МСПС в гостях у... » МСПС в гостях у... - 2016

                                    Музей Николая Асеева в г. Льгове

 

                По заданию Московской городской организации Союза писателей России два поэта, члены СП России, два офицера запаса, Вырвич Александр и я были в командировке в небольшом городке Льгов Курской области, где в двух школах выступили перед школьниками и преподавателями с лекциями на тему о роли и месте современной литературы в формировании нравственности и патриотизма молодёжи. Живое неказённое выступление, которые мы перемежали историями из своей служебной биографии, в том числе в горячих точках, а также своими стихотворениями, отражающими избранную тему встречи, вызвали искренний интерес слушателей настолько, что по окончании лекции более получаса не прекращались вопросы с мест.

В благодарность для нас были организованы замечательные экскурсии в краеведческий музей города и в мемориальные музеи двух знаменитых литераторов нашей страны, уроженцев города Льгова – советского поэта Николая Асеева и советского детского писателя Аркадия Гайдара.

                    С творчеством Николая Асеева я познакомился ещё в юности. Некоторые певучие его стихотворения я положил на музыку и пел своей любимой под гитару:

«Я не могу без тебя жить!

Мне без тебя и в дожди – сушь,

Мне без тебя и в жару – стыть,

Мне без тебя и Москва – глушь…»

Или: «Ты моешь посуду,

            Ты чинишь бельё,

             Какое ты чудо,

             Виденье моё!...»

 

А вот биографию его не знал. Дед его, оказывается, был из дворян, страстный охотник, фантазёр и мастер рассказывать сказки и, разумеется, охотничьи байки. Вот, что Николай потом писал о нём:

 

Травою зелёной одет,

Лукавя прищуренным глазом,

Охотничьим длинным рассказом

Прошёл и умолкнул мой дед.

Зелёные волны хлебов,

Ведущие с ветром беседу,

И первую в мире любовь

К герою, к охотнику – к деду.

 

Бабушка Николая Асеева была крепостной. Её выкупил, влюбившись, и женился на ней как раз этот будущий дедушка поэта. Николай вспоминал, что была она весёлой по нраву – певуньей и плясуньей.

 

Бабка радостною была,

Бабка радугою цвела,

Пирогами да поговорками

Знаменита и весела.

Отглядела на синий лён,

Отшумела под белый клён.

До сих пор в неё – над рекою –

Соловьиный напев влюблён.

 

 Им-то он и обязан своим творческим складом, напевностью своих будущих стихотворений, чистым народным языком, т.к. юность провёл в их доме из-за ранней смерти матери и отсутствующего из-за частых разъездов по службе отца. У него рано проявился дар поэта. Знаменательны для юноши знакомство с молодыми начинающими поэтами Пастернаком и Маяковским. Ещё до революции Николай Асеев выпускает четыре сборника своих стихотворений, которые написаны под сильным влиянием символистов, с которыми он сошёлся в ту пору. Затем, благодаря Маяковскому, примкнул к футуристам, но, слава Богу, позднее обрёл свой собственный природный поэтический голос, наследованный от настоящей русской классической поэзии, разумеется, и со звучанием уже его времени, его поэтической эпохи. Также сумели найти себя и тем остаться высочайшими образцами в русской поэзии Блок и Есенин, которые тоже прошли через путы всевозможных коверкателей-разрушителей русского литературного языка, предлагавших даже Пушкина сбросить с корабля истории. В то предреволюционное время, как бы не ощущая пульса своего бурного времени, эти экспериментаторы от искусства сеяли настроение ухода в себя, в свой мирок, в мистику. Сами же самовлюблённые литераторы той переломной поры своё творчество по аналогии с Золотым пушкинским веком назвали Серебряным веком, хотя и на оловяный не тянут. Советское литературоведение дало определение их творчеству словом декаденство, что означает упадничество, призывающее к уходу от действительности, а то и из самой жизни. Недаром тогда среди молодёжи катастрофически возросло число самоубийств, что даже царское правительство, обеспокоенное этим обстоятельством, предприняло определённые шаги. Хорошо это описано в книге Б.Акунина «Любовник смерти.» К примеру, абсолютно все любовницы кумира поэта сер.века Валерия Брюсова покончили с собой. В поэзии этих искусственных течений воспевались также фрейдистские идеи, свободная любовь. Многие из них в жизни жили нездоровыми треугольными и прочими семьями, часто взаимно меняя партнёров. Много среди них было и типов с определённой нестандартной ориентацией. Наряду с профессиональными стихотворцами в этой среде были явные халтурщики, не знавшие правил стихосложения, пытавшиеся брать эпатажем и жонглёрством, выставляя свои упражнения за авангард. Известно, из «какого сора рождались их произведения». Эти люди порой кичились своим аморальным поведением, не отличая славы от позора. О том периоде хорошо сказал А. Толстой: «То было время, когда любовь, чувства добрые и здоровые считались пошлостью и пережитком… Девушки скрывали свою невинность, супруги - верность. Разрушение считалось хорошим вкусом, неврастения - признаком утонченности». Советская власть сумела отмести эту мерзость, перестав публиковать их непотребство, хотя порой и талантливое, но развращающее, и дала дорогу новой советской поэзии, людям со здоровой психикой и нормальной ориентацией, благодаря чему поэзия вернулась к традициям крепкой русской классической поэзии, понятной и близкой простым людям. Мало того: в советское время и статья была в Уголовном кодексе за мужеложство и лесбиянство. Но в годы перестройки новые либеральные СМИ стали вытаскивать на свет тех позорных кумиров, как пострадавших от сталинских репрессий, снова навязывая обществу свои тухлые идеалы разложения семьи, устоев и нормальной личности. В недавнем сериале про поэтов-шестидесятников «Таинственная страсть» по роману Аксёнова показана жизнь радетелей за внутреннюю свободу – за рюмкой коньяка с бутербродом с икрой, со свободными отношениями, опять не отличая славу от позора. Сцена, когда муж известной советской поэтессы, маститый писатель, застаёт её в постели с французской актрисой русского происхождения и ещё одной партнёршей и гонит их откровенно к…матери, потрясает своей откровенностью, самораздеванием и самолюбованием этой богемной касты. Такие люди при всём их профессионализме в стихописании не могут быть духовными ориентирами, тем более для молодёжи.

      В 1915 году Николай Асеев был призван в царскую армию и участвовал в Первой мировой войне. В феврале 1917 года Временное правительство перебрасывает их взбунтовавшийся полк, не желавший снова идти на фронт, на Дальний восток, который вскоре был захвачен японцами. Здесь он знакомится с революционером Сергеем Лазо, который вскоре погибнет страшной смертью от рук японских захватчиков. В тяжёлых условиях Николай издаёт сборник «Бомба», тираж которого почти полностью был уничтожен японскими оккупантами. Маяковский, которому поэт послал свой сборник, пишет ему: «Твоя «Бомба» взорвала меня!». Это высокая оценка, ставшего к тому времени первым поэтом республики

Маяковского. После установления советской власти и создания Дальневосточной советской республики Николай Асеев издаёт там сборник

«Совет ветров». Нарком просвещения А.В.Луначарский, культурнейший человек своего времени пишет письмо на Дальний Восток молодому и незнаменитому поэту со словами восхищения и организует переезд его в Москву. Здесь Асеев снова сближается с Маяковским и в течение нескольких лет ездит с ним по стране с поэтическими выступлениями, воспевающими нового человека, новые отношения между людьми труда и гордость за свою стремительно развивающуюся страну.  Маяковский высоко ценил творчество своего младшего соратника по перу и в своём стихотворении, где утверждал, «что поэтов должно быть много хороших и разных», отмечал: «А ещё есть Колька Асеев. Хватка у него – моя…». Маяковский помогал Асееву в издании его сборников и пропаганде его творчества. После смерти Маяковского в благодарность ему Асеев написал поэму, посвящённую своему старшему товарищу-наставнику «Маяковский начинается».

Асеев лиричнее  Маяковского – по его собственному определению, «главаря-горлана». Асееву шли сотни и тысячи писем со всех концов Советского союза с благодарностью за его проникновенные стихи, умевшие выразить, что у многих людей на душе. Их песенный склад легко проникал в сердца простых людей. Для настоящего искусства не нужно специального образования, чтобы понимать и чувствовать его. Оно должно трогать наши души и обогащать нас знаниями и чувствами. Если тот или иной поэт или художник говорит, что мы не доросли до его квадратных или круговых выкрутасов, то значит перед нами – шарлатан от искусства. Конечно, настоящий художник кисти или слова и философом одновременно является, и если мы знакомы с теми или иными философскими направлениями, то глубже прочувствуем и само произведение. Так, например, произведения Толстого и Достоевского пронизаны евангелическими нравственными ценностями, творчество Горького основано на идеях Ницше.   

              За свою жизнь Николай Асеев выпустил около 80 сборников стихотворений, среди них много переводов произведений поэтов из союзных республик, благодаря чему мы познакомились с их творчеством и узнали их достойные всесоюзной славы имена. Он много времени уделял молодым поэтам. Одна из книг написана специально в помощь им. Работал во многих литературных комиссиях. Во времена моей юности поэзия была в почёте. Я часто ходил на творческие встречи с мастерами слова, которых было много. В каждой районной библиотеке, во дворцах культуры, в заводских клубах, в литературных музеях проходили такие встречи. Если ориентироваться на недавний фильм по роману Аксёнова (Кстати, название фильма – это неполная строка из Б.Ахмадулиной -

«Ну что ж, ну что ж, да не разбудит страх

вас, беззащитных, среди этой ночи.

К предательству таинственная страсть,

друзья мои, туманит ваши очи.»),то получается, что кроме этой богемной четвёрки шестидесятых годов и поэтов-то больше в стране не было. Но это не так. Продавались сборники различных поэтов, выпускавшиеся многотысячными тиражами по недорогой цене: были даже маленькие сборники «Избранной лирики», а также приложения к журналу «Огонёк» по три копейки - это в то время - цена трамвайного билета. Я познакомился тогда живьём со многими замечательными поэтами-современниками. У меня до сих пор хранится подборка тех трёхкопеечных сборников и подороже тоже – несколько сотен. Да, поэты этой четвёрки  в отличие от других собирали большие аудитории, являясь в чём-то трибунами для молодёжи, в том числе за свои произведения о Сталине, Ленине и советских трудящихся, высоко ставя роль поэта в обществе. Себя они ещё называли «детьми 20 съезда», быстро приноравливаясь к линии партии, а потому и были баловнями, которым двери для публикаций и выступлений открывались шире.  Стихотворение одного из них так и начиналось: «Поэт в России – больше, чем поэт…». Когда пришли либералы со своей перестройкой, не спрашивая мнения народа об обустройстве страны, с той же страстностью он стал оплёвывать советское прошлое и призывать новые преобразования. Однако довольно быстро слинял в Америку ради комфортной жизни, объяснив, что не того ждал от перестройки. А мы-то тут, во всём этом, чему он способствовал своим надрывом, и остались и выживаем. Поэтому я считаю, что Поэт в России – больше не поэт, когда он перестал быть гражданином.

В те молодые годы, пронизанные поэзией, я записывал в альбом по одному понравившемуся стихотворению каждого автора, книгу которого прочитал. На днях листал эти альбомы – там несколько десятков имён, а может быть и под сто. А вот из сборника Николая Асеева я выписал тогда пять стихотворений. Стихи Дмитрия Ковалёва, автора тонких любовных стихов, чьё творчество тоже связано со Льговом, я тоже нашёл в своём юношеском альбоме. Поэзия Николая Асеева при всей лиричности изложения всегда оставалась гражданской и патриотичной, она вселяла оптимизм в любые тяжёлые годы, тем поддерживая людей и давая надежду на преодоление трудностей и веру в реальное светлое будущее.

 

Совет ветвей, совет ветров,

совет весенних комиссаров

в земное черное нутро

ударил огненным кресалом.

 

Губами спеклыми поля

хлебнули яростной отравы,

завив в пружины тополя,

закучерявив в кольца травы.

 

И разом ринулась земля,

расправив пламенную гриву,

грозить, сиять и изумлять

не веривших такому взрыву.

 

И каждый ветреный посыл

за каждым новым взмахом грома

летел, ломал, срывал, косил -

что лед зальдил, что скрыла дрема.

 

И каждый падавший удар

был в эхе взвит неумолканном:

то - гор горячая руда

по глоткам хлынула вулканным.

 

И зазмеился шар земной

во тьме миров - зарей прорытой.

«Сквозь ночь - со мной,

    сквозь мир - за мной!» -

был крик живой метеорита.

 

И это сталось на земле,

и это сделала страна та,

в которой древний разум лет

взмела гремящая граната.

 

Пускай не слышим, как летим,

но если сердце заплясало,-

совет весны неотвратим:

ударит красное кресало!

 

Хайдар БЕДРЕТДИНОВ

 

 

 

 

***

КАМЕННАЯ КНИГА ШЕЛКОВОГО ПУТИ 

 

в Китайском культурном центре в Москве

открылась выставка наскальных рисунков,

включенных в мировое наследие ЮНЕСКО.

 

            Нинся: там, где прошел Великий Шелковый путь.

            В церемонии  открытия выставки принял участие заместитель директора (советник) китайского культурного центра в Москве, г-н Ли Чжи, отметивший, что "наскальная живопись, - это поэзия первобытного человека. рисунки провинции Нинся во многом совпадают с географией Великого Шелкового Пути, и тем самым символизируют дух мирового сотрудничества, открытости, эксклюзивности."

            Сегодня в Китае -  самая большая коллекция наскальных рисунков в мире, порядка 45 тысячи изображений. Сегодня в мире известно 150  горных "зон", где найдены наскальные рисунки, и Китай выглядит в мировом масштабе более чем солидно. Только лишь в одной горной "точке" (зоне) северного  Китая найдено 879 изображений, - это  крупнейшее скопление наскальных рисунков в мире. В 1997 году международный комитет ЮНЕСКО внес эти рисунки в список мирового наследия.

            Рисунки автономного китайского региона Нинся найдены на протяжении 700 километров, по обе стороны от реки Хуанхэ, в ее долине а также в горах  Хэланьшань, Вэйнинбэй, Сяншань, Линву, Дуншань.  Они во многом совпадают с географией Великого Шелкового пути, хотя сделаны были конечно же, гораздо раньше, чем появилась знаменитая магистраль торговли, связывающая Азию и Европу.

            Наскальная живопись, - это культура северных кочевых народов Китая.  Элементы этой культуры выражались в поклонении природным стихиям и явлениям, (напр., культ Солнца), а также отражали определенные ритуалы, (например, сопровождающие охоту, жертвоприношения, поклонение Воспроизводству и Плодородию).

            В день открытия выставки наскальной живописи состоялась торжественная передача новой партии книг, как символа мудрости, - для Китайского Культурного центра в Москве. Многие из этих книг представляли собой богато иллюстрированные труды по истории китайской живописи, шелкографии, каллиграфии, поэзии, и другим культурным традициям.

            О специфике наскальной живописи Китая рассказал профессор, заместитель директора музея НХАР, г-н Ван Гуншэн. Он прочитал лекцию "Величественные картины в камне".

 

            На границе с "источником тенгрианства"

            Из лекции г-на Ван Гуншэн  следовало, что горный Нинься - один из  крупнейших районов Китая, находящийся на Великом Шелковом пути, здесь сегодня проживает порядка 36%  населения всего Китая. Особенно  примечателен горный участок Хэланьшань (Хэлэнджей, Алашань), протянувшийся на 250 километров  и наиболее полно отразивший древнюю  культуру северного Китая. Он находится на границе с нынешней Монголией, и автономным китайским регионом Нинься, в границах которого протекает Желтая река - Хуанхэ и начинается пустыня Тэнгэр, название которой с монгольского переводится как "небо", и которая дала название крупнейшей древней религиозной системе символов - Тенгрианству. 

            Горный хребет Хэланьшань  с максимальной шириной в 15 километров  представляет собой скалистый район, поднявшийся на уровень более чем в 2 тысячи метров над уровнем моря. Его высшая точка - достигает 3 тыс.350 метров над уровнем моря. Эта география была очень привлекательна для древних народов. Именно на горном хребте Хэланьшань было обнаружено порядка 40 пещер, в которых проживал древнейший человек, причем в 90% из этих пещер была найдена наскальная живопись. Больше всего рисунков было обнаружено в пещерах, находящихся в тех скалах, где рядом существовали различные источники воды. Оказалось, что в регионе Ньнься сосредоточено 50% всей наскальной живописи Китая! 

 

            Секреты древних мастеров

            Возникает  закономерный вопрос, каким образом создавались эти рисунки? Сегодня ученые  обнаружили три художественных метода, лежащих  в основе наскальной живописи. Как отметил профессор Ван Гушэн, наиболее распространенный метод представлял собой высекание на камне с помощью каменных или металлических инструментов художественных образов. При таком методе на камне высекались точки,  скопление которых оптически складывалось в определенное изображение. Это наименее трудоемкий художественный метод, и наибольшее количество изображений животных создано с его помощью.  Прежде всего древний человек  изображал тех животных, на которых он охотился, а сами рисунки должны были обратить на себя внимание "древних духов, прокровительствующих охоте", - чаще всего мы видим сцены охоты на антилоп и оленей из лука.

            Второй художественный метод заключается в том, что после того, как нанесены базовые точки изображения, начинается глубокая "раскатка" рисунка: между этими точками проводятся линии, дополнительно выкрашивается и выдалбливается горная порода. Постепенно точки превращаются в длинные "мазки"- непрерывные широкие линии. Именно так создаются портретные изображения.

            Каменные наскальные портреты, -  это в первую очередь представление  древнего человека о "ликах" богов, которым они поклонялись. Наиболее многочисленными являются изображения Бога Солнца.

            Третий художественный метод представляет собой создание неглубоких рисунков из штрихов и линий,  без использования предварительного "эскиза" из точек.  Эти рисунки чаще всего изображают животных, в том числе и домашних, и найдены на тех скалах, где достаточно "мягкая" порода позволяла использовать такую технику.

            Заметим, что некоторые из изображений древнейший человек пытался "украсить" цветом. Для этого он научился превращать  в порошок цветные камни. Рисунки, имеющие цвет ( как правило, красновато - желтых оттенков),  самые малочисленные. Они также изображают ритуалы, сопровождающие охоту или же поклонение Воспроизводству и Продолжению рода. В регионе Нинся найдено всего 75 таких изображений.

 

            Когда это было?

            Возникает еще один закономерный вопрос: в какое время создавались все эти рисунки? Ученые придерживаются трех конкурирующих между собой точек зрения.  Первая состоит в том, что эти рисунки отражают эпоху палеолита, - это примерно 20 тысяч лет тому назад. Ученые мотивируют свою точку зрения тем, что на рисунках можно обнаружить животных,  которые именно в этот период начали бесследно  вымирать. Вторая  датировка устанавливает другую временную границу: время неолита, то есть, 6 тыс. лет назад. Такой временной рубеж совпадает с развитием древней цивилизации в целом. Именно эта точка зрения является наиболее общепризнанной. Третья временная  версия связывает  наскальную живопись с "бронзовым веком", - это примерно 3 тыс. лет назад. Такая точка зрения апеллирует к инструментам, с помощью которых создавались изображения: среди них были и качественно изготовленные металлические "стилусы", позволяющие проводить достаточно точные и четкие линии.

            Но если по поводу нижней границы создания наскальных рисунков ученые так и не пришли к единой точке зрения (возможно потому, что обнаруженные сегодня рисунки действительно создавались в разные эпохи), то в отношении верхней границы, наблюдается совпадение точек зрения: это время Империи Сун ( 960 - 1280 гг), когда было положено окончание периоду раздробленности Китая, столица была перенесена в Ханчжоу (район нынешнего Шанхая), а ведущей религией стали конфуцианство и даосизм,к тому же, из Индии и центральной Азии  в Китай проник буддизм.  Эти религиозно- философские представления о мироустройстве полностью вытеснили наивные отголоски тенгрианства и шаманизма, которые и находили свое отражение в наскальной живописи.

 

            В чем смысл?

            Бесспорно, что наскальная живопись, - это "детство цивилизации", прежде всего изображались был и верования древних народов, причем многие изображения, найденные в Китае, перекликаются с наскальными рисунками Индии, а также с нынешней территорией России. Больше всего общего можно обнаружить в рисунках Китая с теми наскальными рисунками, чтоб были найдены на Алтае, его горных хребтах. Определенные общие черты есть и с петроглифами русской Карелии. Мышление у древнего человека всего мира было достаточно схожим, наполненным аналогичными страхами и  надеждами, обращением за помощью к богам природы, и подчеркивало одни и те же ритуалы.

            Все древние сюжеты, высеченные в камне, при всей своей наполненности "мистикой шаманизма" абсолютно реалистичны.  Они отражают период, когда для человека главной проблемой было физическое выживание, сохранение в дикой природе своего рода. Именно поэтому на рисунках мы чаще всего видим сцены охоты, а также то, что для древнего человека представляло наивысшую ценность: продолжение своего племени. Сейчас, возможно, человек, привыкший к комфортабельным квартирам и гостиницам, изумляется "вульгарности" пещерных художников, без стеснения (хотя и достаточно символично, так что интерпретация рисунков принадлежит ученым), изображающих сцены совокупления, человеческие фигуры с гигантскими половыми органами и беременных женщин. На самом деле, для  древнейшего человека сохранение своего племени было ведущей  и самой тревожной задачей.

            Лишь когда уже становится очевидно, что достигнута независимость от капризов природы и климата, появляется некая "расслабленность сознания", и тогда становится возможным эстетический взгляд на мир: животные из объектов охоты и потенциальных мясных туш  превращаются в красивых антилоп и оленей. Ритуалы, призванные обратить на себя внимание древних духов, наполняются самоценной эстетикой и ритмом танца. Наряду с портретами богов появляются и портреты людей. В Китае обнаружено порядка 750 портретных изображений.  Эти портреты свидетельствуют о тех глубинных страхах, что сопровождали древнего человека, об их силе можно судить по ритуалу жертвоприношения, совершаемого перед этими портретами.

            Справедливо утверждение: с приобретением независимости от природных стихий, древний человек утратил и страхи, и перестал молиться на "духов" природы. Стал неактуален жестокий обряд жертвоприношения. Впрочем, даже в наши дни у этносов,  в том числе, живущих и на территории современной России: в Хакассии, Якутии и в горных регионах Алтая, сохранились шаманские ритуалы жертвоприношения. (Ритуал поклонения "солнечному божеству в образе Оленя", ради которого приносят в жертву молодого коня, мясо которого варят для особой "шаманской" трапезы, - подробно описан классиком  русской филологии, доктором наук Николаем Либаном в этнографическом очерке "Алтай"). 

 

            Вождь племени: наряду с Солнцем

            Изменившееся сознание  древнего человека, приобретавшего с каждым днем все большую независимость от природы, находило отражение и в "каменной летописи": все  меньше становился пантеон "всесильных богов", и разве что Бог Солнца неизменно оставался одним из самых популярных изображений. "Солнце это главный источник энергии и силы для древнего народа", - заметил профессор Ван Гуншэн. Примечательно, что и сегодня у малочисленных этносов, проживающих на территории нынешней России,  и сохранивших многовековые фольклорные традиции, в народном прикладном творчестве ведущий рисунок связан с культом Солнца. Кожаные аппликации и даже бисерную вышивку по оленье шкуре, изображающую Солнце,  можно встретить у чукчей, эвенков, коряков, потомков саамов, селькупов, самоедов.

            Каменная летопись отражает время пантеизма, древнейшее сознание, обращенное к силам природы и стихиям. Однако, с развитием сознания древнего человека, мы видим, что наряду с изображением Символов Природы, появляются и изображения реальных людей. Этим людям так жен верят и так же на них на надеются как на природных Богов: и не случаен  каменный диптих, когда рядом с божественным ликом Солнца появляется новый божественный лик -  Вождя, украшенный двумя птичьими перьями.

            Примечательно, что если на сценах охоты изображаются реальные животные, - потенциальные трофеи, то можно встретить и множество рисунков, где животные носят обобщенно  - символический характер.  Это тотемные изображения зверей, с которыми ассоциировало себя то или иное племя и вполне конкретные древние люди. Они верили, что при совершении определенного ритуала, в том числе и танца, символизирующего охоту, можно перенять у этих животных их самые привлекательные для "пещерного образа жизни" качества: скорость антилопы, силу тигра, мощь прыжка леопарда. Примечательно, что и в наши дни на русском Севере этнос Чукчей сохранил танец, символизирующий охоту на моржей, а также горловое пение, подражающее вою полярного волка и свисту вьюги, - корни этой необычной эстетики следует искать там же, где и древнекитайский шаманский танец возле  наскальных рисунков животных.

            Поскольку четвероногий источник пищи был одновременно и источником опасности, китайская наскальная культура запечатлела раздвоенное сознание древнего охотника: нападать или бежать, проявить страх или нападение? Это касается в первую очередь крупных животных, на которых древний  человек вынужден был охотиться для пропитания. Заметим. что и сегодня в фольклоре эвенков и чукчей, традиционно представляющих русские северные народы, сохранен трепетный ритуал, при котором охотники просят "Духа Медведя" простить его за то, что они отбирают у животного жизнь ради своего пропитания.

            Чем более сложным становилось мышление человека, тем более схематичными и абстрактными, становились рисунки. Множество знаков строгой геометрической формы, найденных в горах Китая, свидетельствуют о наличии уже у пещерного человека абстрактного мышления. Можно наблюдать любопытны психологический феномен: выражение абстрактной категории в конкретном образе. Так, например, изображение руки символизирует власть. Любопытно, что и в наши дни, эта параллель  между символами сохранена: если вы приедете в столицу Казахстана,- Астану, тио вам предложат "поздороваться" с политическим лидером государства: с этой целою на смотровой площадке байтерека Астаны установлена  особая плитка с позолоченным  отпечатком руки Президента Казахстана (на момент моего посещения Астаны это была "золотая рука" г-на Нурсултана Назарбаева, рекордсмена по пребыванию у власти на постсоветском пространстве, - более четверти века).

 

            Земледельцы против охотников

            Другой примечательной особенностью развития древнего сознания, отражающего принципиальное  изменение древнего быта,  а можно назвать появление среди рисунков растительной символики. Это можно трактовать как освоение земледелия,  а также, как конфликт между кочевыми народами- охотниками и оседлыми - землепашцами. Однако, заметим, в скалистом регионе Нинся, на границей с пустыней Тэнгэр, природа не слишком способствовала к растениеводству.  Вот почему наскальные фигуры охотников появились намного раньше, чем растительные сюжеты, возникшие, прежде всего, в Восточных регионах Китая.

            И все же, подводя итоги, отметим. что основная задача древних художников, изображавших на стенах пещер разнообразные сюжеты, была продиктована религией шаманизма, это была особая форма "общения" древнего человека с его "богами". В своих рисунках древний художник отражал веру в таинственную силу "богов" (а затем и "вождей" племен, которым он доверил защиту и покровительство над своей жизнью,), страх перед природными стихиями, перед зубами и клыками диких животных во время охоты, и в то же время, надежду на помощь "духов" и на благоприятный климат, создаваемый Солнцем.

            "Мы надеемся что духи древних мастеров, создавших свои наскальные живописные полотна, радуются сейчас тому,  что мы изучаем их наследие", - заметили профессор Ван Гушэн и замдиректора Китайского культурного центра в Москве, Ли Джи.

            Сложно описать события, проходящие в те дни, с позиции современного разума. Но трудно смотреть без трепета на эти таинственные и диковатые рисунки, в которых запечатлен ритм охоты  и упорство  в покорении сил природы  далеких предков, их несгибаемая воля, и любовь к жизни. Эта песнь отдается эхом горных долинах и без всяких слов рассказывает нам о том времени, когда начиналась наша человеческая  цивилизации. И не случайно сегодня  "наскальные сюжеты" так популярны в современном дизайне, в ювелирном искусстве: смешиваются рубежи веков и границы стран. Примитивная наскальная живопись учит ныне живущего человека стойкости, смелости, отваге и воли. Тем лучшим психологическим качествам, что обеспечили "естественный отбор"  в  человеческом племени, и  благодаря которым потомки этих "пещерных" лидеров шагнули в цивилизованное "сегодня".

****

 

            Выставка продлится до середины декабря.

Анна ГРАНАТОВА,

PhD, журналист, писатель, психолог.

 

 

***

Музей Аркадия Гайдара в г. Льгове

 

      Ну, надо же быть такому совпадению, что из 15 возможных городков для выступлений перед школьниками в командировке от Союза писателей России я попал именно в город Льгов, где родился любимейший писатель нашего советского детства Аркадий Гайдар. Мы зачитывались его книгами, по несколько раз бегали на кинофильмы, снятые по его произведениям, а потом во дворе, распределив роли его героев между собой, играли в Тимура и его команду,  Р.В.С., Военную тайну и  Судьбу барабанщика… И это делалось по-детски искренне, по собственному внутреннему побуждению, безо всякого понукания или агитации со стороны взрослых дома или в школе. Вот, что значит настоящее, заряжающее юную душу литературное творчество. Рассказы его несут мощный воспитательный потенциал. Как сказал один американский писатель, что любая страна гордилась бы таким писателем, который не только талантливо пишет, но и умеет воспитывать целое поколение детей. Безусловно, он прививал и нашу человеколюбивую советскую идеологию, чувство патриотизма и взаимовыручки. Будущие бойцы-победители в Великой Отечественной войне выросли на его произведениях. В них была неучтённая западом сила – сила духа, а не только мощь оружия. Я часто бывал на утренниках, посвящённых Аркадию Гайдару, и, случалось, не раз побеждал в викторинах по его рассказам, проводимых районной  библиотекой. Его произведения были естественно включены в обязательную часть школьной программы по литературе.

            Замечательно, что на его родине есть превосходный мемориальный музей, что сохраняется память об этом талантливом писателе и незаурядной личности, о настоящем патриоте и герое Отечества. Биография его и характерна, с одной стороны, для его поколения и уникальна одновременно.

Сам он говорил, что «это просто обыкновенная биография в необыкновенное время». Отец  Аркадия  - Пётр Исидорович Голиков - был простым служащим.  Когда он учился в Курске, в учительской семинарии, познакомился с Натальей Аркадьевной  - девушкой дворянского происхождения. Её отец категорически был против её возможного замужества за незнатным молодым человеком и обещал, отрезав ей девичью косу, лишить её приданого и содержания. На что она – вот это характер! – при нём сама отрезала косу и ушла к любимому, с которым вскоре они по распределению поехали учительствовать в уездный город Льгов. Здесь при сахарном заводе в маленьком домике у них было и жильё, и учебные классы. Наталья Аркадьевна помимо школьной программы занималась с детьми музыкой, т.к., имея музыкальное образование, прекрасно играла на фортепьяно. В их доме собиралась местная интеллигенция, ведя часто вольнолюбивые беседы о тяжёлой доле трудового народа. Через этот дом проходила для распространения и подпольная газета «Искра». И когда в 1908 году пошли аресты среди революционно настроенной молодёжи, чета Голиковых, которая числилась в полиции, как политическинеблагонадёжная, с тремя детьми переехала в город Арзамас, где и прошли юношеские годы Аркадия. С детства ему нравились книги с описаниями дальних стран, морских пиратов и индейцев. Он мечтал непременно стать морским офицером. Изучал серьёзно военное дело, историю знаменитых сражений.

С началом первой мировой войны отец Аркадия был призван в армию. Десятилетний Аркадий тоже рвался на фронт и сбежал-таки, но после почти месячного скитания был возвращён полицией домой. Постепенно он сближается с большевиками. В 14 лет становится адъютантом начальника обороны и охраны железных дорог республики. В 15 лет в Красной армии, где не хватало образованных людей, он становится командиром роты. Через год он – уже командир батальона, а в 17 лет командует полком в Забайкалье.

