МСПС и мир » МСПС и мир - 2015

«РОССИЙСКИЕ НЕМЦЫ В ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЕ»

 

Предисловие

О.С. Бимман

 

В 2014 году исполнилось 100 лет с начала Первой мировой войны. В войне участвовало огромное количество государств, понесших в кровопролитных битвах многомиллионные потери солдат и офицеров. Государства выставили свои армии, которые сражались на суше, на морях и океанах, в воздухе.

Гибло и мирное население, которое оказывалось в зоне боев. Огромные массы людей перемещались по всему свету с постоянных мест проживания. Итогом войны стало разрушение четырех империй. Миропорядок изменился до неузнаваемости, цроизошли революции.

На стороне русской армии сражалось много выходцев из разных стран, в том числе и немцев, немалое количество которых были выходцами из дворянских семей, традиционно посвятивших себя ратному делу. С первых дней войны, учитывая, что противником России была Германия, стало проявляться негативное отношение к немцам, выражавшееся в высылке колонистов из приграничных областей в Сибирь и на Урал, обвинений в шпионаже, закрытии газет, выходивших на немецком языке, начался отказ от немецких названий. Даже столица Российской империи вместо Санкт- Петербурга получила свое новое название - Петроград.

С началом войны, поражения и огромные людские потери, которые донесла Россия, вызвали предвзятое отношение к немцам, их обвиняли во всех невзгодах, которые принесла война стране. Однако, как показали события военного времени, немцы, населявшие нашу страну уже несколько веков, были истинными защитниками России.

В настоящее время, принято немцев, живущих в России, называть российскими. Но это название укоренилось лишь в период  Второй мировой войны. В 1914 г. немцы, постоянно проживающие в России, называли себя волынскими, прибалтийскими, южно-российскими, поволжскими, и имелось еще много других названий, которые говорили о том, какие места были выбраны ими в Российской империи для постоянного проживания.

Немецкие колонисты, прибывшие в страну в конце XVIII века по приглашению Екатерины II, не были первыми. Государство, окруженное врагами, постоянно пытавшимися напасть на Россию, не могло существовать, не имея регулярной армии и соответствующего времени вооружения. В царствование Ивана III Россия «учредила постоянные войска, всегда готовые к войне. Их не распускали, как это делалось ранее при миновании угрозы нападения, а они сменялись, как казаки; а прежде собирали войско, когда подходил неприятель». Немецкая диаспора пополнилась за счет взятых в плен немцев в период Ливонской войны: «а которые немцы отстали, те все били челом и в холопстве учинилися царю и великому князю».

Историк А.А. Зимин (1920-1980 гг.) связывает решение московского правительства «поставить вопрос о присоединении Прибалтики» с «укреплением Русского государства в XVI веке». Среди мотивов, побудивших к этому решению, он выделяет необходимость приобретения выхода России в Балтийское море для расширения культурных и экономических связей с Европой. В войне было, таким образом, заинтересовано русское купечество; дворянство же рассчитывало приобрести новые земли. Зимин считает втягивание в Ливонскую войну «ряда крупных западных держав» результатом «близорукой политики Избранной рады». С этим, а также с разорением страны, с деморализацией служилых людей, а также с гибелью в годы опричнины искусных военачальников, историк связывает поражение России в войне. Другой историк - Р.Г. Скрынников начало «войны за Ливонию» связывает с «первым успехом» России - победой в войне со шведами (1554-1557 гг.), под влиянием которой и были выдвинуты «планы покорения Ливонии и утверждения в Прибалтике». Он указывает на «особые цели» России в войне, главной из которых было создание условий для русской торговли. Ведь Ливонский орден и немецкие купцы препятствовали коммерческой деятельности московитов, а попытки Ивана IV организовать собственное «пристанище» в устье Наровы провалились. Поражение русских войск на последнем этапе Ливонской войны, по мнению Скрынникова, было результатом вступления в войну вооруженных сил Польши во главе со Стефаном Баторием. Историк отмечает, что в войске Ивана IV в это время было не 300 тысяч человек, как утверждалось ранее, а лишь 35 тысяч. Кроме того двадцатилетняя война и разорение страны способствовали ослаблению дворянского ополчения. Заключение Иваном IV мира с отказом от ливонских владений в пользу Речи Посполитой Скрынников объясняет тем, что Иван IV хотел сосредоточиться на войне со шведами.

Можно привести ряд примеров, когда немцы из перенаселенной Европы приезжали в Россию. Так, в 1584 году приехал в Россию из Богемии по вызову Бориса Годунова на службу к московскому царю Федору Иоановичу прибыл Андрей Шип, потомки которого получили фамилию Шиповы.. Якоб Дик ( Jacob Dyck) в 1674 году приехал из Северной Германии на военную службу к русскому царю Алексею Михайловичу. Следует полагать, что приглашения не были персональными, вербовщики по поручению государей искали опытных военных из числа служивших в войсках германских княжеств молодых людей, и предлагали им службу в русской армии. Очевидно, условия жизни и содержание предлагались достойные, многие из приглашенных нашли здесь свою вторую родину, которой служили верой и правдой.

Только при князе Алексее Михайловиче Романове «в 1645 г. были основаны полки, написан устав. Алексей Михайлович привлекал ученых - иностранцев и военных». В 1647 году по указу царя Алексея Михайловича в Москве был издан  Устав "Учение и хитрость ратного строения пехотных людей". Следует заметить, что это был уже не первый русский военный устав - первый устав в 1571 году составил воевода Михаил Иванович Воротынский, но только в 1647 году появился первый строевой устав, который был официальным документом и входил в полковое имущество. Это был перевод с немецкого знаменитого труда Иоганна Якоби фон Вальхаузена «Kriegskunst zu Fuss», «Воинское искусство». Устав был издан в 1649 г., так как 2 года потребовалось на заказ печати устава за границей. Россия к тому времени не имела ни одной печатной машины с цилиндрическим валом, предназначенной для печати углубленных гравюр.

Книга ратного строя представляла собой перевод с австрийского устава, принятого в середине XVII в. в ряде государств. Появление этого устава в России связано с введением нового, "рейтарного" (правильнее - рейтарского, т. е конного) строя, которому обучали русских иностранные специалисты. При переводе автор сделал значительные изменения, попытался приспособить устав для русской армии того времени. Устав давал массу сведений по военному делу, но был очень громоздким и сложным для понимания. Например, только заряжение и подготовка мушкета к выстрелу состояли из 57 приемов (или 57 "рукохватий"). Поэтому устав не получил широкого применения и методами обучения солдат стали муштра и слепое повторение.

На протяжении многих веков немецкие военные специалисты служили в русской армии. В своих записках о событиях, предшествующих русско-турецкой войне, писатель П. Меньков пишет: «Много есть немцев на Святой Руси, которые прожили и прослужили Русскому царству, то славные немцы... из которых бывают и такие, про которых говорят: немец, каких Русских мало!»  Через одно-два поколения, за проявленное усердие в службе, им даровалось дворянское звание, и в качестве награды за ратные подвиги - земельные наделы.

В статье «Немецкая элита» Ю.И.Мухин пишет:

«На мой взгляд, немцев в России следовало разделить на две категории: военно-техническая элита и крестьяне-колонисты. Пользу России от немецкой элиты невозможно недооценить».

Сначала о гражданской части этой элиты. Низкая товарность сельского хозяйства не позволяла России быстро пройти обычный для Европы путь индустриализации, когда специально занимающиеся каким-либо промыслом люди, из поколения в поколение совершенствуют технику и технологию, а не помирают они с голоду потому, что сельское хозяйство данной страны имеет избытки своей продукции. Таких людей, которых мы сегодня назвали бы учеными и инженерами, в России нечем было кормить, поскольку тех излишков, которое давало при российском климате сельское хозяйство, едва хватало на армию, и то, не в лучшем ее качестве. Цари понимали отсталость России, и всегда зазывали специалистов из-за рубежа - и металлургов, отлить пушки, и архитекторов, построить храмы.

Особенно больно отсталость России сознавал император Петр Первый, и именно при нем иностранные специалисты хлынули в Россию, а в их числе преобладали специалисты из немецких княжеств. И именно со времен Петра в среде российского дворянства начинается постоянное нытье на засилье немцев при дворе, в государственных структурах и армии. Однако это засилье немцев не ограничивалось доступом к императорскому двору и интригами при нем.

Немецкие инженеры, приезжавшие и переселявшиеся в Россию, развивали производство стали и металлов, производство стекла и керамики, бумаги и тканей. Они толчком выводили Россию на приличный мировой технологический уровень почти во всех сферах промышленной деятельности. А немецкие купцы и ремесленники не только заводили производство невиданных на Руси товаров, но и резко поднимали качество и разнообразие даже традиционной продукции. В тогдашней России немцы - это пивовары и колбасники, часовщики и инструментальщики, сапожники и булочники.

Петербург строили более трехсот немецких архитекторов и инженеров. Мебельщики Гамбсы, родом из Дурлах-Бадена, на протяжении целого столетия задавали тон в мебельном деле, получив за свои изделия, отличавшиеся красотой и прочностью, право именоваться мебельщиками императорского двора. Немец Вестхоф еще в 1721 г. основал первый в Петербурге сахарный завод, немецкий ремесленник Шредер, основал фортепьянную фабрику и рояли фирмы «Шредер» были удостоены многих наград, включая золотые медали Парижской и Лондонской международных выставок.

В середине XIX века немцы, братья Сименсы, начали работу по созданию телеграфной сети в необъятной России. Под руководством Карла Сименса, принявшего русское подданство, были построены первые в России телеграфные линии, осуществлено электрическое освещение, сначала Невского проспекта Петербурга, затем - Зимнего дворца, Консерватории и ряда других зданий.

Первая частная типография была построена и пущена в дело в Петербурге еще при Екатерине - Гартунгом, уроженцем Майнца - родины Гутенберга. Одно из крупнейших и широко известных в России издательств создал немец Маркс. Помимо книг по всем отраслям знаний, Маркс с 1867 года популярнейший иллюстрированный журнал «Нива» с тиражом невиданных тогда размеров - 250 тысяч экземпляров.

Далеко не все немцы толпились у императорского дворца без пользы для России. На протяжении XIX - начала XX вв. немцы трижды занимали пост премьер-министра, четыре раза - министра финансов, семь раз - министра путей сообщения и т.д. В числе наиболее известных - министры финансов Канкрин, значительно укрепивший финансовую систему России введением в обращение серебряного рубля, и Рейтерн, реформы которого в царствование Александра II дали России сеть железных дорог, министр путей сообщения Клейнмихель, руководивший строительством железной дороги Петербург–Москва. Кроме того, многие немцы служили достаточно далеко от Петербурга, скажем, такие немцы, как полярные исследователи и авторы географических открытий Врангель, Крузенштерн, Беллинсгаузен, Литке.

Наконец, с немецких ученых начиналась Российская Академия наук. Это и физики Ленц, Якоби, Бюльфингер и Крафт,    математики Эйлер и Герман, астроном Струве, военный инженер Шильдер.

"Жаловалось русское дворянство на засилье немцев в армии, однако именно немцы вывели русскую армию на качественно новый и достаточно высокий уровень. Можно упрекать за участие в дворцовых интригах Миниха, сумевшего прослужить при семи российских царях, но этот талантливый военный инженер из Ольденбурга безусловно является выдающимся русским фельдмаршалом. Вообще, наличие в русской армии немецкого начала в организации армии и тактике боя, положительно сказалось на количестве побед русского оружия, причем, и побед над тогдашней немецкой армией. А количество немецких офицеров в русской армии порою удивляет".

На исходе XIX века немцы составляли в Российской империи 1,42 процента от всего населения и по численности являлись восьмой национальностью в империи.

Согласно переписи 1897 г., в России насчитывалось 1 790,5 тыс. немцев и более 2 тысяч немецких поселений. По регионам они распределялись так: в Прибалтике – 165,6 тысячи; в Поволжье- 395,8 тысячи; в Царстве Польском- 407,7 тысяч; на Волыни- 171,3 тысячи; на Украине, в Крыму и Бессарабии - свыше 500 тысяч; на Кавказе - 56,7 тысячи; в Петербурге - более 50 тысяч; в Москве- 18,9 тысячи; в Сибири - 5,4 тысячи; в Средней Азии - 8,8 тысячи, остальные были рассеяны по Европейской части России.

Вся территория Империи была разделена на две категории участков комплектации войск. К первой категории относились участки с преимущественно православным населением, ко второй - с инородческим. Населённые пункты Поволжья были переименованы, получили русские названия. Екатериненштадт стал называться Екатериноградом, колония Зихельберг получила название Серпогорье, Блюменфельд - Цветочное и т.п.

Факты массового лишения собственности и депортации немцев западных губерний на восток, в том числе и в Поволжье, деморализовали поволжских немцев. Весной 1916 года их посевные площади значительно сократились, местами наполовину. Русские крестьяне Поволжья, воодушевленные ликвидацией немецкого землевладения в западных губерниях, открыто требовали передачи им земли поволжских немцев. В противном случае они грозились власть землю силой.

Более 50 тысяч человек немцев Поволжья были призваны в армию и находились на фронте. Там они также подвергались дискриминации. Если в первые месяцы войны они воевали на разных фронтах, то уже к началу 1915 года всех их перевели на Кавказский фронт, где противником России была Турция. Но даже и там оружие поволжским немцам, как правило, не доверяли. «Главнокомандующий не признал желательным назначать немцев для обслуживания тыловых учреждений и возможным вливать их в части войск других родов оружия, желая избавить эти части от лишних пытливых, зорких глаз людей, хотя русскоподданных, но немцев по духу», - отмечалось в одном из донесений [10]. Всего около 4 тысяч немцев направили в боевые части - пехоту - по 10 человек в каждую роту, но и внутри рот их распределяли по разным взводам и отделениям таким образом, чтобы в одном подразделении не находилось более 2-3 немцев. Несколько сотен поволжских немцев попали в казачьи части, где выполняли вспомогательные работы. Отношение казаков к немцам было особенно жестоким, что нередко приводило к трагическим последствиям.

Основная масса немцев на Кавказском фронте проходила службу в запасных и ополченческих бригадах, а также в ополченческих рабочих ротах, находившихся в распоряжении начальника военных сообщений и окружного интенданта.

В ходе наступления, по мере продвижения вглубь турецкой территории, командование Кавказской армии все большее внимание вынуждено было уделять восстановлению разрушенных в боях дорог, мостов, портов, станций, инженерных укреплений, крепостей и т.п. Основная тяжесть по выполнению этих работ ложилась на запасные батальоны и рабочие ополченческие команды, в которых значительную часть личного состава составляли немцы.

В частности, немцы использовались совместно с военнопленными- турками как рабочая сила для проведения инженерных работ по укреплению крепости Эрзурум, порта Трапезунд, Сарыкамышской дороги и др.

Дискриминация призывников-немцев, фактическое приравнивание их к военнопленным вызывало ответную реакцию. Ранее всегда стремившиеся к законопослушанию, немцы стали легко поддаваться на большевистскую агитацию, быстро революционизироваться. Росло их дезертирство с фронта. После Февральской революции процесс революционизации и разложения в среде военное лужащих-немцев принял широкий характер. Именно фронтовики, возвращаясь в свои колонии, становились там опорой большевиков. Они создавали Советы, формировали Красную гвардию, взламывали традиционный образ жизни колонистов».

*

Отв. редактор. О.С. Бимман

Немецкое землячество Московского Дворянского Собрания, Объединение Потомков Дворянских Родов

«Круглый Стол»,Региональная Немецкая Национально-Культурная Автономия г. Москвы.  Общество потомков участников Первой мировой войны.

 

«Российские немцы в Первой мировой войне»

 

Данное издание представляет собой изложение исторических материалов об участии российских немцев, постоянно проживавших на территории Российской империи, в Первой мировой войне.

Авторы поставили перед собой задачу показать роль российских немцев, служивших разных родах российских войск (флот, авиация, артиллерия, кавалерия). При написании книги использовались данные из личных семейных архивов, архивные материалы, большое количество литературы о Первой мировой войне.

Книга сопровождается большим количеством цветных иллюстраций. Надеемся, что она будет интересна не только студентам университетов и институтов, изучающих историю российско-германских связей, но и широкому кругу читателей, а также российским немцам, которых это издание может заинтересовать в связи с изучением своих исторических корней.

Книга «Российские немцы в Первой мировой войне» издана при финансовой поддержке Посольства Федеративной Республики Германия в Москве.

 

„Die Russlanddeutschen im Ersten Weltkrieg"

Diese Veroffentlichung stellt eine Zusammenfassung uber die Rolle der Russlanddeutschen. die dauerhaft im Gebiet des Russischen Reiches lebten, im Ersten Weltkrieg dar.

Die Autoren stellten sich die Aufgabe, die Rolle der Russlanddeutschen, die in verschiedenen russischen Truppengattungen (Marine, Luftfahrt, Artillerie, Kavallerie) dienten, aufzuzeigen. Beim Verfassen des Buches wurden Daten aus privaten Familienarchiven, Archivmaterial und viele verschiedene Literaturaufzeichnungen liber den Ersten Weltkrieg, herangezogen.

Das Buch enthalt eine groBe Anzahl an Farbillustrationen zur Veranschaulichung. Wir hoffen, dass das Buch nicht nur fur die Studenten der Hochschulen und Institute, sowie der Studierenden der Geschichte der russisch-deutschen Beziehungen, sondem auch fur ein breites Lesepublikum von Interesse sein wird. Aber auch fur die Russlanddeutschen wird dieses Buch im Hinblick auf die Erforschung ihrer historischen Wurzeln von Interesse sein.

Dieses Buch wurde mit finanzieller Unterstutzung der Botschaft der Bundesrepublik Deutschland in Moskau herausgegeben..

 

***

Духовное зерно

об итогах Года литературы

 

Мой собрат по поколению и песне, полковник-афганец Виктор Верстаков, осевший ныне безвылазно в тверской деревне, написал среди вековых просторов:

События и лица — они придут потом.

История творится за письменным столом.

Сначала было Слово, его сказал Господь.

Духовные основы преобразили плоть.

Восстания, невзгоды, смирение, война —

последствия и всходы духовного зерна.

Извлечение духовного зерна, постижение первопричин и последствий — это и есть миссия словесности, которой государство обещало помочь в официально объявленном Году литературы. Получилось ли это в полной мере? Ответ мой скорее отрицательный, несмотря на отдельные яркие события и достижения.

"Возвысить общество до своего идеала" — такой высшей цели, по словам Некрасова, сегодня литература и ставить не может, поскольку Россия — Третий Рим, родина социализма, держава — победитель фашизма впервые за многие последние века официально, по Конституции, не имеет идеологии! В литературной среде широко бытует мнение, которое я разделяю: русская литература во всём своём объёме и высших достижениях — и есть национальная идея России…

Рождённый под декабрьского Николу гениальный поэт и редактор Николай Некрасов писал: "Литература не должна наклоняться в уровень с обществом в его тёмных или сомнительных явлениях. Во что бы то ни стало, при каких бы обстоятельствах ни было, она не должна ни на шаг не отступать от своей цели — возвысить общество до своего идеала, — идеала добра, света и истины!". Официальные СМИ и политические структуры стараются изо всех сил показать парадный фасад современной России наподобие телестудии, где царит Владимир Соловьёв в бархатном френче, — только Украина с Турцией красоте мешают. Подлинная журналистика призвана показать внутреннее устройство громадного здания, а вместе с российской литературой — населить людьми, голосами, сутью отношений и смыслами существования. Объявленный президентом Путиным Год литературы, казалось бы, должен был сделать это здание более человечным и пригодным для жизни, всколыхнуть писательскую и преподавательскую общественность, заставить всех обитателей чаще обращаться к классике и современной литературе, чтобы в такое тревожное время опереться на лучшие её традиции, воспитывать во всех коридорах власти и уголках обитания — патриотизм, а не выстуживать наш дом пустыми словесами, "не наклоняться в уровень с обществом в его тёмных или сомнительных явлениях"…

Характерная фраза прозвучала в непрерывно повторявшемся анонсе на Первом телеканале к фильму "Петля Нестерова" о кознях власти и КГБ в начале 80-х: "Кирилл узнаёт изнанку внешне благополучной Родины". Сказано коряво, но прямо! Вот и обращаясь к итогам только что вручённой премии "Большая книга", видишь, что больше всего приветствуется отражение этой самой "изнанки".

Председатель Совета попечителей премии "Большая книга", 1-й заместитель руководителя Совета начальников Альфа-банка Олег Сысуев (бывший вице-премьер, помните?) не с того начал: "Хочу заявить: рука дающего не оскудеет, мы это обещаем снова". Банк гордится не реальными плодами, а тем, что "больше получают только владельцы Нобелевки". Премиальный фонд премии "Большая книга" составляет 6,1 млн. рублей. Ну и что? — разве размер Нобелевской премии спас её от позора награждения зашоренной журналистки Светланы Алексиевич? Она, кстати, в прошлом году и на "Большой премии" была награждена. Тут уж стереотип выработался: показать изнанку любой ценой! Первая награда — три миллиона рублей — на этот раз предсказуемо досталась Гузели Яхиной. Жюри национальной литературной премии, состоящее по списку якобы из более чем сотни экспертов, в этом году присудило победу дебютантке, которая учится в Школе кино. Её роман "Зулейха открывает глаза" считался бесспорным фаворитом (недаром Улицкая предисловие написала!), Яхина уже получила премию "Ясная Поляна" из рук министра культуры Мединского: идеальный вариант — русскоязычный и молодой писатель из республики, который умеет занимательно писать и клеймит проклятое прошлое! Вот как в "Литературной газете" образно пересказал Александр Трапезников суть романа на полтыщи страниц: "Жила-была в маленьком татарском селении униженная мужем и свекровью несчастная неграмотная Зулейха. В тридцатом году пришли красные варвары и стали всех подряд раскулачивать. Руководил ими, понятное дело, чужак Иван Игнатов. Мужа при этом нечаянно застрелил. Не хотел, время такое. Беременную Зулейху, пока ещё с широко закрытыми глазами, отправил с сотнями других переселенцев в Сибирь. Сам тоже в теплушке туда же комендантом поехал. Путь длинный, месяца три с гаком. Зулейха в дороге впервые увидела карту Советского Союза, показавшуюся ей "беременным слизнем с бычьей кровью". Это к тому, что страна мерзкая. А впереди ждёт её вообще "адский заповедник, придуманный одним из величайших злодеев человечества" (цитата Улицкой из предисловия). На Ангаре баржа в непогоду затонула, унеся на дно три сотни человек, на берег в тайгу выбрались только тридцать. В основном ленинградские интеллигенты, троцкисты, парочка аристократов, несколько крестьян, один подлый уголовник, один психически больной дореволюционный врач-профессор и сам Игнатов с револьвером". Уже один этот зачин сулит полное признание — Улицкая абы кому не напишет предисловие. Она ведь и не вспомнит, что выходила сильнейшая историческая хроника Василия Белова о трагедии раскулачивания: "Кануны", "Год великого перелома", "Час шестый" — последний роман-хроника 1932 года повествовал о разорении трудового российского крестьянства. Василий Иванович неслучайно выбрал названием для изображения страшной трагедии именно "Час шестый", то есть, по Библии, время распятия самого Иисуса Христа. Ох, широкое полотно он изваял: от вышедшего из тюрьмы Евграфа и тех, кто распинал, до сельских интеллигентов и товарища Сталина… Белов и Государственную премию за него получил, но символом, ясно, сделают не русского мужика Евграфа, не тех, кого знал и успел выслушать замечательный писатель, а придуманную киношную Зулейху (ТВ, конечно, снимет сериал).

