе Института журналистики, коммуникации и медиаобразования Московского педагогического государственного университета.

Основные задачи издания:

– пропаганда основ международного гуманитарного права;

– изучение специфики и закономерностей функционирования средств массовой информации и органов информационного обеспечения в условиях войн и вооруженных конфликтов;

– исследование особенностей взаимодействия СМИ с ведомственными органами информационного обеспечения в условиях войн и вооруженных конфликтов, террористических актов и чрезвычайных ситуаций;

– популяризация знаний о способах взаимодействия журналистов и органов информационного обеспечения в условиях войн, вооруженных конфликтов, террористических актов и чрезвычайных ситуаций;

– изучение теории и практики отечественной и зарубежной военной журналистики.

Приглашаем к сотрудничеству исследователей в сфере международного гуманитарного права (МГП), теории и практики военной журналистики, профессиональных журналистов, преподавателей, аспирантов и магистров.

 

Главный редактор Андрей Козлов.

 

Круглый стол «Роль журналиста на войне:

правовые, этические и профессиональные аспекты»

 

Вашему вниманию представляется круглый стол «Роль журналиста на войне: правовые, этические и профессиональные аспекты». Для участия в нем редакция журнала «Актуальные проблемы МГП и СМИ» пригласила известных российских военных журналистов и специалистов в области организации деятельности органов по связям с общественностью силовых структур Виктора Николаевича Литовкина, Александра Александровича Колотило, Николая Александровича Стародымова, Александра Георгиевича Михайлова, Владимира Ивановича Тимофеева.

Ведущий круглого стола – главный редактор журнала «Актуальные проблемы МГП и СМИ» Андрей Валерьевич Козлов, военный журналист, доктор исторических наук, профессор.

 

Ведущий: «Наши гости сегодня – начальник отдела газеты «Красная звезда» Александр Александрович Колотило, военный обозреватель ТАСС Виктор Николаевич Литовкин, бывший начальник Центра общественных связей ФСБ России Александр Георгиевич Михайлов, военный журналист, писатель Николай Александрович Стародымов, военный журналист, доктор политических наук, доцент, заслуженный работник культуры России Владимир Иванович Тимофеев».

 

Ведущий: «Первый вопрос: какова на ваш взгляд сегодня роль журналиста на войне?»

Тимофеев В.И.: «Роль журналиста на войне всегда была и останется одна – рассказать ПРАВДУ о войне. Это в идеале, а на деле все зависит от множества факторов: какая цель поставлена редактором, кто является учредителем СМИ, которое представляет журналист, при каком органе государственного или военного управления он аккредитован, какова личная позиция журналиста и т.д.

Данный перечень можно продолжить. В любом случае командировка на войну – это сложное, ответственное и, не побоюсь этого слова, почетное редакционное задание. Поэтому очень важно всесторонне подготовиться к такой командировке: вникнуть в политические причины противостояния сторон, изучить район боевых действий, вплоть до языковых особенностей населения, разобраться в оперативном построении войск. Здесь на общей эрудиции не выехать. Обязательно нужна целенаправленная подготовка, потом все окупится сторицею.

Мне кажется, что на войне проще всего тем журналистам, кто работает в государственных СМИ или аффилированных государством изданиях. Тут все ясно – надо выдерживать линию… Но интереснее и ответственнее работать тем, кто представляет независимые СМИ, которые стремятся к максимальной объективности в освещении боевых событий. Тут возможностей для реализации профессиональных амбиций куда больше».

Литовкин В.Н.: «От того, как журналисты (а по большому счету, СМИ, так как над любым журналистом, «работающим в поле», есть главный редактор и его газета, радиостанция или телекомпания) освещают события в вооруженных конфликтах и на войне, честно или не очень, с объективных или пристрастных политических позиций, зависит отношение населения и политиков к этой войне.

Пример – война США против Вьетнама. Подробный рассказ журналистов о преступлениях американских солдат и офицеров на войне в Индокитае, яркая демонстрация горя и разрушений, которые принесли в страну американские «джи-ай», фотографии девушки, обожжённой напалмом, гробы под звездно-полосатым флагом, которые доставляли самолеты на континент… Все это так или иначе способствовало прекращению агрессии США против Вьетнама и заключению соглашения о выводе американских войск с территории страны.

Можно приводить и другие примеры. В том числе и о работе журналистов на войне в Чечне, тем более в первый ее период. Ангажированные либеральные СМИ представляли местных бандитов и террористов, как борцов за свободу и независимость Ичкерии от оккупировавшей ее России, пытались создать из них образ «Робин Гудов», хотя для этого не было никаких оснований, что потом почувствовали на себе и те коллеги, которые их защищали и пропагандировали (фамилии называть не будем), а другая точка зрения старательно игнорировалась прессой, которую курировали и оплачивали некоторые олигархи. Более того, журналисты, имевшие другую точку зрения на события в Чечне, предавались профессиональному остракизму. Чем это закончилось, многие знают. Но об этом сегодня почему-то не принято говорить.

Уроки войны на Северном Кавказе, как, пожалуй, в Абхазии, Южной Осетии, Приднестровье, Таджикистане и работы там журналистов, на мой взгляд, до сих пор не проанализированы, как с позиций профессиональной этики, так и с позиции честности и объективности, что пока не способствует воспитанию гражданственности у пишущих и снимающих коллег. А без гражданской позиции журналисту на войне крайне трудно и, по большому счету, невозможно».

Михайлов А.Г.: «Я бы уточнил вопрос, скорее, военного журналиста для общества. Оно должно знать, что происходит там, где льется кровь, где погибают люди. Самое главное: кто виноват и что делать? В этом смысл работы журналиста. Разобраться и показать… Я много раз бывал на конференции «Терроризм и электронные СМИ» и должен сказать, что журналисты противоборствующих сторон очень часто показывают, что виноват противник. Погибшие дети, старики, женщины… Они есть и с той, и с другой стороны. И талантливый журналист может убедительно доказать, что виновата противоположная сторона. Но смысл не только в том, чтобы доказать кто виноват, а показать ужас войны, которую надо заканчивать.

Стародымов Н.А.: «Роль журналиста на войне по своей сути ничем не отличается от его роли в других условиях. Формы работы, специфика, пределы допустимого – вот они отличаются. А роль – та же, что и везде: предельно подробно и объективно освещать происходящее».