Позже писатель говорил, что частенько хотелось отстегнуть ремень, снять кобуру и побежать к мальчишкам играть в лапту. Молодой, неокрепший организм, конечно, не мог выдержать таких огромных и стрессовых нагрузок. Его несколько раз контузило. Падал он с убитых под ним коней. Его мучили сильные головные боли. И когда в 1924 году он, мечтая о продолжении военной карьеры, хотел поступать в академию красных командиров, его списали из армии по здоровью. На основе дневников, которые он вёл во время Гражданской войны, начал писать роман. Константин Федин роман к публикации не принял – многое было написано коряво, хоть и с душой, -  но сказал, что писать этот молодой человек будет. Ведь и Николай Островский не собирался становиться писателем. Так же, как Гайдар, он выпал из военного строя по болезни, но встал в первую шеренгу воспитателей новых людей новой эпохи своим мужественным романом «Как закалялась сталь». Аркадий Гайдар оттачивал перо, работая корреспондентом различных газет. Окончил литературные курсы. После успеха с изданием автобиографической повести «Школа» он целиком посвятил себя художественной литературе. Для моего послевоенного поколения его произведения были нравственным ориентиром. Вместе с его литературными героями мы отправлялись в «Дальние страны», переживали за Мальчиша-Кибальчиша, за «Судьбу барабанщика», путешествовали по стране с Чуком и Геком, задумывались над «Голубой чашкой».   Когда началась Великая Отечественная война, Гайдар снова, как и в детстве, рвался на фронт добровольцем. Но по медицинским показаниям ему это было запрещено. Тогда он, устроившись в редакцию «Комсомольской правды», стал ездить в качестве корреспондента по войскам, где вместе с ними в 1941 году на Украине попал в окружение. Вырвавшись оттуда с небольшим отрядом, примкнул к партизанам и не покинул их, хотя для него, как для известного к тому времени писателя, такая возможность предоставлялась. И осенью 1941 года, попав в составе небольшой группы партизан в засаду у Днепра близ села Лепляво Каневского района, он геройски погиб.

Моё детство проходило на берегу Яузы – тогда ещё без проезжей набережной и ограждения. Мы жгли там костры, лазили по буеракам. Сделали плот, как в фильме Р.В.С.. На чердаке над сараями был у нас тимуровский штаб со штурвалом из велосипедного колеса и с расходящимися бельевыми верёвками, увешанными пустыми консервными банками, - всё, как в кино. Помогали по-тимуровски старшим, пилившим дрова на козлах у индивидуальных сараев,  складывать полешки в поленницу. Иногда они давали и нам потянуть ручку двуручной пилы с одной стороны. Подтаскивали кочаны к корытам во время заготовки квашеной капусты на зиму.

 

Помню дворик московский у Яузы – грязной речушки:

Три барака, сарай, голубятня, контора «Мосстрой»,

Склад гнилых овощей в разбитой облезлой церквушке

И тупик без названья с булыжной рябой мостовой.

 

Там старушки весь день говорливо сидят на скамейках.

 Возвратившись с работы, мужчины стучат в домино.

Молодёжь вечерами танцует фокстрот, как умеет,

Под старинный, хрипящий, трофейный с войны патефон.

 

А у нас, у ребят, помимо  фантазий мальчишьих -

Кроме пряток, футбола, разбойников и казаков,

Есть заветное место в котельной, под самою крышей

Среди кошек шныряющих и шипящих сквозь щели дымов.

 

Этот пыльный чердак был для нас капитанской каютой.

И дымила труба, унося наш кораблик в моря.

Голос мамы кого-то на берег списывал круто –

С остальною командою дальше стремился «Варяг».

 

Те мальчишки давно отыграли в «Тимура» и в «Школу»,

На ракетах летают, спасают от смерти людей.

А кораблик стоит всё в том же дворе, на приколе,

И уносит в мечту флотилию новых детей.

 

Хорошо известно, почему не победили республиканские силы в Испании, воевавшие с фашистами Франко – их предала, так называемая, пятая колонна. Францию Гитлер оккупировал буквально в считанные дни. В обоих случаях гражданам этих стран не хватило именно патриотизма, этой не измеренной духовной силы сопротивления общества оккупантам. Некоторые немецкие генералы после войны говорили про нашу страну, что настоящими победителями в ней являются Учителя, которые за десять лет смогли подготовить таких преданных Родине несгибаемых учеников-защитников.  В нашей стране несколько раз наступали нездоровые периоды, когда слово «патриотизм» становилось, чуть ли, не ругательным, когда начинали чернить и прошлую историю, и культуру наших предков. Шолохов и Твардовский даже обращались к Сталину с тем, что определённые силы не дают дорогу талантливым молодым писателям, придерживающимся в своём творчестве традиций классической русской литературы, воспевающим любовь к своему Отечеству, героизм и самопожертвование ради свободы и счастья своего народа. Так вот именно такими силами были исключены из школьной программы произведения Аркадия Гайдара. А что стало твориться со школьной программой во времена перестройки – уму непостижимо. На самом деле многое из этого безобразия делается по наущению внешних врагов, для которых сильная Россия – кость в горле. А сильна была Россия не только мощью оружия, но и патриотами. Вот это-то с помощью разложения нашего общества, его культуры, его исторической памяти и пытается делать Запад руками проплаченной ею пятой колонны, представителей которой больше всего, конечно же, среди деятелей культуры, искусства и продажных СМИ. Благо, есть в нашем искусстве здоровые силы, противостоящие этой культурной экспансии. И их немало. Но хочется особо вспомнить имена Вадима Кожинова и Станислава Куняева, срывающих маски с особо изощрённых и умело мимикрирующих деятелей разрушающего неокрепшие души псевдоискусства, воспевающих новых апостолов разврата и безнравственности под видом глобализации и очень общих европейских ценностей. Журнал «Наш современник», отмечающий в этом году своё шестидесятилетие, все эти нелёгкие годы противостоит силам зла, подрывающим нравственные духовные основы России. Надо срочно возвращать героев Аркадия Гайдара мальчишкам и девчонкам, чтобы они росли морально и духовно здоровыми. В наше беспокойное время нам надо растить защитников Отечества, которые в трудный час могли бы защищать свою Родину, как их отцы и деды.

 

Хайдар БЕДРЕТДИНОВ

 

***

Отстояли Москву, защитили Россию



         В московском Доме культуры «Гайдаровец» 15 ноября 2016 года прошёл литературно-музыкальный вечер, посвящённый 75-летию битвы за столицу, «Отстояли Москву, защитили Россию».

 

         Вёл программу автор и ведущий цикла вечеров «Встречи с прекрасным и героическим», руководитель литературного клуба «Побеждающее слово», поэт, прозаик и переводчик, полковник запаса В.А. Латынин.

 

         В уютном каминном зале ДК собрались кадеты школы № 2121 со своим офицером-воспитателем В.Н. Гринкевичем, члены общественного объединения «Дети войны», казаки Донской посольской станицы в Москве во главе с атаманом Н.А. Адамовым, члены литературного клуба «Побеждающее слово». Перед ними со стихами и песнями о защитниках Москвы выступили: народный артист России Юрий Назаров; заслуженная артистка Республики Южная Осетия Людмила Мальцева; певицы Надежна Колесникова и Татьяна Ларина, писатель, ветеран войны в Афганистане, Александр Гергель, поэт-песенник, полковник в отставке Валерий Никитюк, доктор юридических наук, полковник МВД в отставке В.С. Четвериков.

 

         В.А. Латынин рассказал собравшимся слушателям о героизме казаков из кавалерийских корпусов генералов П.А. Белова и Л.М. Доватора, о жертвенных подвигах курсантов военных училищ Москвы и Подмосковья, о патриотизме москвичей, ушедших добровольцами на фронт, прочёл свои стихи, посвящённые воинам 4-го эскадрона 37-го Армавирского полка 50-й кавалерийской дивизии, ценой своих жизней, не пропустивших немецкие танки в обход Волоколамского шоссе в районе деревни Федюково, и о подвиге сводного полка курсантов-кремлёвцев.

 

Ведущий вечера напомнил забытые факты войны – молниеносное покорение гитлеровцами европейских стран, упорное сопротивление захватчикам частей Красной Армии на Киевском плацдарме, под Одессой и Севастополем, под Смоленском, Мурманском и Ленинградом, под Москвой и Каширой. Мало кто знает, что в ноябре 1941 года кавалеристы и танкисты корпуса генерала П.А. Белова под Каширой не только сдержали 2-ю танковую армию Гудериана, но и отбросили её на 40 километров, не дожидаясь общего контрнаступления советских войск под Москвой.

 

         Кадеты школы № 2121, в знак глубокого уважения к подвигу защитников Москвы, пришли на мероприятие со своим знаменем и встали в почётный караул возле него. А в конце вечера кадет 7-го класса Вдадимир Жуков продемонстрировал виртуозную разборку и сборку автомата Калашникова с завязанными глазами.

 

         Вечер, прошедший в душевной атмосфере, показал преемственность поколений патриотов России, любящих свою страну и её столицу, помнящих о подвигах отцов, дедов и прадедов, и готовых служить Отечеству верой и правдой.

 

         Наталия ПРЕОБРАЖЕНСКАЯ.

         Фото Светланы ЗАГРАДСКОЙ.

 

***

Берегите детей!! В эфире Евтушенко…

 

 

Вечером 21 октября, в пятницу к нам в гости явился сам Евгений Евтушенко, поэт, артист, вития, фотограф, путешественник и женолюб. Как понимаете, с телеэкрана явился. И не один, а в сопровождении множества своих почитателей, вернее, молодых почитательниц. А ведь ему уже хорошо за 80. И высокий гость сразу с порога бросает своим почитателям в зале и нам, телезрителям:

- Я к вам как Чацкий, прямо с корабля. А знаете, где был? Ни за что не отгадать. В Италии! Вообще-то я посетил 97 стран обоих полушарий, недавно американцы приглашали на Марс, но что-то у них там не получилось… Да, 97, и все их люблю, но Италия для меня – это цимис! Там все считают меня итальянцем, и все знают в лицо, как Мастрони. Едва покажусь на трапе самолета, как пацаны уже бегут с букетами, кричат: «Опять наш любимый Сильвио Евтушелло приехал! Ура!»

- А знаете, зачем я сейчас туда ездил? Не поверите! Мне там, представьте, мне там, вообразите, мне там вручили премию Вергилия, того самого, что сочинил «Энеиду». Ну, помните? «Онегин знал не без греха Из «Энеиды» два стиха…» Но это не всё. Итальянцы ещё, ну подумайте, какая любовь, еще и выдвигают меня на Нобелевскую премию! Уже много лет все выдвигают, выдвигают и выдвигают….Это стало у них уже чем-то вроде национального вида спорта. Да, Нобелевскую пока не получил, но зато у меня есть большой чилийский орден. А недавно в Перу я читал стихи на испанском языке, который очень люблю, ну очень. Хотите, скажу по-чилийски «Евтушенко»?

Встает молодая девушка: - А у вас, Евгений Александрович, нет ордена «Льва и солнца» как у потомственного кавалера Степана Ивановича Куцина, городского головы по сю сторону Уральского хребта? Он получил его в знак дружбы двух монархий – России и Персии. Это зафиксировал в свое время Антон Павлович Чехов.

- Нет у меня такого ордена, - с грустью сказал Евтушелло.- В Персии я не был. Знаком с ней только по «Персидским мотивам» Есенина. «Шагане ты моя, Шагане…».

Много ещё интересного услышали мы от лауреата вергилиевской премии. Например, он очень любит поговорить о составе своей крови. Кто не помнит, как однажды он лихо воскликнул: «Еврейской крови нет в моей крови!» Вот и теперь начал:- Во мне много кровей: русская, белорусская, украинская, татарская, 1 килограмм латышской, немецкая, однажды влили в меня полтора литра грузинской, 50 грамм шведской, 100 грамм немецкой...

Голоса из зала: - Да как же вы это установили? А сколько антисоветской и антисоветской? А немецкая не от Геббельса?

- Тихо, тихо… Помог установить покойный Вася Аксёнов. Он был врачом.

Что ж, некоторые русские поэты порой упоминают о своем происхождении, о предках. Например, Пушкин:

Не торговал мой дед блинами,

Не ваксил царских сапогов….

Да, порой упоминали, но чтобы так – сколько какой крови… Развивая тему своей родословной, Евтушелло рассказал очень интересную историю своего прапрадеда Иосифа Бойковского, обедневшего польского аристократа (так что в нем еще и грамм 40 аристократической польской крови, почему-то не названой). Аристократ, говорит, служил управляющим в поместье одного помещика Житомирской губернии. А было это «до революции». Когда так говорят, то умеют в виду – незадолго до революции, ну, допустим, в 1905-1915 годы. Мог ли тогда жить прапрадедушка человека, родившегося в 1932 году? Мой прапрадедушка Николай Платонович Бушин из деревни Рыльское Тульской губернии, крепостной крестьянин графа Бобринского, как установил по ревизским сказкам Тульского областного архива местный краевед Александр Васильевич Казанский, родился в 1799 году, в один год с Пушкиным, а умер в 1852-м, в один год с Гоголем. А я всего на 8 лет старше Евтушелло. Ну, хорошо, допустим, действительно был такой расчудесный прапрадедушка, проживший лет 150 или 200. Есть же подобные случаи. Не будем мелочиться, тем более, что дальше нас ждут чудеса еще забористей.

Так вот, этот помещик Житомирской губернии…Между прочим, прапрадедушка-то в любом случае был, но такой губернии никогда не было, а была Волынская, и в ней - Житомирский уезд. А Житомирская область образована в 1937 году… Этот помещик, живший «до революции», представьте себе, имел крепостных крестьян, которые пятьдесят лет не знали об отмене крепостного права и покорно позволяли помещику сечь себя. Одного крепостного он засек до смерти. Благородный предок Евтушелло не стерпел этого, говорит он, «поднял восстание, и крестьяне сожгли дворец зверюги». Все это очень похоже на повесть Пушкина «Дубровский», но неважно. Все равно интересно, правда?

И что дальше? Явились войска, сожгли деревню, а всех крестьян вместе с аристократом сослали в Иркутскую губернию. А там губернатор был большой гуманист, видно, окончил Литературный институт им. Горького, он выписал всем сосланным документы на чужое имя и поселил их табором на железнодорожной станции Зима, где во время войны окажется юный Сильвио. Аристократ же был человек неуёмный. Он на собаках поехал дальше на восток, на Чукотку, до самого Берингова пролива. Была уже весна, плыли льдины. И вот, говорит поэт-артист, «перепрыгивая со льдинки на льдинку прапрадед попал на Аляску». А я заглянул в справочник: Берингов пролив в самом узком месте – 86 километров. Такого маршрутика и по асфальтовой тропике хватит дня на три, а тут – с одной скользкой льдинки на другую льдинку, уходящую из-под ног… Да, у такого прапрадедушки не мог родиться праправнук иной, чем Сильвио Евтушелло…

Но это не все. Пан Бойковский прыгал-прыгал, смотрел-смотрел на пролив и вдруг его осенила: как бы хорошо было прорыть под проливом тоннель! «Это изменило бы структуру всего Земного шара!- воскликнул праправнук.- Создало бы множество рабочих мест!». Оцените безумно благородную смелость идеи пана. Ведь тогда было еще далеко до тоннеля под Ла-Маншем, который в самом узком месте всего-то 32 километра. Но, Боже мой, как эта мечта о тоннеле напоминает мечту одного гоголевского героя. Помните? «Иногда, глядя с крыльца на двор и на пруд, он говорил о том, как бы хорошо было, если бы вдруг от дома провести подземный ход или через пруд построить каменный мост, на котором были бы по обеим сторонам лавки, чтобы в них сидели купцы и продавали разные мелкие товары, нужные для крестьян…». Например, поэму Евтушенко «Казанский университет» (о Ленине). «Впрочем, все эти прожекты так и оставались только одними словами». Таковой отказалась судьба мечтаний и ясновельможного пана.

А зачем вся эта героическая история нам рассказана? Как же! Артист хотел убедить всех, что он не просто спасал свою шкуру, в роковой для родины час удрав за океан, а уж такова планида его аристократического рода на протяжении столетий – любой ценой стремиться в Америку, строить тоннели и мосты между континентами и мечтать о прекрасном будущем человечества.

Но вот что примечательно. Лихо, бойко, решительно рассказывая нам о своих премиях, орденах, путешествиях, языках, любимых женах, о благородных и бесстрашных деяниях предков, наш гость, между тем, был весьма уклончив, осмотрителен и сдержан, когда касался вопросов политических. Например: «Наша победа в Великой Отечественной войне очень скоро превратилась в холодную войну». Нет, не победа превратилась в войну, но война действительно началась. Однако почему же оратор молчит о том, кто её начал? Имячко закоперщика войны хорошо известно: достопочтенный лорд Черчилль. И начал он её в самом деле очень скоро после победы: 5 марта 1946-го (еще не прошло и года) речью в американском городе Фултон. А через несколько дней Сталин на страницах «Правды» дал достойную отповедь недавнему союзничку, сказал, что он встал на путь немецких фашистов. Молодым почитательницам поэта узнать о таких фактах было бы гораздо важней и полезней, чем о количестве и качестве его Шаганей.

И еще: «Есть люди, которые хотят возродить холодную войну». Какие люди? Где они живут? Путешественник боится назвать эти имена: Хиллари Клинтон, Барак Обама, Згибнев Бжезинский… Ему страшно: вдруг не пустят обратно в Америку! Ведь там и последняя Шагане, и дети. Вдруг придется тайком тропой прапрадеда прыгать со льдинки на льдинку.

И опять: «Мы в конце концов преодолеем войны и конфликты между народами, которых стравливают политики, и ведь они только и держатся на стравливании народов». Да, есть такие политики. Но где они, хотя бы в каком полушарии? Почему их не назвать? И опять же юным почитательницам великого актера знать эти имена гораздо важнее, чем помнить его премии и ордена, как уже полученные, так и запланированные.

Но вот одна молодая особа спрашивает: «Евгений Александрович, расскажите, как вам удалось напечатать поэму «Бабий Яр»? Удалось!.. Она из тех, кому прочно втемяшили, что это был невероятно трудный героический подвиг. А Евтушенко словно только и ждал этого вопроса, и его понесло. Он рассказал, что в 1961 году, возможно, по заданию КГБ (об этом дальше) уже объехав 30-40 стран, впервые оказался в Киеве. Встретил там молодого, но успевшего обрести известность писателя Анатолия Кузнецова. Это фигура не простая. К тому времени у него уже было несколько сборников рассказов, а в 1957 году вышла книга «Продолжение легенды». Она имела большой успех. Как пишет И.Кондаков, биограф писателя, семнадцатилетний главный герой книги «юный Толик чувствует себя преемником Павки Корчагина, шолоховского Семена Давыдова и других деятельных героев советской литературы, первопроходцев, созидателей нового».

В Киеве Кузнецов пережил немецкую оккупацию и был свидетелем фашистский злодеяний. Об этом, о расстрелах в Бабьем Яре он и рассказал Евтушенке. Тот под впечатлением услышанного сразу написал стихотворение и на другой день публично прочитал его в Киеве многим слушателям. Говорит, что какие-то таинственные силы пытались ему помешать. Ну, сейчас это невозможно ни подтвердить, ни опровергнуть. Уверяет и в том, что трагедия Бабьего Яра была окружена молчанием, что о ней чуть ли не запрещено было говорить. Тут уж можно спросить: с какой стати запрещено? почему? кто был заинтересован в обелении фашизма? Даётся понять, что все дело в евреях. Будто кто-то скрывал, что немцы преследовали их и истребляли. Уж тут есть возможность напомнить, что о Бабьем Яре еще во время войны говорилось в материалах Чрезвычайной Государственной комиссии по расследованию фашистских злодеяний. Например: «Гитлеровские бандиты согнали 29 сентября 1941 года на угол улиц Мельника и Доктеревской тысячи мирных советских граждан. Собравшихся палачи повели к Бабьему Яру, отобрали у них все ценности, а потом расстреляли. Проживавшие вблизи Бабьего Яра граждане Н.Ф.Петренко и Н.Г.Горбачева рассказали…» и т.д. (Ни давности, ни забвения. М. 1983. С. 68-69). В этих частных рассказах не выделены особо евреи – то ли в спешке, то ли и в голову не приходило выделять кого-то перед лицом такой страшной участи. Но в других официальных материалах ЧГК перечисляются и национальности. Например: «Немецкие захватчики истребляли всех неугодных им людей: русских, украинцев, евреев, поляков…(Там же, с.76). Или: «Я. Карлук, работавший в немецком хозяйстве рассказал: «Я не раз видел, как гитлеровцы уничтожали советских граждан: украинцев, русских, евреев, поляков…»(Там же, с.78). Вам еще, Евгений Александрович? Читайте: «В специальном лагере-гетто в западной части Минска немцы содержали до 100 тысяч евреев. Заключенных травили собаками, кололи штыками, расстреливали, бросали живыми в огонь» (Там же, с.82).

Вернувшись в Москву, Евтушенко принес стихотворение в «Литературную газету». Главным редактором тогда был В.А.Косолапов. Работая в газете, я хорошо знал Валерия Алексеевича. Человек он был работящий, осторожный и дотошный.Помню, как однажды шла в номере моя пародия на Виктора Шкловского, и я в ней одну женщину по неопределенности фамилии представил мужчиной. Уже вечером он позвонил мне домой и горько посетовал.

Евтушенко сейчас изображает это так, что, мол, печатая его стихотворение, мужественный Косолапов был уверен, что за это его снимут с работы. В интернете сейчас так именно и говорится: сняли, уволили за «Бабий Яр». Косолапов потом действительно работал в другом месте, но, во-первых, его перевод не совпадает по времени с публикацией стихотворения. А главное, невозможно назвать увольнением за «идеологическую близорукость» (а за что же еще?) назначение Косолапова после «Литературки» директором издательства «Художественная литература», крупнейшего в стране! Это скорее повышение. А после он еще и четыре года работал главным редактором «Нового мира», которым раньше руководили такие «литературные генералы», как Симонов и Твардовский. А кроме того, в 1965 году и Кузнецов напечатал в «Юности» роман «Бабий Яр», написанного, как считает И.Кондаков, «не без влияния Солженицына». Однако ни Б.Полевого, ни его зама А.Дементьева никто не думал снимать. А Кондаков добавляет, что этот роман «сопоставим с романом В.Гроссмана «Жизнь и судьба», также (!) сумевшего показать родство советского коммунизма с немецким нацизмом». Вот кто был в рядах первопроходцев-то дохлой проблемы, до сих пор волнующей непотопляемого Радзинского и вездесущего Сванидзе, высоколобого профессора Зубова и низкопробного мыслителя Караганова, литературного перпетуум-мобиле Млечина и обоих Чубайсов, которые один другого краше.

Смотрите, как это у них делается. Евтушенко написал стихотворение на страшную запретную тему и сразу публично огласил его, вскоре напечатал не где-нибудь, а в «Литературной газете», выходившей тогда многомиллионным тиражом; прошел не такой уж долгий срок и Кузнецов печатает роман «Бабий Яр» опять же не в воронежском «Подъеме», даже не в ленинградской «Неве», а в столичной «Юности», тоже имевшей космический тираж….И все это, стеная и бия себя в грудь, они именуют гонением, преследованием и героической борьбой против тирании.

Тут пора пояснить, что за фрукт этот Кузнецов. Он по понедельникам, вторникам и средам был писателем, а с четверга по воскресенье - сексотом (секретным сотрудником) КГБ. И.Кондаков пишет: «Среди писателей, на которых ему приходилось(!) доносить, был и его давний друг и коллега по «Юности» Евтушенко». Но друг и коллега сам был не чужим человеком для этой важной структуры. Известный генерал П.А.Судоплатов в воспоминаниях «Разведка и Кремль» (1999) рассказывает, что к нему, когда он был уже в отставке, руководство его родного ведомства обратилось за советом, «как использовать популярность, связи и знакомства Евгения Евтушенко в оперативных целях и во внешнеполитической пропаганде». Он ответил, что прежде всего надо «установить дружеские контакты» с поэтом. Контакты были установлены, видимо, без особых затруднений. Затем решили направить Евтушенко в сопровождении подполковника КГБ т.Рябова на Международный фестиваль молодежи и студентов в Хельсинки. Это уже июль-август 1962 года. Там под чутким руководством т.Рябова поэт показал себя очень хорошо. Ну, а после этого пошло-поехало: 30 стран… 50… 80… 97… И дело дошло до личных телефонов товарищей Брежнева и Андропова, которым Евтушелло порой звякал прямо из ЦДЛ на глазах потрясенных собратьев. И как же не по-пански выглядит после этого напечатанный в «Новой газете» и без того лакейский стишок о Максиме Горьком, в котором этот оборотень поносит великого писателя за общением «с ЦК и ЧК». А Брежнев-то разве не ЦК, а библиотека? А Андропов-то разве не ЧК, а кукольный театр?

И вот два друга - Кузнецов и Евтушенко - на одной стезе. Но дело не в этом. Что ж, во всем мире Государственная безопасность нуждается во внештатных агентах среди населения, в том числе, среди интеллигенции с бойким пером. Дело в том, что Кузнецов обратился в Союз писателей с просьбой о командировке в Англию. Я, дескать, пишу роман о Лондонском съезде РСДРП. Вероятно, не без содействия КГБ командировку ему дали: ведь какой соблазн иметь в Лондоне своим агентом советского патриота. Но тот приехал в Лондон и вдруг запросил там политического убежища. Это было в 1969 году. Факт досадный, но неисключительный: и до него и после бросали родину писатели Тарсис, Гладилин, Аксёнов, Бродский, Вольпин (сын Есенина), Довлатов, Амальрик… Увы, кажется, все евреи. Но тут и сам Евтушенко, у которого, как известно, еврейской крови нет в крови.

Кузнецов стал работать на радиостанции «Свобода», в характеристике не нуждающейся. Тот же И.Кондаков уверяет: «Его репортажи и очерки, многим запомнились своей исключительной теплотой, тонким лиризмом, интеллектуальной глубиной». Но, с одной стороны, известно, что «Свободу» не интересовали теплота и лиризм; с другой, ничто не мешало интеллектуальной глубине на родной земле. А кончилось дело тем, что при всей его глубине Кузнецову не хватило сообразительности: там, в Англии он признался, что был агентом КГБ. И от него отвернулись все радиостанции, газеты и журналы. А в 1979 году, всеми отвергнутый и давно ничего не пишущий, он погиб в автомобильной аварии. И вот вопрос: а от Евтушенко даже после свидетельства Судоплатова кто отвернулся? Ну, хотя бы Эрнст закрыл ему дорогу на телевидение?

Но вернемся к «Бабьему Яру». Как уже было сказано, на это стихотворение Евтушенко вдохновил своим рассказом Кузнецов, но у того один глаз был русский, а другой – еврейский. И первый - подслеповат, может быть, с бельмом, видел плохо. А второй глаз - очень зорок, востер, и он видел страдания в Киеве прежде всего, чаще всего, больше всего - евреев. В таком духе поэт и написал свое знаменитое стихотворение, так его и напечатали. Но в нем нет ни слова «немец», ни слова «фашист», не назван ни Гитлер, ни хотя бы рядовой гитлеровец, расстреливавший и вешавший советских людей, но упомянуты древний Египет, потом сразу – Дрейфус, какие-то загадочные «дамочки» с какими-то «брюссельскими оборками», Белосток, как город известного еврейского погрома, есть ещё клич русских антисемитов «Бей жидов, спасай Россию!», «Союз русского народа» и несколько раз употреблено слово «антисемит».

Но, во-первых, это книжное словцо никак не годится ни для рассказа о дикой трагедии Бабьего Яра, ни для характеристики в целом отношения фашистов к евреям. Какой там «антисемитизм»! Словцо слишком малосильно, невыразительно, блёкло. Антисемитизмом можно назвать просто беспардонный треп на еврейскую тему. Что такое «анти»? Всего лишь «против». И что, Гитлер, Гиммлер, Розенберг, Эйхман было только против евреев, как я, допустим, против Жириновского или Млечина? Они всего только не хотели знаться с евреями, трапезничать за одним столом, не подавали им руки?

Во-вторых, почему же у поэта такой огромный разрыв между Египтом и делом Дрейфуса? Это же несколько тысяч лет! Почему не упомянуты, например, изгнания евреев из Англии, или Испании, или Франции, Германии? А потому, что автору невтерпеж было скорей добраться до русских антисемитов, до «Союза русского народа».

В результате произошел огромный перекос: за всеми этими ухищрениями от древнего Египта до брюссельских дамочек недавние фашисты, конкретные, реальные палачи Бабьего Яра оказались задвинуты в тень, а на первый план автор выдвинул именно «Союз русского народа» да горлопанов, орущих «Бей жидов!» Но как ни омерзительны, как ни ужасающи были еврейский погром в помянутом автором Белостоке и в других городах России, как и многих стран Западной Европы, но они несопоставимы с государственной политикой еврейского геноцида, которую проводила фашистская Германия.

Вадим Кожинов писал: «Действительная история погромов в Российской империи берет начало в 1881 году. Тогда погромы затронули боле 150 городов, местечек, селений… Но ради борьбы против погромов правительство не медля создает специальную законодательную норму». А известный еврейский историк Ю.И.Гессен писал, что на основании этой нормы «солдаты, усмирявшие погромщиков, стреляли и убили несколько крестьян». Согласно опубликованным позднее документам, это «несколько» оказалось 19 крестьян (В.Кожинов. «Россия. Век ХХ. Т.1. с.92-93). Вот и сопоставьте: государственная политика, направленная на «окончательном решении еврейского вопроса» и закон, дающий право стрелять в погромщиков. И возможно ли вообразить, что в «хрустальную ночь» всегерманского еврейского погрома полиция стреляла бы в погромщиков и 19 из них убила, или 9, или 3, или просто в воздух для острастки.

В заключительных, как правило, итоговых строках стихотворения автор говорит уже только о себе, о «заскорузлой» ненависти антисемитов к нему лично. Каких антисемитов? Да не германских же, не фашистов, учинивших кошмар Бабьего Яра, а, конечно, опять о российских, о доморощенных. И это довершает недопустимый перекос, что и явилось причиной неприятия многими поспешного, необдуманного стихотворения.

Но была и другая, не менее важная причина. Евтушенко писал: «Шовинисты после опубликования «Бабьего Яра» обвинили меня в том, что в стихотворении не было ни слова о русских и украинцах, расстрелянных вместе с евреями». Но ведь действительно ни слова о русских, и сказать об этом, для него значит быть шовинистом? Хороша поэзия!.. А когда Дмитрий Шостакович написал 13 симфонию, в которой было использовано это стихотворение, то и тут нашлись шовинисты: Евгений Мравинский, выбранный композитором, отказался дирижировать, а Борис Гмыря – петь. Евтушенко уверял, что «им пригрозили антисемиты». Где доказательства? А я думаю, они отказались просто потому, что первый – русский, а второй – украинец. Этого вполне достаточно.

Исполнение симфонии оказалось под угрозой. Кирилла Кондрашина, взявшегося дирижировать, писал Евтушенко, «вызвали куда-то «на вверх» и сказали, что не разрешат исполнение, если в тексте не будет сказано о русских и украинских жертвах». И поэт негодовал: «Это было грубым вмешательством!» Вы подумайте: требование правды – грубость!.. «Что оставалось делать? Я сходу написал четыре строки». Нате, мол, жрите, проклятые антисемиты:

Я здесь стою, как будто у криницы,

Дающей веру в наше братство мне.

Здесь русские лежат и украинцы,

С евреями лежат в одной земле.

Все это о жестоком насилии над ним, о своих нечеловеческих страданиях Евтушенко поведал нам уже в нынешние дни, точнее, в пору царя Алкаша. Но ведь скрижали истории сохранили и то, что с такой же искренностью молодой поэт говорил и в 1962 году на известной встрече руководителей государства с творческой интеллигенции. Вот послушайте. Всё это из стенограммы той встречи, опубликованной в журнале «Известия ЦК КПСС» №11 за 1990 год.