Вторая премия вручена с печальными обстоятельствами: писатель и киносценарист Валерий Залотуха, работавший над книгой "Свечка" более 12 лет, скончался в то же время, когда она наконец-то вышла в свет. Действие романа не связано с губительными последствиями работы государственно-чиновничьей машины, но её предсказуемое наплевательство к судьбе человека играет в нём важнейшую роль. Как пишет "Российская газета": "Совпадение это или нет, но "Свечка" вновь вызывает в памяти фильм Андрея Звягинцева — её главный герой выступает в роли Иова наших дней". Да не совпадение, а установка, равнение на премиальный заказ! Характерно, что бронзовым призёром национальной премии стало произведение Романа Сенчина "Зона затопления", которое, особо не маскируясь, повторяет сюжетно выстраданное "Прощание с Матёрой" упомянутого Валентина Распутина. Впрочем, роман Сенчина наполнен современными реалиями, а потому напоминает этакое громкое антикоррупционное расследование с весьма узнаваемыми персонажами под слегка измененными именами. Либеральная критика снова так и пишет: "Роман "Зона затопления", подобно фильму "Левиафан", пронизан ощущением гарантированного поражения личности в противостоянии с властью — да и полноценным противостоянием происходящее вряд ли назовёшь". Ну, главное — чтобы на киноленту "Левиафан" было похоже! Понимаете, первозданные образцы мучительных поисков и образных ответов мастеров русского слова заслонены либеральными киношными шаблонами, пусть и читабельными. Неслучайно оказался в аутсайдерах деревенский роман автора "Нашего современника" и прошлого "Нового мира" — Бориса Екимова "Осень в Задонье". Слишком традиционно, тревожно и художественно правдиво у писателя из Калача получилось! Предсказуемая точка в печальных итогах Года литературы…

Идея проведения Года литературы родилась в ноябре 2013 года на первом Российском литературном собрании, который провёл лично президент Владимир Путин. Тогда же он утвердил ряд поручений правительству страны, администрации президента и даже МИДу России. Главное из них — организация федерального Фонда поддержки отечественной литературы, который так и не был создан: снова Роспечать ограничилась разовыми акциями, вливаниями по своему усмотрению и прочими заурядно-бюрократическими действиями несменяемого много лет и забронзовевшего руководства.

Правительство не сделало (по лености, недомыслию, из-за кризиса и т. д.) двух главных вещей в Год литературы.

Во-первых, оно не создало полновесной Федеральной программы книгопечатания, куда вошли бы лучшие издания, посвящённые 70-летию Победы (какое высокое совпадение!), юбилеям классиков и писателей-современников (достаточно назвать 200-летие со дня рождения поэта Петра Ершова, 120-летие Сергея Есенина, 100-летие Константина Симонова, Вероники Тушновой, поэта-песенника Михаила Матусовского, певца Брестской крепости Сергея Смирнова). Кстати, на официальном сайте Года литературы есть 75 лет со дня рождения Иосифа Бродского, 75 лет со дня рождения Григория Горина (Офштейна), но нет 80-летия детского и юношеского писателя Альберта Лиханова, тонкого лирика Василия Казанцева или 85-летия ветерана критического цеха Игоря Золотусского. Разные имена и заслуги, но надо было всё собрать, выстроить, достойно издать таким тиражом, чтобы это централизованно дошло до массовых библиотек. Что-то вошло в обрывочную федеральную программу или программу правительства Москвы, что-то издали сами издатели и местные власти, но скрепляющей идеи и целевого финансирования многонациональной литературы — не было. Особо надо сказать, что при всех разговорах о подъёме патриотизма на ТВ русские писатели-государственники так и не получили поддержки, скорее по-прежнему привечали представителей либерального лагеря. Какая разница! — скажет кто-то, ведь и тут литература. Да, написаны на русском языке и унижающая нас книга новоиспечённого нобелевского лауреата Светланы Алексиевич "Время сэконд-хенд" и отвратительно-пугающая книга раскручиваемого Дмитрия Глуховского "Метро 2035". Но "Быть русским — значит не только говорить по-русски. Но значит, воспринимать Россию сердцем…" — напоминал в своё время Иван Ильин. Но даже изданная литература всё труднее доходит до читателя. Около 80% книг по-прежнему распространяется через магазины, 10% — через интернет-торговлю и 10% — через библиотеки. Эти цифры весьма приблизительны, ведь в органах государственной власти никто не занимается вопросами обеспечения равной доступности населения к литературному достоянию. Поэтому сегодня вновь возникает вопрос: относится ли книжная торговля к области культуры? Или же в этом определении первично понятие "торговля"? Год литературы, увы, стал торжеством торговли. Взлетевшая арендная плата заставляет закрывать книжные магазины один за другим, появляется низкопробное чтиво в супермаркетах, но привычные книжные — закрываются. Есть исторические малые города, где их не осталось вовсе! Вот лишь краткая статистика, наглядно демонстрирующая этот печальный процесс: за два года в России закрылось более 1000 книжных магазинов. В результате по всей стране их осталось не более 1500 — на 143 млн. населения, то есть примерно один магазин на 100 000 человек. Если бы подобное соотношение было с продуктовыми магазинами, мы бы умерли с голода или случилась бы революция. Но никаких народных волнений по этому поводу не наблюдается. Веяние времени и интернет-технологий? Во Франции, с её населением примерно 65 млн. человек, книжных магазинов — 3500. Так что же, власти Франция в разы умнее наших? Правда, порой и не знаешь, стоит ли продавать книги с такими перлами: "Чугунные решётки отяжелели от воды", "Ушами я ничего не вижу. Я ими шевелю, когда получается", "С влажным лицом размороженного сала", "Пламя хлюпало под ногами", "усмирительная рубашка", "Борщ — это бандеровская похлёбка, а мы ведь русские!", "ложил себе под подушку книжку", "Вошёл председатель судового комитета Александр Белышев. Без матроски на голове"… — это лишь немногие опубликованные цитаты из произведений, вошедших в нынешнем году в лонг-лист "Нацбеста-2015"… Вот изнанка литературы!

Во-вторых, власть не поддержала литературно-художественные журналы, хотя такая проблема в разговорах писателей с президентом Путиным постоянно поднималась. Ведь это — особый, чисто российский не только литературный, но и культурно-образовательный феномен. Испокон века именно в них и формировалась национальная идея, концентрировалась лучшая отечественная словесность. Теперь журналы терпят крах. Беседовал с редакторами "Нашего современника" Станиславом и Сергеем Куняевыми, они в тревоге: столько бились, чтобы библиотеки, особенно в провинции, выписывали славный патриотический журнал (где-то и понимающие губернаторы помогали), и вдруг библиотеки стали сливаться, закрываться, гореть!

На этом пепелище есть флагман: равнодушные люди, озабоченные лишь своей карьерой, впрямую сожгли весной уникальную библиотеку ИНИОН. Тысячи безвозвратно утраченных ценнейших рукописей и изданий перестали существовать, уничтоженные огнём. Эту трагедию учёные окрестили "культурным Чернобылем". "Ну вот, теперь точно известно, что вместе с ИНИОНом сгорела почти вся библиотека нашего Института славяноведения РАН, — сообщал один из блогеров. — Институт лишили помещения для библиотеки ещё в начале 1990-х, так что моё поколение в ней так и не поработало. Академии нужно было как-то выживать, так что помещения нужно было сдавать всяким фирмам, и для библиотеки места уже не было. ИНИОН тогда согласился складировать её у себя, хотя и в совершенно ненадлежащих условиях — но что поделать, её надо было просто спасать. Но режим выживания науки длится до сих пор, и вряд ли при этой власти что-то изменится. До последнего времени была надежда, что ящики с книгами в значительной части были в другом помещении. Но нет. Это была одна из самых богатых по уникальным изданиям славистических библиотек мира". А с директора — либерального историка Юрия Пивоварова, участника многих теле-шоу, — как с гуся вода, он признался, что никогда и не любил административно-хозяйственной работы. А чего ж пошёл на такую должность?

Оптимизация библиотек прокатилась по ряду учебных заведений, включая столичные вузы, сотрудники которых спасали книги, забирая их домой. Также было объявлено о закрытии типографии МГУ, основанной ещё в XVIII веке, где Николай Новиков печатал первые журналы России. Продолжает сокращаться число муниципальных библиотек. На конец 2012 года их было 39969, а ещё в 2002 году — 48697. За 10 лет сокращение составило 18%. Тенденция продолжилась и в "литературном году". Да ещё оптимизация принесла новую напасть: именно в Году литературы стали сливать детские библиотеки, присоединять к взрослым. К настоящему моменту в Ленинградской и Воронежской областях закрыто по 15 детских библиотек, в Чувашии и Татарстане — по 10, в Пермском крае — 7 и т.д. (данные РГДБ). И это при том, что дети составляют 33-35% от общего количества посетителей библиотек, а на селе 40-45%. Часто детские библиотеки исчезают потому, что их объединяют со взрослыми или юношескими библиотеками. Однако социологические исследования показывают, что дети в такие библиотеки идут с меньшей охотой. Беда пришла и на Вологодчину. В последние годы гибли сначала сельские, а потом и небольшие городские библиотеки и филиалы, но грянул гром и в Вологде — власти решили закрыть Вологодскую областную юношескую библиотеку им. В.Ф. Тендрякова, одну из первых и старейших юношеских библиотек России (в 2014 году учреждению исполнилось 75 лет со дня основания). Кого в наше время интересует успешная просветительская работа — оптимизировать, сократить, передать на коммерческие цели — вот главный девиз!

Само собой не обошёлся Год литературы без глубокомысленных инициатив в области реформирования школьной программы. Ещё весной комитет по делам общественных объединений и религиозных организаций Госдумы совместно с Российским книжным союзом озвучили планы по "патриотизации литературы". В ходе обсуждения депутат Госдумы Ярослав Нилов предложил убрать из школьной программы романы Ф.М. Достоевского, Л.Н. Толстого и М.А. Булгакова: "Школьную программу нужно кардинально пересматривать. По себе могу сказать — в 9-10 классах сложные философские вопросы проходить рано! Изучать "Войну и мир", "Преступление и наказание", Булгакова и прочих — сложно и рано! Их изучение — это, по сути, навязывание подросткам тех мыслей и идей, которые вынес из этих произведений учитель"… Ранее министр культуры Владимир Мединский также рассуждал, что "Преступление и наказание" нужно изъять из школьной программы. Что ж, действительно: к чему нам Достоевский и Толстой, которые будят совесть, напрягают душевные силы, требуют трудных раздумий? А вот Бродский и Солженицын, навязанные в программы, разве доступнее и благодатней? Да, не сразу можно осилить русских гениев, но ведь прав был Некрасов: "Литература не должна наклоняться в уровень с обществом в его тёмных или сомнительных явлениях". А у нас её — наклоняют, говоря на тюремном сленге, собираются низвести на свой уровень власть и деньги имущие. Но духовное зерно посеяно глубоко! Год литературы это тоже, к счастью, доказал. Радовала провинция: там энтузиасты, истинные патриоты под марку Года литературы многого сумели добиться, и деньги в региональных бюджетах нашлись. На днях, например, в Орле официально подвели итоги Года литературы. Торжественное мероприятие с награждением лучших писателей года ярко прошло в институте искусств и культуры. Но не в торжествах и фуршетах дело, а в том, что профинансированные книги вышли и дошли до библиотек, до читателей. Ведь это — самое главное!

 

Александр Бобров

(Газета «Завтра» от 24 декабря 2015 г.)

 

***

Молодая Россия читает Лиханова

 

В НАЧАЛЕ нынешнего года  стартовал всероссийский конкурс «Читаем Альберта Лиханова: книги об истинах, честности и победах», итоги которого подведены в Российском детском фонде. Конкурс стартовал как всероссийский, а финишировал в статусе международного. Присоединились к нему юные читатели Украины, Казахстана, Белоруссии.

Более 20 тысяч детей обсуждали книги, писали сочинения, рисовали, создавали буктрейлеры к произведениям Лиханова… Вместе с учениками в литературный лихановский марафон включились учителя, библиотекари. 

Конкурс растормошил задремавшие было библиотеки провинции, «включил головы» многим преподавателям литературы – в чем они сами признавались.

Хотя трудно сказать, кого в Лиханове больше – писателя или общественного деятеля. Одно логично вытекает из другого. Если следовать строгой исторической хронологии, то по сумме лет журналист и писатель Альберт Лиханов все-таки побеждает «полпреда сирот», как с уважением называют академика Российской академии образования, президента Международной ассоциации детских фондов и председателя Российского детского фонда.

Признаться, я давно не видел столько хороших открытых детских лиц одновременно. В уютном Итальянском зале Детского фонда (Дом Ф.И. Тютчева – белый рояль, мерцающая благородством люстра, белоснежные свечи колонн…) собрались победители конкурса из более 20 краев, областей и городов России, Украины, Беларуси, Казахстана.

Смотрел на ребят, слушал их взволнованные выступления и поймал себя на мысли, что и меня, бывалого журналиста, конкурс Лиханова тоже сделал моложе и светлее душой. Освежил мысли и чувства. Вдохнул известный оптимизм в угасшие было паруса надежды. 

Я и не предполагал, что в растерзанной революциями, реформами, перестройками, местечковыми войнами, беспомощной борьбой с коррупцией и чиновничьим равнодушием «новой России» сохранилось еще поколение 12–16-летних, не утратившее точных нравственных ориентиров. А ведь среди участников и победителей конкурса «Читаем Альберта Лиханова…» немало детей, подростков из так называемых неблагополучных семей, воспитанников интернатов, детских домов… Эти дети могли бы (как тысячи их ровесников) озлобиться, затаить обиду на судьбу и непутевых взрослых, начать мстить – родителям, близким, учителям, сверстникам из благополучных семей…

Общение с книгами Лиханова, очень личное проникновение в их суть, духовный диалог с героями произведений писателя, часто такими же страдающими от загульной, преступно беспечной жизни опустившихся родителей, сопереживание им учит думать, что уже немало.

Одна из главных целей Детского фонда – воспитание патриотизма. Воспитание действием, конкретной помощью тем, кто в ней нуждается. Легко быть «добреньким вообще» и кричать на каждом углу, что ты любишь свою Родину. Но иное – реальное дело. Поступок государственного масштаба и общественной важности. Истинный патриотизм – в добром деле для государства, в котором живешь, а не в декларации добрых намерений, которые так и остаются пустым звуком.

Книги Лиханова как раз об этом. И юные читатели это тонко уловили.

«В одном из интервью о своем детстве Альберт Лиханов сказал: «Оно пришлось на войну. Я жил в тылу, в Кирове, но четыре военных года стали самыми главными в жизни». Именно это время ярко описано во многих его произведениях. Особенно в романе «Русские мальчики», и является, по-моему, самым правдивым описанием жизни детей, переживших то ужасное военное время, – пишет в своем сочинении Арина Ишметова, ученица 10-го класса Хохловской средней общеобразовательной школы Вологодской области. – Ставя читателя перед выбором, писатель вырабатывает у него положительные качества, твердые моральные принципы, которым читатель должен следовать по жизни. Роман «Русские мальчики» написан для того, чтобы мы поняли: нравственные ценности детей военного времени очень нужны  нам сегодня…»

Конкурс «Читаем Альберта Лиханова…» собрал юных представителей совестливой России. Вот это (повторюсь) меня и поразило больше всего – давно не видел хороших, думающих, не стертых, не пустых лиц. В таком количестве и в одном месте.

Предельно искренним, почти исповедальным было короткое, но страстное выступление на закрытии конкурса десятиклассника кадетской школы «Патриот» из города Энгельса Саратовской области Димы Баскакова. Парень не столько волновался от ответственности за свое выступление, сколько снова сопереживал тому, о чем говорил.

– Я чувствую себя белой вороной среди сверстников во дворе. У них только и разговоров, что о модных навороченных мобильниках, играх-страшилках да стрелялках в гаджетах, возможности устроиться в будущем на теплое и денежное место… Наверное, это тоже важно, но как-то не по мне. Я понял, что все это ерунда. Понял, прочитав несколько книг Альберта Лиханова. Вообще, я понял, чем отличаюсь от тех ребят – они не читали этих книг, а я читал. В этом принципиальная разница.

Кадету горячо аплодировали.

– Вас можно поздравить с тем, что вы родились и живете в маленьких городах и поселках, – высказал Лиханов детям вроде бы парадоксальную мысль. – Вас не успели развратить соблазны, пороки, язвы мегаполиса. Вы сохранили в себе детскую чистоту.

Наверное, прав Альберт Анатольевич.

И еще мысль писателя, которая меня зацепила и держит. 

– Известный штамп: «Дети – наше будущее» неверен. Как раз наоборот! Мы – будущее наших детей. Им, взрослым, окрепшим, вставшим на ноги, кормить нас в старости. Им отвечать за страну, которую мы им оставим.

Им управлять накренившимся крейсером «Россия» и выводить его через рифы.

– Альберт Анатольевич, многие ребята, выступавшие на закрытии конкурса, говорили, что растут на ваших книгах. А вы на чьих книгах росли? – спросил я писателя. 

– Мои литературные вкусы не изменились с юности. «Спартак» Рафаэлло Джованьоли, «Овод» Этель Лилиан Войнич, «Как закалялась сталь» Николая Островского, «Молодая гвардия» Александра Фадеева, «Судьба человека» Михаила Шолохова. Это все книги о самоотречении, о самопожертвовании. Об идее, которой человек до конца служит, отдавая за нее жизнь. У нас сейчас эти темы подзабыты, выброшены из общения. Сейчас никто за идею не станет отдавать свою жизнь.

В реку детства нельзя войти дважды, как бы этого ни хотелось. Нельзя прожить детство на черновик, а потом, проделав домашнюю работу над ошибками, повторить его набело. Детство одно. Другого не будет. И так хочется, чтобы оно было безмятежным.

Овациями встретили гости Детского фонда делегацию из Луганска. Пятеро школьников учебно-воспитательного комплекса (УВК) №30 – дети, видевшие смерть на расстоянии вытянутой руки. Без преувеличений – свои сочинения на конкурс «Читаем Альберта Лиханова…» ребята писали под обстрелами «родной» украинской армии. 

– Писали кровью, – уточнила директор УВК Лина Анатольевна Вокалова. – Это не эффектная метафора. Дети Донбасса, дети Луганска рисковали жизнями каждый день. Многие из них потеряли близких, одноклассников, друзей по двору, с которыми еще вчера играли в футбол.

«В повести Альберта Лиханова «Лежачих не бьют» автор показывает, откуда в детях войны доброта. Она живет в нашем народе. Это русская национальная черта. Поэтому в повести и кричит старшина, защищая немецких военнопленных от разгневанной толпы: «…У нас, у русских, есть правило: лежачих не бьют!»

У нас, на Донбассе, еще не закончилась гражданская война. Я знаю много примеров жестокости, но и человеческой доброты, проявившихся на войне. Под Георгиевкой, например, ополченцы обнаружили в посадке среди убитых раненого украинского солдата. Они дали ему воды, перевязали раны, отвезли в больницу.

Так и в повести Альберта Лиханова «Лежачих не бьют» – мама Кольки, ненавидевшая фашистов, оказала помощь немецкому пленному. Когда бабушка спросила Колькину маму, почему она помогает немцам, та ответила: «Вчера он был немец, а сегодня – раненый».

Повесть «Лежачих не бьют» учит нас быть добрыми, честными, милосердными, поступать справедливо. Словом, быть людьми. И в мирной жизни, и на войне должно быть место человеколюбию. Иначе мы, люди, просто погибнем...»

Это отрывок из сочинения ученицы восьмого класса Луганского учебно-воспитательного комплекса-гимназии Марии Зубенко. Дети войны взрослеют рано. Это дети с глазами взрослых…

«В повести Лиханова «Магазин ненаглядных пособий» я нашла немало параллелей прошлого с настоящим и ответы на свои вопросы, – написала в конкурсном сочинении восьмиклассница Ксюша Шалычева. – Спасибо Детскому фонду за то, что в трудный для моей малой родины момент вы познакомили нас с творчеством Альберта Анатольевича Лиханова. Спасибо за присланные нашей школе книги и учебники. Спасибо за надежду верить в то, что добро непобедимо».

Что тут добавить?! Конкурс так и назывался: «Читаем Альберта Лиханова: книги об истинах, честности и победах».

 

Сергей РЫКОВ

 

 

***

БОЛЬШОЙ ДРУГ РОССИИ

 

Из Болгарии пришло горестное известие: ушёл из жизни выдающийся болгарский писатель-сатирик, большой друг Советского Союза и России   ЙОРДАН ПОПОВ. Вдова писателя Виолета Антонова с прискорбием сообщила, что Йордан скончался в больнице после операции на сердце, и просила передать российским друзьям эту скорбную весть.

 Йордан Попов родился в 1941 году в столице Болгарии. Окончил факультет болгарской филологии и истории старейшего Софийского университета, носящего имя святого Климента Охридского, одного из основоположников славянской письменности.

Ещё будучи студентом Йордан публикует свои первые рассказы и фельетоны в сатирическом еженедельнике „Стършел” (Шершень). Позже в этом же издании он работает редактором, ещё позже – заместителем главного редактора и только потом – главным редактором. В последние годы он снова исполнял обязанности заместителя главного редактора.

Несмотря на то, что Йордан долгие годы являлся „начальником” всеболгарского сатирического цеха, он и сам засучив рукава работал в жанре сатиры и юмора. Прямо-таки был ударником сатирического труда! И результат такого трудолюбия был ошеломляющим: за свои 74 года мой неутомимый коллега издал четыре десятка книг на болгарском языке и ещё шесть – на языках европейских народов, таких, как немецкий, сербский, албанский, украинский, белорусский и, конечно же, русский.

Острые фельетоны и смешные рассказы Йордана Попова переведены на многие языки народов бывшего СССР, в том числе и на башкирский. Мы с удовольствием напечатали его произведения в нашем сатирическом журнале „Хэнэк” (Вилы).

Он был не только прекрасным прозаиком, но и замечательным драматургом. Его комедии поставлены на сцене Сатирического театра „Алеко Константинов”, а документальный фильм „Что сделал Стършел” многократно был показан по Болгарскому национальному телевидению.

Мы с Йорданом дружили с далёких советских времён. Писали друг другу письма. Несколько раз встречались.  Не раз бывали вместе на Габровском фестивале. Вот там-то я на деле видел организаторские способности моего друга. И мы стали соучредителями первого в мире Общества юмора народов. Не случайно, я думаю, в 1998 году острословы всего Балканского полуострова избрали именно его председателем Ассоциации балканских сатириков.

Йордан Попов являлся лауреатом четырёх национальных премий за лучший юмористический рассказ и сатирическую книгу. Ему присуждены также международные премии „Алеко” (Болгария), „Золотой шлем” (Сербия), „Золотая Ника” кинофестиваля в Солуне-Салониках (Греция) и премия газеты „Московский комсомолец”.

Мы с Йорданом написали одну общую книгу – „Книгу дружбы”, где мои рассказы опубликованы на болгарском языке, а его повесть – на русском. Да и вся жизнь наша была похожа на книгу Дружбы…

 

Марсель САЛИМОВ,

 писатель-сатирик, заслуженный работник

 культуры России и Башкортостана, лауреат

международной премии „Алеко” (Болгария).

 

Исполком Международного сообщества писательских союзов скорбит в связи с кончиной нашего большого друга.

Выражаем искренние соболезнования родным и близким покойного. 

 

***

Восточнославянская цивилизация: история и перспективы

Донбасс – земля героев!

 

Х Международная научно-практическая конференция «Восточнославянская цивилизация: история и перспективы» организована Центром славянской культуры, Институтом гуманитарных исследований, Всемирный Русский Народный Собор, Союзом писателей России, Институтом Восточнославянской цивилизации, Луганской писательской организацией им. В. И. Даля и Украинским центром русской культуры и проведена на Луганщине 3-6 декабря 2015 года.

На Форуме обсуждали вопросы общности культурно-исторической корней украинско-российских отношений в социально-экономической, политической и культурной сферах, проблемы научно-образовательного сотрудничества. В центре внимания стояли политико-правовые проблемы и экономические аспекты развития украинско-российских отношений в условиях трансформации и их перспективы.