Ведущий: «Уважаемые коллеги, все ли сделали государства для защиты журналистов, выполняющих профессиональный долг в условиях войн и вооруженных конфликтов?»

Литовкин В.Н.: «О роли государства в защите жизни и здоровья журналиста, выполняющего свой профессиональный долг на войне, говорить довольно сложно. С одной стороны, мне известны положения МГП, направленные на эти цели. С другой – защита журналиста на войне начинается с его профессиональной подготовки в вузе, в профессиональной среде – в газете, на телевидении, в общении с коллегами, прошедшими военную школу в ходе вооруженных конфликтов. Наконец, в самостоятельной подготовке (моральной, психологической, военной, медицинской, правовой и т.д.) журналиста к командировке в горячую точку и выполнению им там своего профессионального долга, подготовке материалов для направившего его туда издания.

Конечно, большую помощь журналисту, работающему в горячих точках, могут оказать общественные организации. Такие, как, например, Союз журналистов Москвы, который организует совместно с силовыми ведомствами – Минобороны, МЧС, МВД, ФСБ и даже МККК подготовку сотрудников газет, радио и телевидения для работы в условиях чрезвычайной ситуации на курсах «Бастион». Многие коллеги, прошедшие эти курсы, говорят, что знания и навыки, приобретенные на таких занятиях, помогли им во время работы на передовой».

Колотило А.А.: «На этот вопрос ответить сложно, потому что, какие бы законы и меры ни принимались для защиты журналистов, на войне они могут не действовать. Сейчас в Сирии идет война с террористами, посему, как бы ни старались оградить журналистов от всяких неприятностей, это просто нереально осуществить. Что может сделать государство, если журналист находится в каком-то подразделении, на которое противник совершил артиллерийский налет? Это уже, как говорят, – «фатум», рок, судьба… Да и журналистов трудно удержать на войне от попыток запечатлеть «горячий» материал… В том же Алеппо, когда мы работали в только что освобождённом районе Бани-Зейд, нас предупреждали, что район еще не зачищен, на обочинах и в развалинах зданий могут быть мины. Мне довелось в те дни работать вместе с тележурналистами Первого канала и RT, с мужественными и прекрасными ребятами. Сначала мы остерегались, а потом, забыв об опасности, ходили среди развалин, рассматривали и снимали «шайтан-орудия», «шайтан-бомбы» и прочее… Так что законы законами, а реальность на войне – реальностью. Тем более, сейчас, повторяю, ведутся войны вопреки всем законам – не только законам и правилам ведения войны, но и гуманизма, человечности – со стороны террористов…»

Михайлов А.Г.: «Сделано много. Но мы должны помнить, что профессия журналиста одна из самых опасных. Хоть в военное, хоть в мирное время. В одном статистическом анализе я увидел, что по смертности она на втором месте после шахтеров. Но как можно сделать, чтобы журналист не погиб от шальной пули, осколка снаряда или бомбы? Это фатальность. Сегодня в России военных журналистов учат на курсах «Бастион». Их погружают в атмосферу войны, терракта… Потом разбирают ситуацию со специалистами. Только навык, только практика.

Но как бы мы ни учили, все равно человек попадает в такие ситуации, которые ничем не предусмотришь. Не все, а только единицы способны для такой работы. И даже глядя на экран, мы видим, как мало журналистов бывает на войне. Для этого нужен особый склад ума, психологии, куража… И каждый выезжающий в горячую точку испытывает сильнейшее напряжение, потому что все ходят под Богом. Что касается международного права, защищающего права журналистов, то это для идеальной ситуации. Сегодня блокируется работа российских журналистов даже в мирной Украине… Там тоже своя война. Война за правду. Что говорить о Ближнем Востоке. Хотя на бумаге все гладко. И все нормы защиты профессиональной деятельности прописаны».

Стародымов Н.А.: «Прежде всего, я могу судить о ситуации в первую очередь на основании личного опыта. На всех войнах присутствовал в качестве военного журналиста, то есть носил погоны, а следовательно, выполнял в первую очередь воинский долг. И если бы со мной что-то случилось, то это случилось бы с офицером Советской/Российской армии, а не с представителем СМИ.

В ряде случаев непосредственно в период выполнения своих служебных обязанностей у меня был выбор: отправляться на задание, сопряжённое с опасностью, или нет. И я сам принимал решение: десантироваться в тыл противнику с выделенным для этого подразделением, выходить ли «на караван», отправляться ли в глубокий рейд…

Соответственно, и у моих коллег, оказавшихся в зоне боевых действий, пусть не всегда, но выбор, как действовать, имеется. Риск попасть под обстрел или на минное поле в прифронтовой полосе имеется всегда. Однако степень риска журналист чаще всего может определять для себя сам.

Лезть на рожон журналист не обязан. А если лезет – это его собственное решение.

Теперь о государстве. Если человек погиб в зоне военного конфликта, государство несёт за это полную ответственность. Конечно, есть принципиальная разница, к какой основной категории относится погибший – комбатантов или гражданских лиц. Поскольку журналист относится к категории гражданских лиц, в его гибели обязательно есть виновные – свои, что не обеспечили безопасности, противник – что погиб представитель мирной профессии. В этом отношении представитель СМИ подпадает под защиту всех существующих международных норм.

Если же он к тому же снабжён соответствующей видной издалека атрибутикой с соответствующими отличительными надписями, он автоматически оказывается под защитой международных законов.

Итак. Конечно, журналист на войне должен пользоваться дополнительными гарантиями безопасности. Конечно, государство, отправляя его в зону боевых действий, тем самым берёт на себя ответственность за него. Однако если противник не соблюдает соответствующие требования международных законов, ответственность за это несёт именно противная сторона».

Тимофеев В.И.: «А почему, собственно, вопрос поставлен таким образом, что защищать должно опять же государства? В отдельных случаях оно, конечно, может предпринять какие-то меры нормативно-правового и даже политического характера, но, мне кажется, не менее важными должны быть меры социальной защиты журналиста со стороны СМИ, которое командирует его в горячую точку. Здесь имеется ввиду и достаточный размер командировочных, и хорошая медицинская страховка, и технические возможности по передаче информации. Все это важно, так как человек отправляется работать, выполнять свой профессиональный долг на благо издания и общества».