«Я человек самоуверенный, меня трудно в чем-либо переубедить (Кто бы сомневался! - В.Б.). Пока я сам внутренне не убежден, я никогда не переделаю текст, кто бы меня ни уговаривал. Но после большой речи Никиты Сергеевича, где, в частности, был разговор о моем стихотворении «Бабий Яр», я перечитал это стихотворение и заново продумал все высказывания Никиты Сергеевича, я увидел, что некоторые строфы субъективно правильны, но…» Но объективно там было вранье по умолчанию. Нет! «некоторые строфы требуют какого-то разъяснения, какого-то дополнения в других строфах». И он засел за разъяснения и дополнения: «Я просто счел своим моральным долгом не спать всю ночь и работать над этим стихотворением». И вот за всю ночь он сочинил четыре уже известные нам строки про криницу. «Это было сделано не потому, что мне сказали, дали указание, никто меня не заставлял прикасаться к этому стихотворению. Это было моим глубоким убеждением». Глубина эта всем хорошо известна.

Но тут возникает много вопросов. За что грозили Мравинскому и Гмыре антисемиты, если автор сам заблаговременно переделал текст? Зачем Кондрашина вызывали «на верх», когда после бессонной ночи поэта все было тип-топ? Наконец, понимает ли автор, что еще в тридцать лет его постигла беда, называемая в народе «собачья старость», которая сопровождается потерей памяти?

 

Владимир БУШИН

(Газета «Завтра» от 11.11.2016 г.)

 

окончание следует

 

***

Поэзия для «элиты» и поэзия для «широких» масс.

В чём заключается  парадигма познавания? 

(разговор о восприятии поэтических текстов)

 

В этом году в Михайловском прошёл юбилейный (уже пятидесятый!) Всероссийский Пушкинский праздник поэзии. Событие в культурной жизни страны несомненное, являющееся  очередным поводом поговорить о проблемах не только поэзии вообще, но и современных, а частности. Мой сегодняшний собеседник – коломенский литератор (или как он сам себя предпочитает определять, «сочинитель литературных текстов») Алексей Курганов.

 

- Алексей Николаевич, статистики подсчитали: художественную литературу сегодня более или менее регулярно читает лишь ЧЕТВЕРТЬ взрослого населения страны. Из них поэзию – около десяти процентов. Если  отбросить статистические лукавости, то вырисовывается совершенно безрадостная картина: поэзию у нас читают… совершенно грустно признать, сколь  мизерное количество народа! Зато «поэтов» - тьма! Зайдите на любой литературный портал: пушкины с лермонтовыми и твардовские с мандельштамами – буквально стеной!

- Понимаю, Сергей Владимирович, вашу иронию, но что вы видите неожиданного в таком положении дел? Кто из нас в молодости не баловался  сочинением стихов (точнее, считал, что пишет стихи, а не рифмованные строки)? Некоторые – и таковых немало – перенесли это юношеское увлечение (и убеждение!) и на свою взрослую жизнь! Как говорила моя замечательная соседка, баба Нюша, «всё лучше, чем водку жрать!»

- Кто бы спорил с бабами нюшами… Вы-то сами себя поэтом считаете?

- С какой стати?

- Как это с какой!  У вас на  днях вышел уже третий поэтический сборник – и не где-нибудь в заштатной провинциальной типографии за собственные или спонсорские деньги, а в одном из крупнейших канадских  издательств ALTASPERA PUBLISHING за счёт самого издательства! И всё-таки не поэт?

- Я объяснял уже не один раз – похоже, придётся повторить. Рифмовать слова и строки и писать стихи – это не совсем одно и то же.

- Но родственно?

- Родственно. Но не тождественно. Есть поэтические тексты, а есть стихотворные. Я не возьмусь дать КОНКРЕТНОЕ определение первым. Поэтому определю их как некое ТАИНСТВО, на уровне  интуитивных понимания и восприятия. Вторые (то есть стихотворные) пишутся с применением шаблонных образов и приёмов, использованием строфики, рифмическо-ритмической организации текста,  и прочее, прочее, прочее… Понятно, что стихотворные тексты сочиняет большинство пишущих. А поэтические создают Поэты (да, только так, с Большой буквы!). Таковых всегда было, есть и  будет единицы.

            - Хотя каждый пишущий и поэтические, и стихотворные тексты называет и считает себя, конечно, Поэтом… Вернёмся к нашей теме. Под узостью понимания стихотворных текстов вы подразумеваете элитарность?

- Это неожиданно трудный вопрос. А что поднимать под элитарностью? Избранность? То есть, есть поэзия для избранных, а есть – для быдла? Не согласен я  с такой градацией КАТЕГОРИЧЕСКИ! Почему? Объясняю на конкретном примере. Не так давно на телеканале «Культура» Сергей Шакуров читал пушкинскую «Анджело»:

 

- Был некто Анджело, муж опытный, не новый
В искусстве властвовать, обычаем суровый,
Бледнеющий в трудах, ученье и посте,
За нравы строгие прославленный везде, - 

 

Вещь труднейшая и для чтения (шестистопный ямб с вольной рифмовкой), и для восприятия этими самыми «широкими» массами! Кстати, сам Александр Сергеевич говорил, по-моему, Нащокину, что критики считают «Анджело» одним из самых слабых его произведений, а он сам был уверен, что ничего лучшего в своей жизни не написал.

            - Да, я помню эту поэму. Так называемый «александрийский стих» (парная рифмовка). Этот приём практиковали Тредиаковский, Сумароков… А ведь Белинский «Анджело» нещадно ругал! И к чему вы привели в  пример эту поэму?

- К тому, что КАК читать и КТО читает. Слушал я Шакурова и вдруг понял: дело не в сложности размера! Здесь дело как раз в исполнении! Шакуров – МАСТЕР, это неоспоримо, и поэтому поэма читателем (в дано случае – телезрителем, тем самым представителем всё тех же «широких» масс) будет восприниматься! Читай её какой-нибудь актёр из подмастерьев – всё, не было бы никаких ни восприятия, ни понимания, ни даже ОЩУЩЕНИЯ поэзии!

- Это частный случай. Мы же говорим о восприятии  стихов с «письма». То есть, непосредственно читателем непосредственно из книги.

- А может, в этом тоже есть своеобразная градация? Какие-то   тексты сподручнее читать самому, какие-то – слушать?

- Опять согласен, но на всё те же «широкие» народные массы ваше предложение распространить сложно (или как сейчас говорят, проблемно). Пушкина актёры читают и будут читать. А вот какого-нибудь никому не известного Васю Пупкина – это вопрос…

- Но ведь никто же не пробует!  Предпочитают идти по проторенному пути, сиречь – читать классиков и признанных мэтров! А если отойти от шаблонов? Хотя бы в качестве эксперимента?

- При чём тут эксперимент? Во многих городах ( в  том числе и нашей родной Коломне) регулярно проводятся поэтические чтения (например, те же «поэтические марафоны), на которых с городских площадок местные авторы читают собственные произведения.

- Вы меня не поняли. Я говорю не о любительских исполнениях. Я имею в виду профессионалов, и не в местном, а в общегосударственном масштабе. Например, на той же «Культуре». Другое дело, что это – совершенно ново, а потому очень хлопотно и рискованно. А кому хочется рисковать?

- … и вот на этом деликатном вопросе мы и закончим наш сегодняшний разговор. Потому что его обсуждение это уже отдельная и очень противоречивая тема. Спасибо, Алексей Николаевич, за беседу!

 

Сергей Коновалов,

культуролог

(г. Коломна, Московская область)

 

 

 

***

Четверть века с Россией и ее флотом!

О роли Движения Поддержки Флота в восстановлении

 морских мускулов государства

 

 

Когда 25 лет назад, в сентябре 1991 года, несколько флотских офицеров, речников, рыбаков и сотрудников научных учреждений учредили общественную организацию, объединяющую сторонников развития России как полноценной морской державы, на них смотрели как на чудаков, пытающихся делать немодное, «далекое» от реалий новой эпохи. Ну разве не анахронизм, твердили многие в кабинетах «перестроившейся» власти, рассуждать о каком-то там морском наследии, развитии флота и океанских горизонтах страны, когда в планах правителей, бюрократии открыто говорится о демонтаже ракетно-ядерного арсенала и военно-промышленной базы уходящей в прошлое сверхдержавы, и слова «патриот» и «патриотизм» уже практически стали ругательством. Девиз новой организации «Вместе за Россию и флот» тогда вызывал у циников, равнодушных и нытиков не только неприятие, но и усмешки.

Созданный горсткой энтузиастов Общественный совет по подготовке к 300-летию Российского флота, продолживший затем свою деятельность как Общероссийское общественное движение поддержки флота, хлебнул немало лиха, но преодолел все препятствия на пути к первой поставленной движением цели – достойно на общенародном, государственном уровне провести в 1996 году трехвековой юбилей флота совместно с рядом ответственных государственных, морских организаций.

 

ВЕХА 300-ЛЕТИЯ

 

Вместе с проведением масштабного празднования удалось осуществить большую программу помощи флотам, военным морякам, ветеранам, морским и речным учебным заведениям, серьезно поддержать социальную инфраструктуру главной базы Черноморского флота – «заграничного» тогда Севастополя. Не менее важно было в разгар «олигархической эпохи», практически монопольного господства в прессе воззрений, лишавших наше государство права на защиту национальных интересов, услышать твердый голос сообщества моряков, корабелов, писателей, ученых о жизненной необходимости для России опоры на петровскую морскую идею, сохранения военного и гражданского флота, мощного силового и оборонно-промышленного потенциала.

Хотя юбилейные темы помимо похмелья у нас частенько увенчаны лишь финотчетами и бумагами протокольных решений, празднование 300-летия флота избежало этой судьбы.

На поднятой энтузиастами волне исторической народной памяти и общественного интереса к флоту Ненашев и его соратники проводят всколыхнувший молодежь «Морской вечер в Кремле» и готовят осмысляющую рубеж 300-летия флота книгу «Военно-морская идея России», первое массовое издание которой выходит в 1997 году.

Однако военно-морской сердцевиной задачи движение принципиально не ограничивается, отстаивая подход к проблеме в комплексе, включающем развитие военной и гражданской составляющих флота, судостроения и морской науки. В 1999 году движение проводит первую в истории страны научно-практическую конференцию «Национальная морская политика России», наконец-то рассмотревшую проблему развития флота и океанскую составляющую национальных интересов на высоком научно-профессиональном уровне. Вышедшая 10-тысячным тиражом по итогам конференции одноименная книга стала базовым трудом для властей и для профессионалов, попав в профильные кабинеты, учреждения морского образования, а также во все флотские, корабельные и судовые библиотеки.

Морская тема вернулась в фокус государственного внимания, чтобы уже не выпадать из него. Этот концептуальный прорыв в государственном и общественном осознании проблемы привел два года спустя к принятию первой Морской доктрины современной России, учреждению Морской коллегии при правительстве РФ, системному появлению морских, судостроительных, рыбопромысловых тем, вопросов развития речных пассажирских и грузовых перевозок, обустройства арктического шельфа, состояния внутренних водных путей в государственной повестке дня.

 

СПАСТИ «АДМИРАЛА КУЗНЕЦОВА»

 

По интеллектуальному весу морского события такого общенационального значения в нашей стране не припоминают даже почтенные ветераны. Однако и среди флотского сообщества мало кто знает, что именно ДПФ в начале 2000-х приложило руку к предотвращению уничтожения единственного на сегодня отечественного авианосца ТАКР «Адмирал Кузнецов», бумаги на утилизацию которого уже были полностью оформлены и направлены в правительство. Только благодаря гражданскому мужеству руководства движения и тому, что один из сторонников ДПФ отважился, минуя процедуру бюрократического согласования, представить председателю правительства обращение М. Ненашева в защиту уникального боевого корабля и отряда морских летчиков, было дано поручение, позволившее сохранить авианосец и сам институт палубной авиации для флота и вооруженных сил в целом.

К середине нулевых отделения ДПФ работают уже по всей стране. Помимо уже привычных форумов и конференций по вопросам развития флота и морской отрасли утверждены традиции ежегодных диспутов и встреч по знаковым фигурам нашей морской истории и культуры – чтений, бесед, кают-компаний, круглых столов, посвященных деяниям, наследию и памяти адмирала Н.Г. Кузнецова, святого адмирала Ф.Ф. Ушакова, писателей В.С. Пикуля, М.О. Меньшикова и В.В. Конецкого.

Только в Москве на площадках крупнейших вузов проведено более двух десятков ежегодных ушаковских бесед и круглых столов по творчеству В. Пикуля, порядка 15 меньшиковских чтений, десятки конференций памяти наших флотоводцев и первооткрывателей Беллинсгаузена, Лазарева, адмиралов Нахимова и Макарова, академика-судостроителя А.Н. Крылова и, конечно, ежегодные мероприятия к дню рождения создателя регулярного флота и Гвардии государства Российского – Петра Великого.

 

КУЛЬТУРА НА ЗАЩИТЕ ФЛОТА

 

Нет сомнений, что вся эта работа не могла бы состояться или как минимум не была бы сделана ярко, неказенно, если бы ее не одухотворяли мощное творчество, авторитет и моральная высота писателей, публицистов и подвижников морской России: Валентина Пикуля, Михаила Меньшикова, Виктора Конецкого, Карэма Раша. Вдова В.С. Пикуля, друг ДПФ с самого рождения организации в сентябре 1991 года, Антонина Ильинична сказала об этом так: «Когда духовные ценности деформированы и продолжают деформироваться, литературное наследие писателя-патриота становится все более актуальным и востребованным».

«Пикуль побуждает нас быть памятливыми и сильными, – размышляет М. Ненашев. – Истоки его искренности в колоссальном желании правдой, примером предков повлиять на русского человека, государственную, военную, военно-морскую систему в лучшую сторону. Пикуль в национальной истории находит целые гигантские пласты, в которых восхищается действительным умом, характером соотечественников, которые, любя Россию, жертвенно служат ей, а не жалуются на обстоятельства или отгораживаются от жизни страны равнодушием».

Корифей отечественной маринистики, писатель, капитан дальнего плавания Виктор Викторович Конецкий одним из первых в стране одобрил создание ДПФ и вплоть до своей кончины в 2002 году активно работал в движении, поддерживая начинания соратников своим блестящим пером и мощным авторитетом.

Ярким, мощным ориентиром для морской, воинской России, для ДПФ стало творчество писателя и публициста Карэма Багировича Раша. Полтора месяца он не дожил до 25-летия движения, которое он высоко ценил. Столько, сколько он осмыслил, сказал и опубликовал о морской истории России, флоте и его людях, в наше время, пожалуй, не сделал больше никто. Рыцарь Флота Российского – это звание он, член Центрального совета ДПФ, до последних дней олицетворял своим трудом, с мальчишеским энтузиазмом отстаивая абсолютную необходимость для страны мощного, океанского флота, современного судостроения, отважного, просвещенного и неподкупного офицерского корпуса.

В самые черные для военных времена, когда топтать армию и флот считалось модным, Карэм Раш, курд по национальности, выступил с могучей отповедью конъюнктурщикам – огненным историческим эссе «Армия и культура», поддержав и дав глоток надежды людям в погонах на возрождение в России уважения к своим защитникам.

Десятки книг, статей К.Б. Раша вошли в подлинно золотой, зачитанный до дыр фонд армейских и флотских библиотек. А его выступления на форумах, конференциях, круглых столах, организуемых движением, неизменно становились точкой кристаллизации главных идей и отправным пунктом для продвижения к новым задачам. За особые заслуги перед Военно-морским флотом России и Вооруженными силами страны он, гражданский человек, удостоен звания капитана 1 ранга запаса и медалей министра обороны РФ.

 

УРОКИ ЦУСИМЫ

 

Извлечение уроков из нашей истории, их нелицеприятное осмысление и применение выводов к новым задачам – фирменный стиль ДПФ. В 2005 году движение организовало проведение Всероссийской историко-практической конференции «100 лет Цусимы: уроки для современной России», ставшей еще одной вехой в консолидации морского профессионального сообщества по узловым проблемам развития флота и судостроительной отрасли.

Своеобразным концептуальным продолжением важной для страны темы год спустя стала организация Всероссийской конференции по состоянию и развитию кораблестроения в России, положившей начало острой дискуссии о неотложных мерах государства по спасению отечественной судостроительной отрасли. Одним из зримых результатов конференции стало учреждение в 2007 году Объединенной судостроительной корпорации, начавшей процесс собирания и возрождения отечественного судостроения.

Таких дел, внесших вклад в становлении облика современной России, поднимающейся с колен мировой державы, в послужном списке ДПФ еще немало. Одним из неизменных тезисов программы ДПФ все 25 лет было закрепление в отечественном календаре славных дат России 2 сентября 1945 года как Дня Победы нашего Отечества над милитаристской Японией. Каждый год активисты ДПФ в Москве, на Дальнем Востоке, в Мурманске, Санкт-Петербурге и других местах отмечают эту дату проведением научно-практических конференций. И результат также достигнут. С 2010 года эта дата признана Днем воинской славы России как день окончания Второй мировой войны.

Было бы несправедливо не упомянуть и другие стороны деятельности движения, в которое входит более 50 тыс. человек в 63 регионах России. В активе ДПФ и достройка в самое безденежное время трех кораблей, ныне служащих на флоте, и издание массовым тиражом книг, создание документальных фильмов, открытие памятников, мемориальных знаков и памятных досок великим морским деятелям страны.

А что думает сам Ненашев о пути, пройденном за четверть века с соратниками по ДПФ?

«Сегодня, как председатель организации и как человек уже через призму прожитого, спрашиваешь себя – а какова польза от твоих трудов? И когда вспоминаешь, что еще недавно жил и старался работать в атмосфере доминирующего общественного уныния – какой там сильный флот?! Какая там сильная армия?! Лишь бы выжить! А ты с командой сподвижников стремишься людей, общество настраивать на позитив, добиваться хоть малого, но результата. Конечно, опирались на историческую память. Наши предки проходили через все похожие разрухи, кризисы. Сколько всего народ российский терял в результате войн, потрясений, но ведь и восстанавливал, развивал!

Сейчас мы видим, что начинается эпоха восстановления морских мускулов государства. Корабли наши в морях, океанах. Возрождаются и модернизируются верфи, начинает расти судостроительное производство, начинают разрабатываться, реализовываться перспективные технологические решения. Начинает сходить со стапелей флот новых поколений: корабли и подводные лодки, атомные ледоколы, нефтедобывающие платформы, современные суда река–море плавания. Морские научные центры и конструкторские бюро предлагают новые проекты, в том числе уникальные, опережающие время. Проблемы, естественно, тоже большие. Многие из них – проблемы роста. И мы видим нашу задачу в том, чтобы принципиально и конструктивно их обсуждать, инициировать принятие нужных решений и исправление непродуманных.

И если в том, что государство и общество сегодня все больше действительно осознают историческую задачу созидания России как великой морской державы, есть вклад нашего движения, значит, наши труды на пользу Отечеству».

 

 

(«Независимое военное обозрение», 30 сентября2016 г.)

 

***

Уважаемые коллеги – Участники Клуба Творческих Людей «Пегас»!

 

            27 сентября с. г. у нас состоялось первое осеннее заседание Клуба Творческих Людей «Пегас», которое превратилось в большой праздник: к нам в гости пришёл Народный артист РСФСР, советский и российский актёр театра и кино, поэт, музыкант, большой Патриот нашей страны и нашей Службы Михаил Иванович Ножкин, который одним своим появлением, выступлением перед ветеранами очаровал присутствующих и вызвал много положительных эмоций.

Михаил Иванович Ножкин – это феномен, который, прикасаясь волшебной палочкой своего таланта к искусству, будь это песня, сочинённая им, которая сразу же превращается в народную, либо сыгранная в кино или театре роль, которая  превращается в незабываемую эталонную, умеет найти интонацию, точное, доходчивое слово, тронуть душевную струну зрителя и слушателя. Михаил Иванович воистину стал певцом России, певцом Руси.

Чего только стоит одна его песня «Я люблю тебя, Россия», 

 

Я люблю тебя, Россия

Дорогая наша Русь,

Нерастраченная сила,

Неразгаданная Русь

 

Ты размахом необъятна,

Нет ни в чём тебе конца,

Ты веками непонятна

Чужеземным мудрецам 

 

А ведь у Михаила Ивановича есть ещё и другие, так любимые в народе песни, такие как «Последний бой», «Последняя электричка», «Девчонка-проказница», «Честно говоря», «А на кладбище всё спокойненько», «Образованные просто одолели», «Под городом Ржевом».

А замечательные роли Михаила Ивановича, сыгранные в кино! Это и лейтенант Ярцев в киноэпопее «Освобождение», и особенно роль контрразведчика Павла Синицына («Бекаса»), сыгранная в фильме «Судьба резидента». Ведь если спросить любого обычного человека, какой образ встаёт в его памяти, если мы говорим о сотрудниках контрразведки и разведки России, то нам в первую очередь назовут контрразведчика Павла Синицына-Бекаса в исполнении Михаила Ивановича Ножкина  и разведчика Исаева-Штирлица в исполнении Вячеслава Васильевича Тихонова.

Талант и патриотизм Михаила Ивановича Ножкина действительно безграничны. Но мне лично очень понравились его стихи, которые, как мне кажется,  адресованы не только молодым, но и нам, ветеранам, у которых за плечами  прекрасно прожитые годы во славу нашей Отчизны и Службы и у которых вечно молодая творческая душа. 

 

Важно благодушью не поддаться,

От достатка вдруг не ожиреть

Потому что можно даже в двадцать

Незаметно взять и постареть

 

Не забудьте молодые люди,

В жизни есть один закон простой

Если молод – это значит любишь,

Если любишь – значит молодой.

 

Давайте будем любить и давайте будем в душе вечно молодыми!!!

 

            С большим интересом собравшиеся просмотрели фильм с фрагментами из фильмов, где играет М.И. Ножкин, его выступления на концертах и на телевидении. Михаил Иванович рассказал о своём жизненном и творческом пути, о том, чем он занимается в настоящее время, прочитал стихи, спел несколько своих песен. 

В конце встречи Председатель Правления РОО «Ветераны Внешней разведки» генерал-майор в отставке Леонид Васильевич Рябченя под аплодисменты собравшихся вручил Михаилу Ивановичу Ножкину Почётный юбилейный знак «25 лет РОО ВВР». В ответ Михаил Иванович подарил Клубу Творческих Людей «Пегас» двухтомник своих произведений и диски со своими песнями.

В конце встречи все участники встречи сфотографировались вместе с Михаилом Ивановичем Ножкиным и другими Почётными гостями встречи на память.

В целом, я считаю, получилась по-домашнему тёплая, творческая содержательная встреча, которая понравилась всем присутствующим и самому Михаилу Ивановичу, который пообещал ещё раз прийти к нам в гости.

            На нашей встрече также присутствовали представители ассоциации ветеранов контрразведки (РОО «ВЕТКОН»), другие уважаемые и Почётные гости нашего Клуба. Один из них, поэт, автор стихов и песен, исполнитель военно-патриотических песен и романсов, полковник запаса пограничной службы ФСБ  России Валерий Ипполитович Монастырев, рассказал о начале своей творческой деятельности, прочитал несколько своих стихов и исполнил ряд своих песен. Он также передал в дар Клубу Творческих Людей «Пегас» 100 книг, которые ему завещал передать его отец, легендарный генерал Ипполит Монастырёв.

В конце встречи  ветеран «Вымпела», полковник в отставке, сценарист, писатель, член высшего творческого совета Союза писателей МГО, автор книги «Реквием «Вымпелу». Валерий Юрьевич Киселёв сообщил, что в связи с 35-летием образования легендарной Группы «Вымпел» Руководство комитета по празднованию этой даты приняло решение наградить Клуб Творческих Людей «Пегас» Юбилейным Знаком «35 ЛЕТ ГРУППЕ ВЫМПЕЛ», который он вручил руководителю Клуба на этой встрече.

Я поздравляю всех Участников Клуба Творческих Людей «Пегас» с этой высокой наградой, признанием наших творческих успехов и заслуг и выражаю искреннюю благодарность Валерию Юрьевичу Киселёву и членам наградного комитета «Вымпела» за присуждение нам с вами этой высокой награды. (Изображение Юбилейного Знака и удостоверения направляю в приложении). Также направляю несколько фотографий нашей встречи.

 

С уважением и пожеланием творческих успехов,

 

Руководитель Клуба Творческих Людей «Пегас»,

Член Правления РОО ВВР,

Подполковник в отставке                                                                         Мудрагей А.И. 

 

 

 

 

 

***

ВЕТЕРАНСКОЙ ОРГАНИЗАЦИИ – ЧЕТВЕРТЬ ВЕКА

 

Вышел в свет Юбилейный Сборник стихов и прозы «Клуб творческих людей «Пегас», посвящённый 25-летнему юбилею Региональной общественной организации ветеранов Внешней разведки. Составители Сборника – Александр Мудрагей и Александр Фадеев.

 

 

Уважаемые читатели сборника стихов и прозы

ветеранов разведки, посвященного 25-летнему

Юбилею POO ВВР!

 

В апреле этого года исполняется 25 лет Региональной Общественной организации «Ветераны внешней разведки»!

Наша ветеранская организация немало делает для ветеранов, для многих она стала родным домом, местом, где проводятся многочисленные мероприятия, проходят интересные встречи, продолжаются общение и дружба единомышленников-ветеранов разведки.

В настоящее время РОО «ВВР» объединяет в своих рядах более трех с половиной тысяч членов — ветеранов внешней разведки Советского Союза и Российской Феде­рации. В рамках нашей ветеранской организации активно действует 31 клуб по профессиональной принадлежности и по интересам и увлечениям ее членов. Одним из них яв­ляется Клуб Творческих Людей «Пегас», который практи­чески с первых дней существования нашей организации объединил ветеранов разведки — поэтов, писателей, ком­позиторов, переводчиков и представителей других направ­лений культуры и творчества. Участвуя в работе Клуба, его участники вносили и продолжают вносить достойную лепту в Духовное Возрождение России, укрепление ее Ду­ховных Основ и Нравственного Потенциала.

Участники клуба создают патриотические произведе­ния, прославляющие разведку и отдельных видных разведчиков-ветеранов, сочиняют стихи, прозу, лирические и музыкальные произведения в лучших традициях россий­ской культуры.

Хочется надеяться, что те произведения, которые включены в данный юбилейный сборник, представят ин­терес для читателя, а может быть, и станут стимулом для создания им своих собственных произведений, которые украсят последующие издания Клуба Творческих Людей «Пегас». Я уверен, что и в дальнейшем у нас будут появ­ляться новые таланты.

С Праздником, дорогие товарищи!

Л.В. Рябченя,

Председатель Правления

 

***

НАШЕЙ ВЕТЕРАНСКОЙ ОРЕАНИЗАЦИИ –  25 ЛЕТ!

 

Нашей ветеранской организации уже 25 лет? Неве­роятно, но это действительно так. Вспоминая девяностые годы, вспоминая о создании и становлении нашей, ставшей нам родной, организации, хочется добрым словом помя­нуть товарищей из Парткома и Управления кадров Перво­го главного управления КГБ, кому в те переломные годы пришла мысль о необходимости заботы о ветеранах в свя­зи с предстоявшими переменами и увольнениями. Хорошо помню Привалова Анатолия Петровича, члена инициатив­ной группы по созданию ветеранской организации, кото­рый в марте 1991 года завел толстенную тетрадь и начал записывать желающих вступить в Ассоциацию ветеранов внешней разведки.

24 апреля 1991 года на Учредительном собрании был принят устав и избрано первое Правление, которое воз­главил Владилен Николаевич Федоров. Через некоторое время руководство КГБ при СМ СССР выделило для рабо­ты Правления две скромные комнаты на Кузнецком мосту, рядом с тогдашним бюро пропусков. В связи с августов­ским путчем работа организации на некоторое время была законсервирована, но в начале 1992 года существенно ак­тивизировалась. Возможности были скромные.

Правление изыскивало средства для финансирования скромных текущих расходов. В связи с обострением ситу­ации с продовольствием Правлением был создан стол за­казов, которым пользовались многие члены Ассоциации. Осенью 1992 года произошло знаменательное событие: ру­ководство разведки предоставило ветеранам помещение на первом этаже служебного здания на Новослободской ули­це — несколько рабочих кабинетов и зал для проведения массовых мероприятий. И началась новая жизнь — созда­ние клубов, первыми из которых были клубы «Легенда» и «Агат», появился свой врач. На наших мероприятиях стали появляться руководящие работники из Ясенево, в том числе Примаков, Лебедев, Трубников. Появились и спонсоры из числа наших коллег, нашедших после увольнения место в солидных коммерческих структурах, что существенно усилило наши финансовые возможности. Мы смогли заку­пать лекарства и безвозмездно выдавать их нуждающим­ся ветеранам. На Новослободской организация преврати­лась в центр притяжения для наших ветеранов, место их встреч, заботы о них. В связи с принятием Думой нового закона об общественных организациях был утвержден но­вый устав организации и изменено ее наименование — она стала именоваться «Региональная общественная организа­ция ветеранов внешней разведки», РОО ВВР.

Очередным и ярким проявлением заботы о ветеранах явилось предоставление просторных и удобных помещений на Гончарной улице, где начался новый, современный этап нашей деятельности, главным содержанием которой явля­ется создание условий для постоянного общения ветеранов и оказание им помощи и поддержки. У нас сейчас функ­ционирует более 30 клубов, активно работают творческие клубы поэтов, художников, коллекционеров. В каждом из клубов сложились группы активистов, задающих тон ра­боте коллективов. А наши общие собрания в Культурном центре ФСБ? За прошедшие 25 лет РОО ВВР выросла в действенную ветеранскую организацию, проявляющую на­стоящую заботу о каждом из своих членов, подобно кото­рой ни в Москве, да, думаю, и в России больше нет.

Недавно мы отметили 95-летний юбилей нашей родной Службы, и каждый из нас пожелал ей успехов в работе по обеспечению безопасности нашей Родины. Юбилей РОО ВВР совпадает со сложным периодом обострения экономи­ческого и финансового положения нашей страны. Пожела­ем руководству и общественности нашей Родины успешно­го преодоления этих трудностей, а нашей ветеранской ор­ганизации и ее Правлению — успешной и активной работы по защите интересов ветеранов внешней разведки и оказа­нию посильной помощи нашей Службе внешней разведки.

 

В. В. Коротков,

Почетный ветеран разведки,

Член Правления РОО ВВР

 

***

ЛУЧШИЕ ФИЛЬМЫ О МЕЖНАЦИОНАЛЬНЫХ ОТНОШЕНИЯХ

 

26-28 сентября 2016 года в Москве проходил Всероссийский кинофорум «Рукопожатие» им. Н.Я. Киселёва.

Это первое в своём роде кинособытие в России: в нём участвовало 15 художественных и документальных лент отечественных кинорежиссёров, отражающих актуальнейшую тему – межнациональные отношения в современном обществе.

Эта тема не чужда нам – участникам Международного сообщества писательских союзов, в связи с чем на открытии кинофорума был официально аккредитован представитель МСПС, специальный корреспондент сайта МСПС Бежан Намичеишвили.

Всероссийский кинофорум «Рукопожатие» - это масштабный социальный проект, который реализуется в Российской Федерации на протяжении всего 2016 года, посвящённого отечественному кино, при поддержке Совета при Президенте РФ по международным отношениям. Кинофорум проходил в пяти городах России: Уфе, Ярославле, Казани, Ростове-на-Дону, Симферополе. Генеральным партнёром проекта в этом году стало полномочное представительство Республики Башкортостан при Президенте России.