Руководили работой Конференции директор Института гуманитарных исследований Л.Н. Соломко, сопредседатель Союза писателей России, член бюро Президиума Всемирного Русского Народного Собора С.И. Котькало, научный секретарь Института Восточнославянской цивилизации А.Г. Глинецкий (Украина). С докладами на конференции выступили доктор юридических наук В.И. Тарабрин, доктор экономических наук С.В. Долженков, доктор философских наук Л.И. Непорожний. С сообщениями выступили общественные деятели, писатели и ученые Украины, Белоруссии, России: В.Я. Череватенко, АВ. Тарасов, С.А. Бережной, Г.В. Гаврилова, Н.А. Онищенко, С.И. Кузнецов, В.Н. Мартыненко, В.А. Прокопенко, Г.П. Стецюк, Е.В. Богачёв, Я.П. Чепуркин, В.Д. Дмытраш, Т.Н. Долинский, А.В. Дашкевич, Г.И. Таран, В.И. Маркевич, А.Н. Агибалов, П.И. Шелудько, главный редактор журнала "Языки славянских народов" П.П. Гончаров, Т.И. Антоненко, В.М. Миронов, Р.Н. Гурвич, А.Д. Чуприк, А.З. Пономаренко, М.Е. Михайлов и мн. др.

В рамках Форума прошла Литературная экспедиция «Донбасс – земля героев!» приуроченная к 70-летию выхода в свет бессмертного романа Александра Фадеева «Молодая гвардия».

Прибывшие гости Луганщины встречались с руководством ЛНР, с учащейся молодежью, жителями и сотрудниками народной милиции городов Ровеньки, Алчевск, и Стаханов.

Посещали коррекционные школы-интернаты и детские дома не ради праздного любопытства, а с целью поддержать оказавшихся в беде детей, передавали в школьные библиотеки книги, журналы, канцтовары, спортивный инвентарь…

Участники Х Международная научно-практической конференции «Восточнославянская цивилизация: история и перспективы» посетили мемориальный комплекс героев-молодогвардейцев в Краснодоне, вручили на вечное хранение копию знамени Победы музею «Памяти погибших»  в Ровеньках, переданному московскими писателями-фронтовиками Юрием Бондаревым, Михаилом Лобановым, Владимира Бушина и Михаилом Годенко.

По окончании работы Форума, участники и гости возложили цветы к памятнику Владимира Ивановича Даля.

 

Соб.информ

(Сайт «Русское воскресение», 7.12.2015)

 

***

ТВОРЧЕСКИЙ ВЕЧЕР В ДОМЕ РОСТОВЫХ

 

Вечером 3 декабря в конференц-зале Дома Ростовых состоялся творческий вечер Фатиха Сибагатуллина, члена Союза писателей России, доктора наук, профессора, лауреата Государственной премии Российской Федерации, депутата Государственной думы.

Открыл вечер Председатель Международного сообщества писательских союзов Иван Переверзин. Вёл мероприятие его заместитель Владимир Середин.

Затем слово предоставили виновнику торжеств. Фатих Саубанович рассказал о своём творчестве, о своих воззрениях на историю татарского народа и вообще тюрков, о дне сегодняшнем…

На вечере выступили: Владимир Колесников, генерал-полковник милиции, российский политический деятель; Владимир Фёдоров, главный редактор «Общеписательской Литературной газеты»; Рафаэль Хакимов, директор Института истории им. Марджани (Республика Татарстан); Ренат Мухамедиев, писатель и политический деятель, лауреат Государственной премии Татарстана; Абдулхан Ахтамзян, профессор МГИМО МИД РФ, заслуженный деятель науки, почётный член Академии наук Республики Татарстан; Руслан Гринберг, научный руководитель института РАН; Александр Хавкин, профессор; Рафис Курбанов, председатель Союза писателей Республики Татарстан и другие.

 

Соб. инф.

 

***

ПО СИМОНОВСКИМ МЕСТАМ

 

Как-то на одном из совещаний один из Министров обороны РФ сказал: "С деньгами и дурак сможет, а вот попробуй без денег"

 Если говорить о акции,  то это  к месту, ведь каждый из участников автопробега все расходы, связанные с акцией оплачивал сам.

 Данное мероприятие, посвящённое 100-летнему юбилею К.Симонова, совпавшего с 70-летием Победы, проводила небольшая группа российских писателей и журналистов по инициативе  военного журналиста Александра Дробышевского. Эта акция проводилась впервые.

 Немного о самой акции.

 Это акция-ритуал по передаче горсти земли с Поклонной горы,, перевозимой в военной каске, и двух солдатских фляжек- с водой из истока Москва-реки и фронтовыми 100 граммами. Она направлен на то, чтобы ещё раз напомнить всем о героизме нашего народа и, как одного из примеров этого проявления – творчество  К .Симонова с его яркими страницами, написанными на полях сражений.

 Из Москвы  участников автопробега провожали ветераны Вооружённых Сил и ветераны ВОВ военные журналисты, среди которых были: генерал армии Владимир Шуралёв, и военные журналисты: Юрий Транквиллицкий и Евгений Ельшов, а также первый секретарь Союза журналистов Москвы Людмила Щербина.

 Из  рук ветеранов. участники автопробега Виктор Черёмухин , Надежда Дробышевская, Виктор Бакурский приняли атрибуты ритуала для передачи белорусским ветеранам. Ритуальная передача проходила у памятника погибшим военным журналистам, что очень символично.

 На белорусской земле участников автопробега встречали радушно, хлебом-солью.   Ритуал передачи атрибутов акции проходил на митинге в Могилёве у Мемориального Знака, посвящённого памяти К.Симонову, в простонародье "Камень Симонова". Передача происходила под напутственные речи ветеранов ВОВ, представителей различных общественных организаций и местного населения.

 Жаль только, что местным властям это было совершенно безразлично, так как ни один представитель от них не посчитал нужным принять участие в таком важном для небольшого провинциального городка событии.

 После проведения ритуала  участники автопробега   вручили дипломы и ценные подарки от Союза писателей России, Союза журналистов Москвы  и газеты "Известия" ветеранов, местным СМИ и общественным организациям города.

 Заканчивая митинг, участники акции Николай Иванов и Надежда Дробышевская развернули у "Камня Симонова" копию флага Победы, которая принадлежит Союзу писателей России.

Участники автопробега приняли участие в мероприятиях, проводимых местными общественными организациями, в том числе в награждении победителей республиканского литературного конкурса, на творческих встречах, круглых столах и т.д. Библиотекам города было передано более  2000 книг. и журналов в том числе 250 книг Лауреата премии К. СИМОНОВА  члена Союза писателей России Надежды Дробышевской, часть из которых она вручила победителям  литературного Республиканского конкурса посвященного К.Симонову.

 

Прислал Александр ДРОБЫШЕВСКИЙ

с мобильного гаджета

 

 

***

ВОЗВРАЩЕНИЕ ЗАБЫТЫХ ИМЁН

 

Поистине, если талант достоин того, чтобы оставить след в культуре своего Отечества, судьба изыщет возможность сделать это. И путь к известности, пусть даже посмертной, может оказаться весьма и весьма замысловатым.

Нагляднейшей иллюстрацией к этому утверждению может послужить посмертная судьба выдающегося русского писателя Сергея Клычкова, имя которого вернулось в Россию из забвения  через далёкую Францию – страну, в которой нашему соотечественнику даже не довелось побывать. Оказывается, и так случается!

…Сергей Клычков родился в 1889 году в Тверской губернии, в деревне недалеко от старого русского города Талдома. Первые его стихотворения были опубликованы, когда поэту исполнилось только десять лет.

Первый же поэтический сборник Сергея Клычкова, вышедший в 1911 году, был с одобрением встречен такими строгими критиками, как Брюсов,  Волошин, Гумилёв.

За двадцать лет вышло девять сборников стихов, три романа Сергей Клычкова. Его творчество отличал своеобразный, непохожий на других писательский стиль, тонкое лирическое  описание природы, населённой персонажами русского фольклора, былин, преданий… Клочков дружил с Сергеем Есениным и Сергеем Конёнковым. К слову, знаменитое стихотворение «Не жалею, не зову, не плачу…» Есенин посвятил именно Клычкову.

Однако время-то какое шло!.. Соловьиные трели не должны заглушать «грохот великих строек»! Страна созидает социализм, и не следует отвлекать его строителей, уводить их в леса, где скрывается Пан, где «задремал в осоке Леший – старичок преклонный», где в лугах Лада вплетает в свои косы полевые цветы…

Наступил жестокий 1937 год. В адрес Клычкова последовала жёсткая критика, сфабрикованные обвинения, и… расстрел. 

Почти полвека полного забвения, никаких изданий, даже упоминаний.

И только в 1985 году в далёкой Франции, в Сорбонне французский филолог Мишель Никё защищает диссертацию о творчестве Сергея Клычкова. В том же году французское издательство Ymca-Press выпускает сборник его стихотворений на русском языке с предисловием Никё. В том же году в России выходит сборник стихотворений  «В гостях у журавлей», а в 2000 году увидел свет двухтомник прозы Клычкова, а затем и несколько сборников его поэзии.

Среди десятков имён русских писателей, поэтов, художников, погибших в лагерях и застенках, имя Сергея Клычкова теперь занимает, наконец, достойное место. 

 

Борис ПЕРЕДКОВ

 

***

170 лет театру им. Грибоедова

 

Центральным событием длившегося всю завершающую неделю октября торжеств, посвящённых 170-летию Тбилисского русского драматического театра им. А.С Грибоедова, стал торжественный вечер.

Этот театр является старейшим профессиональным театром на Кавказе. А какие блистательные имена связаны с трибоедовским театром! За каждым из них – великая личность, целая эпоха!

На сцене театра играли такие великие актёры, как Мария Савина, Пелагея Стрептова, Александра Яблочкина, Вера Комиссаржевская, Александра Сумбаташвили-Южина, Всеволод Мейерхольд, Коте Мардженишвили…

Сегодня театром успешно руководит лауреат Государственной премии Грузии, кавалер ордена Дружбы (Россия), ордена Чести (Грузия) Автандил Варсимашвили.

«Грибоедовский театр был и остаётся неотъемлемой частью нашей общественной жизни. Он и сегодня с успехом продолжает свои славные традиции как в пределах Грузии, так и за рубежом», - говорится в поздравительном послании премьер-министра Ираклия Гарибашвили.

Министр культуры и охраны памятников Грузии Михаил Гиоргадзе отметил, что Гробоедовский театр является символом толерантности Грузии, мощным трендом мультикультурного пространства. Его российский коллега Владимир Мединский адресовал грибоедовцам следующие слова: «Ваш талантливый заслуженный коллектив – яркий символ русского театрального искусства за пределами России».

На вечере искренние пожелания Грибоедовскому театру посвятили звёзды российского театра – Олег Басилашвили и Василий Лановой.  Не поскупился на яркие эпитеты и председатель Союза театральных деятелей РФ Александр Калягин. Не остаётся в стороне Московский художественный театр им. А.П. Чехова и его руководитель Олег Табаков, роли которого разобраны на цитаты как «Горе от ума».

…На прощание организаторы юбилейного вечера порадовали публику фейерверком, искрящиеся струи которого летели ввысь прямо с авансцены.

 

Бежан НАМИЧЕИШВИЛИ

 

***

VII международный фестиваль литературы и культуры

«Славянские традиции в Праге»

 

При поддержке представительства «Россотрудничества» в Чехии, фонда «Русский мир» в Российском центре науки и культуры, расположенном в столице Чешкой Республики, 10 ноября 2015 года в седьмой раз открылся международный фестиваль литературы и культуры «Славянские традиции в Праге». Организаторами данного форума выступили Европейский конгресс литераторов Чехии, Литературный институт имени А.М. Горького (Москва), Сообщество выпускников Литературного института.

Для участия в фестивале в Прагу прибыли известные поэты, переводчики, барды, издатели из России, Украины, Чехии, Финляндии, США, Израиля, Сербии, Словакии.

Куратор фестиваля, председатель Европейского конгресса литераторов Чехии, член Союза писателей России Ирина Силецкая продемонстрировала собравшимся коллегам видео-фильм об истории фестиваля в Чехии и Крыму, представила участников.

Гостей и участников фестиваля приветствовал директор Российского центра науки и культуры Леонид Гамза.

А затем на сцене воцарились поэзия, музыка и живопись. Свои стихи декламировали Валентин Качев из Болгарии, Зоя Захарова из Израиля, Ольга Мацо из Украины, Людмила Салтыкова из России, Ася Пеконен из Финляндии.

Живущая в Чехии россиянка Лариса Дашкова вдохновенно спела под собственный аккомпанемент на гитаре несколько душевных песен. Другая представительница русской диаспоры, главный редактор литературного альманаха «Пражский Парнас» Ольга Белова продемонстрировала последний номер издания и прочла несколько стихотворений из него.

Председатель казачьей секции Союза писателей России, известный поэт и переводчик Валерий Латынин рассказал о казачьей теме в художественной литературе, о творческом объединении «Литературная казачья семья», существовавшем в Праге в 20-30 годы двадцатого века, прочёл свои стихи о вольных степных рыцарях.

Чешская поэтесса Бронислава Волкова, живущая в США, представила только что вышедшую на русском языке книгу стихов в авторском переводе и со своими художественными коллажами. Она оказалась не единственной, кто успешно сочетает занятия поэзией и живописью. В ходе фестивальных мероприятий участники познакомились с выставкой картин Ирины Силецкой «Поэзия красок».

За пять дней фестиваля были организованы творческие вечера каждого из участников, посещения Славянской и Национальной библиотек Чешской Республики,  Карлова университета, экскурсии по историческим и литературным местам Праги, связанным с жизнью и творчеством видных русских писателей и поэтов, в том числе – Марины Цветаевой.

 

Наталия Преображенская.

 

 

 

***

«Известия» 13 ноября 2015 года опубликовала статью «Писатели отстояли право собственности на землю в Переделкино» ( автор – Ольга Завьялова, http://izvestia.ru/news/595599). Предлагаем вашему вниманию тест статьи, без купюр и комментария.

 

ПИСАТЕЛИ ОТСТОЯЛИ ПРАВО СОБСТВЕННОСТИ НА ЗЕМЛЮ В ПЕРЕДЕЛКИНО

 

При этом усадьбы писательского городка остаются предметом споров между Росимуществом и Литературным сообществом писателей России

 

Общероссийское литературное сообщество писателей России (бывший Международный литературный фонд) отстояло право собственности на землю в писательском городке Переделкино. Однако организации еще предстоит доказывать в суде своё право на имущественный комплекс городка: Росимущество настаивает, что он «относится исключительно к федеральной собственности», в связи с чем подало иск.

Литфонд доказывал право собственности на землю в писательском городке в течение последних нескольких лет. В 2011 году администрация Ленинского района Московской области отказала сообществу писателей в просьбе предоставить в собственность 44,4 га земли. В итоге литфонд подал в суд. Последнее решение по делу было вынесено 6 ноября Арбитражным судом Московской области, возвратившим без рассмотрения кассационную жалобу администрации Ленинского района в связи с нарушением срока подачи документов. Таким образом, в силе оставлено решение суда первой инстанции от 2013 года, обязывающее правительство Москвы и департамент городского имущества Москвы принять постановление о предоставлении литфонду на праве собственности земельного участка в Переделкино (поселение Внуковское, на территории которого расположен писательский городок, в 2012 году перешло из Московской области в состав Москвы).

Как пояснил «Известиям» партнёр практики «Недвижимость и строительство» юридической фирмы «Goltsblat BLP» Виталий Можаровский, на спор с Росимуществом факт признания литфонда собственником земли в Переделкино никак не повлияет.

- Права на землю они получили потому, что являются собственниками построек. А по Земельному кодексу собственник постройки, расположенной на государственной земле, имеет исключительное право на её аренду или приватизацию. Но возникла другая ситуация: Росимущество говорит, что постройки принадлежат государству. Если ведомство докажет, что это федеральная собственность, то и земля перейдёт к государству, – отметил юрист.

Сопредседатель правления Союза писателей России Владимир Середин заявил «Известиям», что писатели намерены до конца отстаивать своё право на собственность в Переделкино.

- Имущество закреплено за общественной организацией. Раньше это был Литфонд СССР. После распада Советского Союза образовался Международный литфонд. В прошлом году он поменял название, так как из него вышли бывшие союзные республики. Говорят, что мы незаконно владеем этим имуществом. Но ведь оно же строилось, содержалось и развивалось все эти годы на писательские деньги, — подчеркнул Владимир Середин.

Ранее советник президента по культуре Владимир Толстой в разговоре с «Известиями» отмечал, что у вновь образованных литфондов и писательских организаций «нет права считать себя правопреемниками Литфонда СССР».

- После ликвидации Литфонда СССР в 1990-е возникло несколько организаций, которые в произвольном порядке разделили между собой государственную собственность, – считает Владимир Толстой. – Не очень понятно, на каких основаниях нынешние руководители писательских организаций распоряжаются огромным имуществом, которое им досталось.

Рассмотрение дела по существу начнется в январе 2016 года в Арбитражном суде Москвы.

Городок Переделкино возник в 1934 году, когда правительство выделило земли под строительство усадеб для писателей. В разное время там жили Борис Пастернак, Булат Окуджава, Илья Ильф, Корней Чуковский, Исаак Бабель, Лиля Брик, Андрей Вознесенский, Илья Эренбург и другие писатели и поэты. В Переделкино находятся дома-музеи и галереи, посвящённые истории русской литературы.

 

Пресс-служба МСПС

 

***

В РЕСПУБЛИКЕ БЕЛАРУСЬ

ПРОЙДУТ ЕЖЕГОДНЫЕ МЕЖДУНАРОДНЫЕ СИМОНОВСКИЕ ЧТЕНИЯ.

 

 27-28 ноября  2015 года в  городе Могилеве пройдут 35 ежегодные международные Симоновские чтения , посвященные 100 летию со дня рождения выдающегося писателя, публициста, журналиста, общественного деятеля, Героя Социалистического Труда Константина Михайловича Симонова.

 Симоновские чтения проходят в Могилеве с 1980 года. В этом мероприятии принимали участие известные писатели и поэты, в их числе Р.Рождественский, А.Вознесенский, Р.Казакова, Б.Ахмадулина, В.Быков, Н.Гилевич, А.Пысин и другие.

 В последние 15 лет Чтения вышли на международный уровень с участием представителей стран ближнего и дальнего зарубежья  и были направлены на формирование патриотических чувств молодежи и укрепления межнациональных отношений.

 В рамках мероприятия пройдут творческие встречи, круглые столы, мастер-классы и различные литературные конкурсы среди молодёжи.

 Организацию мероприятия осуществляет Могилевское отделение республиканского общественного объединения "Русское культурно-просветительное общество" совместно с Могилевским Облисполкомом и Горисполкомом, а также Посольством России в Республике Беларусь.

 На юбилейные Симоновские чтения в этом году ожидается большой творческий "десант" из Москвы, Московской области, Смоленска, Брянска и других российских городов.

 По инициативе творческой группы "десант" из Москвы возглавит газета "Известия", в которой 20 июля 1941 года был опубликован знаменитый Симоновский очерк "Горячий День", прославивший бойцов 388 полка под командованием Семёна Кутепова,  за 14 часов боя уничтоживших 39 вражеских танков и бронемашин. Картину боя "Буйничского сражения" запечатлил  военный фотокорреспондент Павел Трошкин.

 27 ноября  в7 часов утра с Поклонной горы (Москва) на Буйничское поле (Могилёв) стартует автоколонна в составе более десяти автомобилей.  В  данном мероприятии примут  участие представители общественных организаций, профессорско-преподавательский состав и студенты института журналистики и литературного творчества, редакций:

газеты: "Известия", "Красная Звезда", "Российская газета", "Вестник героев";

журналы:  "Воинское братство", "Авиация и космонавтика", "Мир техники для детей", "Техника и вооружение",  "Весёлые уроки", "Отчего и почему";

 Т/К: "ЛАЙФ-НЬЮС", "Звезда";

 Союзов писателей и журналистов России, Москвы, Московской обл., Союза писателей баталистов и маринистов

 информационных агентств: "ИНТЕРФАКС","ТАСС". "МИА-НОВОСТИ" и других СМИ.

 Участники автопробега проведут совместную акцию, посвящённую 100-летию К. Симонова, которая совпала с празднованием  70-летия Победы и годом литературы.

 По пути следования "творческий десант" возложит цветы к могилам погибших воинов в годы ВОВ.

 На Буйничском поле будет проведён митинг с возложением цветов и символической передачей "горсти" земли, взятой с Поклонной горы.

 Российская делегация примет участие в городских мероприятиях, приуроченных к этой знаменательной дате, на которых будут зачитаны приветственные адреса, телеграммы, вручены памятные грамоты, дипломы, ценные подарки, а также переданы для библиотек  города Могилёва и Могилёвской области книги современных писателей.

 

 Заместитель Председателя оргкомитета

 заслуженный работник культуры РФ, военный журналист

 полковник Александр Дробышевский

 

***

ПРОЩАЙ, ХХ ВЕК

 

 У нас сегодня последняя лекция* в этом сезоне, и слово «последний» имеет непосредственное отношение к теме нашей лекции, она называется, как вам известно, «Прощай, двадцатый век», так что будем сегодня прощаться. Эти слова появились на рекламных щитах в Москве в 2000 году. Без восклицательного знака, без многоточия, просто так, прозаически, без всяких чувств.

 Мы не можем так проститься с ним. Не только потому, что мы родились в этом веке, жили в нем, и путь каждого из нас, вся наша жизнь прошли через этот век. Многие из близких нам людей уже ушли. Скоро уйдем и мы. Но это не значит, что двадцатый век исчезнет не только из истории, но и из памяти тех, кто останется жить.

Я  говорю так не оттого, что я идеалист и думаю, что молодые люди, которые бренчат на гитарах на Чистых прудах, вдруг бросятся в архивы, к первоисточникам и начнут изучать историю двадцатого века, который и их, в том числе, породил.

 Нет, конечно, такой иллюзии у меня нет.

 Но что это когда-нибудь произойдёт, пусть среди узкого круга людей сначала, которые захотят узнать, в какой стране они живут, это случится.

 Недавно я по совету одного моего друга прочитал книгу «Трагедия русской философии». Её написал Николай Ильин.

 Книга очень интересная, она такая дразнящая, что ли. Почему? Потому что автор рассматривает русскую философию как науку, созданную исключительно в девятнадцатом веке. Все мы знаем, что начало двадцатого века — Серебряный век — дал нам Бердяева, Лосского, Шпета, Ивана Ильина, Франка, Флоренского — весь «философский пароход», который Ленин отправил в эмиграцию. Над этим пароходом до сих пор проливают слезы историки.

 Автор считает, что философия Серебряного века, которая сейчас в такой чести, в том числе философия русской эмиграции, всего лишь двойник подлинно национальной русской философии девятнадцатого века. Это дерзкая мысль, и он её бросает читателю, не очень заставляя себя доказывать, почему это так, но его тезис заключается в том, что подлинная русская национальная философия неотрывна от русского сердца, русской души, русской истории и русского национального самопознания.

 Что же касается философии Серебряного века, то это лишь красивые слова — о Боге, о Христе, о религии; это двойник, или, перефразируя известный афоризм о том, что дьявол – обезьяна Бога, философия Серебряного века – обезьяна философии девятнадцатого века. Он исследует работы братьев Киреевских, Страхова, Аполлона Григорьева и многих других русских философов девятнадцатого века, которых мы и не знаем порой. И это незнание коснулось даже образованной части русской интеллигенции, которая считает себя сведущей в истории нашей культуры. Конечно, вот так разом согласиться с автором этой идеи очень трудно, потому что, скажем, русская философия двадцатого века оказала безусловное влияние на развитие идей этого века. То есть без нее тоже обойтись нельзя. Хотя Ильин считает, что в истории философии многие имена подлинных русских философов вычеркнуты из списка, преданы забвению и просто недостойны представлять русскую философскую мысль.