Ведущий: «Что могут сделать международные и российские общественные организации для усиления защиты журналистов?»

Михайлов А.Г.: «Защиты от чего? От произвола власти и мелких чиновников? Кое-что могут. Но немного. У них нет ресурса, кроме слова, кроме народной дипломатии. Я думаю, что надо исходить из практики. Как бы ни оценивали роль общественных организаций, должны понимать, что защита законных прав и профессиональных интересов — это приоритет государств. И если надо защищать, то используя этот инструмент. Война дело иное… Тут больше роль спецслужб (если человек попал в плен, стал заложником) и военных».

Литовкин В.Н.: «На мой взгляд, помощь международных и российских общественных организаций может и должна заключаться, во-первых, в просвещении и обучении, а также в правовом обеспечении представителей СМИ для работы в условиях чрезвычайных ситуаций, в том числе и в ходе вооруженных конфликтов. А, с другой стороны, в требовании к средствам массовой информации и к их руководителям в обеспечении журналистов всем необходимым для работы в горячей точке – средствами защиты (бронежилет и каска), медицинской страховкой, системами коммуникации – телефонами, включая спутниковый, договоренностью с командованием воинских частей и соединений, руководством пресс-центров силовых структур, под надзором, с помощью и поддержкой которых должен работать журналист…

И главное – потребовать от журналиста, посланного в командировку на войну, не совершать никаких подвигов, не брать в руки оружие, не подменять солдат и командиров, а быть озабоченным только одной задачей – передать в газету собранный и необходимый ей материал».

Тимофеев В.И.: «Государства, со своей стороны, и так делают немало. Другое дело, что целевыми аудиториями их усилий зачастую являются только журналисты, что, как мне кажется, не совсем верно. Надо обязательно расширять масштабы информационно-разъяснительной работы путем вовлечения в нее сотрудников пресс-служб силовых ведомств, командиров воинских частей и даже представителей высшего командования. Такая работа пойдет только на пользу».

Колотило А.А.: «Согласен. Главное, чтобы был усилен контроль за выполнением всех ранее принятых международных соглашений, чтобы они работали».

Ведущий: «Сегодня дисциплину «Международное гуманитарное право и СМИ» исключают из учебных планов некоторых факультетов журналистики. Каковы будут последствия?»

Тимофеев В.И.: «Надо разбираться, кто и почему исключает и искать пути по заполнению образовавшегося вакуума. Например, рекомендовать студентам изучать дисциплину факультативно, организовывать и проводить обучающие семинары, круглые столы, конференции, в ходе которых рассматривать вопросы международного гуманитарного права».

Михайлов А.Г.: «Никаких. Это просто дисциплина. И к ней студенты относятся, как ко многим иным. Конечно можно напустить тумана и утверждать, что это ключевая дисциплина… Но я проработал более 40 лет в журналистике, и понимаю, что каждая дисциплина нужна только тогда, когда она гарантированно пригодится.

Изучать впрок бессмысленно. Что, мы не знаем студентов? Если не будет применения знаний, они утрачиваются. Эту дисциплину можно изучать факультативно. И то только теми, кому она в ближайшем будущем может пригодиться. На журфаке мы столько ненужного для профессии изучали… Вообще мое мнение, что журналистика должна быть вторым образованием. Получил базовое, пришел в журналистику – получи знания. Если нет таланта писать, хоть десять журфаков закончи – толку ноль. Сколько я повидал таких недоучек с дипломом – не сосчитать. А сколько звезд в журналистике и без журналистского образования. Это талант, призвание. Зачем мы лепим кривые горшки? Сколько судеб сломано у людей, ошибшихся дверью. С моего потока (а тогда журналистику преподавали титаны словесности), не больше десяти остались в специальности. Так что, отвечая на ваш вопрос, полагаю – решать проблемы надо по мере их поступления».

Колотило А.А.: «Если разговор идет о серьезной журналистике, профессиональной, то будущий или уже настоящий работник СМИ может и сам изучить эту дисциплину в плане своего самообразования. Здесь нет ничего сложного. Источников очень много. Но преподавать ее в вузах, конечно же, надо обязательно».

Литовкин В.Н.: «Это ошибочное решение. Последствием его может стать безграмотное освещение событий военного конфликта, неадекватное поведение журналиста в ходе боевых действий, угроза его жизни и здоровью, не говоря даже о юридических последствиях его военно-правового дилетантства».

Ведущий: «В российских вузах дисциплину «Международное гуманитарное право» читают будущим юристам, «Международное гуманитарное право и СМИ» – журналистам. Нужно ли преподавать «Международное гуманитарное право и СМИ» будущим сотрудникам пресс-центров и пресс-служб?»

Колотило А.А.: «Ответ однозначен – преподавать надо. Скажу о том, что когда я учился мы один семестр изучали международное право. И польза от этого была несомненной».

Михайлов А.Г.: «Смотря каких? Пресс-служба пресс-службе рознь. Ну зачем это пресс-службе общества пчеловодов? У меня в МГИМО училась сотрудница этой организации… Нам надо шашечки или ехать? Если занять преподавателей нагрузкой – одно. Если иметь результат – другое. К тому же часто в пресс-службах трудятся люди без журналистского образования, но работающие в системе. И часто лучше, чем выпускники журфаков. Они знают тему, умело в ней ориентируются. Руководствуются внутренними регламентами. Мы работаем как авиация – ковровыми бомбардировками. А надо штучно. И исходя из этого, зная, где будет работать выпускник, готовить его под эту задачу».

Тимофеев: В.И.: «Не уверен, что всем им нужны такого рода знания. К примеру, зачем знания основ международного гуманитарного права сотрудникам пресс-служб строительных организаций или IT-компаний? А вот работникам пресс-служб всевозможных силовых структур такого рода знания просто необходимы. То есть вывод предельно прост: надо работать целенаправленно и искать заинтересованные целевые аудитории».

Литовкин В.Н.: «Обязательно. Журналисты и сотрудники пресс-служб должны понимать друг друга не только в профессиональных вопросах, но в гуманитарно-правовых».

Ведущий: «Расскажите о самом сложном моменте из своих командировок в горячие точки?»