 

Бежан НАМИЧЕИШВИЛИ

 

***

Судьбу запрягший в санки… 
На юбилей Эдуарда Константиновича Анашкина

Урождённый сибиряк, родившийся в Читинской области, Эдуард Константинович Анашкин, как писатель, состоялся на Волге, в Самарской области, а если ещё конкретнее – в Пестравском районе, где живёт уже несколько десятков лет – с тех пор как приехал в красивое старинное село Майское, на родину своей жены. В Самарской области Эдуард Константинович вырастил двух сыновей, издал свои первые книги (впоследствии некоторые из них вышли в Москве). В Самарской области он в 1998 году вступил в Союз писателей России.

На сегодня Анашкин является одним из тех писателей, по которым читатели всей России во многом судят о самарской литературе. Он лауреат нескольких престижных всероссийских премий, желанный автор на страницах многих авторитетных изданий Москвы и многих регионов России…

Главным достижением своей насыщенной биографии юбиляр считает знакомство и дружбу с ведущими мастерами отечественной словесности, в частности, с нашим современным русским классиком Валентином Григорьевичем Распутиным. К одной из книг Эдуарда Анашкина (это была книга прозы «Запрягу судьбу я в санки», изданная несколько лет назад) Валентин Григорьевич Распутин даже написал предисловие. Прямо скажем: никто из писателей нашего региона доселе не удостоился подобной высокой чести! Как видим, непростое детство (ранее сиротство!) Эдуарда Анашкина не помешало ему стать хозяином своей судьбы – судьбы, которую он так любовно и безоглядно, так по-детски, но в то же время обстоятельно, по-сельски, по-русски постоянно запрягает в санки своего творчества!

К юбилею Эдуарда Анашкина в Самаре вышла книга его литературоведческих исследований-эссе «Под крылом Пегаса», а годом ранее в рамках Самарской областной программы книгоиздания у него была издана книга «Попавшие в переплёт».

Герои этих двух документально-художественных книг – ведущие писатели России, дружбой с которым автор по праву гордится. Эти люди живут не только в Самарской области, но и далеко-далеко за её пределами.

Выход новой юбилейной книги стал возможен благодаря финансовой поддержке администрации Пестравского района, отметившей таким образом юбилей писателя-земляка.

Также администрация района наградила юбиляра благодарственным письмом за активную литературную деятельность и творческий вклад в культурную жизнь района. Очень хорошо, что руководство района понимает основополагающую роль литературы для плодотворного развития культуры.

Ещё одно благодарственное письмо юбиляру – от Самарской областной писательской организации Союза писателей России за вклад в развитие литературы Самарской области – вручил на юбилейном вечере в райцентре Пестравка председатель Правления Самарской областной писательской организации Александр Громов.

Министр культуры Самарской области Ольга Рыбакова прислала юбиляру правительственную поздравительную телеграмму.

В творческом вечере, посвящённом юбилею Эдуарда Анашкина, приняли участие первый заместитель Главы Пестравского района Алексей Валерьевич Имангулов, заместитель Главы района по социальным вопросам Владимир Викторович Шаталов.

А ещё творческий юбилейный стал местом-поводом встречи, которую нельзя изменить, для коллег юбиляра - писателей из Самары, Тольятти, Новокуйбышевска

Самару представлял, как уже упоминалось, председатель Самарского областного писательского Правления Александр Громов. Он отметил, что в Пестравке всё настоящее, начиная от знаменитых пестравских молочных продуктов и продолжая литературными традициями, а также поздравил юбиляра от имени всех писателей Самарского края.

Также выступил поэт, член Союза писателей России, протоиерей и ключарь самого большого самарского храма равноапостольных Кирилла и Мефодия отец Сергий Гусельников. Он рассказал об истоках своей дружбы с юбиляром, который, кстати, в миру прозываясь Эдуардом, в православном крещении носит имя Сергий. Отец Сергий Гусельников последние годы духовно окормляет писателей Самарского края, и одним из духовных чад отца Сергия, несомненно, является Эдуард Константинович Анашкин

Также Самара была персонифицирована на юбилейном вечере Эдуарда Анашкина известным самарским поэтом, членом Союза писателей России, всероссийски известным кардиохирургом, академиком Виктором Петровичем Поляковым, с которым юбиляра связывают долгие годы творческой дружбы.

Из Тольятти, несмотря на нездоровье, приехал член Союза писателей России, поэт Виталий Гаврилович Сивяков – тоже давний друг, поэт и человек активной гражданской и творческой позиции.

Новокуйбышевск представляли автор этих строк, а также известный русский поэт, член Союза писателей России Евгений Николаевич Семичев, прочитавший столь любимое юбиляром стихотворение «Небесный эшелон». Попутно Евгений Семичев заметил, что начало этого стихотворения «Майским салютом расцвёл небосклон…» столь созвучно названию села, где многие десятилетия обретается юбиляр – село Майское!

От себя хочу сказать, что считаю Эдуарда Анашкина одним из очень немногих писателей, мнению и вкусу которых доверяю практически безоговорочно. А ещё меня всегда меня удивлял талант этого человека видеть за частным главное и не путать одно с другим – то, что порой, чего греха таить, случается в литературном процессе.

Далее ведущая вечера – поэтесса, член Союза писателей России и односельчанка юбиляра Ольга Бузаева предоставила слово зажигательной исполнительнице авторских песен Раисе Нидвиге (Тольятти).

Выступили на вечере и поэты-земляки Эдуарда Анашкина, живущие в Пестравском районе – Иван Васильевич Тычинский, Николай Петрович Ембулатов…

В ходе вечера, прошедшего очень динамично, выступили и чиновники, и поэты, и авторы-исполнители, и вокалисты... Всем нашлось время сказать своё слово о юбиляре!

Закончился вечер на мажорной ноте - присутствующие попросили выйти на сцену жену Эдуарда Константиновича – Тамару Михайловну. Тамара Михайловна, очень скромная женщина, пыталась было отнекиваться, но ее буквально насилу вывели на сцену, чтобы все увидели эту уникальную женщину. Тамара Анашкина - заслуженный учитель России, заботливая жена и мать, без понимания и поддержки которой Эдуарду Анашкину было бы гораздо труднее состояться, как писателю.

Медленный вальс юбиляра с супругой достойно и в то же время лирически завершил официальную часть юбилея.

Ну а потом состоялся небольшой задушевный приём-банкет в одном из кафе райцентра Пестравка, оформленном под охотничий домик. Этот банкет стал одним из юбилейных подарков писателю-земляку от администрации райцентра…

Эдуард Анашкин полон творческих замыслов и новых идей, которыми он, как и многие творческие люди, очень не любит делиться заранее. А потому мы вправе ждать от него приятных сюрпризов!

А потому давайте пожелаем Эдуарду Константиновичу воплощения в жизнь всего задуманного. Ведь вся жизнь этого человека – прозаика, эссеиста, читателя, гражданина - посвящена отечественной словесности.

Диана КАН

(Сайт «Российский писатель)

 

***

КАК НАПИСАТЬ ИСТОРИЧЕСКИЙ РОМАН

 

В лекционном зале Культурного центра Вооружённых сил РФ 13 июля состоялось очередное заседание Военно-художественной студии писателей, которой руководит Владимир Силкин.

 

Справка.

Силкин Владимир Александрович, полковник запаса, Заслуженный работник культуры РФ, поэт, лауреат Государственной премии РФ им. Маршала Советского Союза Г.К. Жукова.

 

 Перед началом заседания собравшимся предложили посмотреть несколько видеороликов: о марше Бессмертного полка, о 110-й годовщине со дня рождения Мусы Джалиля, о киноактёре Борисе Новикове… Одна из участниц подготовила три сюжета о своих родственницах-фронтовичках… А кроме того, с экрана известный военный бард Сергей Кузнецов спел песню на слова Владимира Силкина…

Затем руководитель Судии рассказал о том, в каких изданиях опубликованы материалы о деятельности ВХСП.

С основным докладом на заседании выступил известный писатель-маринист Владимир Шигин. Он рассказал о методологии написания военно-исторических художественных произведений.

Затем в режиме «свободного микрофона» собравшиеся рассказывали о своих произведениях – изданных или находящихся в работе, о проводимой ими работе, о замыслах будущих книг, обсуждали выступления, читали стихи.

Следующее заседание Студии намечено на 10 августа.

 

Соб. инф. 

 

***

Пушкинский бал в колледже «Царицыно»

 

6 июня 2016 года атмосфера на отделении гостиничного и ресторанного бизнеса колледжа «Царицыно» была праздничной. День рождения светоча русской поэзии не мог быть иным. Поэтому весь день в холле звучала классическая музыка, а на экране сменяли друг друга изображения дам и кавалеров эпохи А. С. Пушкина. Об этом позаботились организаторы праздника – преподаватели кафедры общеобразовательных дисциплин (зав. кафедрой Ирина Владимировна Клюева).

День русского языка в колледже «Царицыно» начался традиционным поздравлением с праздником. Входящих в здание встречал сам именинник – Александр  Сергеевич Пушкин (Шестопёров Павел) с Натальей Николаевной Гончаровой (Филатовой Ангелиной). Они дарили записки с высказываниями поэта.

Заведующая библиотекой Ирина Ивановна Шубёнкина и её помощники провели во время больших перемен викторину в фойе на 1 этаже. Наиболее активными участниками оказались студенты групп Т-01, МР-04, МГ-122 и Т-128.

А завершился день Пушкинским балом, в котором приняли участие представители всех трёх отделений – студенты и педагоги. Звучали стихи А. С. Пушкина и о Пушкине, были исполнены романсы, играла музыка и, конечно, не забыли про исторические танцы. Ведущие – Никитцев Станислав и Сухарева Евгения – перенесли на машине времени собравшихся в XIX век.

Сафронова Ирина Николаевна и ученица музыкальной школы Ли Алина исполнили романсы «Средь шумного бала» и «Я Вас любил…».

Стихи прочитали Деревенко Алексей, Егорова Ксения, Компаниец Михаил, Лебедева Анна, Мурашкина Арина, Низомиддин Нишанбаев, Терехов Эдуард, Финогенов Дмитрий, Чиколини Анастасия и Шестопёров Павел.

Венский вальс исполнили Артамошкин Иван и Клюева Анна. Также собравшиеся увидели вальс в исполнении Труханкиной Ольги,  Баташова Игоря, Шевчук Дарьи, Захарова Павла.

Сюрпризом праздника была «гостевая» Полька-тройка, когда кавалеры пригласили пришедших на праздник дам, ещё не танцевавших в этот вечер.

Главными создателями атмосферы стали следующие студенты: Андрийчук Дмитрий, Виноградов Вячеслав, Волков Вячеслав, Зайнулабидова Ирина, Кутакова Екатерина, Самойлюк Матвей, Семак Ольга, Терехов Николай, Терновых Алексей, Тупика Мария, Караман Глеб, Макарова Надежда, Максимов Владимир, Ханыкина Людмила. Полонез, Фигурный вальс, Шотландский вальс, Испанский вальс и Польку-тройку вместе со студентами танцевали преподаватели колледжа Андреев Алексей Константинович, Балашова Александра Федоровна, Губанова Кристина Сергеевна,  Мошков Виктор Игоревич, Фадеева Маргарита Борисовна и Фридман Екатерина Андреевна.

 

Предлагаем вашему вниманию отзывы участников и гостей Пушкинского бала.

 

Виноградов Вячеслав

Ах, Александр Сергеевич, если б Вы знали, какой прекрасный бал состоялся в нашем колледже в честь празднования вашего Дня рождения 6 июня 2016 года! Очаровательные барышни в изумительных платьях, галантные кавалеры в бабочках и белоснежных перчатках кружились в вальсе. Сколько ваших поэтических произведений было прочитано! Все участники бала постарались, и праздник удался! Мне было очень волнительно, радостно и приятно оказаться непосредственным участником бала. Подготовка заняла определённое количество времени и сил. С каждой репетицией я и мои друзья, сокурсники всё больше проникались Пушкинской эпохой. Всё больше погружались в красоту и атмосферу тех балов, которые устраивались во времена А. С. Пушкина. И вот, наконец, настал тот день, когда девушки и юноши прибыли на бал в своих самых лучших нарядах, а приглашённые гости с нетерпением ожидали начала торжества. Всё выглядело очень красиво и празднично. Было приятно видеть своих преподавателей и сокурсников совершенно с иной стороны. Бал всех объединил и раскрыл творческий потенциал. Очень понравились поэтические выступления Анны Лебедевой, Анастасии Чиколини и Павла Шестопёрова. Но больше всего мне понравилось танцевать! Всё же в танцах той ушедшей эпохи есть неуловимое очарование и притягательность! Я очень рад, что в нашем колледже появилась традиция проведения Пушкинских балов!

 

Виноградова Ольга Александровна

Мне посчастливилось побывать на Пушкинском балу, который проводился в колледже «Царицыно», где учится мой сын Виноградов Вячеслав. Бал посвящён празднованию дня рождения А.С. Пушкина. Сказать, что мне понравилось – это значит ничего не сказать! Всё было великолепно, восхитительно и очень трогательно! Это был праздник музыки, поэзии и танца. Организаторы этого мероприятия – большие молодцы! Продумали всё до мелочей, вплоть до кипельно белых перчаток на руках танцующих кавалеров! Старания были видны во всём – от отбора музыки для танцев, поэтических произведений до всей атмосферы в целом, которая погружала и переносила в Пушкинскую эпоху. Кружащиеся в танце пары завораживали своей красотой и движениями. Девушки в роскошных платьях, соответствующих стилю балов времён Пушкина, были бесконечно очаровательны и милы. Кавалеры тоже были им под стать: белые рубашки, галстуки-бабочки, белые перчатки, гордая осанка и уверенный танцевальный шаг. Кавалеры прекрасно вели своих изящных партнёрш в танце. А какое разнообразие танцев было представлено! Это и Полонез, и Полька-тройка, и несколько видов вальса: Испанский, Шотландский, Фигурный! Поэтическая часть заслуживает отдельной благодарности! Проникновенное чтение стихов и их музыкальное исполнение трогало до глубины души. Я получила духовное и эстетическое удовольствие, побывав на этом прекрасном балу. Я была счастлива и горда, что мой сын принял участие в этом празднике. Хочется от всей души поблагодарить всех организаторов и участников этого великолепия и пожелать в будущем продолжать традицию проведения Пушкинских балов.

 

 Фадеева Маргарита Борисовна

В безумной скорости современного мира мы забываем о красоте, о женственности и мужественности, об удовольствии танца. И очень здорово, что посреди этой бесконечно суеты существуют такие замечательные мероприятия, как балы. Нежные и утонченные дамы, по-рыцарски настоящие кавалеры, и над всем этим – музыка вальса. Это просто красиво, необычно и завораживает. А если к этому добавить еще бессмертные строки А.С. Пушкина, то получается настоящий островок отдыха. Я безмерно горжусь ребятами и своими коллегами, которые, отложив все дела, откликнулись на идею проведения бала. И было интересно наблюдать, как за эти считанные недели меняется осанка и хоть немного – расстановка  акцентов в мироощущении. Надеюсь, что все гости прониклись духом Пушкинской эпохи с ее грациозностью, романтикой и элегантностью. С нетерпением буду ждать бала в следующем году!

 

Мошков Виктор Игоревич

Огромное спасибо всем организаторам этого грандиозного мероприятия. Для меня было большой честью выступать рядом с замечательными людьми. Благодаря таким мероприятиям можно окунуться в события того времени, вспомнить традиции. Надеюсь на дальнейшее сотрудничество.

 

Яшина Ольга Михайловна

Спасибо всем участникам бала за чудесное мероприятие! Все вы были такими красивыми, элегантными: дамы – утончёнными, кавалеры – галантными, великолепно двигались под музыку. И нам, зрителям, передавалось ваше настроение! Всё было так торжественно, так по-настоящему, без фальши, что даже после окончания бала никому не хотелось расходиться! А то, что в конце смогли потанцевать все желающие, – это  большая находка организаторов! СПАСИБО! Жаль только, что всё так быстро закончилось.

 

Андрийчук Дмитрий

Никогда раньше не думал, что смогу поучаствовать в таком танцевальном мероприятий, как бал. Я знал, что бал является культурным явлением. Петр Первый привнес это событие в Россию, взяв пример с Европы. В нашем колледже я почувствовал себя участником настоящего царского бала. Всё было так, как я себе представлял: строгие костюмы, яркие платья, большой зал и классическая музыка. Такая атмосфера погружает в историческое прошлое, показывая жизнь великих правителей, представляешь себя на их месте. Из всех танцев мне больше всего понравился Фигурный вальс. Плавный ритм музыки переходит в быстрый вальс. Надеюсь, Пушкинский бал  станет традицией в нашем колледже.

 

Самойлюк Матвей

Сегодня я участвовал в мероприятии, посвященном Александру Сергеевичу Пушкину. Настоящий, образцовый, великолепный бал. Особенно запомнилось ощущение торжественности и праздника, всё было как в сказке. Я очень рад, что мне удалось поучаствовать в этом грандиозном событии, который я не смогу забыть.

 

Зайнулабидова Ирина

Бал – это  когда собирается много людей для того, чтобы потанцевать, показать себя. Конечно, бал от дискотеки отличается торжественностью, высоким уровнем интеллигентности участников. Эмоции просто переполняли. Всё было великолепно: музыка, танцы, атмосфера. Возникло ощущение, что мы побывали на настоящем балу, будто перенеслись в эпоху Пушкина. Мне всё очень понравилось. Хочется, чтобы это событие было и в последующие годы, стало традицией и чтобы собиралось больше народа, все вместе наслаждались танцами.

 

Крепостин Дмитрий

Когда меня спрашивали, что такое бал, я, не задумываясь, отвечал, что это танцевальная программа или вечер, посвящённый танцам. Сегодня я убедился, что это не так. Участники рассказывали стихи и даже пели романсы. При входе в зал я удивился, в каких красивых нарядах были дамы. Кавалеры были в бабочках, по красоте не отставали от дам. Первый танец, который меня очень порадовал, занимал около пяти минут – Полонез. Там было немало смен фигур. Многие боялись сделать не то движение. Это было видно по лицам участников. Некоторые держались мужественно и уверенно. После был танец Ивана Артамошкина и Анны Клюевой. Мой взгляд задержался на красивом платье Анны и фраке Ивана. Жаль, что этот танец занял каких-то полторы минуты. Очень выразительно прочитал стихотворение А. С. Пушкина Павел Шестоперов. Он старался каждого присутствующего погрузить в атмосферу стихотворения. В конце бала была гостевая Полька-тройка. Все участники и гости пытались станцевать этот танец. Движения казались очень простыми, но не запутаться было нелегко. Надеюсь, что к следующему балу я подготовлю какое-нибудь стихотворение и обязательно исполню танец, ведь это так красиво смотрится со стороны, даже дух захватывает. Хочу поблагодарить за это интересное мероприятие всех-всех-всех организаторов.

 

Александра Федоровна Балашова,

преподаватель

 Фото – Юрий Борискин;

видео – Роман Романов.

 

http://collegetsaritsyno.mskobr.ru/novosti/pushkinskij_bal_v_kolledzhe_caricyno/

 

 

 

***

ПОКЛОНИМСЯ ЗА ТОТ ВЕЛИКИЙ БОЙ

Выступление на конференции "Великая Победа, одержанная единством" в Минске

 

Выдающемуся русскому историографу Н.М.Карамзину принадлежат изумительные по своему гуманистическому смыслу слова: "Пепел мертвых не имеет других защитников, кроме нашей совести". Они приходят на ум всякий раз, когда знакомишься с "новой" правдой о Великой Отечественной войне. Пишут ее национал-патриоты, либералы, демократы всех мастей. Ссылаются на какие-то архивные документы, ранее неизвестные или недоступные для изучения, на право людей знать все, как оно было в действительности, а не только то, что содержится в советской историографии. При этом уверяют, что делают это из лучших побуждений, из желания доискаться до истины. В действительности, занимаются откровенным очернительством великого подвига советского народа, сумевшего победить в страшной войне, освободить себя и народы Европы от фашистского порабощения.

Особых масштабов деформация памяти о Великой Отечественной войне достигла после развала Советского Союза, но вполне определилась уже на заключительном этапе его существования, в годы так называемой перестройки. Началось все с обвинений И.Сталина и его окружения в преступных просчетах перед войной. Продолжилось поношением полководческих способностей советских военачальников, в том числе и маршала победы Г.Жукова, которые будто бы воевали "не умением, а числом". А закончилось официальным извинением за пакт Молотова-Риббентропа.

В суверенной Украине это трагическое и великое событие было объявлено войной России с Германией или Сталина с Гитлером. Название "Великая Отечественная" стало запретным. Жертва и ее палач уравнены в ответственности. Герои-победители унижены реабилитацией и героизацией людей, сотрудничавших с гитлеровскими головорезами, послевоенное мироустройство объявлено порабощением народов Европы Советским Союзом. К числу оккупированных национал-идеологи отнесли и саму Украину, что совершенно немыслимо. Ведь она была составной частью страны победительницы и, по определению, не могла сама себя оккупировать.

В дискуссиях с украинскими национал-патриотами, в том числе и профессиональными историками, приходится слышать, что пересмотр взглядов на Вторую мировую войну и даже на ее итоги неизбежен и нормален. Такая тенденция, утверждают они, имеет место и в европейской исторической науке. К сожалению, действительно имеет. Но если это нормально для Европы, которая войну проиграла, то совсем ненормально для Украины, которая в результате этих "итогов"  соединила практически все свои западные земли в едином государстве. Пересматривать можно (или нужно) тогда, когда за декларациями следуют реальные дела. В случае с Украиной они должны заключаться в возврате западноукраинских территорий тем странам, от которых были "незаконно" отторгнуты согласно "преступному" пакту Молотова-Риббентропа и признании довоенных границ.

На одной из телепередач небезызвестного Савика Шустера, теперь умело сеющего семена раздора между Украиной и Россией на киевском телевидении, молодой галицкий депутат Верховной Рады, спровоцированный ведущим, поносил сговор Сталина и Гитлера, позволивший Москве оккупировать Западную Украину. Одновременно он возмущался и тем, что западные соседи до сих пор считают эти земли своими. И даже делают по этому поводу официальные заявления. Но чего же возмущаться? Если украинские националисты неустанно кричат о преступном сговоре двух агрессоров, а ввод советских войск называют не иначе как оккупацией Западной Украины – то сами же и дают основания соседям для подобных претензий. Конечно, это не что иное, как черная неблагодарность: проклинать дарителя и одновременно не испытывать никаких угрызений совести за пользование его дарами.

Совершенно по-новому освещается теперь и националистическое движение в Западной Украине в годы  Второй мировой войны. Из учебников по истории ученики средних школ и студенты узнают, что истинными освободителями Украины являются не Советская Армия и советские партизаны, а вояки УПА. В знак особой благодарности "оранжевая" власть учредила в их честь общенациональный праздник,  а "вождям"  присвоила звания героев Украины.  Чуткие на социальную конъюнктуру историки оперативно переписали  учебники.

И, разумеется, никакой объективности, сплошная апологетика. Практически ничего не говорится о непримиримых противоречиях между отдельными националистическими течениями, сопровождавшихся междоусобной братоубийственной войной. Ничего о жестоком терроре по отношению к мирному населению, в первую очередь к национальным меньшинствам (полякам, евреям, русским), а также к так называемым схиднякам – украинцам из Центральной и Восточной Украины. Ничего о борьбе с советскими партизанами и, конечно же, ни слова о тесном сотрудничестве с фашистами, которое началось еще тогда, когда Германия готовилась к войне с Советским Союзом и создавала собственную "пятую колонну". Как известно, командное звено УПА получило выучку в немецких военных школах, а многие из руководителей националистического движения имели военные звания вермахта.

Мне привелось участвовать в работе международной конференции в Париже, где обсуждалась тема сотрудничества с фашизмом. Причем, не только в Украине, но и в других европейских странах, поскольку это постыдное явление имело место в годы Второй мировой войны в каждой оккупированной немцами  стране. И даже в России. Но, что характерно,  ни в одной из них оно не было оправдано. Прощено, да, но не героизировано. Коллаборационизм осужден на Нюрнбергском процессе и в демократических обществах считается неприличным подвергать этот юридический и нравственный императив пересмотру. По крайней мере, так было раньше.

В Украине переоценка Великой Отечественной войны обрела статус одного из основных государственных приоритетов уже в период правления президентства В.Ющенко. Именно тогда Советская Армия, освободившая Европу от фашизма, впервые была объявлена такой же оккупационной, как и немецкая. Украина представлялась не иначе как жертва двух агрессоров. Не страна  победительница, внесшая свой достойный вклад в сокрушение фашизма и явившаяся одной из основательниц Организации Объединенных наций, а исключительно как трагическая жертва. Единственным ее защитником названо националистическое движение. В учебниках истории ему отводится   основной объем изложения, тогда как о советских партизанах говорится походя, а о том, что в составе вооруженных сил Советского Союза сражались миллионы украинцев чаще всего и вовсе не говорится. 

Поразительно, что из более чем шести миллионов украинцев, погибших на фронтах Великой Отечественной и Второй мировой войн, сотен тысяч украинских советских партизан, героически сражавшихся с немецкими оккупантами, В.Ющенко не нашел никого, достойного звания героя Украины. Для него и его националистических единомышленников героями оказались только те, кто боролся против России.

К сожалению, перелицовка истории Великой Отечественной войны имеет место и в российской историографии. На этом поприще много трудятся известные "болотные" демократы-либералы. Они вполне солидаризуются с украинскими коллегами. Для них победа в той войне не была Великой, поскольку одержана слишком большой кровью. Мне довелось услышать, как об этом кощунствовали на российском телевидении Н. Сванидзе и А. Ципко. Правда, при этом они не уточнили, сколько же надо было пролить крови, чтобы победа могла считаться великой, как и не объяснили, почему меряют ее лишь числом жертв, а не их подвигом и тем историческим значением, которое она имела для всей спасенной от фашистской чумы Европы?

Недавно, из передачи известного российского публициста К.Сёмина, стало известно, что в Петербургском Институте истории РАН была защищена докторская диссертация, посвященная Российской Освободительной Армии генерала А.Власова. Ее автор, К.Александров предложил Ученому совету целиком апологетическое исследование, основное содержание которого сводится к тому, что в появлении такого движения виноват сталинский режим. А сражалось оно не столько против Советской Армии, сколько против преступной коммунистической системы. Таким образом, стараниями дипломированного историка, генерал Власов и его воинство из предателей, изменивших присяге своему народу, переведены в разряд героев, борцов за европейское будущее России.

Публицист искренне удивился, что это исследование встретило чуть ли не единодушную поддержку Ученого совета. Из 18 его членов, только один проголосовал против. Но удивляться, по существу, и нечему. К.Александров в положительной оценке предательства А.Власова не одинок. И не первопроходец. У него есть весьма авторитетные предшественники. В частности, А. Солженицын, который, отметив необычность для мировой практики явления, когда "несколько сот тысяч молодых людей … подняли оружие на свое Отечество в союзе со злейшим его врагом", затем предложил задуматься над тем "кто ж больше виноват – эта молодежь или седое Отечество?"

Писатель здесь лукаво сместил акценты на "молодежь", тогда как вопрос должен адресоваться не так ей, как тем генералам и полковникам, которые, будучи обласканы советской властью и лично И. Сталиным (как в случае с А. Власовым), попав в плен к немцам, спасали свои шкуры через предательство страны и народа. Генерал Карбышев, несмотря на  немыслимые издевательства, не пошел на сотрудничество с гитлеровцами, а генерал Кирпонос, оказавшись в таком же окружении, как и Власов, не поднял вверх руки, но предпочел смерть фашистскому плену.

Некоторое время назад генерал Власов удостоился благожелательной оценки и от Архиерейского Синода Русской Православной церкви Заграницей, который призвал к взвешенной оценке его сотрудничества с гитлеровцами, поскольку оно преследовало якобы цель уничтожения "безбожного большевизма". И неважно для "святых отцов", что эта "цель" достигалась через убийства советских солдат и партизан, чем власовцы отличились в Белоруссии, или же через потопление в крови Варшавского восстания.

Можно было бы не придавать особого значения докторскому труду К.Александрова, если бы его положения оставались только его личным мнением. Но, будучи поддержаны авторитетом Научного совета академического института, они обрели статус объективного знания, которое непременно будет внесено в учебники и учебные пособия по истории России.

В одной из передач программы "Бесогон" Никиты Михалкова, которая лишает душевного равновесия либеральную интеллигенцию Москвы, а некоторых ее представителей (Н. Сванидзе) и вообще доводит до настоящих истерик, автор сформулировал вопрос: "Украина для России зеркало или опыт?" Прямого ответа на него он не дал. Как мне представляется, так и зеркало, и опыт. Процессы ведь во многом схожие. Разница только в том, что в Украине они обрели статус государственной идеологической доктрины, а в России, пока-что, такого благоприятствования у них нет.

В удивительной песне А. Пахмутовой и М. Львова, посвященной подвигу советского народа в Великой Отечественной и Второй мировой войнах, есть такие слова: "Всем миром, всем народом, всей землей поклонимся за тот великий бой". Они – обращение к той самой человеческой совести, которая, по определению историка, одна только и может быть защитницей "пепла мертвых". К великому сожалению, сегодня мы не можем сказать, что поклонение "славным командирам и бойцам", павшим на кровавой войне имеет всенародный, а тем более, всемирный характер. С каждым годом уменьшается число памятных мест, увенчанных мемориальными монументами, куда десятилетиями приходили люди, возлагали цветы и склоняли головы. Особенно масштабное корчевание исторической памяти происходит в Украине. Ее примеру активно следуют страны Прибалтики и Польши. В названных странах сносятся не только памятники советским воинам, но, нередко, оскверняются и их могилы.

На передаче российского телевидения, кажется, это было в программе П.Толстого, польский политолог объяснил, что виной этому неправильная политика Советского Союза, оставившего в Польше, после освобождения ее от фашистов, свои оккупационные войска. Ушли бы тогда, и ничего подобного сейчас не было бы. Конечно, это отговорка, причем совершенно  бесчестная. Ведь, что получается? Вас обидел Советский Союз уже после окончания Второй мировой войны, а вы вымещаете свою злобу на солдатах, которые положили свои жизни за ваше освобождение от фашистских захватчиков. Объективно, это глумление не только над памятью 600 тысяч советских солдат, погибших на польской кровавой ниве, но также и над памятью своих предков, которые встречали их с цветами, как долгожданных избавителей от страшной фашистской беды. Неужели не стыдно и не страшно греха?

Более последовательны в этом прибалты, которые считают своими освободителями не Советскую Армию, а Немецкую. Но и это не может быть оправданием кощунства по отношению к солдатам войны, павших на прибалтийской земле. Этого не должна позволять элементарная человеческая совесть. Но, что поделаешь, если у властей прибалтийских государств она отсутствует.

В заключение немного о моем личном удивлении тем, как реагирует на поведение своих новых членов и кандидатов просвещенная Европа. По существу, никак. У "чужих" она замечает и соломинку в глазу, у "своих" не видит и бревна. Но ведь снос памятников воинам Советской Армии это не просто вандализм, это результат смены идеологии. В некоторых из названных выше стран она определенно обретает национал-социалистическое содержание. Публичная солидаризация с ней демонстрируется фашистскими символами на касках и нарукавных шевронах, маршами по центральным улицам столиц в военной форме Вермахта или ночными факельными шествиями, напоминающими гитлеровские.

Эпическое спокойствие Европы невольно создает впечатление, что это для нее приемлемо, как некий реванш за поражение во Второй мировой войне. Все хорошо, что плохо для России, как правопреемника Советского Союза. Но ведь точно также она вела себя и в конце 30-х годов ХХ в., когда в Германии и некоторых других странах утверждалась фашистская идеология. Известно, к чему это привело.

 

Академик Пётр Толочко

(Сайт «Русское воскресение» от 10.05.2016 г.)

 

***

И один в поле – воин

к ликвидации Международного Центра Рерихов

 

Марина Алексинская

 

 

На коне или под конем культура России? - вопрос в очередной раз встал ребром, едва ФСБ запросила арестовать замминистра культуры Григория Пирумова и его подельников, а Лефортовский суд Москвы санкционировал арест  по делу о хищениях госсредств.  Было это 15 марта.