 Интересная книга. В ней я прочитал такой афоризм: если кто-то собирается куда-то идти, то он идёт назад.

 Почему? Он не может идти в будущее, потому что будущего еще нет, будущее – неспелый виноград, как говорил Гоголь: сколько можно говорить о будущем, если это неспелый виноград? То, чего не существует? Естественно для самопознания русского человека, если он начинает идти, — то он идёт назад, к тому опыту отцов и дедов, который находится за его спиной.

 Но это всего лишь добрая и красивая мысль. На деле же этого не произошло в конце девятнадцатого – начале двадцатого века. Но если говорить о двадцатом веке, который сейчас предаётся проклятию современными журналистами, то, с их точки зрения, в двадцатом веке для России ничего не было. Была жестокая власть, стояли вышки, колючая проволока, уничтожались миллионы людей, Гитлера победили, завалив немцев трупами, и так далее.

 Продолжая эту мысль, один крупный чиновник недавно сказал мне: «А что, мы будем отмечать победу над Наполеоном? Какая победа? Почему такой пафос? Почему мы должны обижать те народы, которые в составе армии Наполеона пересекли Неман и воевали с нами? Мы же оскорбим их патриотические чувства, их самолюбие. И вообще в 1812 году не было никакой победы. В этой войне повинен царь Александр Первый, который гонял Наполеона по Европе, заставив его прийти в Россию».

 Они стараются понизить, приглушить и просто утопить это великое историческое событие, которое совершилось в начале девятнадцатого века.

 Мне бы хотелось, чтобы в этой лекции прозвучала другая идея, другая мысль:

 «Прощай, двадцатый век».

 Что означает слово «прощай» на русском языке? Мы помним знаменитые слова призрака отца Гамлета, который, рассказав о злодействе Клавдия, говорит «прощай, прощай и помни обо мне».

 Что значит — «помни обо мне»? Это значит — помни о том, как меня убили злодеи, и отомсти.

 Но в русском слове «прощай», кроме значения «расставание», есть ещё и значение «прощение». Мне кажется, оглядываясь на двадцатый век, мы должны видеть это слово, написанное крупно, перед собой. Мы должны простить и тех, кто заблуждался, и тех, кто грешил, и тех, кто вёл людей по лживому пути. Может быть, мы не можем простить преступников, не можем простить убийц, палачей и предателей, но мы должны, обязаны простить всех тех, кто, может быть, не знал или не понимал того, что понимаем мы сейчас, из-за их непонимания, трагедии этого непонимания. Потому что многие из наших отцов, я говорю и о себе, шли в революцию, при одном упоминании о которой мы начинаем дрожать от ненависти, с чистым сердцем и без корысти. Были такие люди, и они за это поплатились. Таким был, кстати, и Шаламов. Я вам рассказывал о том, с чего он начинал.

 Таким был и Солженицын. Он был марксистом. Эти заблуждения века, этот обман, эти соблазны, которые век нам предложил, – это большая иллюзия, предложенная людям двадцатого столетия. Ее нужно понять и милосердно простить.

 «Великая иллюзия» — это название фильма, который поставил Жан Ренуар. Речь идет о Первой мировой войне, о разочаровании людей, прошедших через эту войну.

 В двадцатом веке действительно было много и очарований, и разочарований. Надо сказать, что это был последний век русского романтизма. Романтизм бывает идеальным, когда желает людям добра, когда стоит за красоту, за обаяние, за полноту. И бывает романтизм революционный, свирепый, который готов жертвовать многими и многими тысячами людей, чтобы достичь так называемого светлого будущего.

 Какой из этих романтизмов возобладал в двадцатом веке, я не берусь судить. Век этот начинался с войн, с каких-то гнилостных духовных веяний, к которым я отношу и литературу Серебряного века, конечно, далеко не всю, но то, что явления декаданса превалировали в литературе начала века — это абсолютно верно. И, может быть, один только Блок смог устоять против этих тлетворных веяний, которыми он тоже переболел, но от которых освободился перед смертью.

 Был романтизм Блока, которому казалось, что в восстании масс, в сожжении дворянских усадеб слышна музыка, причём он слышал ее как музыку Вагнера, довольно жестокого немецкого композитора, которого, кстати, любил Гитлер. Неважно, Блок слышал эту музыку, он был поэт, он верил, что в конце концов поднявшаяся буря в России только очистит воздух, и люди сделаются другими.

 Да, он ошибся. Он страдал от этого. От этого он и умер. И поэтому ему ничего не оставалось, как в поэме «Двенадцать» поставить впереди солдат, рушащих все на своём пути, Иисуса Христа. Кто увёл бы их от этого злого, чужого умысла, внушённого им кем-то. Это была последняя надежда Блока, великая, прекрасная надежда Блока. Великая, прекрасная надежда. Многие видят в этом несообразность. Как это: во главе пьяных мужиков, убийц этой бедной Катьки, идущих по России державным шагом, всем грозя и всех расстреливая, как может быть впереди них Христос?

 Это вынужденная передислокация Христа из Евангелия в начало двадцатого века.

 И ведь если мы сейчас обернёмся на этот век, то скажем себе, что он дал России и миру столько знаменитых, прекрасных людей во всех областях культуры, и не просто культуры, а жизни, науки, политики – даже политики! Это был век крупных личностей.

 Я попытался записать себе, просто наугад, из русской литературы, и не будем брать Толстого и Чехова, ладно?

 Но возьмем Бунина, Блока, Куприна, Шмелева, Заболоцкого, Набокова, Андрея Платонова, Ахматову, книгу Шолохова «Тихий Дон», Есенина, Булгакова, Солженицына, Шаламова, Чапыгина, Астафьева, Шукшина, Абрамова, Распутина, Казакова, Домбровского, Шергина, Писахова…

 Какая бриллиантовая цепь великих русских имен… (Это все двадцатый век.) Совершено разных, пришедших в культуру с разных сторон, но обогативших ее, двинувших ее и, может быть, спасших культуру для будущего, потому что она, особенно сегодня, находится под непоправимой угрозой.

 Все эти – уже не три богатыря, а трижды три, семижды семь богатырей, которые стоят на границе, как стояли богатыри возле Орла, на границе с Диким полем, так стоят сейчас эти люди, охраняя нашу культуру, и нас тоже. И все они — дети двадцатого века.

 А художники? А композиторы? Пластов, Свиридов, Шостакович, Шапорин, Шабалин, Прокофьев... А прекрасная Уланова, прекрасная Лепешинская, Королёв, который запустил в космос Гагарина, Эмиль Гилельс, Ойстрах, Рихтер, Козловский, Лемешев, патриарх Тихон, Рахманинов — это все двадцатый век.

 Надо сказать честно, эти люди достойны великих имён людей века девятнадцатого. Даже те заблуждения и страдания народа, которые он перенёс в двадцатом веке, те кощунства, на которые он вынужден был пойти, разрушая церкви и глумясь над Богом, породили и великую музыку, и чудесную живопись, и прекрасную литературу.

 Двадцатый век — это и Столыпин, и Мечников, и Менделеев, и Павлов, и Вернадский, и Вавилов. Где вы наберёте сейчас такой список прекрасных учёных, которые не просто изучали клетку и объясняли, из каких частей она состоит, как это делает, например, писательница Улицкая, простите меня, со сперматозоидом. Она, кажется, по профессии генетик, у нее есть книга «Казус Кукоцкого», которая посвящена тому, как рождается плод, как соединяются клетки, это такая физиология человека, которая для той литературы находилась за занавесом. А впереди занавеса выходил Шаляпин, танцевала Лепешинская, и каждый новый сезон в Большом театре начинался с оперы «Иван Сусанин».

 Ну а МХАТ? ( Я не буду даже называть имена.) А театр? Какие актеры были в двадцатом веке? Которых мы любили, ну, вспомните Евгения Леонова, хотя бы, этого прекрасного Винни-Пуха, на самом деле прекрасного актера. Таких великих актеров было множество на сценах театров.

 Наконец, Россия в двадцатом веке дала своих героев. Я смотрел репортажи о праздновании Дня Победы – мало кто жив из солдат тех лет. А войну-то выиграли солдаты. Одного солдата я видел, с орденом солдатской Славы. Больше всех им досталось, и они рано ушли. Они болели, они прозябали в каких-то конурах, хотя им обещали всем отдельные квартиры… Это позор наш, что мы этого не сделали, потому что перед каждым из них, например, мы, дети войны, были готовы преклониться и до сих пор. И это было чудо народное, оно не только в нас было. Эти люди действительно существовали.

 Были вымышленные герои. Но это не значит, что других не было.

 Россия дала самой себе и миру целую плеяду героев.

 А Чкалов и вся его команда? А папанинцы… Мы же воспитывались, читая о них всех, слыша о них по радио и любя их так же, как любили отцов и своих старших братьев, если они воевали. Ну, мой отец не воевал, он был в лагере, но я его любил, потому что он служил Отечеству до того, как его арестовали.

 Он много сделал для страны, и таких тоже были тысячи.

 Возвращаясь к войне с Наполеоном, помню памятные доски битвы под Лейпцигом, так там буквально одни русские фамилии. Деньги были английские, а жизни клали русские люди.

 Англичане любят платить за чужие победы.

 Я не говорю уже о полководцах, таких как адмирал Кузнецов, который первым из военачальников дал приказ флоту готовиться к отпору. Всем говорили, что это провокация, что не надо на нее поддаваться, а Кузнецов не послушался этого приказа и спас флот.

 Таких людей тоже было много: а физики наши? Йоффе, Игорь Тамм, Капица...

 Это были крупные люди, которые в условиях жестокого государственного давления и контроля сумели сделать столько, сколько не сделало нынешнее «племя». Не в упрёк ему это я говорю, а потому что это факт.

 Поэтому, прощаясь с двадцатым веком, мы должны поклониться ему и сказать спасибо. Спасибо, что он был.

 А если говорить о литературе, поскольку наша лекция литературная, последняя литературная лекция, то появление этих блистательных имён, которые я называл: Шукшин, Абрамов, Распутин, Астафьев и так далее — это был золотой финал двадцатого века. Когда русский язык, вся русская культура снова поднялась наверх, и оказалось, что она жива, что она хранит русский язык, продлевает ему жизнь. Это был великий взлёт нашей русской литературы.

 Я много дней провёл, изучая современных писателей. Вышел из этой работы больным человеком. Было и больно, и страшно, и противно, и жалко, жалко...

 В книге «Трагедии русской философии» приводится фраза англичанина Чемберлена, но не премьер-министра, а учёного:

 «Кто ниоткуда, тот никуда».

 То есть если кто-то идёт, видя за собой пустоту, тот и придёт в ту же самую пустоту. И это уже трагедия современной культуры и литературы. Я это почувствовал ещё в девяностые годы, написав статью «Бедные дети распада». Она была напечатана в «Литературной газете» в 1993 году.

 «Недавно я получил от одного молодого литератора книжку, название которой говорит само за себя: «Как я и как меня». Книжка была упакована в конверт, и когда я извлек ее оттуда, вместе с ней выпала газета, во всю ширину которой была помещена фотография свального греха, или, как сейчас говорят, «группового секса».

 Автор сознательно вложил ее туда, чтоб всадить в меня заряд из двустволки — всадить и уложить наповал. Однако, оставшись жив, я полистал книжку. Густым матом покрыты в этой книжке все — от Льва Толстого до Георгия Владимова, не забыта и русская литература в целом: и ей анафема! Над кем еще посмеяться? Над «мучениками советского режима»? Пожалуйста! Над Н.А. Некрасовым? «Некрасов женился на проститутке». Над Булатом Окуджавой? «Булат Шалвович, сидящие в ж... приветствуют вас!» Над Пастернаком? «Особенно нам нравились три позы (речь идет о позах любви. — И.З.): «Дальняя дорога», «Крокодиловы слезы», «Борис Пастернак».

 Так пишут наши мальчики, наши бедные дети распада. Иначе их не назовешь, ибо, как в физике распад часто связан со смертоносными последствиями, так и в жизни, и в литературе — эффект тот же. Распад — это отпадение от всего, это, естественно, и разрушение целого и это отравление воздуха, воды и духовной пищи.

 Да, были в истории русской литературы примеры, когда Гоголь иронизировал над Пушкиным, а Достоевский — над Гоголем. Но то была не ирония истребления, а ирония любви: так дети подшучивают над своими родителями, даже боготворя их.

 Дети распада есть дети распада: они не щадят никого. Они утверждаются на обломках, они готовы плясать на могилах. Для них все их предшественники — лишь мелкие статисты, играющие в пошлой драме, именуемой «борьбой с тоталитаризмом».

 …Мне жаль этих детей — все же они наши дети. Но мне жаль и читателя. Грязь способна прилипать к одежде, от грязи зарождаются воспаления и инфекции, и, умножая грязь, мы умножаем болезни. Литература ужасно заразительна. Она в состоянии во стократ увеличивать то, что берет из жизни. Мат на улице, мат на заборах, теперь мат в романах и повестях — это гибель языка, это гибель почитания предков. Мне скажут: такова жизнь. Но литература не должна сталкивать человека в яму. Поэт не могильщик, он поэт.

 Незадолго до этой лекции я разговаривал с одной девушкой. Она попросила меня книгу надписать, я надписал, и она говорит:

 — Так хочется идеального, и как-то нет вокруг этой тяги к идеальному.

 Действительно, когда я прочёл три десятка книг авторов, я вам назову их, современных писателей, награждённых всяческими премиями, и блещущих на западных книжных ярмарках, то я увидел, что никакого духовного запаса для пути к идеальному там нет. А самое главное, что меня больше всего оскорбило — там нет совершенно любви.

 Я нашёл там, пожалуй, одно сильное проявление чувств: это постоянно воспроизводящаяся, жалящая и убивающая ирония. Вот основной мотив декаданса конца двадцатого века и начала двадцать первого.

 Ещё Блок говорил: нас всех мучает бес иронии. А что такое ирония?

 Слово происходит от древнегреческого ε?ρωνε?α, то есть «притворство, увёртка, насмешка».

 Это — вопрос, ставящий в тупик. И ведущий в тупик тоже. Даль так трактовал иронию:

 «Речь, которой смысл или значение противоположно буквальному смыслу слов; насмешливая похвала, одобрение, выражающее порицание; глум. Иронический — глумный, насмешливый; похвала, которая хуже брани».

 Он же приводит такие русские пословицы:

 «Над стариками не глумись», «В этом лесу леший глумится», «Глумилась верша над болотом, да сама туда и пошла».

 После такого цветения русского языка в прозе конца века я столкнулся с безъязыкой литературой, а литература не может быть безъязыкой. Эта литература — компьютерная. И жизнь взята из компьютеров. История взята оттуда же. Произошло понижение во всех сферах культуры и жизни, и новых писателей, наследников Тургенева и Гончарова интересует прежде всего низ человека, жизнь его низа, вы понимаете, о чем я говорю.

 Подняться, восстать над собой, увидеть этот свет идеала? Нет, уже слеп глаз, он видит только то, что ниже «ватерлинии». Конечно, есть отдельные таланты, которые выпадают из этого списка, но они и не находятся наверху, они не празднуют свой праздник на улице, это безымянные таланты, которые, безусловно, выйдут ещё, я в это верю, но сейчас мы имеем засилье отрицательной и глумливой иронической литературы.

 Ещё в начале двадцатого века Иннокентий Анненский писал:

 «Вот как получилось: если раньше гении творили бытие, то теперь таланты делают литературу». Делают, понимаете? Какое мертвое слово, оно относится уже к ремеслу, а не к искусству.

 Да, я могу сказать, что на смену пришло поколение людей, много читавших, даже отчасти грамотных, кто-то их них изучал буддизм, кто-то углублялся в магию, как, например, Виктор Пелевин и другие, господин Дмитрий Быков, человек, безусловно, способный, издаёт роман за романом, готовый, кажется, лопнуть от изобилия — он читал и Фолкнера, и Роже Мартэн дю Гара, знает, кто такой Камю, и когда начинаешь по листочку собирать эту литературу, то видишь, что она вся заимствована и вторична, именно потому, что от земли, от жизни, от природы, от переживаний, от сердца ничего в неё не идёт. Все идёт из этих мертвых резервуаров.

 Поэтому — «бедные дети», и мне их жалко. Но ведь эти «дети» уже выросли! Если в 1993 году они были дети, то уже двадцать лет прошло. Вот та же писательница Улицкая. Ей 69 лет уже, она уже переросла Чехова и дошла до возраста Толстого, а о чем она пишет? Она пишет о физиологической части существования человека, которую мы отправляем в разных закрытых от глаз местах и которая никогда не была предметом изображения в литературе. Вы не скажете мне, как князь Андрей Болконский мочился, или подробности родов Наташи Ростовой; все эти подробности есть в этих книгах.

 Трудно представить себе, в какой стране происходит действие отдельных романов и повестей. Это происходит «где-то» вообще, но не в России. То есть эта литература совершенно лишена национального духа. Не только по каким-то вещественным приметам, но по своему самосознанию. Повторяю, господствуют здесь ирония и глумление, которые никогда не господствовали в русской классике, и в том числе в классике двадцатого века. Это невозможно представить ни у кого из русских писателей.

 У Достоевского вы разве прочтёте, как Свидригайлов насиловал девочку? Нет, только мысль, только идея отталкивающая описана, но нет никакой физиологии.

 Почти ни в одной современной книге вы не встретите описания природы. Человек выключен из неё. Но русского человека представить вне природы невозможно. Может, только городского мальчика, который ходил в английскую школу и не бывал на природе.

 Природа же была одним из главных действующих лиц русской литературы и очищала её, и становилось легче дышать, когда люди читали пейзажные страницы. Здесь этого нет; здесь искусственный вакуум четырёх стен и долгих бесконечных разговоров, переполненных такими откровениями, которые я просто стыжусь вам зачитывать.

 Вот передо мною книга Михаила Шишкина «Письмовник». Этот человек живет сейчас в Германии, но это неважно. Книга в прошлом году была награждена премией «Большая книга». Это как бы переписка девушки и её возлюбленного. Девушка не известно в каком городе живёт, это непонятно; возможно, это Россия, но все-таки трудно представить, что это Россия, а её возлюбленный воюет в Китае, в войне 1902 года. Такой смелый переброс внутри самой истории. Письма безответные: они пишут друг другу, но ответов не получают. Так чем же они делятся друг с другом?

 Девушка рассказывает ему... Нет, читать я не могу, потому что здесь присутствуют женщины.

 «Это только мальчикам кажется, что у женщины между ног тайна; а там мокроты, миазмы, бактерии».

 Это пишет девушка своему возлюбленному. Вы можете представить Татьяну Ларину, которая пишет что-то подобное Онегину?

 А что пишет ей этот воюющий возлюбленный?

 «А сортир здешний, далекая моя Сашка, это нужно объяснить. Представь себе дырки в загаженном полу. Нет, лучше, не представляй! И каждый норовит наделать кучу не в дырку, а с краю. И залито все. Вообще работа желудка у твоего покорного и иже с ним — особая тема. В здешней отдаленности почему-то всегда болит живот. Непонятно, как можно посвятить себя науке побеждать, если сидишь все время над бездной и из тебя льется?»

 Можно счесть это за пародию, но выдаётся это за откровения любящих друг друга людей.

 Конечно, господин Шишкин читал «Гамлета», и, безусловно, без этой фигуры он не может обойтись

 «Знаешь, о чем я тогда писал? О Гамлете. Вернее, о себе, что вот и у меня умер, а может, и не умер отец, а мать вышла замуж за другого, да еще и слепого, но совершенно непонятно, почему все должны травить друг друга и пронзать острыми предметами, не заливая при этом сцену кровью. А если все умрут без всяких надуманных злодейств и интриг, просто так, сами по себе, прожив жизнь — это что, уже не будет Гамлет? Да еще страшнее! Подумаешь, призрак отца! Детские страшилки …

 А про Гамлета еще нужно рассказать, как однажды он купался в озере, к нему подплыл один дядечка и сказал: «Мальчик, ты неплохо плаваешь, но твой стиль нечистый. Давай я тебе покажу!». И вот этот учитель плавания поддерживал снизу, и рука все время соскальзывала с живота все ниже и ниже, будто случайно».

 То есть Гамлет поставлен рядом с гомосексуалистом, если описать жизнь Гамлета правдиво, как они считают, то Шекспир тоже недотянул.

 В предисловии к сборнику «Русские цветы зла», название которого звучит как манифест новой литературы, Виктор Ерофеев, их идеолог, пишет, что Достоевский до дна зла-то не дошёл. Мы должны это зло вычерпать, показать, как низок и гнусен человек. И когда он начинает черпать, простите меня, из уборной, то кажется, что он вычерпывает зло, а он вычерпывает всего лишь навсего... Вы понимаете что.

 Вот такая теория: что там двадцатый век, где все прогнило, все отвратительно, от всего нужно не только отталкиваться, отказаться, нужно проклясть этот век. Как говорил Достоевский — «самооплевать» его. Нет, оказывается, можно и с Шекспиром тоже разобраться. Чего-то Шекспир недосмотрел, дожидался, видимо, этих толкователей.

 Потом девушка начинает писать ему, как она входит в ванну, как она раздевается, как она выглядит голая, как она смотрит на свой пуп, там колечко, и он и есть пуп земли, то есть она переходит уже к категориям мироздания. Потом идёт речь о половых органах обезьян. Это все она пишет, девушка.

 «Знаешь, чего я хочу сейчас больше всего на свете? Забеременеть от тебя всем, ртом, глазами, пупком, ладонями, всеми отверстиями, кожей, волосами, всем».

 У него и паровозы занимаются любовью тоже. Эта книга считается шедевром русской литературы двадцать первого века.

 «За кофе принялась подпиливать ногти, а нужно подпиливать жизнь». Каков уровень этого афоризма, да? Каков уровень этого письма...

 В чем разница между декадансом начала двадцатого века и декадентами его конца, и начала века двадцать первого?

 За декадентами Серебряного века — а мы знаем, что Толстой причислял к ним даже Чехова — стояла огромная культура. За ними стояла неумирающая, все время ищущая русская жизнь и мысль.

 А за этими стоит пустота. И мне очень жаль, потому что среди них есть очень способные ребята. Тот же самый Дима Быков, который здесь, который там, который везде. Телевидение, кино, эстрада, романы... У него есть книга, которая называется «Календарь». Что он делает? Он берет какие-то юбилейные даты — ну, скажем, день рождения Ксении Собчак — и рассуждает по поводу Ксении Собчак. Тут же рядом родился, скажем, Филдинг, английский поэт. Он рассуждает о Филдинге. Когда он рассуждает о Собчак, я это даже не беру в расчёт; но в этом календаре есть два прекрасно описанных персонажа: господин Сурков, который сидел по правую руку Медведева, — и вот Быков берет этого громилу и превращает его в мокрое пятно, и делает это достаточно остроумно. То же самое, такую же расправу он устраивает над Радзинским, известным телевизионным чревовещателем.

 Он их просто уничтожает. То есть когда надо уничтожать, когда надо глумиться, тут и талант появляется. А когда надо восхищаться, преклонять колени, любить — таланта нет.

 Он пишет в этом «Календаре»: в таком-то году, такого-то числа впервые был поставлен «Ревизор». И что же он пишет о Гоголе? Что чиновники берут взятки, что Городничий сахарные головы у купцов берет, прогнила Русь и так далее... Поёт те песни, которые пели советские литературоведы, кого он же и ненавидит. Когда речь касается Набокова, Платонова или Гоголя, Дима Быков становится маленьким мальчиком из детского сада. Это не особенность его биографии или его природы, я не хочу над ним посмеяться, я просто говорю, что в сфере иронии они герои. Там, где посмеяться и поглумиться — мы молодцы, или рассказать о том, что находится между ног у женщины.