Литовкин В.Н.: «Таких моментов было довольно много. Мне пришлось побывать на войне в Афганистане, в Ираке, перед первой войной США против этой страны, на Балканах, практически во всех горячих точках на пространстве бывшего Союза – неоднократно Южная Осетия, Абхазия, землетрясение в Армении, цветная революция в Баку… Выбрать какой-то один очень трудно, тем более расположить их по степени сложности, какой самый и какой не самый сложный, тоже трудно. Впрочем, вспомню один эпизод.

Это было в январе 1990 года. В моем родном Баку, куда меня послали «Известия» освещать события тех недель. Первое, что поразило, что мои школьные друзья, с которыми мы всегда были не разлей вода, не захотели со мной встретиться, даже по телефону отвечали на мои звонки не очень охотно… Обстановка недавнего киевского «майдана» сегодня хорошо знакома многим людям, такой же она была в те дни в Баку – люди были запуганы погромами, убийствами представителей «нехорошей» национальности, нападениями на воинские части…

В ночь на 19 января я находился в «сальянских казармах», где размещался полк связи Бакинской общевойсковой армии. Казармы были окружены людьми в черных пальто и плащах, у многих из них в руках было оружие – охотничьи винтовки, мелкокалиберки, а у некоторых даже «калашниковы». Вооруженных людей можно было заметить и на крышах зданий, которые окружали казармы. Ворота из городка были завалены баррикадой из бетонных блоков, разбитых автомобилей и даже автобусов… Пройти через этот завал можно было только пешком, да и то с опаской нарваться на серьезные неприятности.

Где-то часам к десяти я уже собирался возвращаться в гостиницу, но кто-то из командования полка меня остановил и предложил переночевать в части. Я остался в полку. Ночевать собрался в одном из классов, где были расстелены матрасы. Но не успел снять ботинки, как началась стрельба. Выглянул в окно и увидел, как с крыш окружающих казармы домов по зданиям военного городка бьют автоматы и охотничьи ружья. Одна из пуль или осколок камня разбил окно в классе, где я находился. Пришлось чуть-чуть отодвинуться от окна, но за происходящим на улице наблюдать я не прекратил.

Вдруг послышался рев двигателей и из военного городка, ломая бетонный забор, через дворы, по припаркованным легковым автомобилям с грохотом и выстрелами вверх пошли БМП и БРДМ… Я помчался на штабной этаж, где, как я знал, был кабинет Главкома Сухопутных войск генерала армии Валентина Варенникова. Мы с ним и его порученцем (фамилию запамятовал) были знакомы. Удостоверение «Известий» открыло мне дверь в кабинет главкома.

– Что это было, Валентин Иванович? – спросил я.

– Ничего, – ответил он.

– Так не бывает, – возразил я. – Завтра утром весь мир облетит новость, что советские войска расстреляли безоружных азербайджанских граждан. И нам придется оправдываться. Может, мы первыми сообщим, что было. И пусть оправдываются другие.

– Вы так думаете, – удивился Варенников. – Хорошо. Через два часа я буду готов

ответить вам на все вопросы.

Через два часа с диктофоном в руках и блокнотом я снова был в кабинете генерала армии. Он подробно рассказал мне свою версию происшедших событий. Не возразил, чтобы я изложил ее в «Известиях» от его имени (Сегодня обычно в печати принято ссылаться на не названный источник). Но возник вопрос, как мне передать этот материал в газету. Телефон с выходом на Москву был только в штабе армии, а до него от «сальянских казарм» было около полутора километров. Пройти их этой ночью очень опасно. Варенников вызвал к себе командира мотострелкового батальона, который охранял казармы, и поставил ему задачу доставить меня в штаб армии в целости и сохранности.

Меня уложили в боевое отделение БМП горизонтально, как сосиску в бутерброде. Со всех сторон я был обложен солдатами в бронежилетах и в таком виде доставлен в штаб армии, к московскому телефону. «Известия» первыми в стране вышли с подробным рассказом главкома Сухопутных войск – заместителя министра обороны СССР генерала армии Валентина Варенникова о том, что случилось в Баку в ночь на 19 января.

Не уверен, что это был самый сложный момент в моей журналистской работе в горячей точке. Но, наверное, один из самых примечательных».

Колотило А.А.: «Самое сложное на войне – найти себе место. В Афганистане, например, идет в рейд парашютно-десантный батальон на подрыв перевала на пакистанской границе. Я ищу себе место. Все БМД укомплектованы по боевому, штатному расписанию. Куда «приткнуться» корреспонденту? Предлагают в одну машину, она пойдет по дну ущелья и будет огнем поддерживать наших ребят, которым предстоит выдвигаться по склонам и хребтам к перевалу. Исполняющий обязанности замполита роты, «комсомолец» полка, говорит, сядешь у радиостанции, будешь всю динамику боя слышать. Зачем тебе рисковать зря, тебя ведь никто не посылает. И тут мне место за правым курсовым пулеметом предложил командир парашютно-десантной роты – мой друг. Его машина шла в колоне пятой, а машина замполита – шестой.

Я выбрал пулемет. А оказывается – жизнь. Наша машина прошла по мине. А идущая позади взорвалась, сдетонировал боекомплект. Было это 14 апреля 1980 года близ ущелья Чоукай, километрах в 70 от Джелалабада. Через две недели, 2 мая, я опять иду в рейд – в ущелье Бихсуд. И опять – где найти себе место? И мне его находят. В машине, в кузов которой загружено 8 тонн боеприпасов… Комментарии излишни.

Обошлось… Так что главное на войне – найти себе место. И еще – «не отрываться от коллектива».