Много воды с тех пор утекло. Уже глава комиссии по культуре заксобрания Петербурга предложил  отправить  министра культуры  Владимира Мединского  в отставку, а лидер петербургского отделения  «Справедливой России»  подверг сомнению компетентность министра в русской культуре: «ничего не смыслит»…  Уже Владимир Толстой, советник президента РФ по культуре, прозрачно  намекнул: на месте Владимира Мединского ушел бы в отставку...  Уже Министерство культуры в торжественной обстановке провело заседание  коллегии, и VIPы российской культуры  «признали работу Министерства культуры Российской Федерации в 2015 году удовлетворительной»… Уже Министерство культуры замахнулось на транш из бюджета на оружие и форму для  вневедомственной охраны (Министерство культуры РФ теперь в списке органов власти, имеющих право создавать собственную вневедомственную охрану). Как снова здорово! Лидера рейдеров проверят на причастность к хищениям в Минкульте…

Перефразируя крылатую фразу Михаила Пиотровского о кражах раритетов в Эрмитаже можно смело сказать: плох тот чиновник,  кто о кражах госсредств не мечтает. И, может быть, наука психология уже изучает: почему кражи, точнее сказать «превышения полномочий»,  именно чиновников от культуры вызывают в обществе резонанс? Меня же такая постановка вопроса застигла  врасплох,  за чтением  книги  «В толпу», поэтических переживаний Николая Рериха, вынужденного окунуться в атмосферу чуждого ему западного буржуазного мира. И вот почему. 

 

Вот уже года три кряду как я оказывалась втянутой в события, что разворачивались в Международном Центре Рерихов (МЦР). Тогда же судьба непостижимым образом начала сводить меня с людьми, знающими «кухню» не только Международного Центра Рерихов, но и Министерства культуры не понаслышке. И если «скандалы, интриги, расследования» вокруг МЦР оставляли меня равнодушной, как оставляют равнодушной фимиамы Востока, то тайны министерских кулуаров занимали и весьма. Хотя, какие уж «тайны» в нашу пору?! Просто хотелось вникнуть в процессы трансформации русской культуры.

При имени Рерих часто говорят о мистике. Так вот, только мистикой могу объяснить факт передачи мне копии письма. Стилистика его заинтересовала, в результате, впервые я переступила порог Международного центра Рерихов, познакомилась с его вице-президентом Александром Витальевичем Стеценко. Почтенный господин с бравой выправкой, он напомнил мне капитана, что не покидает мостик, тогда как корабль всё глубже и глубже идет ко дну. Мы долго беседовали о Рерихах, но и в беседе я зачем-то подчеркивала свою дистанцированность от Центра. Как-то между делом  г-н Стеценко произнес: дело до того дошло, что нас обвиняют в подготовке майдана в Москве! Равнодушие как рукой сняло.

Однако, всё по порядку.

 

***

Итак, Международный центр Рерихов, и его основное структурное подразделение – общественный Центр-музей имени Н.К. Рериха. Художника, мыслителя, политического деятеля, величие и масштаб личности которого не укладывается в обычное сознание, как следствие, вызывают либо неистовство, почти истерику обожествления, либо страхи суеверия. Кроме того, эзотерика Рериха вчуже для православного сознания, тогда как для искателей Шамбалы –  бальзам на душу.  И что еще настораживает. Попытки возращения наследия Рериха на родину выпадали на смуту.

Так было в 1957-м.  Юрий Рерих, старший сын художника, привез в Москву и передал Министерству культуры СССР более 400 полотен в ответ на обещание создать в столице Государственный музей Рериха. Через три года Юрий Рерих скоропостижно скончался в Москве, музей создан так и не был, просьбы Святослава Рериха, младшего брата Юрия, поставить картины на государственный учет и создать музей-квартиру Николая Рериха, остались безответны. Картины разошлись по запасникам, «растворились» в антикварном рынке.

Так  было в 1989-м. Впрочем, так да не так. Святослав Рерихом предпринял попытку возвращения второй части наследия родителей, Николая и Елены Рерихов, когда СССР ускользал из-под ног. Успел договориться с руководством страны о создании Советского Фонда Рерихов и Центра-музея имени Н.К. Рериха как основной базы Фонда для развертывания его научной, просветительской и культурной деятельности. В Индию по приглашению Святослава Рериха вылетела Людмила Шапошникова, блестящий востоковед, историк для подготовки наследия Рерихов к вывозу в Россию. Усадьба Лопухиных, тогда в руинах, была предварительно выбрана для размещения Центра-музея имени Н.К. Рериха, государство обещало её воссоздать за свой счет. Был разработан план поэтапного воссоздания и приспособления усадьбы Лопухиных под нужды музея. Святослав Рерих, пример ли брата  тому виною, настоял: Музей имени Рериха должен быть – общественным:

«Подчинение Центра Министерству культуры, а тем более Музею искусств Востока, повело бы к неоправданному, на мой взгляд, заведомому сужению задачи и возможностей Центра. Центр должен, по-моему, обладать значительной независимостью, гибкостью, возможностью функционировать поверх ведомственных барьеров и новых задач… Суть концепции Центра-музея в том, что наиболее оптимальное его функционирование может быть в статусе общественной организации». («Советская культура, 1989).

Крушение СССР спутало все карты. Одно слово  «общественный»   и – приступ  гогота:  «всё вокруг общественное, всё вокруг – ничьё!!!»  В этих условиях Советский фонд Рерихов меняет название на Международный Центр Рерихов,  Святослав Рерих обращается к мэру Москвы, 1992 год:

«Мне хотелось бы уведомить Вас о том, что в 1990 г. я передал наследие моих родителей Международному Центру Рерихов (бывшему Советскому фонду Рерихов), почетным президентом которого я являюсь. Ныне бывшим президентом СССР М.С. Горбачевым мне была обещана поддержка в предоставлении отреставрированной усадьбы Лопухиных для хранения и экспонирования наследия моих родителей, что подтверждено Постановлениями Совета Министров  СССР и исполнительным комитетом Моссовета. К сожалению, эти обещания осталось невыполненными… поэтому я хотел бы попросить лично Вас оказать помощь в передаче усадьбы Лопухиных на баланс или долгосрочную аренду с правом субаренды Международному Центру Рерихов». 

Прошло еще три года. Правительство Москвы постановило: усадьбу Лопухиных со всеми строениями в границах исторической территории передать в аренду Международному Центру Рерихов для ее воссоздания и размещения в ней общественного Музея имени Н.К. Рериха сроком на 49 лет.

Усадьба Лопухиных – памятник культуры XVII-XIX веков, при финансовой поддержке Бориса Булочника, председателя Мастер-банка, восстала из пепла. Первый вице-президент Международного Центра Рерихов – Людмила Шапошникова Указом президента будет удостоена ордена «За заслуги перед Отечеством» IV степени (2011 год).  Центр-музей имени Н.К. Рериха  станет событием в культурной жизни Москвы, местом паломничества ученых, рериховедов, симпатизантов оккультных теорий Блаватской, студентов, изучающих историю Востока и, прежде всего, Индии, конечно. Увы, Святослав Рерих не застанет Музей в час его триумфа. 30 января 1993 года Святослав Рерих скончался.

Если представить рамки приличий в виде лакированных ширм с нарисованными на них райскими птицами и выстроить из ширм межмузейные коммуникация, то теперь, со смертью Святослава Рериха,  вся эта экзотика рассыпалась  как карточный дом. Международный Центр Рериховоказывается яблоком раздора. Вокруг Международного Центра Рерихов разворачивается свара. На авансцену истории выходят три «игрока»:

1.      Государственный музей искусства народов Востока при поддержке Министерства культуры как  претендент на Наследие Рерихов с последующим приобретением прав собственности на усадьбу Лопухиных. Директор музея пишет в Правительство РФ,  просит  «помочь в передаче наследия Рерихов и «Усадьбы Лопухиных» Государственному музею Востока в безвозмездное и бессрочное пользование, что явится бесценным подарком Правительства России».   

2.      ГМИИ имени Пушкина как претендент на часть территории усадьбы Лопухиных.  В 2002 году в состав ГМИИ имени Пушкина входит усадьба Вяземских-Долгоруковых, генеральный подрядчик реконструкции здания – компания, ныне оказавшаяся на слуху, «БалтСтрой».  Кадастровые службы фиксируют  со стороны ГМИИ имени Пушкина попытки «обязать МЦР освободить земельный участок от «стены в грунте» и ограждения». 

3.      Министерство культуры как модератор кампании по непризнанию МЦР правопреемником Советского Фонда Рерихов. В ответ Святослав Рерих у нотариуса в Бангалоре подтвердил права МЦР на переданное в 1990-м  в Советский фонд Рерихов наследие (1992 год).  И, тем не менее, кампания продолжается с переменным успехом, за исключением меланхоличных 2008-2012 годов, когда во главе Министерства культуры стоял Александр Авдеев, скучающий по милой Франции своей.

Замечу, мы говорим не о телесериале «Улицы разбитых фонарей», мы говорим о культуре. О высоком, нравственном, прекрасном. И потому мы не увидим в репортажах криминальной хроники «маски-шоу», не услышим грохот пробитого ЧОПом стекла, выволакивания из кабинета руководителей Международного Центра Рерихов, вышвыривания документов из всех шкафов и щелей. Наоборот,  в элегантности не отказать. Обмен конвертами, изысканно оформленными повестками в суд, визиты вежливости  респектабельных ведомств, прокурорские проверки, терпкий запах валидола, угроза гипертонического криза и прочее, и прочее.  Наконец, 4 мая 2008 года вышло Поручение президента РФ В. В. Путина № ПР-857, на основании которого 24 октября 2008 состоялось заседание рабочей группы. Состав группы: представители Министерства культуры РФ,  Правительства РФ, Правительства Москвы, Росимущества, Счетной палаты РФ, Общественной палаты РФ, Государственной Думы РФ с привлечением независимых экспертов. Решение заседания:

«о передаче памятника истории и культуры XVII-XIX в.в. «Усадьба Лопухиных» в собственность субъекта Российской Федерации  - г. Москве, с последующей передачей её Международному Центру Рерихов в безвозмездное пользование».             

Топор войны зарыт в землю. В усадьбе Лопухиных воцарился мир.

Прошло еще пять лет.

«ЦБ России отозвал лицензию на осуществление банковских операций у московского Мастер-банка» - новость накрыла МЦР как Помпеи извержение Везувия. Один из крупнейших банков РФ в один миг сгинул в «дыру»  от 2 до 17,2 млрд. рублей (таков разброс в интернете), да еще с клеймом «легализации доходов, полученных преступным путем и финансировании терроризма». Для Международного Центра Рерихов наступили черные дни. И если не авторитет в музейном международном сообществе Людмилы Васильевны Шапошниковой, ни поддержка  Международного Центра Рерихов попечителем, политическим «тяжеловесом» Евгением Максимовичем Примаковым, потоки огня и магмы спалили бы Центр.    

Именно тогда, на хрупкой грани – быть или не быть МЦР - с завидной регулярностью я начала получать письма, брошюры с приблизительно одинаковым содержанием. Центр рисовали в красках секты Гробового, г-жу Шапошникову обвиняли в распродаже картин Рериха из-под полы,  г-на Булочника  в отмывании «грязных» денег…   Корреспонденция отправлялась в мусорное ведро, потому хотя бы, что найти мне девять отличий между банкиром Булочником и банкиром Авеном, между Мастер-банком и Альфа-банком  всё равно, что решить теорему Ферма.

 

***

Нет ничего крепче, чем «дружбы против кого».  Дружба  против Международного Центра Рериха солидаризировала  двух конкурентов: Музей-институт семьи  Рериха (Санкт-Петербург)  и  Музей искусства народов Востока (Москва). Это с одной стороны. С другой, Министерство культуры, закусив удила - Поручение президента РФ Владимира Путина№ ПР-857,  с горизонтов-то «окультуривания» усадьбу Лопухиных не выпускало. (N.B.:  Картина Рериха «Труды Богоматери»  ушла  с торгов аукционного дома  Bonhams (Лондон, 2013) за 7,88 миллиона фунтов стерлингов, превысив предыдущий рекорд на картины русских художников более чем на три миллиона фунтов.)

Позволю себе лирическое отступление. Май 2012-го поверг общественность в шок. Марат Гельман – этот Кощей Бессмертный в российской культуре, кто «освоил» с губернаторами  не один федеральный бюджет, а с истеблишментом Москвы «на одной ноге»,  кто отравил воздух миазмами собаки-Кулика, вдруг сам как пес безродный оказался изгнанным из всех Общественных палат, из политтехнологов, и даже – из галеристов. Патриот, ушам не веря, перекрестился, либерал поднял вой: «Конец Винзавода!», «Перемены ждут не только Винзавод!» (Центр современного искусства Винзавод был широко известен как галерея Гельмана). Перемены не заставили себя долго ждать.  В правительстве Дмитрия Медведева  портфель министра культуры получил Владимир Мединский, а приблизительно через год Владимир Аристархов стал первым заместителем министра культуры. Так в старые мехи влили новое вино. «Люди из идеологического клана» усилили позиции в правительстве РФ.  Швыдковщина, заметим, прошлась  к тому времени по хребту русской культуры таким катком,что в каждом волке теперь, пусть только молвит он «аз буки веди» или произнесет здравицу товарищу Сталину, русский человек или человек русской культуры – кому как больше нравится - готов видеть овечью шкуру. Конец лирическому отступлению. 

Тридцать лет Государственный музей Востока при поддержке Министерства культуры «бодался» с Международным Центром Рерихов за усадьбу Лопухиных, за наследие Рерихов. Три месяца и… г-н Аристархов разрубил гордиев узел. Аннулированы все ранее отданные распоряжения, перекроено поручение президента РФ Владимира Путина № ПР-857 от 04.05.2008. Усадьба Лопухиных из собственности города Москвы переведена в федеральную собственность. Росимущество распространило  пресс-релиз (ноябрь 2015):

«На основании обращения министерства культуры РФ и ФГБУ «Государственный музей искусств народов Востока» правительство Москвы приняло решение о передаче памятника истории и культуры «Усадьба Лопухиных» в собственность Российской Федерации. Своим распоряжением Территориальное управление Росимущества  в г. Москве оформило переход имущественного комплекса усадьбы в федеральную собственность и  закрепление его на праве оперативного управления за ФГБУ «Государственный музей народного Востока».  <…>Дальнейшие действия по сохранению памятника истории и культуры «Усадьба Лопухиных» будут осуществлять Министерство культуры РФ и подведомственное ему ФГБУ «Государственный музей искусства народов Востока».

Министр культуры Владимир Мединский заверяет: Музей Востока получит доход (доход  – ключевое слово в государственной культурной политике РФ). Директор ГМИИ имени Пушкина Марина Лошак не скрывает радости: наконец-то соседом станет Государственный музей Востока, у нас будет общий квартал, и всё будет чудесно… Тем временем, за фасадом Министерства культуры  принялись выкарабкиваться«тени» прошлого. Кто-то вспоминает, что галерея «Роза Азора», со-основатель которой - Марина Лошак, размещалась на площади Государственного музея искусств народов Востока. Кто-то выломанные двери рассматривает как пиар выставке Серова от Boston Consulting Group, действующей, в чьих интересах непонятно, в Государственной Третьяковской галерее. Кто-то выстраивает конструкции а ля Татлин из матримониальных кланов: за Владимиром Мединским – общероссийское общественно-государственная организация «Российское военно-историческое общество», РОСИЗО, за Михаилом Швыдким без всяких матримониальных кланов  –  МИД, ГАБТ, ГМИИ имени Пушкина, Эрмитаж с музеем Гуггенхайма… а в Министерстве культуры как будто бы не один Аристархов, а целых три - еще брат и сын. Что ж, рука руку моет - не нами придумано, не нам и отменять.

На столь блистательном блицкриге мне передали копию письма, о котором я упомянула выше, но содержание которого оставила интригой.

 

***

Так вот. Виктор Петрович Литвинов, житель города Казани (ул. Гаврилова, д. 54, кв. 9), обращается в Государственную Думу в департамент по делам общественных объединений и религиозных организаций.  Читаем фрагменты:  

«Также информирую Вас, что я неоднократно общался с представителями «МЦР» и подконтрольных ему «рериховских» обществ и заявляю, что они настолько же опасны для государства по степени своего фанатизма, агрессивности и слепого подчинения своему «гуру», как и те боевики, что устроили недавно кровавый беспредел и переворот в Киеве.

Если завтра Шапошникова Л.В., по какой-либо причине, например из-за желания сохранить контроль над Наследием, даст команду своим последователям-сектантам взяться за «коктейли Молотова» или оружие, то они вполне могут выполнить этот приказ. И это обернется непредсказуемыми последствиями для нашего государства и общества».

Только подумаешь, что хуже не бывает, сразу приходится в этом усомниться.   Передо мной копия другого письма. Владимир Аристархов, первый заместитель министра культуры, и если верить светским беседам, то «серый кардинал» Министерства культуры. Аристархов обращается к начальнику Управления Президента РФ по работе с обращениями граждан и организаций. Читаем фрагменты:

«МЦР – это структура, вновь созданная в 1991 году по инициативе организаций из США, Эстонии и Болгарии (письмо Минюста России от 20.06.2014 №06/53960-ГМдсп). Минкультуры неизвестно, чьи интересы стоят за МЦР.

Надо реально осознавать, что удовлетворение притязаний МЦР способствовало бы передаче картин Рериха из Государственного музея Востока неизвестным лицам, которые смогут по своему усмотрению распоряжаться частью культурного наследия народов нашей страны».

Обращается к заместителю министра МВД: 

«Обращаю Ваше внимание, что 20.06.2014 Мосгорсуд пришел к выводу, что у МЦР отсутствует право на наследство, открывшееся после смерти С.Н. Рериха, поскольку МЦР не является наследником, указанным в завещании Советского Фонда Рерихов (СФР), и не является  правопреемником  СФР».

Дата письма Виктора Петровича Литвинова - 30.04. 2014. Дата писем Владимира Владимировича Аристархова -  18.07.2014 и 20.10.2014 соответственно. Приложение ко второму - письмо В.П. Литвинова, с кричащей красной строкой про МЦР как ОПГ по подготовке боевиков с коктейлями  Молотова и про угрозу российского майдана.

Терзают смутные сомненья: строчи В.П. Литвинов сегодня, то, как пить дать, Шапошникову Л.В. законнектил бы уже не с Киевом, но с ИГИЛом! Мда…. с таким вспомнишь 37-й! И  вспомнишь Сергея Довлатова. «Вдали Всея Руси»  известный писатель-диссидент так размышлял:  «Мы без конца ругаем товарища Сталина…  И всё же я хочу спросить: кто написал четыре миллиона доносов?»  Но я вспоминаю почему-то «байки из склепа». Как будто бы формат подобных писем, - разносила молва - равно как и схемы, негласные, разумеется, откатов при проведении реставрационных и проектных работ есть ничто иное,как ноу-хау Министерства культуры, и известны еще со времен некой госпожи Колупаевой, доверенного лицаг-на Швыдкого и просто дамы не последней в музейно-галерейных кругах;  как будто бы с таким родом эпистолярного творчества Министерство культуры  «формировало выгодное для себя общественное мнение»…   

Восхищает, не без этого, и бдительность Владимира Аристархова. Согласитесь, страшно представить себе вал писем в Министерство культуры! Девятый вал! Здесь и слезы бессилья перед попсой и пошлостью на телеэкранах.  И крики души от «продукций» в ведущих театрах Москвы и Петербурга с извращением шедевров Достоевского, Толстого и Пушкина. И гнев от новой кадровой политики: замены в музеях искусствоведов «из бывших» на «эффективных менеджеров». И протесты против бесчинств: в Константиново, в дни государственных торжеств по случаю 120-летия Есенина избили блокадника, заслуженного  архитектора Российской Федерации….  Г-н Аристархов с ловкостью фокусникаизвлек из волшебного цилиндра письмо про «коктейли Молотова» и угрозе «майдана». 

Читаешь. Перечитываешь… И  в дымке Андромеды уже растворяются абрисы и усадьбы Лопухиных, и Музея искусства народов Востока, и совсем неважно становится кто прав, а кто виноват в решении судьбы наследия Рерихов….  Тот прав, у кого больше прав. Но еще любопытно:   

1.      Что общего между «винером» и «лузером»?  Между г-ном Аристарховым, экс-депутатом Московской областной думы, фигурантом списка Forbes: доход семьи 62, 61 млн.рубл., 66 место в  рейтинге «Власть и деньги: доходы  чиновников» (2010 год), членом партии «Единая Россия», председателем Совета директоров Ассоциации развития отечественного производства "Триколор"  и… как принято говорить в определенных кругах, нищебродом В.П. Литвиновым из Казани?

2.      Выдворит ли г-н Аристархов с территории Парка культуры и отдыха  «Гараж» Дарьи Жуковой  куда-нибудь поближе к Ла Маншу? Дарья Жукова – неофициальная жена г-на Абрамовича, а заподозрить г-на Абрамовича, инвестора галереи, в славянофильстве, в поддержке русской культуры, все равно, что публично признать:  «Гараж» под вывеской знакомств с достижениями современного искусства интегрирует своих адептов в прозападное культурное сообщество!!! Эти адепты известны еще как хипстеры, как  «молодежный кластер», что искусственно создан для дестабилизации национальных государств.  «Продвинутые», «креативные», свихнувшиеся на идее-фикс свалить из Рашки. Это они, завсегдатаи также клуба «Солянка», Мульти Меди Арт Музея, «Стрелки», сети модных музеев современного искусства заполонили собой три четверти Болотной площади в час пресловутого «майдана» в Москве, тогда как «боевики-сектанты с МЦР» до сих пор постигают «Учение живой этики» или другую книгу Рериха «Шамбала» на одной из вершин Гималаев. Да, и Газпром-банк для  «Эха Москвы», это – коктейль Молотова или всё же коктейль «Спираль любви»?

3.      Почему, поменяв г-на Швыдкого, либерала-бонвивана, на г-на Мединского, патриота-стоика, русская культура в захватывающих дух темпах строительства ДнепроГЭСа   продолжает превращаться в отрасль экономики тотально-коррумпированной феодально-олигархической РФ?

 

***

Штормит медиа-пространство.

Информация «АПН Северо-Запад»:

«Генеральная прокуратура РФ вынесла второе за нынешний год представление в адрес министра культуры Владимира Мединского. Установлено, что, пропихивая в кинотеатры провальные фильмы близких ему режиссеров, Мединский лишил государственный бюджет миллиарда с лишним рублей».

Информация ТАСС:

«Лефортовский суд Москвы по ходатайству ФСБ заключил под стражу директора департамента управления имуществом и инвестиционной политики Министерства культуры России Бориса Мазо, подозреваемого по делу о многомиллионном хищении госсредств».

Открытое письмо глав обществ Рериха в Европе:

«Нельзя допустить, чтобы нарушались  все международные и этические нормы, чтобы одним распоряжением труд многих простых граждан, народные пожертвования и негосударственные вложения, затраченные на реставрацию усадьбы Лопухиных, были незаконно присвоены чиновниками. Такие действия по отношению к общественному Музею вызовут волну возмущения во многих странах».

Информация агентства Interfax:

«Общественный совет министерства культуры РФ создал инициативную группу, которая готовит письмо в поддержку министра Владимира Мединского».

Информация газеты ReinischePost:

«Разгром общественного Центра и его Музея имени Н.К.Рериха станет для российских властей несмываемым позором».

Этот безумный-безумный мир! Теряешь ориентацию, волю выбора. Что лучше в контексте современных трендов: «ужас»?  или «ужас-ужас-ужас»?  Последний стоит-то дороже…

Взбодрила информация агентства «Росбалт»:

«Заместитель министра культуры не позднее ноября 2012 года организовал и возглавил преступную группу, в которую вовлек генерального директора строительной фирмы АО «БалтСтрой» Дмитрия Сергеева и управляющего данной фирмы Александра Коченова, а также других лиц. В результате было похищено не менее 50 млн. рублей, выделенных на реставрацию объектов культурного наследия».

50 млн. рублей? Ха-ха-ха! Не смешите мои тапочки, как говорят в Одессе! На реконструкцию и реставрацию восточного крыла  здания бывшего Главного штаба (музей Эрмитаж) выделеноедва ли не 6,2 млрд. рублей! забудем про 13 млрд., выделенных на клип про «розовые тапочки».  И вот уже, в предвкушении торжества справедливости,одни гадают: с кем это Владимир Мединский не поделился? Другие – под кого зачищают доходное место? 

Сообщение ТАСС:

Юрий Темирканов стал президентом Международного Центра Рерихов сроком на пять лет - если не чудо, не столп фаворского света, вдруг пролившийся на грешную землю, то что?

Невозможно поверить! В голове не укладывается. Не монтируется в мейнстрим«рукопожатных».  И «нерукопожатных» тоже. Ломает интонационный стройафоризмов: русский фашизм страшнее немецкого (М. Швыдкой), у русского народа имеется одна лишняя хромосома (В. Мединский)…

Он, Юрий Хатуевич Темирканов, маэстро немеркнущей славы, художественный руководитель Санкт-Петербургской Академической филармонии имени Д.Д. Шостаковича  в час выдворения  Международного Центра Рерихов из усадьбы Лопухиных,  завершения бизнес-схемы «слияния и поглощения», поставил свое имя, весь свой могучий авторитет поперек  машины Министерства культуры? Не будет преувеличением сказать: маэстро Темирканов совершил подвиг. И один в поле - воин.

 

(Газета «Завтра» от 7.04.2016 г.)

 

***

Стас Намин возмущен воровством и мракобесием в системе авторских прав

 

 

Круглый стол на тему «Стратегия развития системы коллективного управления правами», организованный Всероссийской ВОИС прошел в Малом зале Торгово-промышленной палаты РФ 27 апреля 2016 года в рамках IХ Международного форума «Интеллектуальная собственность – XXI век».

Открыл мероприятие музыкант, композитор и продюсер Стас Намин, который выступил с критикой в адрес сложившейся системы управления авторскими правами, призвав общественные и государственные организации «обратить внимание на воровство и мракобесие, которое, по мнению многих правообладателей, там происходит».

В своем докладе директор Центра политической информации Алексей Мухин поднял вопрос о том, что на данный момент «складывается система, в которой деньги идут мимо авторов, и государство должно исключить кабальность условий, которые создают институты коллективного управления правами, обеспечить прозрачность работы обществ, уйти от хаоса».

Отдельное внимание было уделено актуальному вопросу пенсионного обеспечения работников творческих профессий. Директор Международного фонда поддержки правовых инициатив Алексей Мигунов в своем выступлении отметил, что работники творческих профессий – полноправные участники пенсионной системы. После развала Советского Союза оказалось некому заниматься пенсионными отчислениями авторов. «Тема больная и востребованная в кругу авторов», – в завершение отметил он.

Руководитель направления интеллектуальной собственности фонда «Сколково» Максим Прокш выступил за уход от коллективного управления правами как такового. С его точки зрения, развитие интернета дает новые творческие и экономические возможности в данной сфере. Г-н Прокш считает, что в перспективе правообладатели уйдут от посредников и будут пользоваться услугами специальных цифровых площадок, обеспечивающих сбор данных об использовании интеллектуального продукта. На вопрос, насколько это реально, Максим ответил: «Никто не мешает установить везде точки доступа с программой распознавания музыки. И чем больше будет использоваться фонограмма, тем выше будет доход». Он отметил, что неизменным достоинством цифровой системы отслеживания использования музыкального продукта будет тот факт, что вся информация по эксплуатации будет четко фиксироваться. Чем лучше авторы научатся пользоваться новыми технологиями, тем всем будет проще.

Не менее актуальный вопрос – о реализации сбора вознаграждения в отношении авторов АВП на примере режиссера и сценариста – поднял также и Владимир Котт. «Композитор получает вознаграждение за каждый показ АВП, в котором звучит его музыка, будь то саундтрек или фоновая музыка. При этом сценарист и режиссер не получают ничего, что свидетельствует об очевидном неравенстве между композиторами и другими авторами фильмов».

Директор по развитию ВОИС Валерия Панкратова провела презентацию новых сервисов ВОИС – музыкального плеера для пользователей, личного кабинета и системы учета прав для правообладателей. Система позволит избавить пользователей от необходимости предоставлять отчет в ВОИС (это будет происходить автоматически) и получать качественный лицензированный музыкальный контент в удобном приложении, а правообладателю даст возможность точно знать, когда и сколько проигрывалось его произведение, и за что и в каком объеме начислено вознаграждение. Данные сервисы станут гарантом прозрачности процессов сбора, распределения и выплаты вознаграждения за публичное исполнение фонограмм, опубликованных в коммерческих целях.

В целом, участники круглого стола отметили, что государство должно исключить возможность приватизации менеджерами организаций по коллективному управлению правами вознаграждения, предназначенного для правообладателей, исключить кабальность условий для авторов и упростить процесс лицензирования, а главное - добиться максимальной прозрачности и эффективности на всех этапах деятельности.


 

Читать полностью:http://www.km.ru/

 

 

***

Творческая гостиная "У Вишневского".

 

В третьем  Центральном  Военном  Клиническом госпитале им. А. А. Вишневского  состоялась церемония открытия   творческой гостиной   "У Вишневского". Открывая "Гостиную" начальник госпиталя Заслуженный врач РФ, доктор медицинских наук, генерал-майор медицинской службы Александр  Есипов  отметил , что " сегодня у нас по-своему знаменательный день. В стенах нашего госпиталя  начинает свою работу  "Творческая гостиная" , хозяйкой которой будет Надежда Дробышевская - писатель, журналист, кандидат филологических наук, Лауреат Премии К. Симонова, ведущий редактор  редакционно-издательского центра МО РФ.  В формате "Гостиной" будут проводиться  творческие встречи с ведущими актёрами, писателями, музыкантами, журналистами и политиками. Общение с интересными людьми даст возможность  сотрудникам госпиталя немного отдохнуть от повседневности, а пациентам  - быстрее встать на ноги".

  Надежда  Дробышевская  встретила своих первых гостей. Ими стали  ветераны боевых действий, создавшие своё  творческое объединение  военных авторов-исполнителей (ТОВАИ), именуемое "Музыкальный десант". В составе ТОВАИ - , художественный руководитель, сержант запаса, ветеран ВДВ, бывший спецназовец, "афганец",  он же гитарист, оранжировщик СЕРГЕЙ КУЗНЕЦОВ,
старшина запаса, ветеран спецназа, участник боевых действий на Кавказе, он же гитарист, фортепианист ЮРИЙ ЕПИХИН, ветеран ВДВ, бас-гитарист, солист группы СЕРГЕЙ ШАВРОВ и капитан запаса пограничной службы ФСБ России барабанщик ВЯЧЕСЛАВ ПОПОВ.

В ходе  встречи гости  исполняли свои песни, песни любимых , известных и неизвестных широкой аудитории, авторов,  рассказывали о себе, о своём творчестве, а также отвечали как на вопросы ведущей, так и на вопросы зрителей.

Встреча получилась очень тёплой и эмоциональной.

Следующее втреча в гостиной "У Вишневского" состоится  13  мая в 14: 30, и её  гостем станет знаменитый актёр  театра и кино ,кинорежисер, Народный артист РСФСР , Лауреат Государственной премии , Александр Яковлевич Михайлов, известный всем по таким картинам, как "Любовь и голуби", "Змеелов" и многим другим.

 

Прислала Надежда Дробышевская

 

***

«МАЛЕНЬКИЙ ПРИНЦ»  В БОБРОВОМ ПЕРЕУЛКЕ

 

В чём обаяние Маленького принца? И в чём прелесть повести «Маленький принц»?..

Наверное, теоретики от литературы могут это объяснить. Более того, наверное, уже объяснили, написали много умных томов и защитили по данной теме сколько-то диссертаций.