 Как сказано, дьявол — в деталях. Эти детали ведут нас к какому-то дьявольскому началу полученной этими ребятами свободы. Ведь они не просто так появились. Это не какие-то там извращенцы или сумасшедшие. Конечно, они очень расчетливы. В том смысле, что чётко ориентируются на рынок, на спрос, ведь про то, что находится ниже «ватерлинии», будут читать, может быть, даже специально будут искать эти места. Что касается фантастики, как у Пелевина, то можно Толстого превратить в жандармского полковника, заставить его сражаться с какими-то чертями, а черти, оказывается, руководят Толстым, они, вообще, породили Толстого, и не один черт, а много. Вот такая фантазия играет у Пелевина, который считается таинственной фигурой новой русской литературы. Когда подходишь к этой таинственной новой фигуре, то хочется спросить: а зачем ты изучал английский язык? Зачем окончил хороший институт, если ты с Толстым так обращаешься? Превращаешь его в посмешище?

 У Быкова есть роман о русских масонах двадцатых годов. О Петрограде там есть такая фраза: «город стоял, как обделавшийся старик». А почему? Потому что во дворце Белосельских-Белозерских поселился райком партии, тут Дом Советов, там Дом профсоюзов... Но при чем тут город, и зачем так старика-то обижать? Со стариками всякое бывает, да. Но нет у него к старикам жалости.

 А мне их все равно жалко, этих ребят. И я думаю, что эта болезнь, конечно, не у каждого пройдёт. В целом в России это ведь дьявольское поветрие: кого кромсает и переделывает русские оперы? Русскую драму? Кто ставит Гоголя на коньки? Кто заставляет Хлестакова насиловать дочь Городничего? Эти несчастные дети распада.

 Кто ниоткуда — тот в никуда.

 Хочу закончить прокламацией Ерофеева. Она объяснит вам, откуда они, чем они гордятся и что они утверждают. В этих писаниях никогда не встретишь то, что встречается у русских писателей, а именно, взыскательное, суровое отношение к себе. Я имею в виду Гоголя, Толстого, да любого великого русского писателя возьми — он всегда, заглядывая себе в душу, недоволен собой, и честно и открыто может сказать об этом. А здесь этого нет. Здесь есть гордыня и любовь к себе. Как один сатирик написал — «живу, любя, умру, любя, люблю, люблю, люблю себя».

 «Последняя четверть XX века в русской литературе определилась властью зла». Он говорит о «розовом христианстве» Достоевского, о том, что он писал для подростков, что Толстой лишён метафизической сути... Это Толстой-то лишён метафизической сути? Да если и есть эта суть в русской литературе, то именно в Толстом!

 «... русское культурное общество в свое время получило такую дозу литературного проповедничества, что, в конечном счете, стало страдать чем-то наподобие моральной гипертонии, или гиперморалистической болезнью».

 Дальше он пишет о том, что появилась новая литература, а старая — это сплошной бред и графоманство... Короче говоря, Ерофеев настаивает, что писатели в двадцатом веке остались без литературы.

 Когда я пришёл в девяностом году работать в «Литературную газету» заведующим отделом русской литературы (меня пригласили как беспартийного, тогда это было модно), то мне на стол положили статью Ерофеева «Поминки по советской литературе». Довольно злая статья. Она лежала несколько месяцев, и я говорю: «Давайте её напечатаем». Мне заместитель главного редактора Кривицкий говорит: «Нет, это никогда не будет напечатано», а я сказал «будет».

 И мы её напечатали.

 Но теперь-то настало время писать статью «Поминки по антисоветской литературе». Время поминок не за горами.

 «...новая русская литература выпорхнула из клети. Острота переживания свободы заложена в сущности ее существования …

 Новая русская литература засомневалась во всем без исключения: в любви, детях, вере, церкви, культуре, красоте, благородстве, материнстве, народной мудрости (крушение народнических иллюзий, которые не рассеялись в интеллигенции за время существования советской власти), а позднее и в Западе.

 Новая литература колеблется между «чёрным» отчаянием и вполне циничным равнодушием.

 В литературе, некогда пахнувшей полевыми цветами и сеном, возникают новые запахи — это вонь. Все смердит: смерть, секс, старость, плохая пища, быт. Начинается особый драйв: быстро растёт количество убийств, изнасилований, совращений, абортов, пыток. Отменяется вера в разум, увеличивается роль несчастных случаев, случая вообще. Писатели теряют интерес к профессиональной жизни героев, которые остаются без определённых занятий и связной биографии. Многие герои либо безумны, либо умственно неполноценны. На место психологической прозы приходит психопатологическая».

 Это декларация. Это высоко поднятое пиратское знамя. Но это ещё не все. Что делает Виктор Ерофеев? Он отменяет главный постулат нашей жизни, и литературы в частности. Он производит «отмену спасения» (это его слова). В результате вместо спасения — спасительный цинизм.

 Вот, оказывается, где лекарство-то. Сейчас же пойдём во все аптеки и купим спасительного цинизма.

 «Цинизм приносит облегчение, смягчает психологические трудности перехода от тоталитаризма к рынку; читатель получает долгожданную индульгенцию; его больше не приглашают к подвигам».

 Дальше у него, оказывается, гомосексуалист Харитонов основал современную советскую гей-культуру в семидесятые годы.

 «Теперь крепчающая гей-пресса прославляет Харитонова, он классик, его имя превращается в пароль.

 ...Строя тексты на отбросах социалистического реализма, он взрывает их неожиданным сломом повествования, матом, предельным сгущением текста-концентрата, состоящего из сексуальной патологии, тотального насилия, вплоть до каннибализма и некрофилии. Под коркой текста обнаруживается словесный хаос и бред. Мёртвое слово фосфоресцирует словесной ворожбой, шаманством, мистическими глоссолалиями, глухо намекающими на существование запредельных миров. Тексты Сорокина похожи на мясо, из которого вытекла кровь и которое кишит червями».

 Кстати, в этом сборнике напечатан рассказ Сорокина «Заседание завкома». Это попытка злой насмешки над обрядами нашей старой жизни. Собирались собрания, прорабатывали отстающих, хулиганов. Начинается с выступления членов завкома, кончается всеобщим побоищем. Какую-то бедную уборщицу раздевают, кладут на сцену и начинают втыкать в неё трубы. Какая-то женщина расцарапывает себе ногтями лицо. Все превращаются в трупы.

 Кстати сказать, смерть — желанный гость этой литературы. В романе Улицкой «Зелёный шатёр» насчитывается штук сто смертей, не меньше. И все они описаны физиологически отстранённо. У Толстого в «Войне и мире», кажется, один только Болконский умирает, а здесь — сплошные смерти, безжалостно и жестоко описанные.

 Но при этом Ерофеев говорит о себе: мы далеко не слабые писатели.

 Вот что произошло с новой литературой на рубеже веков. Произошла, между прочим, смерть наивности. А наивность — святая черта великой литературы. Разве Гамлет не наивен, бросив вызов морю зла своей рапирой? И Дон Кихот наивен. И Гоголевские герои наивны. И Хлестаков наивен, который не берёт взятки, а получает деньги взаймы. Наивность присуща и Толстому. И даже Чехова, которого, как медика по образованию, считают скептиком, циником. Но он не был таким. Он был в высшем смысле наивным.

 А есть ещё писательница Славникова. Она пишет: «помечтать какую-нибудь мечту.... Железная трагедия молча кричала о себе... Голубев с эрекцией в штанах выпучился на табло». Просто неграмотная женщина.

 И это всё книги лауреатов, лауреатов и лауреатов. Так называемая либеральная общественность, которая, конечно, руководит этим процессом, посылает этих людей за границу, как бы представлять русскую литературу, забывает, что на Западе при Пушкине, Жуковском, Гоголе, Вяземском и Лермонтове больше всего переводили Булгарина. Кстати, очень хорошего журналиста, но пошлого писателя. Его переводили во всех странах Европы, при живых Пушкине и Гоголе.

 Так что ссылаться на то, что вас печатают во Франции, Германии, Занзибаре и ещё где-то — это ни о чем не говорит. Мы должны к этому относиться без раздражения, без зависти, без обиды за стариков, за консерваторов, за классиков.

 Когда я рассказывал вам о русской литературе, я всё время пребывал с ощущением полёта; а сегодня ощущал спуск, все ниже, ниже и ниже.

 Я не могу поверить в то, что русское слово, русская национальная культура будет погребена под этими обломками. Я так не думаю. Россия большая, таланты в ней есть, и они придут — в театры, в литературу, в науку. Может быть, придут и в политику.

 После болезни бывает обновление. Человек или умирает, или выздоравливает.

 Конечно, ни Россия, ни русская культура, ни мы как народ не умрём.

 Пожалеем этих ребят, среди которых есть талантливые люди, но заблудившиеся во тьме свободы.

 

Игорь ЗОЛОТУССКИЙ

 

Опубликовано в газете "Слово" №20 (905) от 30 октября -12 ноября 2015 г.

 

______________________

 

* Имеется в виду цикл лекций И.Золотусского на телеканале "Культура"

 

***

ВРУЧЕНИЕ ЕЖЕГОДНОЙ ПРЕМИИ

 

Ежегодно Центральный дом литератора собирает лауреатов и победителей международного конкурса «Золотое Перо Руси».

 

«Качественная литература всегда была важным объединяющим фактором многонационального и многоконфессионального российского общества»… – на церемонии зачитывается Правительственная телеграмма в адрес организаторов и победителей этого года от председателя оргкомитета по проведению Года Литературы в России С.Е.Нарышкина.

«Премия ставит перед собой благородную цель – сохранение русского литературного языка и популяризацию лучших литературных произведений, написанных русскоязычными авторами разных стран…», – оглашается приветствие из Департамента г.Москвы  за подписью В.Э.Филиппова.

Федеральное агентство по печати и массовым коммуникациям во главе с М.В.Сеславинским также прислало своё приветствие: «…наша общая главная задача – не допустить падения интереса к чтению…»

Литературный институт им. М. Горького представляет в этот день Анна Гаганова: «Важно, что открывая новые имена и поддерживая юные таланты, проявившие себя в сфере литературного творчества, вы помогаете юному поколению не потерять ориентиры в обществе потребления…», – зачитывает она приветствие и.о. ректора М.Ю.Стояновского.

Приветственные письма на адрес оргкомитета поступили из разных стран: Канады, Америки, Австралии, Греции, Египта, Казахстана, Украины, Германии, Франции, Болгарии… – всего более 70-ти.

Малый зал ЦДЛ предполагал тесную встречу. Настолько тесную, что каждый из присутствующих мог «дотянуться рукой до звезды». А звёзды в этот день сияли ярко. Михаил Иванович Ножкин не только вёл награждение нескольких номинаций, но и дарил с автографами двухтомники и диски с записью песни «Бессмертный полк», которую написал аж 45 лет назад и с которой встречал «Бессмертный полк» 9 мая на Красной площади в портретах героев войны. А как он пел!

Порадовал и Бисер Киров. Он исполнил авторский Гимн Золотого Пера Руси и песню о присоединении Крыма к России.

Николай Романов исполнял знакомый всем с детства марш Прощание Славянки.

 

Далее – собственно награждение. 

 

Победителями в различных номинациях и обладателями знака «Золотое Перо Руси» стали:

 

- номинация «Проза» – Переверзин Иван Иванович (г.Москва) за книгу «Росомаха»,

 

- номинация «Издания» – Беррес Леонид (г.Москва), обозреватель газеты «Московский комсомолец»,

 

- номинация «Духовность» – Атанас Ванчев де Траси (г.Париж, Франция) за книгу «Божественное достоинство глагола»,

 

- номинация «Очерк» – Клепов Анатолий (г.Москва) за книгу «Шифраторы и радиоразведка. Щит и меч информационного мира. Записки криптографа»,

 

- номинация «Поэзия» – Наталья Владимировна Вареник (г.Киев, Украина) за высокое художественное мастерство серии стихов «На волоске от всеобщего хаоса»,

 

- номинация «Детская» – Римма Алдонина (г.Москва) за подборку произведений для детей в книгах «Тузик и другие собаки», «Школьный концерт»,

 

- номинация «Музыкальная» – Булатов Артур Амирович (г.Уфа) за цикл песен военно-патриотической направленности на слова Владимира Силкина,

 

- номинация «Теле…» – Игорь Черницкий (г.Москва) студия «Черомафильм» за высокое художественное мастерство киноленты «Юнкера»,

 

- номинация «Общественные коммуникации» – Абов Арамаисович Джуликян (г.Москва), главный редактор телекомпании «Ники ТВ» за цикл телевизионных программ и телемостов с регионами России «Национальный вопрос – пути решения»,

 

- номинация «Научно-техническая» – Виктор Шарков (г.Троицк) за произведение «Туфта в науке»,

 

- номинация «Историческое наследие» – Шопотов Константин Антонович (г.Санкт-Петербург) за книги «Великий русский мореплаватель Алексей Чириков», «Памяти великих мореплавателей», «Подвиги первых русских мореплавателей», «Подвиги первых русских навигаторов».

 

Всего на церемонии было награждено более 250-ти человек, в том числе 15 человек получили высшие награды – Знаки из чистого золота, выполненные всемирно-известным ювелиром Романом Денисовым, и 25 человек – серебряные Знаки. Также были вручены почётные дипломы, медали и ордена от МГО СП РФ, Трудовой Доблести России, Московского Фонда Мира.

Полный список победителей читайте на сайте http://perorusi.ru/

К президиуму подходили за наградами люди-легенды: герой социалистического труда Алексей Лёвин, контр-адмирал Константин Шопотов, криптограф Анатолий Клёпов, генерал Сергей Рымарев, полковник Сергей Стукало, замечательные писатели и поэты из разных стран. Лишь по дипломам можно было изучать географию мира.

В тесном сотрудничестве с литераторами, как и каждый год, проявили себя меценаты и спонсоры. Николай Ляпко лично вручал всем свои волшебные ленты и аппликаторы. Привезли книги из нескольких издательств, продукцию от АСГ Групп, АРГО и другие подарки.

Московское городское отделение Союза писателей РФ представлял Владимир Бояринов, Студию писателей при Министерстве обороны РФ – Владимир Силкин, МСП «Новый современник» – Илья Майзельс, Ассоциацию писателей Саратовской области – Александр Амусин, МТОДА – Леонид Брайловский.

«Русская Идея – неотъемлемая частица славянского мира, составляющего общей планетарной системы мировой культуры, которая в свою очередь способствует развитию и духовному росту планеты Земля. Ни для кого не секрет, что эстеты всего мира русскую традицию воспринимают с таким же уважением, как китайскую, англосакскую, арабскую, и другие… – подчеркнул учредитель проекта Александр Бухаров».

Продолжать творить, анализировать, создавать, вносить свою лепту, свои выводы, открытия, свои уникальные художественные ценности для её чистоты, роста и развития во имя познания и любви призывали в этот день все участники встречи.

 

Светлана Савицкая,

писатель, журналист

 

***

Религия Лепенского водоворота

Отрывок из книги

Брониславы Совиль и Олега Валецкого

"Сербская руна".

Перевод Надежда Лучич

 

В ходе раскопок в местечках Винчи и Лепенского водоворота найдено огромное количество скульптур, которые, очевидно, имели религиозное значение, в первом ряду находятся яйцевидные скульптуры полулюдей-полурыб. Согласно книге Любивоя Йовановича «Валунная цивилизация» («Валунная цивилизация». Любивой Йованович. «Пешич и сыновья», 2009г.), похожее существо – получеловек-полурыба – позднее широко появляется в шумерской мифологии как Оанес, который выходит из воды, и который научил людей ремеслам, наукам и искусствам.

Позднее у финикийцев Оанес стал известен как Дагон, чей лик в финикийском храме с подчеркнуто отрезанными руками и отрубленной головой. Согласно мнению профессора философского факультета Университета в Косовской Митровице Момира Йовича («Сербы до сербов» М .Йович, Кральево, 2002), рыбовидный бог Дагон большую часть дня должен был проводить в воде, поэтому вполне логично, что посвященные ему святилища должны были быть вблизи рек и озер, и в этом случае залив Лепенского Водоворота был идеальным местом для постройки религиозного святилища этому богу.

Сам характер домов, не очень удобных для жизни, с нелогичным местом для очага при входе, странной формы и большим количеством разных статуэток говорит о том, что Лепенский Водоворот мог быть частью Винчанской цивилизации, но как отдельный религиозный центр, чему имеются многочисленные примеры в истории антики. Такие центры традиционно рассматривались как места захоронения выдающихся людей, своеобразным лечебным местом, а нередко и местом для жертвоприношений. Интересно, что покойники (найдено 180 скелетов) похоронены в различных позах, что, очевидно, имело важное значение,т.к. некоторые похоронены в нормальном положении (при этом надо напомнить, что они были высокого роста, средний рост женщин от 162см, мужчин 172, причем один был высок 203см.), других хоронили в лежачем положении, «на боку», третьих в позе «Лотоса».

Согласно тексту доктора Ивицы Тодоровича («Мифологическая истина сербов». Ивица Тодорович. Зворник. Белград. 2005г.), подобная поза была характерна для захоронений индийской цивилизации, где подобным образом похоронены «спасенные», чьи тела продолжили медитировать и после смерти. В связи с этим Мирчо Элиадэ приводил пример секты «Агхор» (бесстрашные), которая существовала в рамках культа поклонения богу Шиве, где мертвецов хоронили в позе «лотоса». В книге Любивоя Йовановича «Валунная цивилизация» приведено мнение археолога Любинки Бабович, которая вместе со Срейовичем участвовала в раскопках Лепенского Водоворота. Л.Бабович считала, что Лепенский Водоворот был городом священников, что доказывает план места и найденные в нем фигуры, посвящённые богу Солнца, как и то, что и сами дома представляли собой некий вид божества, в котором горит огонь. Согласно тексту Миодрага Милановича («Историческое происхождение сербов», Миодраг Миланович, «Вандалия», Белград, 2011г.), культ огня традиционно связывается с культом поклонения Солнцу; существовал военный культ, и был, как пишет Миланович, характерен для сарматов, о чем писали Амиан Марцеллин и Клемент Александрийский. Исследованием сходства между славянской мифологией и древними восточными религиями также занимался и Любивое Йованович («Валунная цивилизация». Любивой Йованович. «Пешич и сыновья» Белград, 2009г.), который считал, что яйцевидные камни, т.н. «валуны» или по сербски «облутки»,характерны для славянской цивилизации.

Интересно, что в известном пелазгейском мифе о сотворении мира этот мир появляется из яйца, которое рождает богиня Эврина, сама появившаяся из Хаоса, получившая лик голубки.

 В своей работе «Духовное наследие Винчи и традиции сербской мифологии», прочитанной на международной научной конференции «На истоке культуры и науки» (Белград, 21-23 сентября 2012г.), Мирослав Миянович анализировал найденные образцы топоров с двойным лезвием, т.н. «культ двойного лезвия», открытый еще Милоем Васичем. Этот культ отличался обожествлением Солнца и рисунками двуглавого орла, а культ, подобный ему, существовал у древних хеттов. Осуществляя исследования Балкан и Кипра, Артур Эванс считал, что такой топор – символ власти Зевса. Макс Миллер в своей работе «Антропологическая религия» (Antropological Religion.Max Muller) заметил сходство критского бога, чью власть характеризовал топор с двойным лезвием, и Лабранды – солнечного божества древней Анатолии. Этот культ сопровождают, согласно исследованиям Мирослава Мияновича, рисунки свастик и спиралей (найдены возле Сараева, в Бутмире), как и рисунок скарабея, характерный для культуры хеттов – номандского народа, который одно время завоевывал Старый Египет.

Александра Байич в своей книге «Великая богиня славян» («Пешич и сыновья», 2007г.) выразила мнение, что в Лепенском Водовороте находился храм богини жизни и смерти Мораны, и что под полами домов найдены скелеты, принадлежащие королям, которые были ритуально утоплены в водах Лепенского Водоворота. Кстати здесь, по книге Любивоя Йовановича,в области Ждрела, в Джердапском ущелье приплывали на нерест рыбы моруны из семейства осетровых, которых связывают с культом богини Мораны.

С 80-х гг. прошлого века до сегодняшнего дня сформировалась достаточно неопределённая научная дисциплина, слабо закрепленная в неожиданно трех границах: лингвистика – славянская этнология – археология (и немного истории). Свой вклад в неё внесли ученые, чьи основные направления не имели ничего общего ни с лингвистикой, ни со славистикой, этнологией, историей или археологией, но которые по отношению к предмету своей заинтересованности выработали достаточно оригинальное и свободное мышление. Их методы антинаучны: произвольность, экзальтированность, прекогнитивная предопределенность, даже с известной долей мистики:

''...Так мифы постепенно исчезают из воспоминаний. Между прочим, есть люди, которые тяжело приспосабливаются к новому, считают, что старые знания надо сохранять любой ценой, а та цена иногда очень высока, например, цена жизни ''. (Александра Байич, ''Великая богиня славян'', стр.5.)

Подходя к этой действительно обширной литературе, истоки которой не обнаруживаются в похожей историографии предыдущих периодов, уже в 80-х гг.20 века можно натолкнуться на заразительный энтузиазм, и почти каждая из них может быть понята как продукция неопределённого жанра, в которой может быть не только наука, но и хорошая доза фикций и мистицизма. Книга Александры Байич «Великая богиня славян» её вторая книга о славянских божествах (первая относится к целому славянскому пантеону), и читая её, видно, что автор занималась значениями славянской и кельтской мифологий, и что в некоторых сегментах хорошо информированна по вопросу, хотя в послесловии отгораживается от этого:

''Писав эти строки, я в полной мере осознавала, что мои ассоциации весьма свободные, и что я, сравнивая данные из различных источников, которые часто были противоречивы, пробовала соединить их в одну теорию, которая бы, как мне кажется, могла бы их примирить» (То же самое, стр.175).

Также автор не везде приводит свои источники, поэтому и в самых интересных заключениях остаёмся в недоумении откуда берутся они и на основе чего приведены (например, очевидная лингвистическая похожесть между понятиями Авалон (неизвестный остров, на котором похоронен король Артур) и Авалой, горой возле Белграда, которая (игрой случая?) после разрушения средневекового города Жрнова, также скрывает в себе кости юнака (Неизвестный юнак). Мы не знаем, кто и когда об этой похожести размышлял, или это открыто только госпоже Байич, т.к теория не развивается, а источники нам не приведены.

 ''Великая богиня славян'', как мы уже сказали, жанрово неопределённая книга, и мы можем в ней условно выделить два слоя: один информативный (исторический), а другой программный. Первый из них весьма интересен. У автора прекрасный стиль изложения, часто сама подходит к теме беззаботно (Великую богиню, например, называет «дамой», «таинственной дамой», «госпожой», что иногда подрывает серьёзность термина) и приводит авторов, которые благодаря своему авторитету никоим образом не могут быть сравнены и приравнены.

«Великая богиня» и тематически несколько раз «убегает», и мы бываем задержаны на неожиданных дигрессиях, но и с этим быстро смиряемся. Программный слой «Великой богини славян» должен был бы, несомненно, представлять некий небольшой манифест одной из новых сект у нас, секты родноверов.

Эта книга, выпущенная в 2007г., может нам предложить и ценное понимание развития термина (в России и в Украине родноверие появилось уже в конце 20 века, тогда как у сербов оно начало устанавливаться только в первом десятилетии 21 века). Читая эту книгу, не можем сопротивляться влиянию, что и в схожестях новых лингвистических конструкций нужно искать смысл; например, как термин-пилот, параллельно с родноверием, пущен в оборот и термин «родной»: родные различия, родная литература (здесь думается только на женскую, т.н. «лесбийскую литературу», термин, который задержался примерно до 2010г.), и это факт, который госпожа Байич достаточно хорошо знает. Книга «Великая богиня» с занимательным посвещением: «Моей матери Миладе, бабушке Милице и нашему женскому роду» (То же, стр.4.)