Скажу еще одну вещь – нельзя чем-то отличаться от остальных – одеждой, поведением. В Афганистане снайперы били по тем, у кого бинокли, кто больше руками размахивает – дает целеуказания, у кого радиостанция. Конечно, сейчас журналист в каске, бронежилете, с телекамерой, все обозначено – «Пресса», вроде бы по нему не должны вести огонь, но ведь современные войны ведутся террористами без правил. Поэтому бьют прицельно и наверняка. Значит, журналисту не надо терять бдительности и быть соответствующе образованным в военном отношении. Знать, когда и где надо укрыться, уметь, например, услышать хлопок – момент отделения в воздухе головной части реактивного снаряда, а это может спасти жизнь. Ведь с момента разделения до взрыва проходит секунды полторы, вполне можно укрыться…

И многое другое надо знать и уметь на войне. А теперь о том, чтобы «не отрываться от коллектива»…

А дело было так. В Алеппо я поехал с тележурналистами в район, который называется «Проект 10-70». В нём размещали беженцев в недостроенных домах. Ребята из Первого канала и Russia Today брали интервью у одной из многодетных сирийских семей на первом этаже, в помещении квартиры. А я решил подняться на два пролёта по лестничной клетке и сделать из окна снимки близлежащих домов. И вдруг сверху выскакивает маленький бородатый сириец в камуфляжной форме лет 25-27 и начинает злобно что-то кричать, наступая на меня. Я отвечаю ему по привычке: «Руссия, пресс», но это не действует на него. Меня поражают злоба и ненависть, которые так и плещутся в его глазах. Такое я видел впервые. Обычно нам улыбались, прикладывали руку к сердцу, говорили добрые слова, а тут такое… Я медленно отступил вниз по лестнице, говоря что-то, и думая о том, что внизу, у квартиры, стоит капитан Башар из военной полиции, из личной охраны губернатора Алеппо, с которым мы уже успели подружиться. Главное, мелькает мысль, не поворачиваться спиной…

Наконец, мы, ругаясь каждый на своём языке, спускаемся на первый этаж. Капитан Башар, наконец, всё это увидел. Как на грех, он тоже в эти минуты был в квартире беженцев. Он подходит ко мне. Кажется, инцидент исчерпан. Но маленький-бородатый по-прежнему стоит рядом и злобно смотрит на меня. Дождавшись, когда наши ребята из телеканалов отработают в квартире, я прошу корреспондента телеканала Russia Today Сомара Абудиаба объяснить, что к чему. Сомар, в совершенстве владеющий языком, довольно-таки резко говорит с низкорослым. А потом переводит мне:

– Он говорит, что из мухабарата, но вряд ли. Те так себя не ведут. Скорее всего, здесь у него семья, поэтому он и боится, что вы подниметесь на его этаж…

Работая в Алеппо, я уже слышал о том, что боевики отправляют в город под видом беженцев свои семьи. Может, и этот был тоже из них? Пришёл навестить семью, кто же его узнает в таком большом городе…

Мы попрощались с семьями беженцев, дети ещё вынесли нам на дорогу бутылку холодной воды. Я посмотрел на стоящего поодаль этого малорослого и бородатого и вновь увидел в его глазах ненависть. Буквально на следующий день после нашего отъезда в тот самый район, который называется «Проект 10-70», ворвались бандформирования. Мне было трудно представить, что сталось с теми семьями, которые встречали нас так радушно. Особенно, если тот низкорослый оказался боевиком. И эта боль не покидает меня до сих пор».

Михайлов А.Г.: «Не всегда в горячих точках бывает горячее, чем в Москве. Там все понятно – свои – чужие. Здесь же сплетение интересов, интриги (иногда на самом верху). Часто идешь как по минному полю. Сейчас силовики все упростили до тупости. Есть шаблон. Вписывают время, место и обстоятельство и читают по суфлеру. Не пресс-служба, а фарфоровые болванчики, без собственного профессионального мнения. Тошнит. Когда же создавались пресс-службы силовых структур, был полет фантазии, творчество, осмысление не только новых тем, но и подходов, принципов.

В начале 1990-х был сплоченный пул МВД, КГБ, МЧС, Прокуратуры… Единый кулак. Сегодня этого нет. Да и вообще то, что мы видим – трусы на резинках. На сайте МВД селфи, с мамой… И никто не думает, что это грубейшее нарушение принципа безопасности. Зачем вывешивать близких, позиционируя их с опером, следователем, сотрудником СОБРа? Неужели непонятно, что подставляют своих родных?

Что касается случаев, то их было много. И часто приходилось брать ответственность на себя, расплачиваясь за это. В 1996 году банда Радуева захватила больницу в Кизляре. Когда мы прибыли, боевики вместе с заложниками покинули на автобусах город. По приказу Президента Ельцина их остановили на границе с Чечней. Они захватили поселок Первомайский и ситуация зависла. Штурмовать сложно, так как не известно, где заложники… Сложнейшая ситуация была. Но тогда был впервые создан полевой пресс-центр. Трижды в сутки я давал журналистам текущую информацию. Но надо было что-то делать. Уничтожить поселок? Положить свой спецназ? Но я согласовал как вывести бандитов из поселка в поле, где можно вести бой… Я заявил, что заложников уже нет, а потому завтра артиллерия и авиация уничтожит поселок…

В ночь Радуев двумя маршрутами вышел. Одна колонна попала на блокпост и была уничтожена. Вторая ушла по нейтралке в Чечню. И слава Богу, потому что ночью никто бы не разобрал, где бандиты, где заложники. Тьма – глаз выколи.

Утром взбешенный Ельцин отстранил меня от должности начальника ЦОС ФСБ.

Таковы правила. Всем было ясно. Впрочем, через три месяца я занялся новой и еще более интересной работой. Часто думал, а был ли выход? И понимаю, что сделал все правильно. Не знаю, как поступил бы на моем месте другой генерал».

Стародымов Н.А.: «В боевых условиях, вернее, при освещении боевых действий нередко сталкиваешься с этическими моментами. А именно: если свой военнослужащий нарушил какой-то закон, то как об этом говорить?

Вполне понятно, что я не говорю о каких-то вопиющих преступлениях: умышленное убийство вне условий боевых действий, то же посягательство на права журналиста, мародёрство и т.д. Но когда, скажем, солдат в холодную пору отбирает у мирных жителей тёплую одежду… Конечно, это недопустимо. Но как-то очень не хочется об этом писать. Когда солдат в припадке ярости от известия о гибели товарища начинает избивать пленного – это недопустимо, но писать об этом не хочется.

Я был свидетелем нескольких подобных фактов, а то и более жёстких. Мою душу воротило от того, чему я стал свидетелем. Однако писать об этом не стал.

Но и противоположный факт, когда вроде как наши журналисты во время первой чеченской кампании действовали, по сути, против армии. Когда телеоператор в кабинете начальника заснял карту с дислокацией войск и потом её показали по телевидению.