Только никакая диссертация не может объяснить талант. Хотя бы уже потому, что никто не может толком объяснить, что это такое. Формулировка в энциклопедиях есть, а простого понятного объяснения – нет!

О чём эта сказка? О самых простых и очевидных вещах. Просто мы к ним привыкли – к тому, что есть короли, что кто-то зажигает звёзды, что поезд нас куда-то зачем-то везёт, что у розы есть шипы, что всенепременно требуется отвернуть вот этот заевший болт… Для нас это обыденность, не подлежащая осмыслению.

И вдруг появляется некто и спрашивает: а зачем?.. И мы оказываемся в тупике. Потому что труднее всего объяснить обыденность, привычное, очевидное!

А вот Экзюпери попытался задать взрослым те самые детские вопросы, которые нас некогда интересовали, и попытался ответить на эти простые вопросы столь же простым языком.  Нет, не ответить – порассуждать. Но языком всё же простым и доступным.

…Я уже неоднократно рассказывал о библиотеке-читальне им. Ивана Тургенева, что в Бобровом переулке Москвы, а также о действующем при ней франко-немецком зале, которым руководит Наталья Нехайчик. Здесь регулярно проводят различные мероприятия, имеющие целью популяризировать идею изучения  иностранных языков.

В частности, в марте традиционно проводится мероприятие, посвящённое Дню франкофонии – Международному дню французского языка. В этот раз к празднику приурочили чтение повести Антуана де Сент-Экзюпери, на языке, разумеется, оригинала.

Непосредственно подготовкой мероприятия занималась сотрудница зала Наталья Колчанова. Она подобрала прекрасный видеоряд – на экране появлялись фотографии самого Сент-Экзюпери, его рисунки-иллюстрации к книге, подобрала музыку, которая звучала фоном…

К микрофону один за другим выходили чтецы – как правило, парами. Тот (та), кто в данный момент представлял Маленького принца, надевал на шею длинный золотистый шарфик, почти такой, как на рисунках в книжке. Чтица, изображавшая Лиса, повязала на шею рыжую косынку; когда озвучивалась главка о баобабах, чтица вышла с веточкой дерева; Король надел корону; рядом с Географом оказался глобус… Но эти детали, без сомнения, оживляли действие, однако не являлись определяющими.

Главное тут – совсем иное!

На занятия к Наталье Евгеньевне ходят очень разные люди. Причём, слово «разные» нужно понимать буквально – они и в самом деле очень разные, по всем показателям: по возрасту, по образованию, по взглядам… Их всех объединяет только одно: стремление к изучению французского языка, и на основании этого интереса – потребность в общении с себе подобными. У всех – разный уровень владения языком. У некоторых он вовсе уж низенький – это видно даже мне, человеку, знающему французский хуже любого из присутствовавших.

И вот эти ученики – читают в подлиннике самую известную французскую книжку! Это ли не шаг к внутреннему самоутверждению! Ещё год назад никто (ладно: почти никто) из этих людей и в мыслях не имел, что сможет читать в подлиннике повесть о приключениях в мире людей звёздного мальчишки – а сегодня он не  просто читает, а читает перед публикой! Пусть публикой, состоящей из своих же товарищей по кружку – так ведь это только первый шаг!

Изучение чего угодно, и иностранного языка в том числе, и состоит из постепенных шагов – каждый из них незаметен, даже может выглядеть несерьёзным, наивным, смешным, вызывающим пренебрежительную ухмылку… Всё так. Но человек идущий всегда вызывает большее уважение, чем тот, кто стоит в сторонке и жёлчно ухмыляется.

Путь познания – это путь побед. Маленьких и больших, феерических и незаметных – но побед.

…Повесть «Маленький принц» – это своеобразная галерея типовых образов человечества. Даже Роза, даже Лис, даже безвестная крыса с планеты Короля – все они олицетворяют собой некие человеческие образы. И эта череда образов проходила перед зрителями. Более того, в каждом из нас есть по кусочку натуры каждого из этих персонажей! Не так разве?..

Помните добросовестного Фонарщика?.. Он постоянно зажигал фонарь, чтобы для кого-то далёкого и ему неведомого в небе зажглась звёздочка. Так вот, данное мероприятие (уж прости за казённость слова) что-то имеет общее с трудом Фонарщика. Наверное, в результате его в чьих-то душах занялись огоньки – у кого-то большей уверенности в себя, кто-то открыл для себя что-то новое благодаря златокудрому мальчугану из волшебной сказки, кто-то стал добрее, кто-то мудрее… Я не знаю, что ещё предположить. Но не сомневаюсь, что такое мероприятие для собравшихся не могло пройти бесследно.

И если кто-то его не оценил, в том повинен сам фонарь, его отсыревшая душа, но никак не пытавшийся его разжечь Фонарщик.  

И в завершение.

Библиотека-читальня им. Ивана Тургенева – организация казённая, соответственно, проводит такие мероприятия не из альтруистических побуждений, а потому, что обязана проводить.

Но вот о чём я думаю. Любое дело можно проводить по-разному. Например, просто и бесхитростно, по-школярски. А можно – с душой и с выдумкой, так, чтобы запоминались не только правила грамматики, но и праздничное действо, сопровождающее процесс познания. Второй путь – труднее, требует больших усилий и нервных затрат; да и шишек на нём набить легче.

И право, здорово, что в «Тургеневке» есть люди, которые избрали именно второй путь. 

Николай СТАРОДЫМОВ

 

***

В Общественной палате Российской Федерации

прошла презентация проекта «Звезда нашей Великой Победы»

 

АВТОР: МАДИНА СХАНОВА · 17.03.2016

17 марта 2016 года в Общественной палате Российской Федерации состоялся круглый стол, в ходе которого эксперты обсудили основные аспекты формирования патриотических ценностей населения страны. Инициатором проведения выступили Всероссийская общественная организация ветеранов «БОЕВОЕ БРАТСТВО» совместно с Общественной палатой Российской Федерации и Общероссийским профсоюзом Негосударственной сферы безопасности (НСБ) России.

 

 17 марта 2016 года в Общественной палате Российской Федерации прошел круглый стол «Духовные основы патриотизма: роль ветеранских организаций». Главными участниками мероприятия стали руководители ветеранских организаций России, представители ВООВ «БОЕВОЕ БРАТСТВО», члены Общественной палаты Российской Федерации, известные военные эксперты, политические деятели и журналисты. В ходе мероприятия прошла презентация Международного общественно-патриотического проекта Всероссийской организации «БОЕВОЕ БРАТСТВО» «Звезда нашей Великой Победы».

Проект представляет собой проведение эстафеты памяти через города России, Белоруссии и Китайской Народной Республики с торжественным ритуалом раскрытия Всенародной Плащаницы – Знамени Победы и вручением масштабной копии в дар на вечное хранение. Пять маршрутов Проекта «Звезда нашей Великой Победы», по которым проедут участники автомарша, станут олицетворением пяти лучей Звезды на Знамени Победы.

Руководитель проекта, Первый заместитель Председателя Всероссийской организации ветеранов «БОЕВОЕ БРАТСТВО» Дмитрий Саблин сказал, что День Победы является очень важным праздником:

«Это день великой гордости за нашу страну и ее народ. И наши дети, наша молодежь, должны знать и свято беречь историю страны. Автомарш «Звезда нашей Великой Победы» – это наш вклад в сохранение памяти и правды».

Руководитель центра патриотического воспитания граждан «Дегтярев» Павел Григорьев отметил, что суть проекта – это связь поколений. Старт автомарша будет дан 4 апреля.

Военный эксперт «БОЕВОГО БРАТСТВА» Вячеслав Калинин подчеркнул значение информационной поддержки проекта. Он рассказал об инструментах, которые сегодня использует ветеранская организация при освещении своей деятельности.

Участники дискуссии обсудили такие темы, как: преемственность поколений в деле защиты Отечества, военно-патриотическое воспитание молодежи; роль СМИ в освещении мероприятий военно-патриотической направленности в современных условиях; взаимодействие и координация деятельности общероссийских общественных организаций ветеранской и патриотической направленности.

Первый заместитель Секретаря ОП РФ, Герой Российской Федерации Вячеслав Бочаров рассказал, что много лет занимается программами патриотического воспитания.

«Одна из сегодняшних тем — преемственность поколений в деле защиты Отечества. Владимир Путин сказал, что для того, чтобы построить общество, необходим фундамент, и это патриотизм. Я бы добавил, что краеугольным камнем в этом фундаменте является память о тех, на примерах кого сегодня можно воспитывать молодежь», – отметил Бочаров.

Его поддержал член Общественной Палаты Российской Федерации Дмитрий Галочкин, подчеркнув, что для ветеранского сообщества и сообщества Негосударственной сферы безопасности патриотизм является не просто словом, а «деятельною любовью к Родине».

Первый заместитель Председателя ВООВ «БОЕВОЕ БРАТСТВО» Николай Шуба рассказал о проблемах с финансированием, с которыми приходится сталкиваться ветеранским организациям:

«В прошлом году «БОЕВОЕ БРАТСТВО» впервые за 18 лет получило грант на проведение молодежных патриотических лагерей. Это помогло привлечь ребят, в которых мы увидели огромный потенциал. После обучения в лагерях они разъехались по домам, и сегодня они доносят правильные идеи до своих сверстников, с которыми общаются».

Тему продолжил почетный президент Федерации армейского рукопашного боя России Сергей Перников:

«Если говорить о патриотическом воспитании, то мы должны помнить, что нам необходимо готовить себе достойную смену. Ее подготовка – это, прежде всего, закладка в головы. В прошлом году «БОЕВОЕ БРАТСТВО» создало Ассоциацию молодежно-патриотических клубов. Сейчас они успешно работают по всей стране».

В работе мероприятия принял участие сотрудник Исполкома МСПС Николай Стародымов

 

***

«РОМАН-ГАЗЕТА» №2 за 2016 год

 

Вышел в свет №2 «Роман-газеты» за 2016 год. Главный редактор – Юрий Козлов.

На открытие номера опубликована информация об итогах Литературного конкурса «Справедливой России» «В поисках правды и справедливости».

Следует отметить, что в числе лауреатов конкурса – несколько человек, принимавших участие в мероприятиях, проводимых Международным сообществом писательских союзов. В частности, это Елена Настоящая (Луганск), участник мероприятий, посвящённых презентации сборника «Строки мужества и боли…» (2015), а также Платон Беседин (Севастополь), участник Международного совещания молодых писателей в Переделкино (2011).

В номере опубликованы произведения следующих авторов: Сергей Миронов («Какие литературные герои нужны стране?»), Александр Антипов (стихи), Андрей Тимофеев («Медь звенящая» и «Свадьба»), Юлия Афанасьева («Дагестанская шаурма» и «Стражи гор»), Владислав Швец (стихи), Платон Беседин (Из «Дневника русского украинца» и «Воскрешение мумий»), Никита Митрохин («Проблема дня»), Александр Тихонов (стихи), Константин Полупанов («Бессмертники»), Наталия Филимошкина («ПереМайданули»), Елена Тулушева («Зачем им жить?»), Елена Шогенцукова (стихи). 

 

***

Резолюция

учредительного собрания

Общества русской словесности

 

9 марта 2016 года под председательством Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла состоялось расширенное заседание Патриаршего совета по культуре, посвященное учреждению Общества русской словесности. По итогам заседания была принята резолюция.

 

1. Проблемы преподавания литературы и русского языка в современной российской школе, поднятые в докладах и дискуссиях на учредительном собрании Общества русской словесности, требуют широкого профессионального и общественного обсуждения.

2. Принято решение о создании Общества русской словесности.

3. Цели и задачи общества:

Консолидация усилий ученых, педагогов, деятелей культуры, широкой общественности для сохранения ведущей роли литературы и русского языка в воспитании подрастающего поколения, укрепления единого культурно-образовательного пространства, развития лучших традиций отечественного гуманитарного образования, культурно-просветительской деятельности.

4. Участники заседания выступают с инициативой проведения съезда учителей литературы и русского языка и форума родительской общественности с целью выработки согласованной позиции по наиболее острым и актуальным проблемам школьного филологического образования.

5. На следующем заседании Общества русской словесности представить результаты профессионального и общественного обсуждения обозначенных проблем, связанных с преподаванием литературы и русского языка в современной российской школе.

***

Доклад

Святейшего Патриарха Кирилла

на учредительном собрании

Общества русской словесности

 

9 марта 2016 года состоялось расширенное заседание Патриаршего совета по культуре, посвященное созданию Общества русской словесности. С докладом выступил Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл.

 

Несмотря на трудности, которые испытывает сегодня наша страна, многое делается для того, чтобы обратить внимание на культурную жизнь нашего народа. Появляются весьма созидательные, на мой взгляд, начинания и проекты, причем многие из них опираются на опыт предшественников, которые совместными усилиями достигали важных результатов в значимых для общества сферах. Так, в 2012 году усилиями государства, ученых и общественных деятелей было возрождено Российское историческое общество, бывшее до революции локомотивом изучения и популяризации отечественной истории. Четыре года назад было создано Российское военно-историческое общество, воспитывающее юное поколение на примерах воинской доблести наших предков. Активно развивается деятельность Русского географического и многих других научных обществ.

В 1992 году по инициативе академика Д.С. Лихачева было возрождено Общество любителей российской словесности, заседания которого стали проводиться в Доме-музее Марины Цветаевой. Общество вело активную деятельность во многом благодаря необыкновенной энергии и энтузиазму его секретаря Раисы Николаевны Клейменовой. Но, к сожалению, после ее кончины в 2010 году организация практически прекратила свою деятельность, по крайней мере, видимую в масштабах страны.

Учитывая масштаб изменений, произошедших за эти шесть лет в нашем обществе и образовании, считаю целесообразным и своевременным придать Обществу любителей словесности новую жизнь, наполнив его повестку дня рассмотрением неотложных задач. И мы собрались сегодня, чтобы объединить наши усилия в сохранении едва ли не самых важных сегментов национального достояния — литературы и русского языка, которые являются надежным фундаментом для успешного развития России не только в XXI веке, но, если Бог благословит человеческую историю, на многие века вперед. Конечно, и русский язык, и литературу следует воспринимать как важнейшие элементы системы отечественного образования.

Традиционная русская школа — неотъемлемая часть российской цивилизации, основным формирующим началом которой исторически является духовно-нравственный критерий, духовно-нравственный базис. Как Предстоятель Церкви не могу не отметить, что наша цивилизация во многом выросла из христианского понимания сущности бытия, из православной веры, воспитывающей ту красоту народной души, которая запечатлена в русской литературе и искусстве. Воспитание любви к добродетельной жизни с самого раннего детства полагалось в основу педагогики. Удивительно — добродетельная жизнь как непременное условие формирования личности! Согласие духовных принципов воспитания в семье и школе являлось залогом успешного нравственного воспитания подрастающего поколения, и не было никакого противопоставления — чему учили в школе, тому учили и дома.

Отечественное образование предполагало развитие, как говорили в старину, «разума и способностей души» при помощи, с одной стороны, точных наук, особе выделяя математику, а с другой — русского языка, классической литературы, истории, древних и новых языков, Закона Божиего. Все это формировало здоровое национальное самосознание, высокий уровень нравственности и, как результат, верность своей Родине.

Подобные объединения существовали в России и раньше. Как я уже сегодня говорил, в 1811 году в России было образовано Общество любителей российской словесности, поставившее целью «способствовать успехам отечественной словесности как главному средству к распространению просвещения». На заседаниях Общества представляли свои первые опыты Ф.И. Тютчев и А.И. Полежаев. Один из учредителей Общества Василий Львович Пушкин читал на заседаниях стихи своего племянника Александра. Усилиями Общества, объединившего ученых и литераторов, государственных и общественных деятелей, за 119 лет его существования были опубликованы тысячи выдающихся произведений русских литературных критиков и языковедов, отечественное филологическое образование стало одним из самых успешных в мире, а глубокое изучение лучших произведений русской литературы прочно вошло в школьное образование. Вот замечательный пример общественной инициативы и развития школы как государственной институции. Именно благодаря этому, несмотря на все испытания и перемены, постигшие российское общество в советский период, удалось сохранить и развить высочайшую культуру и не утратить преемство с тысячелетней национальной традицией.

Отечественная школа советского периода, испытав отделение от Церкви, пережила внедрение «классового подхода» к образованию, разного рода «лабораторных методов» обучения, о которых мне с ужасом рассказывала мама. Насколько я помню, речь шла о том, что к урокам готовится не каждый в отдельности, а «лабораторно», то есть все вместе. Значит, кто-то расставлял запятые, а кто-то в это время голубей гонял или занимался другими важными делами. В результате кто-то что-то знал, а, в общем, поколение, которое училось в школах в 20-х — начале 30-х годов, было безграмотным, в том числе литературно безграмотным. Однако в предвоенные годы вернулись к дореволюционной традиции обучения, по крайней мере, сделали решительные шаги. Вновь стали утверждаться принципы научности и системности в образовании, ориентация на гармонически развитую личность. Советская средняя школа стала структурно соответствовать императорской гимназии, заимствовав от нее многое, в том числе полноту преподавания общеобразовательных дисциплин.

Любой советский школьник мог легко прочитать наизусть письмо Татьяны, отрывок из «Бородино», процитировать Грибоедова, Достоевского, Некрасова, Толстого, Горького, в чем я недавно убедился, прогуливаясь по набережной Магелланова пролива перед поездкой в Антарктиду и общаясь с членами делегации. Мы наперебой цитировали «Песню о буревестнике» — все-таки что-то оставалось даже у пожилых людей с тех самых лет школьного обучения. Читая эти произведения, осмысливая их, дети познавали мир, у них формировались представления о добре и зле, о правде и лжи, о порядочности и преступности, усваивался опыт предыдущих поколений, развивалась культура речи и мышления, обретался художественный вкус; наконец, они приобщались к национальной истории.

В России на литературу традиционно возлагалась особая высокая миссия в области интеллектуального, эстетического и духовно-нравственного развития личности. Наши предшественники понимали, что родной язык и литература участвуют в формировании культурной самоидентификации личности, обеспечивают связь с историей родного народа, с предыдущими поколениями. Без этой связи разрушается культурная, а значит, ценностная преемственность. Ведь народ — это общность людей, но не только живущих, но и общность поколений настоящих и прошедших. Понятие «народ» объединяет людей как по горизонтали — ныне живущих, так и по исторической вертикали.

Сказанное верно, но не только по отношению к русскому языку и литературе, но и вообще по отношению к школе как понятию и институции.

Не скрою, что меня беспокоит растущее количество обращений самых разных людей — родителей и учителей, деятелей культуры и ученых, которые бьют тревогу в связи с резким падением знаний школьников, особенно в области литературы и русского языка. Стремительно снижается грамотность — чтобы убедиться в этом, достаточно почитать записи в соцсетях. Мы с радостью приветствуем возвращение в школу практики написания сочинений, однако назвать радужным положение в образовании пока не можем. Мы перестали быть, как я уже сказал, одной из самых читающих стран, и балл ЕГЭ по русскому языку снижен.

О чем это свидетельствует и какие последствия это может иметь? Безусловно, школьник, не знающий свой язык и не приобщающийся к национальной культуре и, в первую очередь, к литературе, отрывается от своих корней. Ему сложнее осознавать и тем более чувствовать сопричастность по той самой исторической вертикали со своим народом, с великими событиями прошлого, разделять нравственные, духовные и культурные идеалы с национальными героями и выдающимися личностями.

Современное общество привыкло говорить, что молодое поколение индивидуалистично, прагматично, плохо владеет словом, не любит читать. Мне приходится общаться с молодыми людьми, и я вижу, как разгораются их глаза, когда говоришь о примерах из прошлого, в том числе о литературных примерах, когда они вдруг узнают то, о чем, к сожалению, не узнали в школе. Живой интерес ко всему этому есть, а иначе и быть не может. Мы не должны исключать того, что генетическая наследственность переносит не только физические или умственные потенции, но и склонности и даже идеалы, сформированные предыдущими поколениями. Так что же нужно сделать, чтобы открыть эти потенции? Нужно помочь детям, и, думаю, очень важно, чтобы эта помощь началась со школы, в том числе с выработки серьезного подхода к преподаванию русского языка и литературы.

Полагаю, что создаваемое Общество, состоящее, в том числе, из известных специалистов в области русского языка и литературы, сможет внести свой вклад в решение задач, которые стоят перед школой в области преподавания этих дисциплин. Известно, что сегодня для общественного обсуждения предлагаются некие идеи, которые имеют как своих сторонников, так и противников. Хорошо, что предлагаются разные идеи, но очень важно, чтобы было некое место, достаточно нейтральное и благожелательное, для обеспечения компетентной и уважительной дискуссии, с тем чтобы можно было выйти на решения, которые соответствуют чаяниям многих людей, на решения, которые реально помогут нашей школе преодолеть несомненный кризис и выйти на тот уровень преподавания русского языка и литературы, который будет во многом содействовать не просто возрождению, но и дальнейшему поступательному развитию нашей культуры и что, может быть, самое важное, поступательному нравственному, духовному развитию личности, чтобы будущие поколения россиян были способны отличать добро от зла, правду от кривды, порядочность от преступности, чтобы они были способны построить мирную, справедливую и процветающую страну. И да поможет нам в этом Бог.

 

Пресс-служба Патриарха Московского и всея Руси

 

***

Литературно-музыкальный вечер

«Люблю весь мир за женщину, которую люблю»

 

Накануне Международного женского дня 8 марта в московском Доме культуры «Гайдаровец» прошёл литературно-музыкальный вечер «Люблю весь мир за женщину, которую люблю». Организовал и провёл вечер известный российский поэт и переводчик, член Союза писателей России и Сербии, руководитель литературного клуба «Побеждающее слово» полковник запаса Валерий Латынин.

С поэтическими признаниями в любви к женщинам выступили, помимо ведущего, военные поэты – полковник Евгений Овсянников; полковник в отставке Валерий Никитюк; подполковники в отставке Иларион Рыбаков и Роман Романов.

Прекрасные музыкальные подношения слушательницам в зале сделали известные московские композиторы: лауреат премии правительства Москвы Сергей Богза и преподаватель Государственного музыкально-педагогического института имени М.М. Ипполитова-Иванова Борис Зиганшин. Они представили цикл песен, написанных на стихи Валерия Латынина: «Ожидание», «Так вот какая ты, любовь», «Сентябрь», «Беспокойная память» и «У моей кумы», исполненные вокальной группой «Крюшон», солисткой театра «Мюзикл» Антониной Берёзка, солисткой Москонцерта Надеждой Макаровой, певцом Максимом Федуловым.

В концерте также прозвучали популярные песни и романсы в исполнении певицы Татьяны Лариной; руководителя студии казачьей песни, заслуженного деятеля искусств России Светланы Заградской; заслуженной артистки России Людмилы Мальцевой и актрисы Театра на Таганке Полины Нечитайло.

Солист театра песни «БОС» Сергей Лазарев представил две свои новые песни на стихи Валерия Латынина – «Мечта» и «Карабас».

По ходу концерта в сценарий пришлось внести неожиданное, приятное дополнение и произнести здравицу не только милым дамам, но и старосте литературного клуба «Побеждающее слово» майору Владимиру Прямицыну, у которого в этот день родился сын.

Около трёх часов длился литературно-музыкальный вечер, а никто не спешил уходить с него, настолько душевной была атмосфера в зале и звучавшие в нём стихи и песни.

 

Алексей ШАДРИН,

заслуженный работник культуры России.

Фото автора.

 

***

Встреча с Марией Максимовной Веселовской-Томаш в колледже «Царицыно»

 

1 марта 2016 года в формате литературной гостиной в музее колледжа «Царицыно» состоялась встреча студентов с Президентом ПараАртийского Комитета России и ПараАртийского Центра «Иван да Марья» Марией Максимовной Веселовской-Томаш. Мария Максимовна – член  Российского авторского общества (РАО); член Международного союза славянских журналистов (2006); член Международной ассоциации писателей и публицистов (2008); член Союза журналистов РФ (2014), дипломант 7-го Международного Пушкинского конкурса (Нью-Йорк, 1997); четырёхкратный лауреат Международного интернет-конкурса «Страница семейной славы».

В 2015 году песни на стихи Марии Максимовны звучали в колледже «Царицыно» на презентации Книги памяти. Студенты нашего колледжа выступали на Творческом вечере (отчёте) Марии Максимовны в Центральном доме журналиста.

Гостья рассказала о том, каким тяжёлым оказался 1943 год в Молдавии: стояли морозы, был голод. Тогда она и переняла материнскую тревогу, не отпускающую до сих пор боль за погибших на войне. Ели тогда раз в день, ближе к вечеру. От холода в полёте падали воробьи. Дети подбирали эти комочки и отогревали. Если воробышек не взлетал, то из него варили похлёбку.

В 1987 году было написано первое стихотворение под влиянием увиденного: плиты братских могил, ужас от того, сколько людей стали безымянными. Тема памяти – сквозная в творчестве Марии Максимовны. Ежегодно 9 мая она не выходит из дома, смотрит по телевидению репортажи из разных уголков России, а потом, «напитавшись этим», пишет стихи. Например, история о том, как женщина наняла танк, чтобы вывезти из болота найденные поисковиками останки её отца, вдохновила на создание новых стихотворений о войне.

Мария Максимовна написала «Реквием» (исполнитель – Ю. Давыдов, музыка – В. Малахов). Длится ролик, на котором мы видим ветеранов, Вечный огонь, бросающего под танк бутылку с зажигательной смесью солдата, почти 4 минуты. М. М. Веселовская-Томаш настаивает на том, чтобы видео было показано полностью, все стояли, хотя обычно Минута молчания длится меньше. Красноармейцам гораздо тяжелее было стоять в ледяной воде и идти по грязи в атаку, чем нам стоять 4 минуты.

Любимая книга М. М. Веселовской-Томаш ещё с тех пор, как она преподавала английский язык студентам в политехническом институте – У. Гибсона «Сотворившая чудо». Пьесу гостья советует прочитать и посмотреть постановку, пока люди молоды…

Студенты прочитали стихи Марии Максимовны: «Судьба» –Руденко Дарья, «Вальс Победы» – Игорь Сороченко, «Почтим же память воинов Земли» – Полина Лысак, «Благодарю тебя, Всевышний» – Вероника Верховникова, «Желтофиоль» – Игорь Кондрашов, «На балу» – Егор Кузнецов, «Поезд мой скор…» – Диана Моисей,«Только скажи мне» – Анастасия Иванникова, «Молю меня простить»– Валерия Бунечко. Также звучали песни на стихи гостьи. Сама Мария Максимовна прочитала стихотворение «Как дочь царя троянского Кассандра», посвящённое преподавателю колледжа А. Ф. Балашовой.

Мария Максимовна обратилась к студентам колледжа с просьбой принять участие в её проекте – начитать текст её книги «Неиспитая чаша любви», чтобы она была доступна и для незрячих людей (в виде аудиозаписи). Рассказала об альманахах «Алтарь Отечества».

 

Вероника Верховникова

Сегодняшний классный час мне понравился. Было интересно, познавательно.

Ольга Богданова

Очень приятно было общаться с таким известным человеком. Рассказы Марии Максимовны меня очень заинтересовали. Узнала много нового.

Игорь Сороченко

Сегодняшняя встреча мне очень понравилась. Особенное удовольствие – читать и слушать  стихотворения Марии Максимовны. Они очень красивые. Я и дальше буду их читать.

Анастасия Брехунцова

Мария Максимовна рассказала и о том, как начинала писать свои стихи, и про своё нелегкое детство. Она прочитала некоторые стихи сама. Написаны они так, чтобы можно было  задуматься о многом. Классный час был интересным, даже увлекательным. Спасибо Марии Максимовне, что посетила наш колледж!

Дарья Руденко

Эта встреча запомнится мне надолго! Мария Максимовна  оставила впечатление не только хорошего человека, но и очень талантливой поэтессы. Она обладает превосходным ораторским качествами и умением увлечь публику. Наша гостья многое пережила в детстве, но, несмотря на это, Мария Максимовна – очень  милая и добрая женщина. Лично для себя я узнала много нового и интересного, и в дальнейшем буду знакомиться с её творчеством, так как эти стихи тронули мне душу!

Валерия Бунечко

Мария Максимовна, очень талантливая поэтесса, немного рассказала нам о своей жизни: о том, как тяжело было в детстве; как часто она болела; как написала свое первое стихотворение. Лично прочитала нам несколько своих стихотворений и дала послушать те, которые были представлены в виде песен. Её рассказ ещё раз напомнил мне о том, что надо ценить имеющееся.

Анастасия Иванникова

Мария Максимовна рассказала про свое детство, о том, как она начинала писать стихотворения, что подтолкнуло стать поэтессой. Познакомила нас со своей творческой деятельностью. Я считаю, что наше поколение должно знать таких людей, как она.

Анфиса Маринова

Меня заставил задуматься рассказ гостьи о её жизни, ведь мы не ценим того, что получаем на данный момент. Её детство было нерадостным: предвоенное время. Но это не помешало добиться успеха.

Ирина Строгова

Мы крайне признательны Марии Максимовне за то, что она к нам приехала.

Анастасия Воробьёва

Это мероприятие в большой степени было просвящено героям войны. Мне было очень интересно слушать Марию Максимовну и одногруппников, читавших её стихи. Спасибо колледжу за таких замечательных гостей!

В подарок библиотеке отделения гостиничного и ресторанного бизнеса М. М. Веселовская-Томаш привезла свои книги. Сборники «Алтарь Отечества» также можно скачать на сайте http://www.paraartiada.com/altar/.

 

А вот впечатления нашей почётной гостьи.

«Благодарю ваш чудесный коллектив! Чувствуется тёплая, дружественная атмосфера... Все и всё мне у вас понравилось. Чудесные условия! И дети довольные. Это несравнимо с условиями моего студенчества. Моё мнение такое: прекрасное здание, везде чувствуется рука хозяйская, а не временного попутчика. Что во дворе, что внутри! Мне очень понравилось, что везде использованы по максимуму стенные площади. И фото, и плакаты, и великолепно смотрятся (прямо как театральные тумбы!) – вдоль стен стенды закруглённые. Везде вроде люд, а... нет криков, шума, гама. Равномерное... жужжание, что ли, ребячьих голосов». 

Многому можно учиться у Марии Максимовны. «Стыдно паниковать, теряться, если беда, если безвыходная ситуация! Надо помнить, что в жизни в любом безвыходном состоянии есть два выхода – только надо искать хотя бы одну дверь. И обязательно найдётся возможность выйти! Я к тому, что если потеряно всё или почти всё – надо  искать то, чем бы ты заполнил свою жизнь, чтобы она была интересной, не менее интересной, чем была раньше».

 

Подготовила Александра Балашова

 

 

 

***

Г.А. Зюганов встретился с военными писателями

 

Поистине историческое событие произошло в Государственной Думе Российской Федерации 17 февраля 2016 года. На встречу с Председателем ЦК КПРФ Геннадием Андреевичем Зюгановым и его заместителем Владимиром Ивановичем Кашиным пришли тридцать военных писателей, имеющих воинские звания от майора до генерал-лейтенанта. Встреча была посвящена предстоящему празднику - 98-й годовщине создания Советской Армии и Военно-морского флота.

Г.А. Зюганов выступил перед собравшимися с яркой речью, рассказал об успехах ленинско-сталинской команды в укреплении государства, проинформировал о том, что делает возглавляемая им партия для повышения обороноспособности страны. Затем он лично вручил каждому писателю памятную медаль ЦК КПРФ «70 лет Великой Победы», партийную символику, а также свою книгу «На службе народу» и сборник стихотворений Владимира Ивановича Кашина «Сад в душе».