В связи с этим автор, ожидаемо, должна войти в проблему страшного разлома паганизма, ей надо было объяснить противоположность матриархата и патриархата, что в любом случае главная преграда на пути окончательного рестановления существующего паганизма в Европе (славянскому родноверию сродни секта Wicca, например, в Англии). Из-за этого автор часто впадает в полемику с некоторыми постулатами христианской церкви, с чьей теологией, к сожалению, не совсем хорошо знакома. Родноверцы как традиционалисты, в течение последних двадцати лет в Сербии научились при каждом удобном случае прятаться за Православием, как основы сербского традиционализма, а родноверие – это возврат к традиции, корням, не так ли?

''Христианство отодвинуло старых богов. Но богини, между прочим, оказали сопротивление, продолжили лететь сквозь наши леса и облака как ВИЛЭ, прекрасные молодые девушки в белых платьях, с распущенными вьющимися волосами, которые всегда любят храбрых мужчин, но также любят и танцевать коло, и очень сердятся, когда их кто-то от этого отвлекает (...) «Сопротивление» есть результат факта, что христианство бедно «женскими» мифами, архетипические женские образы в Библии весьма скудны, и нормальная женщина тяжело находит себя и свою идентификацию, ощущая себя слишком грешной и недостойной по сравнению с Богородицей, но более пристойной по сравнению с Марией Магдалиной, блудницей. Паганистские женские божества предлагают более широкий выбор архетипических женских образов». (То же, стр 131-132.)

Приведенный текст есть часть генерализации христианской доктрины, которой христианство подвергнуто, похоже, после окончания Второй мировой войны, для того, чтобы сегодня постепенно сойти на нет, для уверенности в выполненной работе.Не хотим напоминать о сонмах христианских мучениц: некоторые из них были замучены как женщины, иногда за то, что, кроме того, что были христианками, были просто женщинами, но этого родноверская литература, вера или ещё что-то не видит. Библия полна архетипическими женскими образами – напомним лишь о Марфе и Марии, но кто не читал, не может понять.Святая Мария Магдалина, которая попала под самый сильный удар западной критики в начале 21 века, в нашем народе, от которого госпожа Байич собирает большую часть данных, вопреки собственному утверждению, известна как Благая Мария,первая и последняя, которая искала земную правду для Господа, обратившись для этого к самому Цезарю (что об этом могут сказать современные сифражеткиње?). Когда о ней пишет Библия, она давно не грешница, а преображенная. Вообще, читая «Великую богиню славян», должны быть внимательны в связи с «христианскими» данными, которые весьма произвольно приведены, без какой-либо проверки. Вспомним лишь один пример: ''...Наследница Живы и есть ''Огненная Мария'', народ этот праздник связывает с Богородицей Марией. Это предельно ясно, т.к. христианский миф не связывает никакой огонь или огневитость с благим ликом Богородицы ''(То же, стр.93.)

Автор не занимает никакую научную позицию, ей не бросается в глаза, что и гореупомянутая Мария Магдалина зовётся «Мария». Святая Мария Египетская также «Мария». Наш народ отлично знает, что «Огненная Мария» не Богородица, даже не Мария, но святая мученица Марина, «мученая в огне и воде».

 С оговоркой следует принимать и все произвольные аналогии, которые являются изобретением не только самой госпожи Байич, но и целой «неославянской» школы с 80-х гг.прошлога века и до сегодняшнего дня. Так, в книге «Великая богиня славян» читаем, что дели-Радивой, гайдук 16 века, член дружины Старины Новака, на самом деле хорошо сохранённое имя божества Радгост (автор не напоминает нам, что дели-Радивой полностью подчинён Старине Новаку, что было бы необычно для одного божества). Автор провозглашает дели-Татомира, таинственного члена этой же дружины, сыном дели-Радивоя, хотя очевидно, что он ему, вероятнее всего, племянник; может, и он, как и ребенок Груица, сын вилэ – информация, которая бы понравилась родноверам. Произвольно и местонахождение в Сокобане привязывать к образу дели-Татомира, чья дружина находилась на горе Романия, возле Сараева. Василису Премудрую спорно связывать с именем Велеса, славянского божества, когда известно, что лингвистически корни мужского рода этого имени – Басилеус - совсем другие. Имена «Велес» и «Воин» также вряд ли могут быть связанны, тем более известно, что «Воин» имеет четко определенное значение, а в «Великой богине» они без какого-либо спора приравнены.

 Автор впадает в полемику и с авторитетом в области археологии Драгославом Срейовичем. Так как коллекции наиболее важных сербских музеев вот уже 16 лет полностью недоступны общественности, мы можем предположить что угодно в связи, например, с полом и личностью птичьего возницы, идола с «Дупляйской повозки».

А.Байич, судя по птицевидной голове и роскошной юбке возницы, а также по отношению к подмеченному факту, что птицы, запряженные в «повозку» - дикие утки, а не лебеди, опровергает предпоставление Д.Срейовича, что речь идёт об Аполлоне, который на своей колеснице мчится в Гиперборею. Когда дело доходит до вопросов, которые больше не можем проверить, следует придерживаться тех теорий, чьи источники по тем вопросам хотя бы держали в руках. В книге Воина Матича «Психоанализ мифического прошлого» находим целую полемику о «фаллосовидной матери», которая опирается на факт, что малый идол «Дупляйской повозки» подвижен и что даже можно заглянуть под его юбку.То, что там находим – неоспоримое доказательство, что идол, по крайней мере ниже талии, мужского пола.

 Проблематичны и утверждения А.Байич, что энеолит это еще время матриархата; игнорируется существование, может, самого занимательнейшего периода паганизма – дуализма, как и утверждение, что олень был представителем солнечного божества.

 Конечно, везде солнечно, везде, кроме как у славян, где под видом оленя появляется ярко выраженное хтонское божество чак психопомп.

 Но, не смотря на всё это, книга «Великая богиня славян» представляет занимательное чтение. Вопросы славянской мифологии в сегодняшней науке всегда были заброшены и каждый новый виток этих исследований - похвальная попытка.

Александра Байич полностью права, когда пишет в связи с культурой Лепенского водоворота, что речь идет о старейшей европейской культуре, которая, вероятно, была матриархально ориентированна, что нам, как позже увидим, показывает сосредоточенность культа на воде (Лепенский водоворот).

Что касается огня Лепенского водоворота. Не обязательно, что он всегда связан с солнечным божеством – это свойство намного позднего патриархального устройства.В Винчи и культ огня имел предельно ясное значение люстрации. Новые исследования огороженных очагов винчанских домов, которые проводят ученые западных стран, т.к. в Сербии, например, любой серьёзный научный подход для подобных исследований невозможен, - позволили выявить спекуляции о культовой роли очагов, что обнаружено в рамках объяснения на презентации коллекции Платар. Этим придаётся сложная, но и не невозможная функция посредничества между солнечным и хтонским божествами (очевидно: Белого и Черного богов).

 С учетом того, что лишь два этих культа, воды и огня, представляли противоположность двух принципов, женского и мужского, и с учетом того, что такая двойственность привела к изменению человеческого религиозного сознания и понимания мира и к переходу из матриархата в патриархат, тяжело представить,что одновременно на этом же месте существовали святилища обеих культов в столь раннем периоде.

 Доказательств нет, но и в этом сегменте наука не обязана опираться на спекуляции; существует нечто более надежное – аналогии. Невозможно входить в полемику и оспаривать какую-либо из данных теорий, но, кажется, в случае «рыбацких поселений» культуры Лепенского водоворота не следует смотреть на Солнце: неважно, 22 июня оно также всходило точно над Трескавцем – возможно, 8000 лет назад - или нет. Нужно смотреть на Луну, как знак Богини-матери, чей 28-дневный цикл совпадает с циклом женщины, и который имеет очевидное влияние на уровень воды и, следовательно, на плодородие земли.

Воин Матич в своей работе «Психоанализ мифического прошлого» («Психоанализ мифического прошлого», Воин Матич, Просвещение, 1979г., Белград) пишет следующее: «Матриархат характеризует так называемая лунная мифология (...) Похоже, что человек свои первые прогнозы связывал с Луной. В рамках мистерии плодородия таким образом Луна стала женским божеством, что сохранилось в магической вере до сегодняшнего дня: якобы Луна влияет на менструацию женщин. (...) Луна как небесное тело, которое растёт и уменьшается, было олицетворением возрождения (...) Луна связывается с влагой на земле, так как Солнце высушивало и уничтожало растительность, а Луна её оплодотворяла влагой; такое верованье сохранилось до Плиния»

 В свете психолого-мифологических исследований, которые в сербской научной среде (главным образом, в фольклористике) 70-х и 80-х гг. прошлого века дали весьма прекрасные результаты, совсем понятен сотнями и сотнями лет сохраняющийся «защитный знак» как культуры Лепенского водоворота, так и Винчи – букранион: каким-то видом краски выкрашенный коровий (бычий) череп, выставленный на входах домов как Лепенского водоворота, так и Винчи. Рога в ранних цивилизациях связаны с символом молодой Луны (месяца), т.е. с одним их трех ликов Великой Матери. Преломлением черепа и выделением лишь одного рога получаем фаллосовидный символ позднего, дуалистического, потом патриархального культа.

Огонь, которй как один из элементов Духа - наряду с воздухом – представляет собой мужской принцип, связанный с культом Солнца. Вполне возможно, что в культуре Лепенского водоворота он имел лишь вспомогательную фукнцию.Если переместить жертвоприношение культуры Лепенского водоворота в ночь, во время полной Луны, волны и утопление временного короля в природно точно обозначенный вихрь, скажем, в тот момент, когда над одним из тех вихрей лик полной Луны, тогда входы домов, нелогично развернутые к воде, и также нелогичный огонь в очагах на этих входах получают некий смысл. Функциональный. При всем этом возможно, что и огонь получал значение в зависимости от времени и места. Очаг, поддерживаемый женщинами, вероятно, не был изобретением лишь старого Рима, поставившего весталок у огня. Поэтому огни Лепенского водоворота необязательно являлись знаком культа Солнца.

Определенные подтверждения могут найтись и в народном эпосе, скажем, в песне «Бог никому не остаётся должным». Её содержание таково: жена Павла ревнует к его любви по отношению к сестре и пробует отвратить Павла от Елы. Последний подарок, который Елица получила от братьев Павла и Радула (жена Радула отказывается помочь жене Павла, которая просит у неё «траву против вражды») – нож: «Каждое благо ей приносила, потом ножи окованные, окованные серебром, позолоченные». Этим ножом молодая жена Павла убила «вороного коня в поле», потом «пошла ночью в развалины и зарезала серого сокола», затем «зарезала ребенка в колыбели».В третьем случае Павел поверил жене, будто его сестра убила его ребенка, сестра клянётся, что нет, предлагает брату разорвать её конскими хвостами, что он и делает. Спустя много времени заболевает жена Павла, страшно мучается и хочет для себя такого же наказания:

 

''Ой Боже, Павел господин,

Не води меня по двору белому,

Лучше привяжи меня к конским хвостам,

Понесут меня вниз по широкому полю,

Пусть меня живую кони растерзают.''

Это Павел с любовью выслушал

Привязал ее к конским хвостам

Понесли её вниз по широкому полю.

Где её капля крови упала,

Там растут шипы и крапива:

Где она сама упала,

Озеро там появилось,

По озеру вороной конь плавает,

А за ним позолоченная колыбель,

На колыбели сокол, птица серая,

В колыбели ребенок мужского пола,

Под горлом его рука материнская

А в руке теткины ножи''.

 

В этой песне, как и в песне «Искусанный пастух», мать сама приносит жертву (как и в мифической притче о Яссоне и Медее), но всё таки очень занятно присутствие другой женской особы, близкой ребенку. Как если бы жертву производили две жрицы, не больше (здесь, конечно, мотив помощницы сильно изменен). Этот второй образ связан с племенем – членом семьи, через которого племя берет на себя ответственность. (Это знак племенного присутствия, одобрения и участия в чине жертвоприношения). Все три жертвы - мужские атрибуты, и все три жена Павла производит ночью. Ребенок зарезан во сне, как это вероятно произошло и в «Искусанном пастухе», который и после обряда во сне не может проснуться (выйти). Может это перекликается с утверждением А.Байич,что жертвы паганизма «совершаются в тишине»; если это так, самую большую проблему представляет молчание жертв, т.е. жертва находится под воздействием наркотиков. (Может, нам решение дано в приведенной песне, в «траве против вражды», которую жена Павла просит у жены Радула. Растение галлюценногенного или наркотического свойства, которое, очевидно, было известно народу). Число мужских жертв – 3, число женских жриц – 2. Отметим также интересную связь двух различных культов – кровавых жертв и жертв утоплением (В озере. Жертвы-утопленники всплывают на поверхность как знак преступления жены Павла).

 Песнь-причитание «Султана Прездана и Влашич Младжень».

 

'' Мелкую розу собирала Прездана, прекрасная султана,

 Красивая госпожа,

Она розы собирала в царском саду,

С ней розы собирал Младжень, молодой Влашич''

 

Содержание: Прездана предлагает Младженю ''поцеловать её возле роз'', что он отказывается делать из страха, что их увидят «её родитель и царские янычары». Она ему угрожает, что лично скажет им, будто Младжень напал на нее, и, похоже, Младжень совсем радостно принимает её первое предложение. Увидели их янычары, донесли султану, который приказывает, «чтобы ему быстро схватили Младженья, молодого Влашича, и повесили его на «зеленом яворе».

 

 ''А это ты обо мне услышала, Прездана, прекрасная султана,

Красивая госпожа,

В руки мне дала красивый шелковый пояс,

Этим быстрее открыла путь явору зеленому,

Прездана госпожа.

Тут увидела Младженья, молодого Влашича,

А висит он на яворе зеленом,

Влашич, добрый юнак.

Она обрезала свои прекрасные русые волосы,

И ставила их Младженью на лицо белое,

Влашичу юнаку,

Да бы ему солнце жаркое лица белого не испортило.

И на яворе зеленом,

Прездана госпожа

Повисла рядом с Младженьем,

Молодым Влашичем

Прездана госпожа.

Здесь на яворе зеленом молодые висят.

(Записал неизвестный Бокель, первая половина 18 века)

 

Имя Прездана могло бы означать вдову или замужнюю женщину (серб. пре-давана, она-која –се-давала-пре. ) ''Младен'' - это имя самого младшего сына (источник: байка «Стойша и Младен», в которой Стойша, услышав, что змей зовется Младеном, выкрикивает, что и он самый младший сын у отца и поэтому им следует помириться). Б.С.) То, что Прездана старше Младженья, говорит нам сведение, что она берет инициативу в свои руки. То, что султан, похоже, ей отец, могло бы быть поздней вставкой. В основе песни угадывается старозаветная притча о Иосифе: на это указывает, что со стороны султана казнен лишь любовник, а не любовница, что показывает на возможность соблюдения второй версии ее собственного рассказа - что всё случилось против ее воли.

 Султанская казнь весьма мифологическая (паганистическая). Повешение самого младшего сына на "зеленом яворе". С учетом неоспоримого культа дерева в паганистическом прошлом, тяжело представить, что жертвоприношение могло проходить полностью без него, а смерть через повешение похожа на смерть утоплением.О повешении пишет и Роберт Гревс в "Греческой мифологии", поискать.

 Отвязывание пояса Презданы есть символичное венчание или досвадебное "развязывание девичьего пояса", в чем, похоже, запоздала, или если первая часть песни - поздняя вставка, что кажется совсем вероятным. Народный певец больше не думает о значении девичьего пояса и предполагается, что Прездана повесится на нем, поэтому только для этого и носит с собой, или все-таки этот пояс (уже развязанный) означает причину страдания.

Невозможно, что она покрывает Младену лицо своими отрезанными волосами раньше, чем взберется на дерево, поэтому последовательность её поступков очевидно изменена из-за градации (поздняя вставка). "Тут молодые висят на яворе зеленом"' - даже если это кажется неприемлемым, нам предлагается идея живых любовников на яворе, вероятно, под вопросом их связь с деревом, какая-то слабо сохраненная картинка старого обряда. "Венчание у пня" - сербское народное выражение, означающее ненастоящее, социально непризнанное венчание, возможно сохраняет память паганистского обычая привязывания молодоженов к дереву (к пню тяжело привязывать - поэтому настоящий обычай не был соблюден). Много позже эта картинка связана с одним из вариантов "Книги о Иосифе", с историей о Прездане и Младженье и, вероятно, действительной казнью социально неприемлемых любовников через повешение. Дерево явора всего лишь коллективная память обряда венчания.

Роза, возле которой встречаются любовники, - старый символ любви, особенно "мелкая роза", т.е. летняя поздняя роза, у которой опадают лепестки.

 

 

***

Литклуб «Верба» поговорил о Кире Булычёве

 

Вторую октябрьскую встречу в 2015 году участники литературного клуба «Верба», который собирается в отделе литературы по искусству Национальной библиотеки Республики Дагестан им. Расула Гамзатова и включает в себя и литераторов, и читателей, решили посвятить известному писателю-фантасту, автору десятков книг Киру Булычёву. 18 октября писателю должно было бы исполниться 81 год.

Руководитель литклуба «Верба» Юлия Зачёсова сделала доклад о писателе.

Среди многих произведений Кира Булычёва самым, пожалуй, известным фантастическим циклом романов можно назвать книги о девочке Алисе Селезнёвой, которая во время школьных каникул путешествует по космосу с отцом-зоологом и помогает ему собирать удивительных инопланетных зверей для заповедника на Земле. Свою героиню автор назвал этим именем в честь своей дочери Алисы. Немногие знают, что Кир Булычёв – один из псевдонимов писателя, а настоящее имя – Игорь Всеволодович Можейко. Псевдоним он взял, опасаясь, что руководство Института востоковедения, где он работал, не посчитает фантастику серьёзным занятием и после раскрытия псевдонима уволит его. Другие псевдонимы писателя – Игорь Всеволодович Всеволодов, Николай Ложкин, Маун Сейн Джи, Лев Христофорович Минц, Ю. Лесорубник, Юрий Митин, Свен Томас Пуркинэ, Б. Тишинский, С. Фан, Кирилл Булычёв. Более 20 произведений Кира Булычёва были экранизированы. Например, по повести «Сто лет тому вперёд» (1977) снят пятисерийный фильм «Гостья из будущего» – один из самых популярных в СССР детских фильмов середины 1980-х годов прошлого века.

Участник литклуба «Верба», доктор физико-математических наук, писатель-фантаст Абутраб Аливердиев поделился воспоминаниями о своей встрече и личном общении с Киром Булычёвым на «Росконе» (конвент писателей-фантастов, ежегодно проходящий в одном из пансионатов Подмосковья) в 2002 году: «Помимо формальных встреч было много интересных разговоров, ради которых, собственно, люди и съезжаются со всей страны (и даже всего мира, приезжают на такие конвенты и американские писатели). В одной из бесед Булычёв рассказал, что детским писателем, каким мы его привыкли воспринимать, он стал случайно. «Издательский портфель» «взрослой» фантастики был забит на годы вперёд, и ему предложили попробовать на практически свободном поле фантастики детской. Он попробовал. И, как в одной песне, получилось хорошо. Вместе с тем сам он скорее отдавал предпочтение «взрослой» аудитории. А вообще, повторюсь, собеседником он был весьма интересным».

 

Цитаты из произведений Кира Булычёва:

 

«– Сезам, откройся! – воскликнула Алиса. Но дверь не открылась.

– Разве я неправильно сказала? – спросила Алиса.

– Правильно, – ответил Синдбад. – Я даже удивился, как это ты знаешь такое секретное и тайное слово. Неужели его будут помнить столько лет?

– Все будут помнить, – сказала Алиса. – И все ваши путешествия и подвиги тоже будут помнить.

– Очень приятно, – сказал Синдбад-мореход. – Я рад.

Он подошёл к двери, повернул ручку и отворил её.

– Понимаешь, Алиса, – сказал он, отходя на шаг в сторону, чтобы Алиса могла войти внутрь. – В жизни мало сказать волшебное слово. Надо ещё что-нибудь сделать. Если ты сказала «сезам», не мешает потом повернуть ручку».


(«Козлик Иван Иванович»)

 

«– Одна на поиски не выходи, тут очень опасные звери.

– Но ведь я – царь природы.

– Звери об этом не знают. Они необразованные!» 

 

(«Путешествие Алисы»)

 

«Критерием цивилизованности мира должно служить именно чувство юмора».

 

«Ждать всегда плохо, особенно когда не знаешь, чем кончится ожидание, но почему-то мы всегда чего-то ждём. Даже жить некогда».

 

(«Посёлок»)

 

«Как и положено в интеллигентных спорах в нашей стране, до истины никто ещё ни разу не докопался, ибо суть российского спора состоит не в достижении истины, а в доказательстве своей правоты».

 

(«Золотые рыбки снова в продаже»)

 

«Пираты не обязательно бегают по океанам и космосу с кинжалами, пистолетами, лазерлётами. Они встречаются где угодно. Бывает, младенец только доковылял до яслей, а уже пират: спешит отобрать у другого малыша игрушку. Бывает, пират в жизни никаких законов не нарушил, никого не ограбил и не убил, а в самом деле – там мысль украл, там слово зарезал, там чувство задушил, и вреда от него больше, чем от целого брига с пиратским флагом».

 

(«Сто лет тому вперёд»)

 

«Когда человек плачет, это ещё не означает, что его надо немедленно утешать. Плач – дело интимное».

 

(«Белое платье Золушки»)

 

«Любая романтика не выдерживает яркого света…» 

 

(«Сапожная мастерская»)

 

«Начнёшь разбирать книги, зачитаешься через десять минут. И уборке конец".

 

(«Можно попросить Нину?»)

 

«Каждая настоящая женщина может обеспечить мужику и любовь, и нежность, и ненависть по полной программе. Для этого нет нужды заводить гарем».

 

«У каждого человека есть в жизни свои сложности. И чем крупнее личность, тем драматичнее сложности».

 

(«Галактическая полиция»)

 

«Без истории люди перестают быть людьми».

 

(«Посёлок»)

 

«Где появляется человек, природа превращается в окружающую среду».

 

(«Закон для дракона»)

 

Национальная библиотека РД им. Р. Гамзатова

 

 

 

***

Крепнет сотрудничество писателей РФ и КНР

 

Одним из важных итогов официального визита президента РФ В.В. Путина в Пекин стало соглашение между лидерами стран о сотрудничестве в сфере культурной деятельности.

Как отмечается, китайская Международная Ассоциация по связям с общественностью намерена  продолжать и  расширять сотрудничество с Международным сообществом писательских союзов (МСПС) как правопреемником Союза писателей СССР. 

Генеральный секретарь Китайской международной ассоциации по связям с общественностью Джао Дали сказал, в частности: «Подписание соглашения о сотрудничестве для нас – большой праздник. …Народ Поднебесной испытывает голод по новым произведениям современных русских авторов и очень их ждёт в переводе на китайский язык. Событие, которое происходит сегодня – это не просто договорённости двух лидеров. Это – выражение общей мысли китайского народа».

В свою очередь МСПС, осознавая важность поддержания и развития  культурных связей  с дружественной общественностью Китая, намерена уже в ближайшем будущем сделать новые шаги в этом направлении.

 

Александр Таев,

пресс-служба Международного союза общественных организаций «Международное сообщество писательских союзов» (МСОО «МСПС»).