Писать или промолчать? Вот самое сложное при освещении вооруженных конфликтов, подобных чеченскому!

Самый сложный, трагический момент?

Под Орехово в Чечне мы прорвались на боевой машине к подразделению, которое понесло потери. Требовалось вывезти раненых.

На земле лежал совсем молоденький мальчишка. Глаза мирно закрыты, верхняя губа приподнята, обнажая зубы… Вот и всё, что я запомнил.

Да, ещё руки, уже связанные, для удобства транспортировки, скрученным в жгут белым бинтом, завязанным бантиком…

Рядом сложены вещи, которые достали из карманов мёртвого мальчишки. Военный билет. Недописанное письмо. Недогрызенный чёрный солдатский сухарь… Ещё какая-то мелочь…

Вот этот убитый в бою молоденький солдат, в моей памяти, – один из кошмаров войны. По сути, у него ещё ничего не могло оказаться в прошлом. И вот уже ничего нет в будущем!

Этому пареньку повезло! Как ни кощунственно это звучит. Он просто убит в бою, убит сразу и наповал, и тело его осталось у своих. И документы остались при нём, так что тело отправят родителям, а не заморозят в рефрижераторе на неопределённые времена. И на могилке его на родине установят привычную пирамидку с надписью «Погиб при исполнении служебного долга», а не гранитную плитку на подмосковном Богородском кладбище «Неизвестный солдат»… И не оказался он в лютом плену, не повергался жутким мукам, не принял смерть как избавление от них, и не закопан неведомо где, пополнив тем самым самый скорбный список войны – без вести пропавших…

Санитары загрузили внутрь боевой машины несколько раненых. Носилки с убитым взгромоздили на броню сверху, прикрутили их проволокой к каким-то скобам…

И мы помчались обратно, к вертолётной площадке.

Мы успешно проскочили простреливаемый участок местности и оказались перед насыпью метра под три, по которой проходила дорога. Механику-водителю предстояло совершить манёвр. Требовалось на скорости вскарабкаться по высокому скату на ленту дороги и, оказавшись на гребне насыпи, тут же остановиться, чтобы сходу не скатиться с насыпи с другой стороны.

Когда машина карабкалась по откосу, лопнула одна из проволок, удерживавших носилки с убитым. Мы вцепились в них – в носилки и в убитого, чтобы они не слетели с брони. Мне в кулак попала штанина убитого парнишки, и я всю дорогу сжимал материю, стараясь даже сквозь неё не касаться мёртвого тела.

Этот случай навсегда врезался в мою память».

Ведущий: «Наш круглый стол подошел к завершению. Тема, которой посвящено данное мероприятие, актуальна и злободневна. Безусловно и то, что она нуждается в дальнейшем обсуждении экспертным сообществом. Наша площадка открыта для всех желающих высказать свое мнение. Спасибо всем участникам и надеемся на дальнейшее сотрудничество».

Подготовили

Андрей Козлов, Александр Салихов.__

 

***

У ПАМЯТНИКА МУСЕ ДЖАЛИЛЮ

 

Февраль для татарской общественности Москвы — месяц значимый, в нём отмечается день рождения выдающегося поэта Мусы Джалиля, которому в 2017 году исполнилось 111 лет. В 1956 году ему было посмертно присвоено звание Героя Советского Союза, а в 1957 году  так же посмертно ему была присуждена Ленинская премия.

Муса Джалиль (Муса Мустафович Джалилов) — известный татарский поэт, который в 1944 году, во время второй Мировой войны, за участие в подпольной антифашистской организации был казнён немцами на гильотине в тюрьме Плётцензее в Берлине.

Представители различных сфер деятельности, ценители творчества Мусы Джалиля и его гражданского подвига, а также учащиеся, ветераны и общественность собрались у памятника поэту в районе Забликово в Москве, чтобы отдать дань уважения и памяти классику татарской литературы.

Автором этого памятника выступил заслуженный художник России Юрий Злотя, который стал победителем конкурса 2007 года на лучший проект памятника Мусе Джалилю. Работы по изготовлению скульптурной композиции финансировались правительством Республики Татарстан, а расходы на установку памятника и благоустройство прилегающей площадки взяли на себя власти Москвы. Памятник был торжественно открыт 24 августа 2012 года, на церемонии открытия которого присутствовала тогда дочь Мусы Джалиля — Чулпан Залилова.

В нынешнем году в честь дня рождения Мусы Джалиля известному московскому поэту Николаю Переяслову, переводившему на русский язык стихи и поэмы многих татарских поэтов, была вручена памятная медаль и торжественное письмо от Чулпан Мусеевны Залиловой, в котором она написала:

«Вот уже больше века прошло со дня рождения Мусы Джалиля. Из них прожито меньше половины, но какой яркий след оставил мой отец на земле. Он и до войны жил взахлёб: поэзия, творчество, организация оперного театра, работа с молодыми поэтами, редакторами татарских журналов в Москве, Союз писателей в Казани.

Отечественная война была великим испытанием для всего народа, но и проверкой на мужество и преданность каждого. Отца, ушедшего на фронт добровольцем, отправили на один из самых трудных участков, на Волховский фронт. Раненный, он попал в плен, испытал все ужасы фашистских концлагерей, но и там он и его соратники вели подпольную борьбу. 25 августа 1944 года мой отец и его 10 соратников были казнены в Берлине. В фашистских застенках отец написал потрясшие мир стихи. «Моабитские тетради» вершина поэтического творчества Мусы Джалиля, свидетельство большого мужества и героической стойкости.

Я благодарна всем, кто помнит и чтит память моего отца, кто ценит и помнит  его стихи, его послание нам, потомкам, написанное кровью сердца».

В эти же дни торжества по случаю дня рождения Мусы Джалиля прошли в городе Казани, где звучали тёплые слова в память о поэте-герое и возложены цветы к его памятнику.

Соб. информ.

 

 

 

 

***

ОЧЕРЕДНОЕ ЗАСЕДАНИЕ

 

24 января состоялось, я считаю, замечательное, творческое заседание Клуба Творческих Людей «Пегас», первое в этом 2017 году!