Руководитель делегации, председатель правления Союза писателей - баталистов и маринистов, лауреат Государственной премии России, заслуженный работник культуры РФ, почётный гражданин Рязанской области поэт Владимир Александрович Силкин отметил огромную работу фракции КПРФ в Госдуме, плодотворные отношения, которые строит она с творческими кадрами. Он наградил Геннадия Андреевича Зюганова и Владимира Ивановича Кашина медалью «Генералиссимус А.В. Суворов». Медалью «Генерал М.Д. Скобелев» была отмечена деятельность советника Г.А. Зюганова по культуре Ларисы Георгиевны Барановой-Гонченко, тесно сотрудничающей с военными писателями и подготовившей эту встречу.

Награды лидерам партии вручил и руководитель Московской городской организации Союза писателей России, заслуженный работник культуры России Владимир Георгиевич Бояринов. Геннадий Андреевич Зюганов был удостоен ордена «В.В. Маяковский», Владимир Иванович Кашин - ордена С.А. Есенина «Золотая осень», медалью А.С. Пушкина награждена Лариса Георгиевна Баранова-Гонченко. Руководителю Аппарата фракции КПРФ в Госдуме Нине Александровне Останиной медали «За труды в военной литературе» и М.Ю. Лермонтова будут вручены отдельно.

На встрече присутствовали заместитель Председателя ЦК КПРФ, депутат Государственной Думы РФ Дмитрий Новиков и губернатор Орловской области Вадим Потомский, также выступившие перед писателями - баталистами и маринистами, а также Председатель Комиссии ЦК КПРФ по военно-патриотической работе, депутат Государственной Думы РФ Вячеслав Тетёкин.

С приветственными речами в адрес ЦК КПРФ обратились бывший 1-й заместитель командующего 40-й армией генерал-лейтенант Анатолий Григорьевич Шеенков, попросивший почтить минутой молчания память всех, не вернувшихся из Афганистана, заместитель председателя Международного сообщества писательских союзов Владимир Григорьевич Середин, генерал-майор Александр Леонидович Вырвич, барды Сергей Викторович Кузнецов, исполнивший песню на слова Владимира Силкина «Тишина», и заслуженный артист России Станислав Шубин, сотрудник военного госпиталя имени Н.Н. Бурденко Марина Борисовна Овчинникова, поэт Игорь Евгеньевич Витюк, другие писатели.

Итогом встречи стало решение ЦК КПРФ об учреждении Всероссийской литературной премии «С пером и шпагой» за лучшие произведения военно-патриотической направленности, а также продвижение идеи об установлении праздника - Дня военного писателя, который стал бы консолидирующим для тех, кто болеет за судьбу Отечества, пишет книги, укрепляющие дух и могущество страны в непростой политической обстановке.

 

kprf.ru

 

***

«ВОЛШЕБНЫЙ КЛУБОК»

ПЕСЕН МУСЫ ДЖАЛИЛЯ

 

Автор: Абаулхан АХТАМЗЯН.

Доктор исторических наук, профессор, заслуженный деятель науки РФ.

 

15 февраля исполняется 110 лет со дня рождения советского татарского поэта Мусы Джалиля, погибшего в борьбе против германского фашизма в Берлине в 1944 году. В России помнят подвиг Мусы Джалиля и его соратников — участников движения Сопротивления, казнённых на гильотине в берлинской тюрьме Плётцензее «за подрыв военной мощи» германского рейха. В связи со 110-летием со дня рождения поэта-героя на его родине — в Оренбуржье, а также в Казани, Москве и других городах проходят торжественные мероприятия, связанные со знаменательной датой. В центре внимания нового поколения соотечественников ставшие вершиной творчества поэта и его последним словом стихи, написанные в тюрьме Моабит.

 РОДИЛСЯ Муса Мустафович Залилов (Джалилов) в деревне Мустафино близ Оренбурга, рано овладел грамотой, учился в медресе «Хусаиния» в Оренбурге, затем на рабфаке в Казани. В 1927 году был принят в Московский университет, который окончил в 1931 году. Перед войной Муса Джалиль, уже известный поэт, выпустивший 12 сборников своих стихотворений и написавший либретто нескольких национальных опер, избран председателем правления Союза писателей Татарии.

 В первые дни войны поэт был призван в армию, а в марте 1942 года по окончании курсов политработников в Москве политрук М.М. Залилов был отправлен на фронт. На Волховском фронте Муса Джалиль работает в армейской газете «Отвага». В конце июня 1942 года тяжело раненный в бою политрук попал в плен. Это был момент, когда командовавший оказавшейся в окружении Второй ударной армией генерал А. Власов перешёл на сторону врага. Муса Джалиль, как и тысячи попавших в плен солдат, прошёл через «сорок смертей» и оказался в крепости Демблин на территории оккупированной нацистами Польши. Во фронтовой статистике он попал в графу «пропавших без вести».

 Первая весточка о судьбе поэта пришла из Берлина в Москву в самом конце войны: в конце апреля 1945 года наши войска очистили от нацистов территорию тюрьмы Моабит, там в груде книг нашли записку, в которой Муса Джалиль просил передать писателям в Москве — Александру Фадееву и другим, что он находился в заточении в берлинской тюрьме и приговорён к смертной казни. Кто-то, не очень грамотный, приписал на листке: «Вашего Джамбула нет уже в живых». Послание поэта пришло в Москву летом 1945 года. Об этом сообщил А. Фадеев жене М. Джалиля через несколько месяцев в письме «Товарищу Залиловой». Местонахождение записки до сих пор исследователям неизвестно.

 Между тем весной 1946 года вернувшийся из плена Нигмат Терегулов доставил в Казань блокнот со стихами, записанными арабской вязью рукой Мусы Джалиля. Примерно год спустя из Брюсселя через посольство в Москву был доставлен ещё один блокнот с его стихами, записанными латинским шрифтом. Этот блокнот сохранил бельгиец Андрэ Тиммерманс, находившийся в одной камере с поэтом в Моабитской тюрьме. Именно ему посвящено последнее, известное нам стихотворение «Новогодние пожелания», датированное первым января 1944 года.

 Однако и это свидетельство не стало основанием для реабилитации поэта, подозреваемого в измене. Расследование продолжалось до 1951 года, когда было прекращено «в связи со смертью подследственного». Имя Мусы Джалиля оставалось фактически под запретом вплоть до 1953 года. Через несколько недель после смерти И.В. Сталина главный редактор «Литературной газеты» Константин Симонов, проявив гражданскую смелость, добился разрешения опубликовать некоторые стихи Мусы Джалиля в переводе на русский язык. Дочь поэта Чулпан и сегодня вспоминает 25 апреля 1953 года как счастливый для семьи день, как второй день рождения Мусы Джалиля. Это был ясный сигнал в Казань: стихи Джалиля можно печатать в оригинале. Друг поэта казанский литератор Гази Кашшаф подготовил к печати стихи из двух моабитских блокнотов. И вот в конце 1953 года увидела свет книжечка небольшого формата под названием «Стихи, написанные в моабитском застенке» на татарском языке, напечатанная кириллицей.

 В одном из последних стихов поэт уподобил свои песни волшебному клубку:

 

Как волшебный клубок

                                  из сказки,

 Песни — на всём моём

                                 пути…

 Идите по следу до самой

                                 последней,

 Коль захотите меня найти!

 

 Именно по следам песен Мусы Джалиля пошли Г. Кашшаф, К. Симонов, Р. Мустафин и другие писатели, чтобы до конца выяснить судьбу поэта и его сподвижников в плену. Песни поэта служили им как вехи на смертельно опасном пути борьбы против нацистского режима. Джалилю и его единомышленникам пришлось принять личину коллаборационистов, когда созданный гитлеровцами «национальный комитет» стал вербовать пленных в татарский легион. К этому моменту соратники Джалиля успели создать в лагере крепости Демблин подпольную сеть групп сопротивления.

 Первый, сформированный под номером 825 батальон этого легиона, отправленный на Восточный фронт, перешёл к партизанам в Белоруссии 23 февраля 1943 года. Тем временем, оказавшись сначала в лагере Вустрау, затем и в самом Берлине, Муса Джалиль и его сподвижники продолжали подрывную работу против нацистов: наладили печатание нелегальных листовок, готовясь к восстанию и переходу к своим. Муса Джалиль был идейным руководителем групп Сопротивления. Организатором подполья стал молодой офицер Гайнан Курмашев. В «роту пропаганды» и «капеллу» входили также писатель из Казани Абдулла Алишев, журналист из Москвы Ахмет Симаев и другие.

 Татарская группа Сопротивления действовала в чрезвычайно сложных условиях, самоотверженно продолжая смертельно опасную работу. Однако не дремали и гестаповцы. Роковую роль для подпольщиков сыграла выявленная ищейками в тексте одной из листовок буква с еле заметной щербинкой. По этому дефекту была найдена пишущая машинка в радиостудии «Винета», где «кто-то из татар» мог тайно воспользоваться ею ночью. Так гестаповцы напали на след Ахмета Симаева, установили слежку, чтобы выявить сообщников и взять подпольщиков с поличным. Первым был схвачен в радомском лагере под Варшавой Муса Джалиль. Почти одновременно арестовали руководителя «капеллы» Гайнана Курмашева.

 В Берлине гестаповцы совершили налёт на редакцию газеты «Идель-Урал», арестовали Абдуллу Алишева и других сотрудников газеты. В радиостудии подпольщики были взяты во время прослушивания передачи с Большой земли — сводки Совинформбюро. Всего в Берлине и в легионе нацисты арестовали около 80 подозреваемых. Началось расследование, затянувшееся на несколько месяцев. Гестапо хотело выявить всю подпольную сеть. Судя по всему, руководители взяли всю вину на себя, не выдали своих сподвижников. А их было немало в батальонах легиона, направленных на Балканы, в Италию, Францию на подавление партизан. Однако и там подпольщики организовали переход к партизанам, уход в маки…

 Знали ли в Москве о существовании подпольных групп в татарском легионе? Разумеется, полная информация едва ли имела место. Но известен факт перехода через линию фронта в сентябре 1943 года Муллаяна Габдуллина, который тотчас после возвращения обратился с письмом в ЦК партии, где сообщил о действии в Берлине подпольной организации, «ячейки ВКП(б)», отметив личную роль в этом Гайнана Курмашева.

 Суд над группой Курмашева и Джалиля состоялся в Дрездене в середине февраля 1944 года. Документы судебного следствия, как полагают исследователи, сгорели во время воздушных налётов американских бомбардировщиков на Дрезден, особенно жестоких в конце войны. Однако итоговый документ судебного процесса стал известен недавно из другого источника. Лига российско-германской дружбы обратилась в сенат Берлина в мае 1995 года с просьбой установить памятную плиту с именами участников группы Курмашева и Джалиля на месте их гибели в Плётцензее. Ветераны доставили из Казани в Берлин отлитую по указанию президента Татарстана М.Ш. Шаймиева плиту. В течение ряда лет плита бережно хранилась в сторожке мемориала, однако разрешения на размещение плиты не было.

 В Плётцензее за время войны были казнены почти три тысячи человек. Мемориал посвящён всем жертвам гитлеровского режима. Кроме того, у германских властей не было юридического документа, подтверждавшего, что группа Джалиля — жертва нацистской юстиции. По поручению сената Берлина руководитель мемориала «Германское Сопротивление» д-р Иоханнес Тухель предпринял дополнительные изыскания, в результате которых был выявлен в пражском архиве документ под названием «Курмашев и 10 других» — выписка из приговора имперского суда от 12 февраля 1944 года.

 В приговоре имперского суда имя Гайнана Курмашева поставлено на первое место не случайно. Нацистские судьи определяли места в приговоре по степени доказанной вины перед нацистским режимом. Гайнан Курмашев, самый молодой из осуждённых, был признан виновным в «содействии врагу», в «подрыве военной мощи» германского рейха и приговорён к смертной казни. Приговор ему записан в документе отдельной строкой как главному организатору подпольных групп. Муса Джалиль, старший по возрасту и по воинскому званию в Красной Армии, был поставлен на пятое место под фамилией Гумеров. Под этой фамилией он значился в «национальном комитете». В строке «профессия» чётко указано: писатель, в отличие от других, записанных легионерами. Подобное исключение было сделано также для Ахмета Симаева, журналиста, работавшего на радио, и для Гарифа Шабаева, работавшего в типографии. Имперский суд приговорил всех к смертной казни, восьмерых за подрыв военной мощи рейха, а троих — Зинната Хасанова, Ахата Атнашева и Галлянура Бухарова — за «недонесение» и «военную измену».

 После вынесения приговора осуждённые находились в разных тюрьмах, сначала в Дрездене, а потом в Берлине (Моабит, Тегель, Шпандау). При случайных встречах с другими осуждёнными (в коридорах, на прогулке или в д`уше) они старались сообщить другим о вынесенном приговоре и неминуемой казни. Они надеялись, что тот, кто выживет, сообщит на родине об их судьбе. Конечно, и после приговора поэт продолжал выражать свои переживания в стихах. Однако стихи, написанные перед казнью, под топором палача, до нас не дошли. Но и в этом отношении ещё не всё потеряно.

 Исследователь жизни и судьбы Мусы Джалиля писатель Рафаэль Мустафин установил, что представители эмигрантских кругов посещали поэта в тюрьме и, вероятно, тюремщики могли отдать им вещи казнённых. Более того, установлено, что через посольство в Италии в Москву были переданы записки М. Джалиля. Этот факт зафиксирован в дипломатическом архиве, откуда они были изъяты компетентными органами. Официальный ответ на запросы исследователей, в каком архиве находятся бумаги, неизвестно. Тем не менее надежда на то, что ещё может быть обнаружена «третья тетрадь Джалиля», остаётся. В записях самого поэта мы читаем, что им написано в заточении 115 и даже 125 стихотворений. Нам же известны пока 94 произведения.

 После ликвидации группы Джалиля и Курмашева нацистские власти занялись расследованием того, какую роль играла национальная песня в подрывной работе подпольщиков. Советские песни, причём не только слова, но и мелодии, были под запретом задолго до того. Теперь под контроль попали не только национальные песни, но и молитвы мулл.

 После провала заговора и неудавшегося покушения на Гитлера 20 июля 1944 года были произведены аресты нескольких тысяч подозреваемых, в том числе военных, вплоть до высших чинов. Понадобились места в тюрьмах, и последовало распоряжение привести в исполнение вынесенные приговоры. Рано утром 25 августа 1944 года группа осуждённых на смертную казнь татар была вывезена из тюрьмы Моабит и доставлена в Плётцензее на окраине Берлина, где в каземате для экзекуций совершена казнь. Поочерёдно, с интервалом в три минуты, начиная с 12 часов 06 минут, обречённых бросали на гильотину под падающий топор. Первым был брошен под топор палача Гайнан Курмашев, затем десятеро других в последовательности, указанной в приговоре: Фуат Сайфельмулюков, Абдулла Алишев, Фуат Булатов, Муса Залилов (Гумеров), Гариф Шабаев, Ахмет Симаев, Абдулла Баталов, Зиннат Хасанов, Ахат Атнашев, Галлянур Бухараев. О смерти наших соотечественников сделана запись в «штандесамте» — ведомстве актов гражданского состояния района Шарлоттенбург.

 По свидетельству католического священника Юрытко, осуждённые пошли на смерть мужественно, сохраняя человеческое достоинство. Он рассказал: когда рано утром 25 августа их вывели из камер, чтобы отправить к месту казни, они все вместе громко, чтобы слышали другие заключённые, запели свою татарскую песню. Какая именно была песня, видимо, останется навсегда загадкой. Это свидетельство очевидца дополнено в последние годы легендой, согласно которой мусульмане в свой смертный час произносили будто бы суры священного Корана. Спорить по этому поводу не будем. Одно бесспорно: джалильцы пошли на смерть мужественно, сохраняя верность Родине.

 Подвиг Мусы Джалиля и его соратников, «Моабитская тетрадь» поэта получили, можно сказать, мировое признание как пример стойкости в борьбе против фашизма. Долгим и трудным был путь к реабилитации поэта и его сподвижников на родине. Но стихи и песни его оказались сильнее бюрократических препон. Благодаря моабитским стихам Мусы Джалиля восторжествовала историческая справедливость в отношении и его соратников.

 В начале февраля 1956 года, за несколько дней до ХХ съезда КПСС, был опубликован указ Президиума Верховного Совета СССР о присвоении Мусе Мустафовичу Залилову (Мусе Джалилю) звания Героя Советского Союза. В апреле 1957 года он стал лауреатом Ленинской премии за моабитский цикл стихов в одном ряду с выдающимися деятелями культуры — скульптором Сергеем Конёнковым, писателем Леонидом Леоновым, композитором Сергеем Прокофьевым и балериной Галиной Улановой. Имена соратников Мусы Джалиля стали широко известны позже, после проведённых расследований и исследований. В 1994 году у стен Казанского кремля, рядом с памятником поэта, установлен мемориал — барельеф с изображением соратников Мусы Джалиля.

 Особо чтут память о Мусе Джалиле в Казани, Оренбурге, Москве. В столице имя поэта увековечено памятной плитой на доме № 11 в Столешниковом переулке. Именем поэта названа и одна из улиц в новом квартале города близ станции метро «Красногвардейская». Известно, что Московская гордума приняла решение об установлении памятника в створе улицы, носящей его имя. Словом, есть все основания считать Мусу Джалиля почётным гражданином Москвы: он жил и работал здесь с 1927 по 1942 год. К тому же Муса Джалиль — единственный в истории советской литературы писатель, удостоенный двух высших в ХХ веке почётных званий нашей страны: Героя Советского Союза и лауреата Ленинской премии.

 В заключение следует сказать, что Муса Джалиль и его соратники признаны участниками Сопротивления фашизму и в Германии, причём в контексте истории общеевропейского движения Сопротивления. Памятная плита с именами наших соотечественников размещена в мемориале «Германское Сопротивление» в Берлине на Штауфенбергштрассе. В Плётцензее имеется стенд с информацией о Мусе Джалиле и его соратниках. Поэт верил, что будет жить в своих стихах, которые он называл песнями. В стихотворении «Мои песни» он ясно выразил свои чаяния:

 

Песни, в душе я взрастил

                                 ваши всходы,

 Ныне в Отчизне цветите

                                в тепле.

 Сколько дано вам огня

                                и свободы,

 Столько дано вам прожить

                                на земле!

(Газета "Правда" за 12-15 февраля 2016 года)

***

Борис Ельцин и творческая интеллигенция

Виктория Шохина к 85-летию со дня рождения первого президента России

 

Сначала Ельцин и творческая интеллигенция друг друга в упор не видели. Первый секретарь МГК с рвением махал новой метлой на вверенном ему участке и копил претензии к начальству, которое копило претензии к нему. Интеллигенция же тогда именно с начальством — т.е. с Михаилом Горбачевым — находилась в одной связке. По отношению к Горбачеву она испытывала смешанное чувство зависимости и признательности. Горбачев позволил говорить (писать, печататься, выступать) и придал ускорение инертной жизни (будь то творческий союз, журнал, академический институт) и соответственно — ротации кадров на интеллектуальном пространстве etc., etc. В конце концов Горбачев был одним из них — гуманитарий, окончивший МГУ…

Знаменитый — первый! — бунт Ельцина в октябре 87-го интеллигенция саркастически окрестила «бунтом на коленях». А Гавриил Попов, экономист (и недюжинный литературный критик) сравнил бунтаря со Львом Троцким и обвинил его в «авторитарно-консервативном авангардизме» — остроумный оксюморон. «Трудно складывались отношения с интеллигенцией, — говорил Ельцин в „Исповеди на заданную тему“, — кто-то пустил миф, наверное, это как-то связали с моим характером, что я лидер сталинского типа, но это абсолютная неправда. Хотя бы потому, что я нутром своим, всем своим существом против того, что произошло в те годы…». Против Ельцина работала и его встреча с участниками «Памяти» — либеральная интеллигенция подозревала здесь антисемитизм.

 

Смычка

 

Под боком (и крылом) власти и с ее соизволения складывалась радикально-демократическая оппозиция власти — Московский клуб интеллигенции. В его рамках и произошла судьбоносная смычка интеллигенции и Ельцина: это был брак по взаимному расчету. Членам Московского клуба, будущим межрегионалам, нужен был таран, «нож бульдозера», по выражению Михаила Полторанина. Или — харизматический лидер, если говорить по-другому. Ельцину же нужен был свой «мозговой трест», продуцирующий идеи и идеологию. Ибо в отношении идей он был tabula rasa, как заметил Андрей Сахаров.

Действительно, лучше Ельцина кандидатуру найти было трудно. Его как пострадавшего уже любила улица, толпа, народ. «Я вольный каменщик, я ухожу в Госстрой», — смеялся Александр Ерёменко… И вот уже наиболее впечатлительные московские дамы вешают у себя в служебных кабинетах портрет бунтаря, актриса в спектакле «Седьмой подвиг Геракла» на сцене «Современника-2», обращаясь прямо к зрителям, обвиняет их в равнодушии к судьбе нового Геракла, пытавшегося разгрести авгиевы конюшни Москвы. Пожаловавшись в «Исповеди» на трудности в отношениях с интеллигенцией, Ельцин тут же вспоминает, что ему протянули руку Екатерина Шевелева, Ирина Архипова, Марк Захаров, Кирилл Лавров и автор Чебурашки Эдуард Успенский.

Кроме того, Ельцин был родом из партноменклатуры, то есть знал правила аппаратной игры и знал, как их можно красиво нарушить; он стоял близко к трону…

Свое оформление радикально-демократическая оппозиция получила на I съезде народных депутатов СССР, с объявлением о создании Межрегиональной депутатской группы (МДГ). Ельцин стал одним из пяти ее сопредседателей. Прочие — Андрей Сахаров, Виктор Пальм, Юрий Афанасьев, Гавриил Попов. Примечательно, что первое собрание МДГ прошло в Доме кино…

Идейная база межрегионалов складывалась из разных источников. В первую очередь, это, конечно, идеи Сахарова: отмена 6 статьи Конституции, ограничение функций КГБ защитой международной безопасности СССР и (в долгосрочной перспективе) конвергенция социализма и капитализма. В области экономики — частная собственность и рынок без вмешательства государства. А также — распад «советской империи». Ориентировались на Запад, прежде всего на США. «Мы решили, что лучше всего учиться у США, где демократия существует на протяжении 200 лет», — говорил Ельцин в интервью. Именно он, кстати, думая о Горбачеве, начал активно пользоваться словом «импичмент» — сколько раз оно потом ему отзовется!..

Ельцин, надо признать, был восприимчив к идеям и словарю новых своих товарищей-наставников. Он просил о «политической реабилитации при жизни», говорил о «социалистическом плюрализме мнений» и даже всуе поминал Канта. «Как выразился Кант, только способность голосовать составляет квалификацию граждан. Так вот, я очень верил в квалификацию граждан Москвы» (это о выборах 89-го).

Сахарову не очень нравился Ельцин, если не сказать — совсем не нравился, как человек чуждой среды. И Ельцину не очень нравился Сахаров, но по иной причине: потому что самим своим присутствием не давал возможности претендовать на лидерство. Но Ельцин терпел, если угодно — со смирением даже терпел, как терпит школьник, желая выйти в отличники.

После смерти Сахарова в декабре 89-го Ельцин стал председателем МДГ. Цели были ясны, задачи определены — ведь МДГ представляла сама себя как нечто вроде теневого правительства или правительства в изгнании. Сахаров в последнем выступлении перед межрегионалами оставил своего рода политическое завещание. Он призывал соратников к «решительным политическим шагам», говорил о невозможности эволюционного пути развития. «Единственный путь, единственная возможность эволюционного пути — это радикализация перестройки».

И Ельцин набирал политический и идеологический капитал, снабженный изрядной долей радикализма, который культивировал его «мозговой центр» и который импонировал ему самому. 29 мая 90-го года Ельцин был избран председателем Верховного Совета РСФСР, а 12 июля сделал красивый жест — вышел из партии… Учителя скромно стояли в тени, но далеко не отходили, чтобы не упускать ученика из вида. Свою работу они исполняли основательно, но исподволь.

Притом Ельцин тогда не вызывал симпатий у значительной части интеллигенции. Во-первых, ему не доверяли патриоты; во-вторых, — его не любили демократы, предпочитавшие Горбачева. Так, в частности, Игорь Клямкин и Андраник Мигранян противопоставляли «серьезного реформатора» Горбачева «необольшевистскому лидеру», «популисту», «идеологу люмпенского социализма» Ельцину. «Ругать Ельцина — признак реакционности, — писала рижская „Атмода“. — Или же элитарности: интеллектуалы-демократы посматривают свысока»…

Но все же первый опыт альянса Ельцина и интеллигенции завершился более чем успешно — Ельцин стал президентом России. А представители интеллектуальной элиты получили каждый свое, согласно вкладу в общее дело.

 

Победа и её плоды

 

Год с небольшим президентства — до августа 91-го мчал на всех парах. Законом о печати от 1 августа 1990 года была отменена предварительная цензура, что не могло не понравится творческой интеллигенции. Борясь за власть, Ельцин оглашает все те же идеи, которые обкатывались межрегионалами и которые составляли его предвыборную программу: частная собственность на землю, средства производства, природные ресурсы и акционирование государственных предприятий, ликвидация Советов и введение парламентаризма; нерегулируемый рынок и либерализация цен. Он предупреждает, что 91-й год «будет решающим: или демократию задушат, или мы, демократы, не только выживем, но и обязательно победим в этом году».

Представители патриотического стана, Валентин Распутин и Василий Белов, обращаются к нему с открытым письмом: «Призывы и рассуждения о традициях русской воинской чести славы, прозвучавшие в Вашем обращении к военнослужащим (речь идет о призывах к советским солдатам в Литве. — Прим. ред.) и провоцирующие армию на нарушение присяги лишний раз подтверждают Ваше пренебрежение российской историей и доказывают склонность к политическим играм». Потом они подпишут вместе с другими патриотами «Слово к народу», которое демократы назовут прологом к ГКЧП, а Ельцин — «плачем Ярославны».

Деминтеллигенцию, напротив, в этот период охватывает слегка истерическое возбуждение (впрочем, как и общество в целом). Интеллигенты окунаются в митинговую стихию («Слава богу, есть теперь куда шубу надеть», — простодушно радуется одна литературная дама), митингуют, критикуют, но сказать, что определились четко — нельзя. Все расставляет по своим местам август 91-го — кто сомневался, тот поверил; кто всё правильно понял, тот быстро сориентировался; кто ждал, тот дождался.

Если верить обитателям литературного гетто «Аэропорт» или Переделкино, то выйдет, что все они не смыкали глаз в «Живом кольце». После августа труднее было найти человека, который не был тогда у Белого дома… Однако на самом деле все не так просто. Могу сказать, например, что 19 августа 91-го года в редакции журнала «Знамя», одного из бастионов перестройки во главе с Григорием Баклановым, царили пораженческие настроения: биться против ГКЧП за Горбачева, а тем более за Ельцина здесь никто не собирался. Обсуждался всерьез вопрос о том, что из готовящихся публикаций пройдет цензуру ГКЧП, а что лучше самим снять загодя…

Когда я сказала, что появились листовки, подписанные Ельциным, Хасбулатовым и Силаевым, что народ не хочет ГКЧП, что на пересечении улицы Горького и Охотного ряда становятся баррикады, Бакланов сумрачно и обреченно возразил: «Да что там этот народ… Я видел из машины: едят мороженное, как будто ничего не происходит». Определенно высказалась лишь Наталья Ивановна, предложив написать письмо в поддержку Ельцина, но ее никто не поддержал. И только когда заговорщики помчались во Внуково, на телеэкране возникли лошадки «Вестей», а в редакции — Евгений Евтушенко, настроение резко переменилось. И 22-го редакция «Знамени» ликовала, празднуя чужую победу, которую воспринимала как свою заслугу.

Позже в романе «Не умирай прежде смерти» Евтушенко опишет Ельцина, которого мучает совесть в виде гранитной приступочки крыльца Ипатьевского дома (все, что осталось). А утром 19 августа он будто въяве слышит голос академика Сахарова… Не так наивно, как кажется — ведь к решительным политическим шагам призывал как раз Сахаров…

Сразу после августовской победы, некоторые из писателей, собравшиеся в еще советском ПЕН-центре, хотели сделать заявление с требованием немедленной отставки Горбачева. Но более осторожные собратья по перу погасили страсти. Зато Союз писателей тем временем пошел в разнос, причем не только по идеологическим, но и по сугубо материальным причинам. Ведь Ельцин уже издал указ о переходе всей собственности СССР на территории России под юрисдикцию РСФСР. В результате СП РСФСР в лице Юрия Бондарева и других патриотов, авторов «Слова к народу», одобрил победу демократических сил и быстро вышел из СП СССР. (СП Украины тоже вышел, но под флагом независимости.)

С другой стороны, Евгений Евтушенко и Юрий Черниченко заклеймили позором идейных вдохновителей путча — тот же СП РСФСР и Московскую организацию, в результате чего Черниченко встал во главе последней вместо Владимира Гусева… А самым красочным событием тех послереволюционных дней следует признать акт сжигания чучела демократа Евтушенко патриотами…

Вскоре демократы раскололись на радикалов и государственников. В сентябре Елена Боннэр, участник движения «Независимой гражданской инициативы» (состоявшего в основном из межрегионалов, включая Юрия Афанасьева), пригрозила Ельцину отказать в поддержке, «если его и дальше понесет в великую Россию»… Да и тот, первый и главный «мозговой трест», свою работу исполнил хорошо — Ельцин мыслил в их категориях. «Великая Россия» была снята с повестки дня.

 

Восславим доблесть и свободу!

 Я кровью сердца говорю,

 Когда в слезах слагаю оду

 Уральскому богатырю, —

 

писал Бахыт Кенжеев в иронической «Оде на падение большевистского режима, восхваляющей президента России г-на Б.Н. Ельцина». Шутили, однако, не все.

 

Упования и разочарования

 

Потом Ельцин и интеллигенция на какое-то время забыли друг о друге. Точнее сказать, забыл президент — идеологического багажа, полученного от радикал-демократов, ему хватило надолго. Он вконец добил остатки административно-командной системы, вычитанной когда-то Гавриилом Поповым из романа Александра Бека «Новое назначение». Он лихо проводил в жизнь «шоковую терапию» при помощи Егора Гайдара — кумира наиболее сильной в тот период демократической интеллигенции. Вот характерное высказывание Василия Аксенова: «Гайдаровский пинок в задницу матушке России очень полезен». Тогда же, впрочем, прочно вошло в обиход язвительное словцо «демшиза».

По мнению заинтересованных демократов, Ельцина нельзя было оставлять вне поля своего влияния, за него нужно было постоянно бороться. То есть, как пишет в своем «Романе с Президентом» Вячеслав Костиков, «поддерживать его демократические навыки, приобретенные за время пребывания в МДГ» и «подтягивать к нему интеллигенцию». Демократам казалось, что президент утратил чувство опасности и шаг за шагом сдает власть Хасбулатову. Они почему-то вдруг вспомнили о национальной гордости великороссов и начали выводить из чеченца по рождению, но москвича и профессора экономики ни больше ни меньше, чем Сталина (возможно, наряду с нацпроисхождением, свою роль сыграла хасбулатовская трубка).

На заседаниях только что созданного и состоящего из видных представителей культуры и науки деятелей Президентского совета «постоянно звучали призывы прихлопнуть Верховный совет и крепнущую коммунистическую оппозицию, — вспоминает В. Костиков. — На какое-то время он [Ельцин] загорался, выслушав очередной призыв „раздавить гадину“. Особенно эффектно они звучали в исполнении Марка Захарова или Святослава Федорова, поскольку и тот, и другой делали это на высшей эмоциональной ноте и не без артистизма».

Но угроза раскола между президентом и деминтеллигенцией не исчезала. Тем более пошла в ход идея о том, что «рынок убивает культуру», а московские интеллигенты снова, как в 87-м, начали упрекать Ельцина в снисходительном отношении к фашистам и изданиям типа «День» или «Пульс Тушина». Они очень хотели встретиться и поговорить на эту тему, но Ельцин до поры до времени успешно от встречи уклонялся. Потом последовала сдача Гайдара… Деминтеллигенция перестала понимать своего президента.