 

***

Вечер литературного перевода

 

В конференц-зале Международного сообщества писательских союзов (МСПС) прошел вечер из цикла «Дружба литератур - дружба народов». Его организатором  стал председатель Исполкома МСПС, критик и переводчик Бежан Намичеишвили. Мероприятие было посвящено проблемам литературного перевода на современном этапе. Открыл встречу 1-й заместитель председателя МСПС, председатель Московской городской организации СП РФ, известный поэт и переводчик Владимир Бояринов. Он поделился с собравшимися своими мыслями о методах работы с современными талантливыми переводчиками из писательских сообществ во имя укрепления межгосударственных литературных и культурных связей, высказав признательность Председателю МСПС Ивану Переверзину за особое внимание к переводческой деятельности пи- сателей. Мастер поэтического перевода, легендарный поэт и главный редактор флагмана патриотической литературы – журнала «Наш современник» Станислав Куняев рассказал о насыщенном творческими исканиями времени  периода   работы над переводами поэтов Грузии. Секретарь правления Союза писателей России, лауреат международной премии «АК ТОРНА» за переводы тюркских поэтов Николай Переяслов  говорил о важнейшей миссии литературного перевода на современном этапе в деле сближения народов  и прочел свои переводы поэтов Якутии, Татарстана и Грузии. Заместитель председателя МСПС, переводчик романа Михаила Шолохова «Тихий Дон» на украинский язык Владимир Середин рассказал о работе над переводной книгой «Избранное» народного поэта Украины Бориса Олейника. Поэт, драматург и прозаик, главный редактор «Общеписательской литературной газеты» Владимир Федоров поделился с собравшимися опытом работы над переводами стихотворений поэтов народов Севера. На вечере прозвучали стихи Ивана Переверзина, Станислава Куняева, Владимира Бояринова, Маквалы Гонашвили в исполнении заслуженного артиста РФ Владимира Фролова и песни на стихи современных мастеров слова в исполнении композитора и пианистки Марал Якшиевой. Свои стихи читал поэт, заслуженный врач РФ Владимир Лория. На вечере также прозвучали стихотворения молодого поэта Константина Пурцхванидзе, чья творческая судьба трагически оборвалась в самом ее начале.

Как сказал, завершая вечер, Станислав Куняев, встреча в стенах знаменитого «Дома Ростовых» собрала истинных сторонников дела  литературного перевода, и разговор получился –  конструктивным, заинтересованным и очень душевным.

 

                                                                                                          Наш корр.

 

***

Утрата

Ушел из жизни Юрий Мамлеев

 

Писательское сообщество облетела печальная весть. На 84-м году жизни скончался известный российский писатель, драматург, поэт и философ Юрий Витальевич Мамлеев.

Его романы  «Наедине с Россией», «Империя духа» и многие другие хорошо известны российскому и зарубежному читателю. Только с начала 90-х годов свет увидели  27 его книг.

Юрий Мамлеев возглавлял «Клуб метафизического реализма ЦДЛ», был награжден Пушкинской премией, литературной премией им. Андрея Белого и премией «Словесность». Произведения Мамлеева переведены на многие европейские языки.

Международное сообщество писательских союзов выражает искренние соболезнования родным и близким ушедшего. Имя Юрия Мамлеева навсегда останется в истории отечественной культуры.

 

***

Презентация журнала «Хлеб небесный»

 

22 октября в Забайкальской краевой библиотеке им. А.С. Пушкина состоялась презентация духовно-нравственного православного иллюстрированного журнала «Хлеб небесный», издававшегося в Харбине при Казанско-Богородицком мужском монастыре с 1926 по 1946 гг.

Большим событием стала передача в июле с. г. комплекта журнала «Хлеб небесный» в дар Забайкальскому краю, Читинской и Петровск-Забайкальской епархии от казаков Посольского Австралийского отдела Забайкальского казачьего войска. Привезла это ценное архивное издание жительница Австралии, представительница Австралийско-Новозеландской епархии Русской Православной Церкви заграницей Софья Михайловна Бойкова. 31 июля в торжественной обстановке 17 сборников журнала были переданы во временное хранение Забайкальской краевой библиотеке им. А.С. Пушкина. Было принято решение оцифровать подаренные журналы для того, чтобы с ними смогли ознакомиться все желающие.

Презентацию журнала открыл Протоиерей Павел Матвеев, руководитель отдела религиозного образования и катехизации Читинской Епархии, отметив исключительную историческую важность этого издания.

Историю появления журнала в Забайкальском крае поведал советник губернатора Забайкальского края, казачий генерал Сергей Григорьевич Бобров. О структуре и содержании журнала, в котором публиковались статьи духовно-нравственного содержания, освещающие вопросы православной веры и жизни Русской Православной Церкви заграницей, рассказала заведующая сектором оцифровки фондов Забайкальской краевой библиотеки им. А.С. Пушкина Мария Евгеньевна Шкабарня. Историю книгопечатания и книготорговли в Харбине в форме презентации представила Юлия Николаевна Бахмутова, библиограф Центра книжных памятников библиотеки.

В заключительном слове Ксения Анатольевна Стародубцева, доцент Забайкальского государственного университета, редактор газеты «Православное Забайкалье», дала высокую оценку работе краевой библиотеки им. А.С. Пушкина по оцифровке выпусков журнала и подчеркнула значимость «Хлеба небесного» в развитии духовного образования, как источника знаний об истории Русской Православной Церкви за рубежом.

На встрече присутствовали протоиерей Сергий Комков, руководитель отдела по взаимодействию с казачеством, Сергей Михайлович Авдеев, историк и краевед, кандидат философских наук, а также учащиеся духовной семинарии г. Читы.

Участники мероприятия пришли к единому мнению о том, что журнал «Хлеб небесный» должен быть сохранен для потомков как крупица духовной истории, как памятник священнослужителям, не утратившим истинную веру за пределами Родины. Казачий генерал С.Г. Бобров еще раз отметил большую работу Посольского Австралийского отдела Забайкальского казачьего войска по сохранению старинных документов, которые несут историческую правду о жизни и деятельности русских эмигрантов как в Китае, так и в Австралии.

 

Галина САВЕЛЬЕВА

 

 

 

***

Пресс-релиз МСПС.

Открытое письмо

руководителю Администрации Президента РФ

С.Б.Иванову

 

Сергею Борисовичу Иванову

 

Чиновники Управления Президента Российской Федерации по работе с обращениями граждан и организаций вместо серьёзной проверки  фактов, приведённых в публикации  «Год литературы – без литературы?!», в том числе изобличающей неблаговидную деятельность советника по культуре В.Толстого, похоже, затеяли с  писательским сообществом бюрократическую игру. Невольно возникает вопрос: как это сочетается с требованиями закона и морали?

 

Напомним читателям, что открытое письмо членов Международного сообщества писательских союзов, Общероссийского Литературного сообщества и Литературного сообщества писателей России Президенту РФ Владимиру Путину «Год литературы – без литературы?!»  «Общеписательская Литературная газета» опубликовала в №7(68) за текущий год. В письме поднимались крайне важные для литературного сообщества, для всей отечественной культуры, а, значит, и для страны, проблемы. Речь шла о том, что даже сейчас, когда текущий год объявлен в России Годом литературы, безосновательные и надуманные претензии и нападки на авторитетные писательские организации не только не прекратились, а приобрели ещё более циничный характер. Дошло до того, что государство в лице своего исполнительного органа «Росимущества» обратилось в Арбитражный суд города Москвы с иском об изъятии у писателей недвижимого имущества, которым они владеют более 70 лет. Что это, как не глумление над десяти-тысячной армией литераторов России?

Заметим, что годом ранее упомянутой публикации  предшествовала другая статья: «Советник обманул президента в целях уничтожения культуры». Речь в ней шла о неблаговидных действиях советника по культуре Президента Российской Федерации и высказывалась просьба «расследовать антигосударственную деятельность г-на Толстого».   И при этом авторы опирались исключительно на факты и конкретные действия высокого государственного чиновника, откровенно игнорирующего нормы закона и морали.

Тогда, в 2014 году, никакой письменной реакции на статью «Советник обманул президента в целях уничтожения культуры» мы не получили. Естественно,  такой результат огорчил, хотя это далеко не единичный факт: писатели хорошо знают, что нынче во властных кабинетах стало нормой не отвечать на критические выступления в СМИ, замалчивать их. Поэтому, публикуя открытое письмо «Год литературы – без литературы?!», мы высказали президенту РФ Владимиру Путину просьбу разобраться в сложившейся ситуации и пожелание  получить исчерпывающие ответы на поставленные вопросы.

Данное обращение было сдано в Приемную Президента Российской Федерации и зарегистрировано 29.072015г. за № 819558.

Наверное, письмо вызвало в администрации определенный резонанс, потому что на его рассмотрение потребовалось не 30 дней, положенных по закону, а почти полтора месяца. Но не это  главное.

Главное – суть ответа от 11 сентября за №А-26-13-81955891, подписанного Е.Зыбкиным – заместителем начальника департамента по обеспечению деятельности приёмной Президента Российской Федерации по приёму граждан. Прежде всего, изумило то, что Е.Зыбкин хоть и подписал ответ, но лично сам факты, изложенные в статье «Год литературы – без литературы?!», не изучал и не проверял. Он так и пишет: «На основании поступившей информации из Управления Президента Российской Федерации по общественным проектам, сообщаем…». Странно получается: если письмо, получившее статус обращения к президенту, было направлено на рассмотрение в Управление по общественным проектам, если именно в этом подразделении анализировались приведённые факты, то почему никто из его руководителей не пожелал поставить свою подпись под данным ответом? Или в этом чиновничьем организме так всё сложно и запутанно, что сначала управление готовит ответ, а потом пересылает его в некий департамент, который уже его и отправляет адресату?

Ещё больше вопросов возникает, когда начинаешь читать эту, по сути своей анонимную, отписку: «В связи с многочисленными фактами нарушений российского законодательства со стороны руководства упомянутых в представленной статье писательских организаций Генеральной прокуратурой Российской Федерации, Следственным комитетом Российской Федерации, Министерством юстиции и Федеральным агентством по управлению государственным имуществом Российской Федерации проведена внеплановая проверка их деятельности».

Вот так – гора родила мышь! Кто и сколько раз внепланово проверял писательские организации – об этом в публикации очень подробно написано. Как и то, что данные проверки проводились на основании письменных указаний советника по культуре В.Толстого,  ссылавшегося на поручение президента Российской Федерации от 03.07.2013 №Пр-1447, которого, как мы утверждали в статье, в природе не существует. Вот мы и просили руководство администрации президента разобраться: почему их сотрудник В.Толстой сначала фальсифицирует документы, а затем с их помощью ведёт разнузданную травлю писательского сообщества? Какая принципиальная оценка дана этому недостойному поведению?

Но так и действует бюрократическая машина: сначала не хотят ответственно исполнять порученное дело, потом, чтобы скрыть свои недостатки, утопить суть проблемы, придать ей абсурдный характер – разводят бумажную карусель. Скажем прямо, нас удивило, что обращение писателей в администрации зарегистрировано за №819558! Не свидетельствует ли такая уйма жалоб и просьб, что чиновники просто не ведут с ними надлежащей работы? Прикиньте, какое количество обращений  граждан и организаций ещё поступит до конца года?! И неужели, не дай Бог, их ждёт та же участь, что постигла письмо писателей – формальная вымученная отписка чиновника администрации?

Читаем полученный ответ дальше: «Проверкой Генеральной прокуратуры Российской Федерации… установлено: на момент ликвидации (подчёркнуто нами) Союза писателей СССР и Литературного фонда СССР согласно действующей в тот период Конституции РСФСР, Гражданскому кодексу РСФСР, Закону РСФСР…право собственности на имущество данных организаций возникло у РСФСР в силу прямого указания закона». Читаешь, извините, подобную белиберду и диву даешься: до чего же у нашей бюрократии низкий уровень профессионализма! Вы, господа, хотя бы внимательно читайте то, на что отвечаете авторам обращений! В нашем случае – тоже гражданам, но всё же писателям, уважаемым членам общества. Нет – не читают. И не задумываются: каким же таким решением суда были ликвидированы Союз писателей СССР и Литературный фонд СССР? И была ли эта ликвидация вообще?

Данный текст, как уже отмечалось, подготовлен в Управлении Президента Российской Федерации по общественным проектам. Обратите внимание – по общественным проектам. А ведь в данном управлении должно быть хорошо известно, что создание и восьмидесятилетняя  деятельность Союза писателей – это важнейшее дело культурного воспитания народа, что художественная литература играет ведущую роль в духовной жизни нации.

Или мы, писатели, напрасно пытаемся полемизировать с этими чиновниками,  к тому же анонимными, тем более достучаться до их душ и сердец? К сожалению, и нынешний Год литературы даёт много примеров того, что государство так до конца и не определилось, какая литература ему нужна и нужна ли вообще…

В заключении анонимный чиновник управления по общественным проектам информирует нас, что «Росимущество» приступило к работе по изъятию государственной собственности бывшего Союза писателей СССР и Литературного фонда СССР». Если же аноним под «работой по изъятию» имеет в виду тот иск, что направлен в Арбитражный суд г. Москвы, то он рассматривается уже второй год. И какое судебное решение в конечном итоге будет принято – время покажет.

Но, читая этот пустой и бездушный ответ, мы с сожалением вынуждены констатировать:  видимо, должностных лиц, готовивших его, настолько озадачила высокая должность господина В.Толстого  в администрации президента, что они позабыли и про закон, и про необходимость борьбы с коррупцией.

В нашей публикации прямо говорилось о том, что направив действия государственных органов на удушение трёх писательских организаций – Международного сообщества писательских союзов, Международного литературного фонда и Литературного фонда России, господин В.Толстой тем самым грубо попирает конституционные нормы. Именно на основании сфальсифицированного поручения главы государства были организованы бесчисленные проверки деятельности писательских организаций, что, в конечном счёте, в значительной мере парализовало их плановую работу сначала в Год культуры, а потом и в Год литературы. Организациям, две из которых имеют международный статус и включают в себя  литературные сообщества 27-ми стран, нанесён имиджевый урон. Сегодня мы вынуждены защищать в Арбитражном суде города Москвы не просто писательское имущество, но отстаивать нашу честь и достоинство. Понимает ли кто-нибудь в кабинетах государственной власти, что, выставляя писательское сообщество как противоправную организацию, власть, мягко говоря,  тем самым теряет своё лицо, доверие и уважение значительной интеллектуальной части общества?

Очевидно, что определённые силы сознательно и умело раскалывают писательское сообщество России, лишая его возможности активно и плодотворно работать на благо Отечества. Но мы, невзирая на это, никакому внешнему давлению не подчиняемся и продолжаем честно исполнять свой писательский долг. Именно с этой целью писатели России сохраняют свои творческие организации, укрепляют дружеские контакты с зарубежными коллегами. Ведь совершенно очевидно, что сегодня для пишущих людей именно наши союзы оказались единственной опорой и поддержкой в творчестве и быту. И в этих сложных условиях литературный процесс не останавливается. Но мы всегда реагировали и будем жёстко реагировать на чьи бы то ни было противоправные действия, считаем недопустимым явлением, когда некоторые облечённые властью лица беспардонно вмешиваются в нашу внутреннюю жизнь, устраивают против писательских организаций настоящие провокации, открыто ведут разнузданную кампанию по их ликвидации.

Борьба против всего этого – наша принципиальная позиция, о которой мы уже не раз заявляли в решениях своих руководящих органов, а также в обращениях на имя Президента России. Полностью разделяя и поддерживая государственную линию и взгляды В.В.Путина на внутреннюю и внешнюю политику, внося свой посильный вклад в их реализацию, мы верим, что рано или поздно найдём в лице Президента высшую справедливость.

Сегодня же мы вынуждены просить руководителя Администрации Президента Российской Федерации С.Б.Иванова обратить внимание на  безответственное отношение его подчинённых к рассмотрению обращений писателей, поскольку вместо серьёзной оценки противоправных действий советника по культуре В.Толстого мы в очередной раз получили лишь описание действий правоохранительных органов, которые им лично и инспирированы. Более того, ещё до судебного решения чиновники уже извещают писателей о грядущем изъятии у них собственности. Разве это не попрание закона и не проталкивание в обход него внесудебного решения?

Уважаемый Сергей Борисович!

Обращаясь к Вам с открытым письмом, писательское сообщество в соответствии с законом надеется наконец-то получить от Администрации Президента РФ не бюрократическую отписку, а изложение непредвзятой оценки сложившейся негативной ситуации и перечня конкретных мер по её устранению. Мы же, в любом случае, не собираемся отступать от заявленных позиций и будем отстаивать честь и достоинство  наших писателей, поскольку понимаем, что в противном случае духовной жизни  страны будет нанесен невосполнимый урон.

 

Международное сообщество писательских союзов 

Общероссийское Литературное сообщество 

Литературное сообщество писателей России 

 

***

 

 

***

"И только корень наш был неделим!"

Сегодня замечательному украинскому поэту Борису Олейнику

исполняется 80 лет

 

Эта замечательная   строка взята из стихотворения Б.И.Олейника "Ода братству", в котором автор воспел корневое единство и братство двух этнически родственных народов – украинского и русского. Братство, идущее из глубины веков. Перед читателем предстает широкая картина их общей героической и драматической истории – от Киевской Руси до времен Великой Отечественной войны. В ней наиболее судьбоносные ее вехи. Поход князя Игоря на половцев, битва русичей с татарами на Калке и Куликовом поле, Переяславская Рада, Великая Отечественная война.

Всего было на этой, по словам поэта, "долгой ниве жатв и лихолетий", но выстоять славяне смогли только благодаря своему кровному корневому единству.

 

- По-братски мы поделились с тобою

В дни жатвы и под небом грозовым

Глотком воды, окопами, судьбою –

И только корень наш неделим!

(Перевод Л. Смирнова.)

 

 Примечательно, что последнюю фразу поэт повторяет несколько раз, тем самым как бы утверждает свою   убежденность.

Наверное, в нынешнее время – время  трудных взаимоотношений между Украиной и Россией - пафос поэтических обращений Бориса Олейника не всем покажется своевременным и близким, но я уверен, что ни сам автор, ни его многочисленные читатели и почитатели не усомнятся в праведности сказанного. Олейник – выдающейся мастер этического слова - ведь писал не на потребу дня, не к юбилейной дате, но по велению собственной души и, конечно же, для вечности. И в этом он сродни мудрому и бесстрастному летописцу. Так ведь действительно было. И, несомненно, будет. Жизнь народов длинная. И кто знает, не придется ли русским и украинцам еще не раз отстаивать свою восточнославянскую православную идентичность. По образному выражению поэта, "славянскую ветвь" и "славянский род".

В "Оде братству" – гимн украинско-русскому братству, но точно таким же является отношение Б.Олейника и к Белоруссии. Для него трагедия белорусского народа в годы военных лихолетий – личное и неизбывное горе. Об этом чрезвычайно образно и трогательно говорится в стихотворении "Три березы растут…»".

 

- Ты прости! Я не смею касаться былых твоих ран.

Но когда мой предел заалеет последним закатом, -

О, дозволь, Беларусь, перейдя этот скорбный курган,

Встать задумчивым кленом – четвертым – с березами рядом!

(Перевод Л.Смирнова.)

 

Неравнодушен поэт и к судьбам других славянских народов. В дни югославской трагедии он решительно осудил американо-европейскую агрессию против Сербии. Неоднократно бывал в югославских фронтовых окопах, выступал с яркими публицистическими эссе, разоблачавшими брутальную агрессию военного блока НАТО, сопровождавшуюся бомбардировками городов и селений Сербии обедненным ураном. Одно из них – "Кто следующий?" –  явилось горьким пророчеством поэта в том, что Югославия не последняя страна, подвергшаяся глобализационной "демократизации" США и их европейских союзников. Вскоре они и ответили поэту на его вопрос. Следующими стали Ирак, Афганистан, Ливия, Сирия …, Украина.

Разумеется, не мог Б.Олейник не выразить своего отношения к югославской трагедии и в своих поэтических произведениях. Одно из наиболее пронзительных и набатных – озаглавлено "Славянам". Оно о сербах, оказавшихся, как пишет поэт, "средь двадцатого века на смертной меже", и о православии, на которое "замахнулся сатана". В нем призыв к общеславянской солидарности.

 

- Так ударим же в колокол – мощно, усердно,

Созывая славянскую нашу семью;

Если мы не спасем от погибели сербов –

Мы погубим и совесть, и память свою!

(Перевод Е.Нефедова.)

 

И сказано   это Олейником совсем не задним числом, не после, но в самый разгар кровавой расправы "цивилизованного Запада" над православными сербами. Можно сказать, голос поэта прозвучал прямо из сербских окопов.

Позже, в стихотворении "Спасибо, сербы!", Б.Олейник вернется к теме сербской трагедии. В нем он попросит прощения за тех, кто, фактически, предал сербов, не пришел им на помощь в трудную годину,   " таясь в норах и подвалах, дрожали, как дрожат осин листы…».   И это в то время, когда в Брюсселе, в генеральском мундире, "обнявшись со смертью, гогочет сатана". Повинившись, в том числе и за славянских собратьев, поэт обратился с благодарностью к гордым и неодолимым сербам:

 

- Спасибо, сербы. В эти дни и годы

Вы шли в огонь, умея уберечь

Мосты, что единят собой народы,

Как ни старался дьявол их поджечь!   

(Перевод Е. Нефедова).

 

Следует сказать, что тема славянства не эпизодическое вдохновение, но постоянный духовный родник, к которому поэт припадает на протяжении всей своей творческой жизни. В "Оде Киеву", написанной в дни празднования 1500-летнего юбилея древнейшего русского города, Б.Олейник особо выделил его восточно-славянское значение:

 

- Калиновая зыбка трех мужей,

Что разметали полчища Батыя,

Возрадуйся, золотоглавый Киев,

Высокий щит славянских рубежей!  

(Перевод Л.Смирнова.)

 

"Рубеж", как символ предела, за которым отказ от своего многовекового прошлого, своей культурной православной идентичности, стал главным смыслом замечательной поэмы Б.Олейника. "Трубит Трубеж". О судьбе Украины, вместе с поэтом, размышляют Богдан Хмельницкий и Тарас Шевченко. О такой ли Украине они мечтали? И такую ли Украину построили "вкраинолюбы ревни"? Поэт не идеализирует прошлое, но и от нынешнего не в восторге. Вложенные в уста Шевченко слова о политических поводырях народа, звучат, как наше родовое проклятье:

 

- Они при всех режимах – на посту,

Им все едино, власть доить какую,

Они святыню продадут любую –

Хоть красную, хоть желто-голубую…»

(перевод Е.Нефедова.)

 

Поэт заканчивает свою тревожную повесть об Украине призывом отбросить все суетное и мелочное, выполоть "осот розбрата" и явить себя миру единым Народом:

 

- Соборно славим вечных Матерей,

Всевидящих могучих кобзарей,

Что нас будили окликом казачьим

И не дали праправнукам незрячим

Загнать нас в сеть мальтийских упырей.      

 

К сожалению, оптимистическое заключение поэта не очень соответствует новым украинским реалиям. Украину таки загнали в те самые "мальтийские сети".

И все же, если народ имеет такого духовного авторитета, как Борис Олейник, не все так безнадежно. Когда я слышу не очень лестные характеристики нашего национального характера, среди которых присутствует и такая черта, как неверность, именно Олейник не дает впасть в отчаяние. Вот уж кто действительно надежен и верен. Верный своим убеждениям, верный людям их разделяющим, верный своей многострадальной родине. Он Поэт и Гражданин. Безусловно, наиболее яркий украинский поэт второй половины ХХ – нач. ХХІ вв. Он глубоко национален, неотделим от радостей и печалей своего народа. Его страстная поэтическая муза служит не сильным мира сего, на каждом повороте истории разным, но простым людям. Она не отрешена от  жизненной злободневности, но связана с ней не на уровне простой литературной иллюстрации, а глубоких философских раздумий.

В стихотворении «Молитва» поэт, обращаясь к Господу, говорит:

 

- Отче, никого не наказуя,

Лишь меня, мольбы мои отринув,

Не прощай, когда таких прощу я,

Кто за их «любовь до Украины»

Вымогает плату с половины!

…Не прости им, Господи, - прошу я!

(Перевод Е.Нефедова.)