В начале заседания собравшиеся почтили минутой молчания погибших участников Академического ансамбля песни и пляски российской армии имени Александрова и других россиян, погибших в страшной трагедии 25 января 2016 года.

Затем Участники Клуба Творческих Людей «Пегас» Поэт Анатолий Пшеничный и Художник, член студии военных художников им. Грекова Юрий Бирюков, которые в 2016 году совершили творческие поездки в Сирию, рассказали о своих впечатлениях в ходе этих поездок и своих встречах с российскими военнослужащими, выполняющими миротворческую миссию в этой стране. Прозвучали стихи и песни нашего замечательного, любимого поэта Анатолия Пшеничного. Великолепный художник, замечательный портретист Юрий Бирюков привёз и показал присутствующим наброски, сюжеты и картины, которые были сделаны им в Пальмире и других местах этой многострадальной страны. В ходе встречи были показаны фотографии и видеосюжеты сирийской тематики. Прозвучал очень интересный рассказ Игоря Васильевича (фамилию не указываю по известным соображениям), долгое время работавшего в этой стране, который рассказал об истории сирийско-российских взаимоотношений, об истории и культуре этой страны.

В ходе последующей беседы Александр Михайлович Платонов, начальник 1 отдела по борьбе с терроризмом ФСБ РФ, очень интересно рассказал присутствующим о тех событиях, в которых он участвовал, презентовал свою новую книгу «Тайная война против СССР и России», все экземпляры, которые имелись в наличии у Александра Анатольевича, были моментально раскуплены.

На нашей встрече присутствовал Руководитель Студии писателей Министерства Внутренних Дел Российской Федерации Дмитрий Александрович Жуков, который очень интересно рассказал о работе наших коллег писателей, о патриотической работе по прославлению Героев нашего Отечества. И с которым мы договорились о сотрудничестве и совместной работе.

На встрече звучали стихи, прошло очень активное творческое общение всех присутствующих.

Я думаю, что все, кто пришёл на наше первое в 2017 году заседание Клуба Творческих Людей «Пегас», получили хороший позитивный заряд для дальнейшей творческой работы по созданию новых произведений, прославляющих нашу Родину, нашу Службу и её славных представителей. Вместе мы - Сила!

 

Руководитель Клуба Творческих Людей «Пегас»,

Член Правления РОО ВВР,

Подполковник в отставке                                                              

  Мудрагей А.И.

 

Фото Татьяны МЕЩЕРЯКОВОЙ 

 

***

Бал сказок в колледже «Царицыно»

19 января 2017 г. в колледже «Царицыно» было проведено городское мероприятие – Бал сказок. Хорошо знакомые всем классические танцы, такие как Полонез, Падеграс, контрданс «Оглядки», марш «Рим», различные вальсы танцевались под музыку из любимых фильмов-сказок. Участники студии исторического танца колледжа под руководством своих педагогов Балашовой А. Ф. и Фадеевой М. Б. научили гостей танцевать  Испанский вальс и Конский бранль.  Была проведена викторина для знатоков сказок. Особенно активно в ней участвовали родители танцевавших на балу студентов. Собравшиеся узнали об истории появления некоторых танцев, о правилах этикета, услышали несколько интересных историй, связанных с российскими балами.

Организаторы бала Клюева Ирина Владимировна, зав.кафедрой общеобразовательных дисциплин, преподаватели этой кафедры Балашова Александра Федоровна и Фадеева Маргарита Борисовна благодарят всех участников и гостей за созданную атмосферу волшебства, чуда и гармонии.

Ангелина Кравцова, Т-03

Бал привёл меня в восторг! Множество положительных эмоций! Даже не хотелось уходить, хотелось продолжать и продолжать кружиться в вальсе. Хоть я и знала все танцы, мы долго их репетировали, но, выступая для наших гостей, я от волнения как будто узнала их впервые. Про такие мероприятия можно сказать только одно: хочется стереть себе память, чтобы пережить это снова!

Дмитрий Крепостин, Т-133

Это был самый первый бал в колледже, где я был в качестве участника. Боялся перед началом бала, что я всё забуду, выйду танцевать и не вспомню. Но я сконцентрировался. Бал сказок напоминал выпускной вечер, где дамы в красивых платьях, а кавалеры в костюмах. Очень поразила пара гостей. Они станцевали два танца и нисколько не устали. Я удивлен их выдержке и трудолюбию. Поддерживаю слова директора нашего колледжа Натальи Николаевны Седовой, сказавшей: очень жаль, что у нашего актового зала маленькие стены. Вот бы раздвинуть их и вместить всех людей, которые очень любят танцы.

Лалаян Лусине, МГ-19

Мероприятие прошло на ура! Мне очень всё понравилось: наши ребята – большие  молодцы. Особенно запомнилось, как танцевали гости, а именно дедушка и бабушка из центра социального обслуживания. Нас погрузили в детство, в сказки, что очень порадовало. Спасибо за столь познавательное  культурное мероприятие

Дарья Нестерова, МГ-19

От всей души благодарю организаторов и участников за замечательное и захватывающее мероприятие. Вызывает много позитивных и ярких эмоций. Познавательное и живое времяпрепровождение. И самое главное – это любящие свое дело преподаватели, которые создают особую теплую атмосферу.

Алина Вершинина, МГ-19

Большое спасибо Маргарите Борисовне и Александре Фёдоровне за хорошее настроение и приятные впечатления. Сказочная атмосфера окутала весь зал. Этот бал произвёл огромное впечатление на меня как на гостя. Все участники бала выглядели очень гармонично. Меня покорила пожилая пара, которая станцевала два танца, они действительно светились и жили этими танцами. Бал «разбавили» песни, которые исполнили студентки с волшебными голосами. Большое спасибо за организацию данного мероприятия.

Анна Ушева, МГ-19  

Это мероприятие было настолько волшебным, потрясающим, чарующим, что я почувствовала себя на настоящем балу.

Раиса Сергеевна Бирюкова, методист

Бал… Для меня это слово всегда ассоциировалось со сказкой, красотой, историей, аристократизмом. Да и кто в детстве не мечтал превратиться в прекрасную принцессу или доблестного рыцаря и побывать на балу?