Но это длилось недолго. С 93-м годом пришло утраченное было понимание. И это было покруче августовской революции. Потому что к 93-му году деминтеллигенция уже твердо знала: царь один, и звать его Борис Ельцин. Одной из козырных карт в политической игре стало письмо Александра Солженицына, зачитанное с телеэкрана Юрием Карякиным.

Интеллигенция стремительно сближалась с президентом. Писала письма в поддержку «особого порядка управления», объявленного Ельциным в марте. А в августе писатели-демократы опубликовали в малотиражке «Литературные новости» обращение к согражданам, в котором призывали «провести досрочные выборы, не позднее осени текущего года, выборы высшего органа законодательной власти». И президент пригласил авторов письма «на дачу» — в особняк на улице Академика Варги.

«Нужен прорыв, — говорила Мариэтта Чудакова. -… Сила не противоречит демократии — ей противоречит только насилие… И не нужно панически бояться социального взрыва». «Нельзя сделать яичницу, не разбив яиц, — говорил Лев Разгон. — Мы все время сидим в глубоко эшелонированной обороне».

После расстрела Белого дома демократы почуяли возможность сближения с президентом. И стар и млад хотел напомнить ему о себе, показать, насколько преданы. 5 октября в «Известиях» появилось печально знаменитое письмо 42-х, где последней, вопреки алфавитному порядку, стояла подпись Виктора Астафьева. Алесь Адамович призывал к Нюрнбергскому суду над компанией, собранной в «Лефортово», и очень просил пресс-секретаря Костикова, чтобы тот показал Ельцину эту статью в «МН»… (Костиков зачитал президенту вслух абзацы, выделенные самим автором. «Со слуха идея нравится», — сказал Ельцин.) Литераторы молодого поколения срочно организовали «Союз 4 октября», а один из них, Александр Архангельский, обратился к Ельцину с письмом через «ЛГ»: «Что бы Вам ни говорили, Владимирская Божья Матерь спасла Москву, спасла Вас, спасла нас»…

Однако Чеченская кампания 94-го года повергла деминтеллигенцию в уныние. Обнаружилось, что президент не всегда прислушивается к ее мнению. Какое-то время интеллигенты молчали. Первым нарушил молчание один из 42-х подписантов, Григорий Бакланов, призвавший в начале 95-го прекратить войну. Понемногу стали покидать Президентский совет его неизменные участники. Им трудно было смириться с тем, что президент их мнение не берет в расчет. Почему-то за все время они так и не поняли, что Ельцин брал в расчет только то, что ему самому нравилось…

Собственно, это была последняя точка в идеолого-политических отношениях президента и интеллигенции. Потом эти отношения сводились к протокольным мероприятиям, посещениям чьих-то юбилеев, учреждением премий, пенсий и т. п. И никогда больше уже не выходили на те высоты, которыми были отмечены годы 89-й, 91-й, 93-й…

 

(svpressa.ru)

 

***

"Патриотизм - это не собес"

Александр КазинцевВасилий Сдобняков

28 января 2016  

Культура

беседы писателей: заместитель главного редактора журнала «Наш современник» — о времени и о себе

 

Валерий СДОБНЯКОВ.

Александр Иванович, в 2016 году журнал "Наш современник" отмечает 60-летие. Вы работаете в нём вот уже 35 лет — более половины этого срока. Застали не только Виктора Астафьева , Валентина Распутина и Василия Белова, но и Гавриила Троепольского, Владимира Солоухина. Что за атмосфера царила в редакции в начале 80-х годов прошлого века? Ведь это были такие разные люди — разные характеры, пристрастия, мировоззрения. Как же их удавалось объединить на страницах "Нашего современника"?

 

Александр КАЗИНЦЕВ.

Да уж, характеры были! Взрывной, не признающий авторитетов Астафьев и сдержанный Троепольский, который морщился от громогласных заявлений. Певец и идеолог крестьянства Белов и публицист Иван Васильев, сам выходец из крестьян, подозревавший, однако, односельчан в частнособственнических настроениях — в полном соответствии с марксистской догмой. Я помню, как они собирались на ежегодную редколлегию, рассаживались за огромным столом в кабинете главного. Самые языкастые — Астафьев и Евгений Носов — нарочно садились в разных концах и постоянно "катали" друг другу остроумные реплики и увлекательные, подчас непечатные байки. Подчёркнуто, в удовольствие, окая, вставлял слово Солоухин. Распутин и Белов сидели тихо — младшие по возрасту. А сухонький Троепольский, похожий на учителя дореволюционной гимназии, со стопкой журналов, сплошь проложенной закладками, недовольно постукивал по столу тонко отточенным карандашом, ожидая, пока утихнет гам.

 

Валерий СДОБНЯКОВ.

Но ведь сидели-то вместе!

 

Александр КАЗИНЦЕВ.

Во-первых, тогда всё было по-другому. То, что вскоре станет политической позицией, несовместимой с другими, являлось всего лишь частным мнением. Чтобы снять напряжение, достаточно было похлопать собеседника по плечу: "Ну, брат, ты загнул!". Во-вторых — и это главное! — всех объединяла русская тема. И даже так: русская боль. Сергей Викулов, возглавлявший журнал в 70-е—80-е годы и превративший "Наш современник" в знамя русского национального движения, не был интеллектуалом и даже безупречным художественным вкусом не обладал. Но как никто другой чувствовал боль и надежды русского человека и этим чувством русского сумел объединить очень разных и очень талантливых людей.

 

Валерий СДОБНЯКОВ.

Кто из писателей того периода был для вас наиболее интересен? Я имею в виду не только авторов "Нашего современника".

 

Александр КАЗИНЦЕВ.

В молодости мне посчастливилось познакомиться с Арсением Тарковским — последним поэтом Серебряного века, другом Анны Ахматовой и Марины Цветаевой. Беседы с ним о поэзии, о музыке, о его великих современниках, которые представали не авторами из хрестоматий, а живыми людьми, существенно расширили мой кругозор.

Огромное влияние на меня оказало творчество и сам образ Василия Шукшина. В юности я не читал современную русскую литературу. Знал о существовании цензуры и был убеждён: она вымарывает всё правдивое и живое. Читал Бёлля, Камю, Сартра, латиноамериканских "магических реалистов" и не подозревал о существовании Шукшина, Распутина, Белова… Переломным стал просмотр фильма "Калина красная". Увидев лицо Шукшина, я понял — это брат мой! Он так же смеётся, так же печалится. И ещё почувствовал: я — русский. Никогда об этом не задумывался, а тут ощутил всем своим существом. Потом, став литератором, поездив по стране, узнал, что такие же чувства "Калина красная" вызвала у многих людей: от академиков до колхозных механизаторов. Я заинтересовался Шукшиным. Оказалось, что он не только актёр и режиссёр, но и писатель, член редколлегии "Нашего современника". Так я познакомился с журналом, а когда окончил аспирантуру МГУ, пришёл работать в редакцию.

Главное впечатление тех лет в "Нашем современнике" — Валентин Распутин. Самый обаятельный, самый деликатный, самый талантливый из всех, кого я знал. Он писал о деревне, как и большинство авторов журнала, но не так, как остальные. У писателей "деревенской прозы" человек дан в народном коллективе, "эпическом хоре", если воспользоваться определением выдающегося теоретика литературы Георгия Гачева. А герой Распутина уже выделился из коллектива. Либо выпал из него, как Андрей и Настёна в "Живи и помни", либо коллектив, не выдержав испытаний, распался, как в "Прощании с Матёрой", где Дарья, олицетворение родовой мудрости, чувствует себя брошенной, никому не нужной. Вот этот болезненный слом, отражающий переломный характер времени, делает судьбы героев Распутина особенно драматическими и по-особому трогает душу.

Как видите, на меня влияли писатели, представлявшие разные, даже противоположные традиции. Тарковский, к примеру, до обидного несправедливо отзывался о Есенине: "Поэт для таксистов". Кто-то увидит в таком перекрёстном влиянии недостаток, ущербность: мол, "не до конца наш". Я же считаю эти различные влияния залогом плодотворного развития. Выбирая "Наш современник", я видел альтернативный путь. Постарался взять лучшее из "другого лагеря" и сделал выбор сознательно.

К сожалению, многие приходят к патриотам просто потому, что не знают, куда пойти. А многие, скажем честно, потому, что так называемые "либералы" их к себе не пустили — из-за низкого уровня образования и культуры, как правило. Такие "союзники" резко снижают художественный и интеллектуальный уровень патриотики. К тому же они нестойки: их выбор не был сознательным. Убеждён, патриотизм — это не "культурный собес", куда прибиваются все сирые и убогие, но высшее проявление духовных и интеллектуальных сил человека.

 

Валерий СДОБНЯКОВ.

Расскажите о своих корнях, родителях, преподавателях. Кто из профессоров МГУ оказал на вас особое влияние?

 

Александр КАЗИНЦЕВ.

Я рос среди книг. В нашей семейной библиотеке было несколько тысяч томов: дореволюционные издания Пушкина, Фета, Блока. Советские собрания классиков, книги по искусству, мемуары. В десять лет я просил отца взять меня с собой в научный зал Ленинки. Детей не пускали, отец говорил: "Оставить не с кем". В четырнадцать я обходил букинистические магазины в поисках мемуаров. Литература, которую теперь называют нон-фикшн, всегда интересовала меня больше и представлялась куда занимательнее, чем романы.

Моя матушка всю жизнь писала стихи. Неплохие, на мой взгляд. В 40-е—начале 50-х она посещала знаменитую литературную студию при издательстве "Молодая гвардия". Среди завсегдатаев были Семён Гудзенко, Александр Межиров, Наум Коржавин, звавшийся тогда

Манделем. Мой отец, крупный чиновник авиационной промышленности, тоже был не чужд искусству.

Я окончил литературный класс школы при Академии педагогических наук. Поступив в МГУ, целыми днями сидел в Горьковке — университетской библиотеке, чьё собрание книг не слишком уступало Ленинской, но было не так прорежено идеологической цензурой. Там я прочёл поэтов Серебряного века, русских философов — от Николая Бердяева до Льва Шестова, книги отцов Церкви. Не жалею, что променял факультет на библиотеку. В 70-е годы на журфаке оставалось не так много настоящих профессоров. Настоящими я называю тех, кому посчастливилось слушать дореволюционных лекторов. Хотя и у нас были выдающиеся преподаватели: Дитмар Розенталь, автор хрестоматийных учебников по русскому языку, Анна Абрамович, замечательный лектор, автор учебников по стилистике, Эдуард Бабаев, знаток поэзии XIX века, друг Анны Ахматовой, — у него я писал диплом, Галина Белая — мой научный руководитель в аспирантуре.

Мог бы стать академическим учёным. Но тогда бы не пришёл в журнал. А без "Нашего современника" моей жизни не представляю.

 

Валерий СДОБНЯКОВ.

Вы начинали как критик. Много писали о русских классиках. Я помню ваши статьи в журналах "Москва", "Наш современник". Они действительно выдавали в вас человека, склонного более к академическому, спокойному и углублённому анализу литературного процесса, чем критика, стремящегося "засветиться" в обсуждении произведений текущей литературы, о которых говорят все. Хотя и подобных обсуждений вы никогда не избегали. И всё-таки, не эта ли ваша основательность, погружённость в мир отечественной классики была причиной, что вас пригласили работать в самый русский литературный журнал?

 

Александр КАЗИНЦЕВ.

Полемической энергии, Валерий Викторович, мне всегда хватало. Сергей Сергеев, бывший и.о. главреда журнала "Москва" вспоминал, как он познакомился с моим творчеством: прочитал статью "Простые истины" (был 1983 год), где я спорил с дюжиной критиков одновременно и вышел победителем! Другое дело, что и тогда, и, особенно, сегодня темперамент у нас путают с крикливостью. Тут, конечно, вне конкуренции телевидение: кто громче всех орёт, тот и прав. Но и литераторы стараются не отстать. В самом начале моего пути я высказался о подобной манере, напомнив коллегам, что критика — не драка, а диалог. Именно так я озаглавил статью, опубликованную в "Литературной газете".

Такая позиция оказалась близка выдающемуся русскому критику и мыслителю Вадиму Кожинову. Вадим Валерианович поддержал меня в начале 80-х и рекомендовал в "Наш современник". Позднее, в предисловии к моей книге "Россия над бездной", Кожинов подчеркнёт: "Злободневность, постановка самых животрепещущих проблем сочетается в его произведениях с широким пониманием всего исторического развития России и мира".

Вадима Валериановича самого не раз обвиняли в академичности, суховатости… Да, Кожинов писал обстоятельно и доказательно, но сама постановка проблем в его статьях была революционна, а зачастую и провокативна. Его работы о славянофилах, о Достоевском вызвали оживлённые дискуссии, а в последнем случае и крутые оргвыводы ЦК…

Кожинов привёл меня в "Наш современник". Но после грандиозного скандала с публикацией его спорной статьи в нашем журнале Викулов вычеркнул его из числа авторов. Я продолжал общаться с Вадимом Валериановичем. Узнал, что он написал развёрнутый отклик на нашумевший роман Анатолия Рыбакова "Дети Арбата". Мы уже напечатали две статьи о романе, к тому же главный слышать не хотел о Кожинове. И всё же мне удалось убедить Викулова и статью опубликовать. Она принесла Кожинову славу ведущего политического публициста.

 

Валерий СДОБНЯКОВ.

В предисловии к антологии публицистики "Нашего современника" вы писали, что последние десятилетия в литературе — время публицистики. И это, безусловно, так. Я выскажу даже такую, быть может, крамольную мысль, что не две чеченские войны, а именно патриотическая публицистика отстояла единство России после распада СССР. Но почему же за это время не возникло художественного произведения, которое потрясло бы души людей, заставило их осознать произошедшую трагедию как духовный, нравственный катаклизм, что будет иметь последствия для многих поколений?

 

Александр КАЗИНЦЕВ.

Благодарю за высокую оценку нашей публицистики. Чтобы читатели могли понять, какого масштаба было это явление, перечислю всего несколько имён: Вадим Кожинов, Александр Зиновьев, Сергей Кара-Мурза, Юрий Бородай, Станислав Говорухин, Игорь Шафаревич, Александр Панарин, Наталья Нарочницкая, митрополит Иоанн Санкт-Петербургский и Ладожский. Я бы не стал противопоставлять чеченские войны и русскую публицистику. Скажу по-другому: патриотическая литература мобилизовала общество на отпор бандитам в Чечне. Свой скромный вклад внёс и я. За что экстремисты грозили отрезать мне голову. Но были и приятные моменты. После выхода моей работы "Чечня. Первый несданный рубеж" в 1995 году Вадим Кожинов на праздновании дня Победы в редакции сказал, что статья ставит автора в тот же ряд, где стоят бойцы Великой Отечественной.

Вы правы — масштабного произведения о русской катастрофе конца XX века до сих пор не написано. Но ведь и "Война и мир" появилась почти полвека спустя после 1812 года. Первыми на катаклизмы откликаются поэзия и публицистика. Они схожи по степени открытости и откровенности авторской позиции. Для более обстоятельного осмысления произошедшего должна возникнуть временная дистанция. И глубже, точнее — должен найти новое равновесие потрясённый мир.

 

Валерий СДОБНЯКОВ.

Александр Иванович, вы много работаете с молодыми — читаете рукописи, разбираете произведения на семинарах. Кого из наиболее интересных авторов могли бы сейчас отметить?

 

Александр КАЗИНЦЕВ.

Молодых надо не только напечатать. Ну будет у них одна публикация, две. Это раньше: напечатали — "и наутро проснулся знаменитым". Так было во времена, когда у журналов тиражи переваливали за миллион. А сейчас — печатайся сколько сможешь, головы не повернут, не заметят. Поэтому я лоббирую нашу молодежь: заказываю критикам статьи, вывожу на семинары, выдвигаю на премии. Кто-то цедит: хвалит своих. Отвечаю: хвалю не потому, что "свои", они "свои" потому, что лучшие.

Конечно, хотелось бы видеть в молодых продолжателей моего дела. Как писал замечательный эстонский прозаик Арво Валтон в романе "Лекарь": "Наконец пришло время, когда я серьёзнейшим образом озаботился тем, что мне надо где-то найти юношу или девушку, кому можно было бы передать свои знания и навыки". Но вслед за эстонским мастером должен признать: эти надежды иллюзорны. Молодые ищут собственную дорогу, их не прельщает перспектива идти проторенным путём.

И всё же… С гордостью упомяну об октябрьском номере "Нашего современника" за 2015 год. Я сам от начала до конца составил подборку молодых прозаиков и поэтов. Номер выпустили фантастическим по нынешним временам тиражом — 26 тысяч экземпляров! На вашу просьбу назвать интересных молодых перечислю авторов этого номера: прозаики Андрей Антипин, Платон Беседин, Андрей Тимофеев, Елена Тулушева, Антон Шушарин; поэты Марина Волкова, Антон Метельков, Кристина Кармалита, Полина Кондаурова, Елизавета Мартынова. Убеждён — вы еще не раз услышите эти имена.

 

Валерий СДОБНЯКОВ.

У каждого судьба, если он прислушивается к своему внутреннему зову, который у православных людей называется промыслом (так как они, и я в том числе, убеждены, что ничего в нашей жизни не происходит случайно), складывается так, как и должно это быть. И спасибо вам, Александр Иванович, что вы вняли этому зову и последовали в своём творчестве тем путём, каким и должны были последовать. Думаю, что в этом убеждены многие почитатели вашего таланта. И, конечно, спасибо за ответы на мои вопросы. Будем ждать новых ваших статей и книг.

 

http://zavtra.ru/content/view/kazintsev/

***

ПОЭТ В КАРТИННОЙ ГАЛЕРЕЕ

 

                   Давно мы собирались на эту выставку, слыша восхищённые отзывы друзей, но то подготовка к юбилею, то  встреча австралийских внуков и хлопоты с ними, то немощь и какие-то внеочередные проблемы – не давали нам времени на посещение её. И вот наконец, практически под занавес её закрытия, в каникулы, когда детей у нас забрали на 10 дней другие бабушки-дедушки, мы сподобились на этот подвиг в ясный, зело морозный день бодро шагая по Крымскому мосту через сильно замёрзшую Москва-реку. Уже издалека при виде извивающегося хвоста очереди к галерее стало ясно, что придётся на морозе простоять не меньше часа-полутора. Пришлось идти через служебный вход, объявляя свои ветеранские привилегии. Но внутри уже опять ждала очередь в кассу и в гардероб, где могли раздеть только при условии освобождения вешалки уходящими экскурсантами. Всё это, конечно, не очень настраивает на творческий лад. Народу тьма! У каждой картины многорядная толпа, таблички, как всегда, мелкие и неконтрастные – можно прочитать, только близко наклонившись к ним.

Что мы знаем о творчестве Серова? Сразу всплывает в сознании «Девочка с персиками». И вот она – получите, как говорят – первая же встречает входящих на третьем этаже галереи, где начинается экспозиция. И, надо сказать, сразу поражает, хоть и давно мы с ней знакомы, но, ведь, больше по многочисленным репродукциям и альбомам. А в подлиннике – право, как хороша! Много света – композиционно он льётся из окна, расположенного сзади девочки, а вся-то она сияет, и румянец мягкий на щеках играет, и блузка-то на ней розовая, свободная, и выражение лица спокойное умиротворённое. Ощущение, что картина только что написана – так всё свежо, и даже какие-то мелочи не дописаны, не проработаны до конца. Дело в том, что Серов на тот момент только что вернулся из-за границы, где целый год занимался копированием полотен великих мастеров, среди которых немало с мрачными сюжетами и таким же колером. Ему очень хотелось отрешиться от этого, и он нашёл свою отраду в написании этой двенадцатилетней девочки, которая приходилась знаменитому промышленнику и меценату Савве Мамонтову дочкой. А портрет писался-то в знаменитой усадьбе Мамонтова в Абрамцево, где Валентин по приглашению семьи мецената провёл часть своего счастливого детства. Его отец – знаменитый русский композитор Александр Серов, близкий к композиторам «Могучей кучки» Стасова, автор оперы РОГНЕДА, умер, когда Валентину было всего шесть лет. Вырасти образованным и в достатке мальчику помогли многочисленные друзья отца. В десять лет он уже рисовал как вундеркинд. А вот «Девочку с персиками» он нарисовал в двадцать два года – весьма высокий старт для художника-портретиста. Как-то мы раньше не задумывались, откуда персики в русской обстановке? Оказывается, при усадьбе Абрамцево была своя оранжерея, и персики-то свои собственные. Усадьбу Савва Морозов приобрёл во время строительства под его руководством и финансировании Ярославской железной дороги, чтобы быть поближе к объекту строительства.

На выставке поражает огромное количество портретов, написанных художником, только часть из которых нам знакома, такие как гордый портрет артистки Ермоловой, портреты Горького и Шаляпина  в полный рост, портреты собратьев по кисти – Коровина, Левитана, Сурикова, Кончаловского и Репина. А большая часть работ - заказы на которые он получил благодаря мастерству и высоким покровителям, это портреты князей и графинь, богатых промышленников, членов императорской фамилии и царей. Тут вам парадные портреты Юсуповой, Орловой, Юсупова, Голицына, Мамонтова, Морозова,  Нобеля, писателей Забелина,  Лескова, загадочный портрет Бальмонта, композитора Римского-Корсакова, Станиславского, а также  фабрикантов, владелиц модных салонов. Размеры портретов – не для простых жилищ, а, явно, для дворцов и усадеб. Классически за портреты берутся зрелые художники, прошедшие уже определённую живописную и жизненную школу, т.к. для написания портрета помимо владения художественным мастерством надо быть тонким психологом, чтобы отразить не только внешнее сходство, но и внутренний мир оригинала. Но раз его творчество было востребовано таким широким кругом людей, не только имеющих возможность оплатить дорогостоящую работу, но и хорошо образованных и высококультурных, чтобы суметь оценить  уровень мастерства художника, это говорит о раннем созревании во всех отношениях Валентина Серова. Оказывается, его отец, профессиональный композитор, очень хорошо рисовал и первые уроки живописи дал именно он,  перерисовывая с сыном из атласа животных многочисленных зверьков в самых различных позах. На двух других этажах галереи представлены графические работы художника, его деревенские и морские пейзажи, исторические композиции (известная картина «Похищение Европы») по итогам его поездки в Грецию и Италию. Т.е. этапы, предшествовавшие  периоду написания портретов, он прошёл в юные годы: на выставке представлены многочисленные его этюды натурщиц и других композиций. Все их отличает высокое мастерство рисовальщика в первую очередь, а этого можно достичь только большим трудом и непрерывным образованием. В основном зале представлен большой портрет его отца, стоящего в своём кабинете у бюро над исписанными нотными листами. Это ностальгическая картина, написанная по памяти - с любовью и печалью за раннее расставанье с любимым отцом и наставником. Начиная с девятилетнего возраста в самых разных местах – в Мюнхене, в Киеве, В Москве, В Абрамцево с перерывами с мальчиком занимался сам великий Илья Репин и художник Чистяков. В 15 лет Серов уже поступает в Петербургскую академию изящных искусств в класс того же Репина. Так что поучиться искусству живописи и особенно искусству портрета было у кого.

Так, что же всё-таки отличает портреты именно Серова от работ других портретистов? Большую часть портретов я бы назвал картинами с теми или иными персонажами, т.к. он помещает их в ту среду модели, которая некоторыми деталями интерьера может многое рассказать об исполняемом персонаже: о его привычках, увлечениях, широте души или замкнутости, т.е. те категории, которые непосредственно в чертах лица не отразишь. Часто портрет рисуется не в кабинете или парадной зале, а на природе. В помощь своему изобразительному мастерству он применяет и выбранные позы, и одежду своих моделей, для которых всю обстановку и одежду он диктовал сам и довольно безаппеляционно, несмотря на ранги заказчиков портретов. А если учесть что в те честные времена по фотографиям не рисовали ( и под фанеру на эстраде не пели), то несколько десятков сеансов, которые порой растягивались на месяцы, это был значительный труд как для художника, так и для модели. Например, «Девочку с персиками» он рисовал месяц за 60 сеансов – т.е. по два сеанса в день, «Девушку, освещённую солнцем» - три месяца. А сеанс мог длиться тоже не один час. Часть портретов, которые можно классически назвать парадными, - и те больше тяготеют к картинам сюжетным в некотором смысле: это всегда проникновение во внутренний мир человека и рассказ об этом. О технике написания как-то и не задумываешься, когда смотришь на персонажи, а начинаешь постигать чужую судьбу, чужую душу. Магия искусства захватывает зрителя прочно и сразу.  Серов дружил с художником Коровиным и некоторое время работал у него в скромной мастерской. При всей несхожести манеры их творчества надо помнить, что они – мастера конца 19 века, включая и их современников - Левитана,  Кустодиева, Кончаловского – в полной мере ощутили на своём творчестве влияние импрессионистов в части написания картин на пленэре и более яркой колористической манере. Это целиком справедливо для портретных работ Серова: в них много света, богатой цветовой гаммы, мажорного созвучия красок в отличие от колорита работ старых мастеров. Одновременно для его работ, написанных маслом, характерны пастельные тона, так любезные тоже некоторым импрессионистам, как Ренуару, например, или тому же Моне. Переходы у него мягкие, без цветовых контрастов. Это может быть и не выигрышно, но говорит о тонком и высоком мастерстве, уверенности в себе, что замысел его художественный будет воплощён в работе без напряжения и кичливости. На картинах нет, как говорят, зализанности поверхности холста – видны мазки, удары кисти, а иногда и экспрессивные следы-чёрточки от пальцев рук. От этого тоже остаётся  ощущение присутствия мастера вместе со зрителем.

     Ряд портретов выполнены по композиции всё-таки классически, как парадные. Это в большей степени относится к лицам чиновничьего ранга и власть предержащих. Таков мощный, тяжеловеcный даже немного, портрет Александра III. Роскошны портреты графинь – в дорогих фактурных нарядах – в мехах, шёлке и жемчугах, красиво ухоженных и надменных порой. Но уж во всяком случае с высоким чувством своего общественного или материального положения. А вот рядом - скромный-таки лирический портрет  человека в военной форме с умными и несколько печальными глазами, по ученически сложившего руки перед собой, - неожиданный портрет Николая II. Царь хотел сделать сюрприз своей обожаемой супруге этим портретом и ходил на сеансы втихаря, но всё-таки царица застукала художника, в одиночку работавшего над деталями во внесеансовое время. Будучи дамой взбалмошной и капризной, она соизволила сделать несколько неуместных замечаний по поводу работы, на что художник тут же предложил ей взять в руки мольберт и кисть и подправить картину. Она в истерике убежала. Царь вынужден был извиняться перед мастером за бестактность своей супруги.

Серов дружил с Дягилевым и с интересом наблюдал за творческим взлётом «Русских сезонов». В Париже с успехом прошла премьера балета «Шахерезада» с несколько слащавыми декорациями Бакста к этому спектаклю. На следующий сезон расписать занавес к ШАХЕРЕЗАДЕ Дягилев заказал Серову. Успех написанного сценического полотна был грандиозный – звучали сами краски и восточный колорит изображаемого сюжета.

Валентин Серов, пожалуй, завершает счастливый золотой век портретной живописи в русском искусстве, который начинался в конце 18-ого столетия взрывным мастерством Рокотова, Левицкого и Боровиковского, который были мастерами английской школы портрета. Век 19-ый начался достижениями Брюллова, Кипренского и Тропинина , которые тяготели к итальянской манере. А непосредственно предшествовали и, явно, влияли на творчество Серова, безусловно Репин, Крамской и Николай Ге – мастера, которых можно полноценно назвать приверженцами и выразителями сложившей русской школы портрета. Они, включая Серова, подняли искусство русского портрета на мировой уровень.

   Есть расхожая фраза, что всё итальянское Возрождение сделала семья Медичи, спонсировав творчество талантливых художников эпохи Ренессанса. Не меньшую роль во взлёте русского живописного искусства сыграли меценаты, среди которых было много купцов-старообрядцев – Третьяковы, Морозовы, Мамонтовы, Рябушинские и другие.  Они поддержали материально, заказами целую плеяду молодых одарённых живописцев своей эпохи, дав им возможность мастерство русской кисти довести до мирового уровня. Поклон этим благородным людям наравне с мастерами и каторжниками кисти.

      Когда уставшие и счастливо ошеломлённые яркими впечатлениями, полные сумбурных не оформившихся чувств, мы вышли снова на морозный воздух, то увидели ещё больше удлиннившуюся за это время очередь на выставку. Что за напасть? Вроде бы народ наш стал отвыкать от тяги к настоящему искусству, когда мерзостные идеологи нового времени всех рангов и ипостасей, держа в руках навязчивые и агрессивные антинародные СМИ, промыли зарубежной синтетикой и бездуховностью мозги молодёжи во всяком случае, а старшим, вынужденным добывать насущный хлеб выживания в рыночное время, вроде бы, тоже не до искусства. Ан нет – прекрасное зрелище прошлых советских лет: очередь для  приобщения к Прекрасному. И это радует. Значит, есть ещё надежда, что в народе живут люди, а не только добытчики сиюминутные. И им интересно НАСТОЯЩЕЕ живое искусство, а не суррогат, которым пытаются пичкать нас с лживых продажных разрушающих духовность экранов.  В прилегающем к галерее сквере стоят одиноко снятые с московских площадей мутной волной перестройки великолепные памятники – свидетели и олицетворения Прекрасной эпохи человеческого общества. Это памятники великим людям – Ленину, Сталину, Свердлову, Калинину, Дзержинскому – людям, целиком посвятившим свою жизнь государству трудящихся людей, а не корпорациям и олигархам. Конечно, таким выдающимся людям и памятники создавали не рядовые художники, а самые талантливые. Поэтому памятники эти весьма впечатляют великолепным воплощением как героев, так и времени, которое они двигали вперёд своим каторжным трудом на своих плечах.

 

Хайдар БЕДРЕТДИНОВ

 

Общеписательская Литературная газета №1(98) за 2018 год
Страница 1
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Страница 14
Страница 15
Страница 16
Страница 17
Страница 18
Страница 19
Страница 20
Страница 21
Страница 22
Страница 23
Страница 24

ЮБИЛЕЙНЫЕ И ПАМЯТНЫЕ ДАТЫ ФЕВРАЛЯ

5 февраля – День Рунеберга в Финляндии

7 февраля – День памяти святителя Григория Богослова

7 февраля 1478 года – родился Томас Мор, английский писатель и государственный деятель

7 февраля 1968 года – умер Иван Пырьев, советский сценарист и кинорежиссёр

8 февраля 1828 года – родился Жюль Верн, французский писатель-фантаст

8 февраля 1998 года – умер Хальдоур Лакснесс, исландский писатель, Нобелевский лауреат

10 февраля 1938 года – родился Георгий Вайнер, советский писатель

11 февраля 1948 года – умер Сергей Эйзенштейн, советский сценарист и кинорежиссёр

14 февраля – Международный день дарения книг

14 февраля – День святых Кирилла и Мефодия в католической церкви

17 февраля 1988 года – умер Александр Башлачёв, советский поэт и рок-музыкант

19 февраля – День дарения книг в Армении

19 февраля 2008 года – умер Егор Летов, советский поэт и рок-музыкант

21 февраля – Международный день родного языка

26 февраля 1938 года – родился Александр Проханов, советский и российский писатель и общественный деятель

28 февраля – День народного эпоса «Калевала»

28 февраля 1978 года – умер Эрик Рассел, английский писатель-фантаст

 

 

ЦИТАТА ДНЯ

Виктор Петров:

"Смысл рифмуемых слов не столько в сказанном, сколько в некоей возвышающей его надмирности" .  

   
Адрес:
Тел.:
E-mail:
создание сайтов
IT-ГРУППА “ПЕРЕДОВИК-Альянс”