  Мне казалось, что подобные мероприятия затерялись где-то в давних временах, а нам осталось лишь довольствоваться собственными фантазиями, книгами и кино. К радости, эта красивая традиция возрождается. И вот уже во второй раз в нашем колледже проходит это фееричное мероприятие, позволяющее окунуться в культуру светского и необычного события, которых сейчас так мало. Атмосфера торжественности, красоты, ожидание чего-то удивительно прекрасного – всё  было в этот удивительный день.

  Как преобразились наши студенты: каждая девочка – настоящая  дама, каждый мальчик – истинный  джентльмен. Бальные платья, перчатки, кружева, бабочки – все  эти атрибуты бальных нарядов  позволяют проявлять  только прекрасные манеры, как галантность, тактичность, вежливость. И понимаешь, что это уже другие мальчишки и девчонки, не скачущие под грохот современной музыки с непонятными движениями, а настоящие дамы и кавалеры с преображенными лицами, на которых есть только чистота, свет, тихая радость и любовь!   Многие считают, что бал – это  чопорное мероприятие со старинной музыкой и сложными танцами. Но величественный Полонез сменяется романтичным вальсом, на смену светской сдержанности приходит эмоциональность и чувственность танца, а  контрданс «Оглядки» и Конский бранль заводит не только танцующих, но и всех присутствующих в зале гостей: родителей, педагогов, студентов…

    Смотря на людей, пришедших на бал, я бы назвала этот праздник пробуждением истинной женственности и истинной мужественности. И пусть балы 21 века, сохраняя традиции предыдущих поколений и привнося новое, войдут в историю как нечто особенное и неповторимое!

 

Вера Сергеевна Полтева, преподаватель

В замечательный день Крещения Господня мне посчастливилось побывать в качестве зрителя на балу. Наши студенты под руководством Александры Фёдоровны и Маргариты Борисовны сотворили настоящий праздник, показав всю прелесть и красоту танцев эпохи прошлых веков. Дамы были нежны и прекрасны, кавалеры – внимательны  и галантны. Сказочная атмосфера витала в зале. Наши студенты с организаторами бала показали для гостей мастер-класс некоторых танцев. Многие смелые гости смогли попробовать себя в роли танцоров и окунуться в эпоху балов. Для стеснительных зрителей Маргарита Борисовна провела викторину на знание сказок и все, что с ними связано. За правильные ответы гости получали небольшие приятные подарки-сувениры. Спасибо нашим замечательным преподавателям и студентам за возможность прикоснуться к сказке!  

Для вас танцевали Балашова Александра Федоровна, Фадеева Маргарита Борисовна,  Фридман Екатерина Андреевна, Петровский Егор, Максимов Владимир, Носов Егор, Шелефонтюк Кристина,  Крепостин Дмитрий, Фатикова Кристина, Андрийчук Дмитрий, Супрунова Екатерина,  Самойлюк Матвей, Кравцова Ангелина, Караман Глеб, Фитискина Анастасия, Виноградов Вячеслав, Ханыкина Людмила, Власов Денис, Кутакова Екатерина, Терехов Николай, Терновых Алексей, Чуйко Анастасия, Каримов Артем, Яковлева Екатерина. Песни исполнили Журавлёва Екатерина, Кухарева Валерия и Харисов Тагир. Ведущие – Павел  Шестопёров и Валерия Кухарева. Ответственные за видеосъёмку – Пожаров Глеб, Шилко Владимир. Большую помощь в организации мероприятия оказали Егор Ломакин, Дарья Руденко, Омар Джарих, Светлана Подосинова, Кристина Громова, Яна Милованова. Волонтерская организация колледжа под руководством Юлии Александровны Жилиной пригласила гостей из центра социального обслуживания, исполнивших зажигательные  «Танец солнца» и «Русский лирический».

Екатерина Андреевна Фридман, заведующий по воспитательной работе ОУИТ, под впечатлением от бала написала стихотворение:

А Вы бывали на балу? 
А я была! Я танцевала!
И каблуками на полу 
Я пару туфелек стоптала!

Бал открывался Полонезом,
В ряду величественных пар
В фигурах разных кавалеры
Вели изысканнейших дам.

Ах, Венский вальс, в нем столько блеска,
В нем столько было красоты. 
Кружили пары в такт известный,
На раз, два, три. На раз, два, три!

И не хотелось мне стоять в углу,
Хотелось танцевать, мне было мало.
А Вы бывали на балу?
А я была! Я танцевала!!! 

А. Ф. Балашова

Фото: Юрий Борискин

Общеписательская Литературная газета №7(92) за 2017 год
Страница 1
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Страница 14
Страница 15
Страница 16
Страница 17
Страница 18
Страница 19
Страница 20
Страница 21
Страница 22
Страница 23
Страница 24

ЮБИЛЕЙНЫЕ И ПАМЯТНЫЕ ДАТЫ АВГУСТА

1 августа – Дань азербайджанского алфавита и языка

7 августа 1837 года – родился Константин Случевский, русский писатель

8 августа 1947 года – умер Антон Деникин, «белый» генерал, писатель

12 августа 1827 года – умер Уильям Блейк, английский поэт

14 августа 1457 года – вышло в свет первое европейское издание «Псалтырь»

14 августа 1867 года – родился Джон Голсуорси, английский писатель, Нобелевский лауреат

14 августа 1947 года – родилась Даниэла Стил, американская писательница

15 августа 1717 года – родился Кармон Тель, французский поэт

19 августа 1937 года – родился Александр Вампилов, советский писатель

20 августа 1667 года – опубликована поэма Джона Мильтона «Потерянный рай»

20 августа 1847 года – родился Болеслав Прус, польский писатель

23 августа 1917 года – родился Никита Моисеев, советский учёный – популяризатор науки

31 августа – Лимба Ноастрэ, Национальный день языка в Молдове

31 августа 1967 года – умер Илья Эренбург, советский писатель

31 августа 1967 года – умер Шарль Бадлер, французский поэт

 

 

ЦИТАТА ДНЯ

Для каждого народа родной язык - это главная святыня, сохраняющая связь времен и поколений, в нем закодирована вся мудрость предков и их заветы потомкам.  

Евгений Гусев

   
Адрес:
Тел.:
E-mail:
создание сайтов
IT-ГРУППА “ПЕРЕДОВИК-Альянс”