 

При всей любви "к родной Отчизне", Олейник не склонен к елейности, псевдо-патриотизму, бездумному восхвалению своего. Он всей своей жизнью и творчеством приобрел право на правду. В том числе и горькую. Это не всем нравится. Было время, когда чересчур "сознательные" организовали настоящую травлю поэта. В вину ему вменялись политические акцентации советского времени, а также и нынешняя верность идеям социальной справедливости. Определенно, эта хула была поэту неприятна,  но он, как тот караван, продолжал спокойно идти своим путем. Иногда разговоре с близкими, касаясь позиции своих недругов,   поэт спокойно замечал: "Они не мне мстят. Они мстят себе за собственное криводушие и отступничество". Говорить правду - есть главное право поэта, и если он этим правом не пользуется, хотя бы одно мгновенье, – убежден Борис Ильич, – он не поэт.

Можно по-разному относиться к приверженности Олейника социалистической идее, но нельзя не признать благородства такой позиции. Да, ее реализация в Советском Союзе не обрела лучших форм, однако вина в этом не идеи, считает поэт, а тех, кто ее предал. Ему глубоко чужды так называемые коммутанты, в одночасье "забывшие" свое прошлое и гарцующие на гробах своих отцов и дедов. К тому же вдруг ставшие   "праведными" национал-патриотами и присвоившие себе право верховного судьи. Таких оборотней поэт высмеял в ряде сатирических стихотворений – в памфлете "Марш «пятой колонны", поэмах "Сон" и "Переодевание душ", стихотворениях "Третьи", "Прозрение" и других. По существу, речь в них о нерукопожатных, хотя в нынешних украинских реалиях именно они и правят бал.

При этом, делают вид, что это не о них убийственные слова Олейника:

 

- Кто вы ныне, наши коммутанты,

Где нагрели новые места,

Шустро заменяя транспаранты

И знамен опасные цвета?

……………………………….

Спелся этот хор объединенный…

Глянь, желто-блакитный и червонный,

Как победным маршем там и тут

Коммутанты всей своей колонной

В ногу с янычарами сплоченно

Украину на оргии ведут!

(Перевод Е.Нефедова.)

 

Конечно, это литературная метафора. В действительности поэт хорошо знает, где находятся переодевшие душу коммутанты. Конечно же, в лагере политиканов – "патриотов". Хорошо знает и их изменническую сущность, а поэтому и предупреждает национал-патриотов, что "коммутанты" предадут и их, как только изменится ситуация.

 

- Бдите ж , радикалы, в самом деле,

Если коммутанты к вам придут:

Нас они вчера продать сумели –

Завтра вас подавно продадут. 

 

 Здесь, правда, Б.Олейник проявляет некоторую поэтическую наивность, полагая, что радикалы не знают истинного естества коммутантов. Знают. Именно поэтому и братаются с ними. В обоих - родственные души.

Констатируя эту нашу далеко не лучшую особенность, я вновь заявляю. Как хорошо, что у нас есть Б.И.Олейник. На общем, достаточно продолжительном, веку мне приходилось наблюдать его в разных жизненных обстоятельствах. И что всегда поражало его эпическое спокойствие. Он начисто лишен услужливой суетливости, чем грешили и грешат многие его собратья по перу. Кажется, знает истинный смысл собственного прихода в этот мир и со спокойным достоинством совершает предначертанную ему земную миссию.

Известно, что находясь на Шевченковских празднествах в Запорожье, выдающийся советский (дагестанский и русский) поэт Расул Гамзатов сказал: "С Борисом Ильичем я готов идти в разведку. И мне там будет хорошо". Я уверен, что к этим словам присоединятся все почитатели творчества украинского поэта. Разумеется, это уже будет не маленькая разведгруппа, но огромная армия почитателей Б.И.Олейник - армия дружбы и единства.

 

Петр Толочко,

Академик Национальной академии наук Украины,

иностранный член Российской академии наук

 

(«Российская газета» от 22 октября 2015 г.)

 

 

***

Председателю Украинского фонда культуры

Олейнику Борису Ильичу

 

Дорогой Борис Ильич!

 

Международное сообщество писательских союзов сердечно поздравляет  Вас – классика украинской и мировой литературы,  великого гуманиста и подвижника на ниве культуры со славным 80-летием! Многие десятилетия мы имеем счастье знакомиться и восхищаться Вашим поэтическим творчеством, яркой с бесстрашной публицистикой, гражданским мужеством.

Нет сомнения, что своим художественным творчеством Вы внесли высокий вклад в славянскую поэзию второй половины ХХ и  начала ХХI века, за что заслужили внимание и благодарность миллионов своих почитателей во многих странах мира.

Мы очень рады, что при Вашей поддержке и личному участию укрепились творческие и дружеские контакты нашего писательского сообщества с Украинским фондом культуры,  многими деятелями украинской литературы и искусства. Сегодня, когда наша многовековая дружба в очередной раз подвергается серьезным испытаниям, именно   Ваше и Ваших  украинских коллег здравомыслие, способность работать на перспективу, на будущее  дают уверенность в сохранении нашего  духовного братства.

Мы желаем Вам, нашему другу, нашему брату крепкого здоровья, новых творческих свершений, счастья на многая лета!

 

Председатель Международного сообщества писательских союзов Иван Переверзин

Члены исполкома:

 Бежан  Намичеишвили  (Грузия),  

                Александр Амусин   (Россия, Саратов),                         

                  Атанас Атанасов-Звездинов  (Болгария), 

                  Ахгар Саид Азам (Афганистан), 

                 Магомед Ахмедов (Россия, Дагестан), 

                  Мехмон Бахти  (Таджикистан) 

                  Бронтой Бедюров   (Россия, Алтай), 

                  Лев Белов (Германия), 

                  Владимир Бояринов   (Россия,  Москва), 

               Бурыкин Михаил   (Россия, Москва), 

               Наиль Гаитбаев   (Россия, Башкортостан),           

               Владимир Илляшевич (Эстония),   

               Юрий Коноплянников  (Россия, Москва), 

               Лев Котюков  (Россия, Московская область), 

               Станислав Куняев    (Россия, Москва), 

               Рафис Курбанов  (Россия, Татарстан), 

               Людмила Межиньш   (Латвия), 

               Анзор Мукба   (Абхазия), 

               Иван Нечипорук   (Украина), 

               Левон Осепян  (Россия, Москва),                  

               Валерий Попов   (Россия, Санкт-Петербург), 

               Олеся Рудягина  (Молдова), 

                Акбар Рыскулов   (Кыргызстан), 

               Владимир Середин   (Россия, Москва), 

               Владимир Федоров   (Россия, Якутия), 

               Николай Чергинец   (Беларусь). 

 

 

***

Современная русская литература заговорит на языке Поднебесной

 

Иван Переверзин назвал историческим соглашение о сотрудничестве между Международным сообществом писательских союзов и Китайской международной ассоциацией по связям с общественностью CIPRA, подписанное 19 октября в Доме Ростовых.

Выступая с речью, Иван Переверзин отметил, что это событие —продолжение культурно-деловых связей, сложившихся во время его пребывания в Китае с рабочим визитом: именно тогда стороны договорились о сотрудничестве, и вот теперь китайская делегация прибыла в Москву. Подписанию предшествовала и дружеская встреча в Доме Ростовых, во время которой было принято решение об издании двухтомника поэзии и прозы, куда войдут переводы современных русских писателей на китайский язык и наоборот, китайских на русский.

«Побывав в Китае, — заявил председатель МСПС,  —  я убедился в могущественности этой страны и увидел прорыв, который осуществил мудрый китайский народ практически по всем направлениям: и в сфере экономики, и в области духовности и культуры». Обращаясь к членам китайской делегации, Иван Переверзин сказал: «Нам есть чему у вас поучиться. Но и вам есть чему поучиться у нас». 

В свою очередь генеральный секретарь Китайской международной ассоциации по связям с общественностью CIPRA г-н Джао Дали сказал буквально следующее: «Подписание соглашения о сотрудничестве для нас —большой праздник. В России мы побывали у памятников классиков русской литературы, в их числе Льва Толстого, памятник которому стоит в Доме Ростовых, мы знаем и любим произведения великих советских писателей, а сегодня получили возможность познакомиться ближе с вами, нашими современниками. Для нас это большая честь. Я не писатель, но наше поколение выросло на советской художественной литературе, которую мы постигали со школьной скамьи. И теперь народ Поднебесной испытывает голод по новым произведениям современных русских авторов и очень их ждет в переводе на китайский язык. Событие, которое происходит сегодня — это не просто договоренности двух лидеров. Это — выражение общей мысли китайского народа».

Стороны подписали договор и обменялись рукопожатиями.

Говоря о преемственности и продолжении традиций русской и советской литературы в МСПС, Иван Переверзин представил Джао Дали Людмилу Салтыкову, которая многие годы была помощницей основателя международной писательской организации Сергея Михалкова. Джао Дали с удовольствием пожал Людмиле Дмитриевне руку и вручил ей памятный подарок.

Соглашение свидетельствует, что стороны:

— будут осуществлять партнерскую деятельность в соответствии с принципами равенства и взаимной пользы;

— общими целями сотрудничества являются налаживание диалога и обмен платформами для сотрудничества в области культуры, литературного наследия, перевода и издания современных художественно-литературных произведений писателей КНР и РФ, а также совместная работа по созданию положительного образа КНР в РФ и РФ в КНР.

— поддерживают мероприятия культурной направленности (выставки, презентация, дни литературы, фестивали, форумы. конференции), проходящие на территории КНР и РФ, организаторами которых выступают CIPRA и МСПС. Под поддержкой подразумевается содействие в поиске информационных партнеров, участников, а также компаний, заинтересованных в продвижении на рынках КНР и РФ через культурные мероприятия и желающих выступить спонсорами;

— поощряют неправительственные обмены специалистами в области литературы, деятелями литературы;

— предоставляют возможность сотрудничества в сфере образования, профессиональных тренингов, семинаров или других форм культурно-образовательной деятельности.

— подтверждают возможность визитов и обменов делегациями в соответствии с международной практикой.

 

ОЛГ

 

                                  ***

По деревням   с батюшкой

 

На праздник Рождества Пресвятой Богородицы мне позвонил поэт Юра Розовский. Оказалось, у него был в гостях его друг, настоятель Храма всех Святых, в земле Российской просиявших, отец Андрей Огородников.  Поздравив друг друга с великим праздником, Юрий Витальевич вдруг предложил: «Толик, поехали в следующую пятницу по деревням Братского района. Это батюшка нас с тобой приглашает». 

Поездка должна была составить три дня, и слава Богу, на работе как раз эти дни у меня были выходные.  Неделя cловно самолёт  «миг» пролетела молниеносно, и сразу после смены, взяв такси, чтобы не опоздать на паром, уже стою возле Юриного подъезда. Юрий Витальевич – инвалид-колясочник. А водитель отца Андрея Огородникова  Сергей Николаевич Губарь, как всегда взвалив Юру на свой воистину трёхжильный хребёт, выносит его с четвёртого этажа пятиэтажки.  Ростом Сергей ниже среднего, является отцом двенадцати детей, и я всегда в таких вот случаях дивлюсь его силе. Я, конечно же, предлагаю нести Юру вдвоём. Сергей Николаевич на это, скромно  улыбнувшись, говорит: « Так для Юры будет удобнее». Стаскиваю вниз коляску, жена поэта Лида несёт вещи, ведь дорога предстояла совсем не близкая. Внизу нас радостно встречает и благословляет в дорогу наш дорогой батюшка Андрей Огородников.

Что заставляет таких действительно очень занятых неисчислимыми делами людей  совершать такие поездки? Несомненно, это совесть отца Андрея, его глубоко нравственный внутренний мир. Понимание того, что в ставшие давно глухими местами,  в братских посёлках и деревнях по-прежнему живут дети. Каждый год с карты всей России исчезает множество сёл и деревень - это известно всем, и это всё есть несоизмеримая ни с чем огромная боль для каждого неравнодушного человека.  Пока есть эти леспромхозовские посёлки, сёла, деревни, где живут дети, батюшка и привозит туда поэтов, писателей и не только туда.

Ведь были поездки и по тюрьмам. Православная церковь не отворачивается и от преступника, в отличие от Запада. Ведь если ещё и церковь отвернётся от преступившего светский закон, то человек придёт в совершеннейшее отчаяние. Об этом,  описывая слова старца Зосимы, писал Фёдор Михайлович Достоевский...

И вот мы уже в пути. Теперь нас пятеро: кроме перечисленных мной, ехала с нами в посёлок Озёрный  староста храма Николая Чудотворца Татьяна Александровна.  Видя мой уставший вид, Отец Андрей предложил  поспать в дороге. Сон меня, многогрешного, почему-то не брал, и все сидящие в машине внимали молитвам, читаемым батюшкой.

Конечно, переживал за Юру, за то, как он, сердешный, перенесёт поездку.

Проехав от Братска более ста километров, миновав Большеокинск, подъехали к реке Оке, где совсем вскорости на пароме, миновав по водной глади два километра, мы причалили к острову.  

Любуясь окрест  всегдашней об эту пору осенью,  рекой Окой,  подумал: как всё же  угадала наша матушка - природа. Ведь каждый год осенью собирает человек дары с огорода, из леса, а она, эта самая осень, не дремлет, и светорыжим листопадом глаза порадует, и белым грибом, и ягодой наипользительной. Словно приготовляет, нас, сибиряков, к долгой, с трескучими морозами, красавице зимушке-зиме. Нашёптывает всем нам: «Бери яства, ешь, радуйся, детей на Божий свет рожай, свадьбы венчаные играй»...

Дорога до Озёрного была более-менее нормальной: глина, песок, огромные, глубокие лужи, конечно, же не удивляли. 

Въехав в посёлок,  добрались до  нового Храма  Николая Угодника.  Помолившись с батюшкой в Храме, отметил про себя, что внутри храма всё очень уютно, и я бы сказал, красиво: ведь все наши Святые, глядевшие  на нас с икон, действительно удивительным образом радуют душу. Призывают её, многогрешную, к покаянию.  Бывая часто в разных храмах нашей страны, наблюдая, как бережно, но вместе с тем и ловко выполняют наши  женщины свою повседневную работу в церкви, только уже от одного этого становится на душе благолепно... 

Озёрнинская школа насчитывает сейчас  семьдесят два ученика. На школьные обеды выделяется районом и городом двадцать рублей на ребёнка.   Грустно вздыхают учителя, говоря о том, что в былые годы учеников было значительно больше, да и жизнь людей была веселей и обеспеченней. Молодёжь, отучившись в школе,  уезжает в города. Но что ждёт их там? Город нынче очень  жесток.  А дома, в Озёрном, их родители, бабушки и дедушки, дожидаясь детей и внуков, будут заготовлять для них домашнюю снедь.

Усаживаем с Сергеем Юру в коляску, заходим в школу. Все ученики, едва завидев нас, здороваются, это очень приятно и всерьёз трогает душу. Выступая в городских школах,  к моему глубокому сожалению, давно заметил, что там этого нет. Конечно, когда соберут отдельно в кабинете и тебя представят, то поздороваюся, а чтобы так, как  здесь...  

Собрали на встречу детей  всех классов, и вот член Союза Писателей России  Юрий Витальевич Розовский читает своё стихотворение «Тузик»:

 

« Вдоль по улице шёл карапузик,

Юрка – маленький мальчик такой,

И конфету с названием « Тузик»

Он по фантику гладил рукой.

 

Голубиная стая слетелась

И смотрела на мир свысока.

Юрке очень конфету хотелось,

Но сильнее хотелось щенка.

 

Только мама сказала, что «рано»,

Папа тоже « не надо» сказал.

А по фантику, прыгая рьяно,

Тузик мальчику палец лизал.

 

Он носился и весело лаял,

Вверх по фантику бегал и вниз.

От дыханья собачьего таял

Под обёрткой конфетный ирис.

 

Фантик стал темноватым по цвету,

И, вообще, был немного помят.

Только Юрка не кушал конфету,

Потому что друзей не едят»!  

 

Юра так прочитал стихотворение, что ученики Озёрнинской школы очень долго и радостно аплодировали. 

Вдруг в школе погас свет, и ученики, даже этого не заметив, но видя наши лица, говорили нам, чтобы мы не удивлялись, что это у них случается очень часто. Памятуя о том, что нынче не только  Год литературы, а главное – семидесятилетие Великой Победы, Юрий Витальевич прочитал стихотворение «Графиня». 

Наверно, это запрещено литературными правилами, но приведу стихотворение полностью:

«Мороз застыл на балюстраде,

Метель по улицам мела.  

В седом блокадном Ленинграде

Дворянка старая жила.

 

Осьмушку хлеба половиня,

В буржуйку бросив горсть трухи,

Полузамёрзшая графиня

Листала Байрона стихи.

 

В окно стучались взрывов звуки,

Метались блики по стене.

Но ей не страшно. Что там, внуки

Уже погибли на войне,

 

Их смерть не пережили дети,

А ей вот Бог отмерил дней.

Она одна на этом свете,

Лишь Байрон что-то шепчет ей.

 

Слова его – бальзам для слуха.

Без них – Господь не приведи!

И томик маленький старуха

Рукою жмёт к своей груди.

 

На шали, словно на корсаже,

Биеньем сердце ожило.

Сейчас она ему расскажет,

Как ей ужасно тяжело,

 

Как часто обращалась к небу:

« Возьми старуху, не томи».

Как слёзы катятся по хлебу.

Хлеб вкусен с солью, mon ami.

 

Как будто ешь тоску и муку,

А здесь её никто не ждёт.

И Байрон, взяв худую руку,

С собой графиню уведёт.

 

А утром, у буржуйки сидя,

Надев из инея тулуп,

Держа стихи и строк не видя,

Блокаду встретит новый труп».

 

В зале воцарилась тишина, именно та, которую  каждый  автор в душе ждёт порой бесконечно долго, а если присовокупить к этому Юрину болезнь, то слушая теперь восторженные крики детей,  Юрино лицо озарилось долгожданной  улыбкой.

Затем поэт спросил:

- Скажите честно: кто из вас пишет стихи?

И когда в этом признались две девочки, он подарил им по  сборнику своих стихов. Юра же, вручая книги, произнёс:

-Это вам за честность.

 На лицах педагогов и учащихся ясно читалась ярко выраженная радость и удивление. Мне же почему – то захотелось  спеть детям песню Александра Барыкина «Молись, дитя».

Общее фото, всеобщая радость, улыбка батюшки - такое не забывается... 

После мы были приглашены на обед к Татьяне Сергеевне Домрачёвой.  Когда я спросил, откуда пошла такая фамилия, она с улыбкой ответила:

- Может, предки на домре играли.

Сердешная эта женщина дала мне сушёных белых грибов порадовать домашних.  Дорога до посёлка Карахун оказалась  намного хуже, чем до Озёрного: весь путь нас вела ужасно разбухшая глиняная колея, узкие бревенчатые мосты, только и гляди, как бы не вылететь с дороги. Нашему  водителю Сергею приходилось туго,  словом, здравствуй, русская дорога.  По такой дороге не разогнаться, и поэтому только часов через пять мы попали в Карахун.

Я всё никак не мог запомнить название посёлка, путался в буквах, Юра пошутил:

- Ну помнишь в прошлом знаменитую песню: «Это Каракум», группа «Круг» её пела, солистом был Игорь Саруханов. Так вот, поменяй две буквы.

И этот совет действительно мне  помог.  Карахун, говорят, название якутское. Раньше  сюда ходили два «метеора» и летали самолёты. Теперь же ничего этого нет, остался один паром, до которого пилить и пилить.  

Приехали мы вечером, и нас покормила ужином Людмила Павловна Дерябина. На столе стояла горячая рассыпчатая картошка, солёные рыжики, паштет из маслят, жареная щука. Съел я полюбившихся мне маслят, пожалуй, лишку, подумал, что живот разболится, но всё с этим делом было в порядке.

Поев и поблагодарив хозяйку, мы отправились в пустующий дом. Оказалось, что хозяева этого дома были выходцами из  западной Украины, звали их Василий и Мария Якуб. Будучи прихожанами здешнего Храма Петра и Павла, завещали после их смерти отдать дом батюшке. Нас встретила уже  натопленная прихожанами  печь  и принесённые ими же  продукты.

Начался прохладный осенний дождь, а мы сидим в просторном доме в Карахуне.  Батюшка, Юра и я ведём разговор о  вечной суетности жизни. Водитель Сергей сразу же лёг спать, ибо дорога утомила его больше, чем нас. Рано утром я услышал, как ко мне подошёл отец Андрей и воскликнул:

- Господи, да ты же замёрз!

И заботливо накинул на меня ещё одно тёплое одеяло. 

Пробуждаемся все окончательно, и снова вопрос батюшки: 

- Анатолий! А как вы относитесь к «Дошираку»?

Говорю,  что нормально, если туда не класть специи из этого пакета, а заварить одну лапшу. Так и сделали, добавив в наш рацион рыбные консервы, ибо в дороге священнику разрешается вкушать и рыбу. 

В Карахунской школе  насчитывалось шестьдесят с лишним учащихся. И снова заворожённые взгляды детей от Юриного выступления, вдобавок ко всему звучащие с ноутбука написанные и спетые самим автором патриотические песни. Воодушевлённый действом, спел и я русскую народную песню «Ах ты, душечка». Одна ученица искренне  спросила:

- Как же вы, бедные писатели, по такой дороге к нам добрались?

И мы, как и в Озёрном, снова дарили детям свои книги, сами радуясь происходящему.  

Подходя к храму Петра и Павла, и увидев тянущийся вверх дымок из печной трубы, радостно отметил про себя, что жизнь в храме идёт. Войдя с батюшкой в храм, увидел прихожанку Нину, занимающуюся отоплением храма.  Она призналась мне, что пишет стихи.

Перед отъездом мы снова в гостях у Людмилы Павловны Дерябиной. Которая сразу же и спросила меня:

- Ну как, после маслят, рыжиков моих не болел живот?

- Нет, - говорю.

А она уже заметно повеселевшим голосом:

- А чо с них будет, чистые они. Ходила я недавно в лес, увидела медведя, но слава Богу, он меня не тронул. Пришлось добирать груздей в другом месте.

В дорогу Людмила Павловна дала мне баночку с солёными рыжиками. А отцу Андрею  кто-то из прихожан принёс две выловленные утром щуки.  Пока отец Андрей освящал два дома в Карахуне, Сергей отвёз нас на берег, и вот чудо: ибо там благословенно несла свои воды широченная, величавая Ангара. Остров один, а омывают его с обеих сторон разные реки: Ока и Ангара.  

Мы снова едем по сильно размытой дождём дороге  на небольшой скорости.  Видим большой участок леса, напрочь выгоревший от человеческой беспечности. Становится грустно.

Вдруг отец Андрей велит Сергею остановиться. Выйдя из машины, батюшка срезает большущий белый гриб и дарит его мне со словами, чтобы я порадовал свою семью царём грибов. 

Проехав ещё полпути, мы поняли, что бензина  хватит только на то, чтобы добраться до Братска. Поездку в Наратай пришлось отложить. Снова переправляемся на пароме, приезжаем в Братск. Батюшка отдаёт водителю Сергею и мне по щуке. Сергей привычно несёт на горбу Юру, и Лида радостно нас встречает. 

На следующий день был большой православный праздник Крестовоздвижения. 

 

Анатолий КАЗАКОВ,

Братск

 

***

Людовит Штур - отец словацкого народа

 

Зденек Opatřil, председатель Всеславянского комитета,

лекция на Форуме CЛАВИЦА, г. Нитра 19.09.2015г.

 

 «Настоящий славянин не начнет ни  одного дела,  не попросив у Бога помощи, и  закончит он его тем, что поблагодарит Бога за  помощь.» 1)

 

Дорогие друзья,

братья и сестры, славяне!

 

Это были слова Людовита Штура. Мне кажется, что в этом отношении мы что-то должны. Но это зависит от каждого из нас. Чешско-моравский Славянский союз,   почетным председателем которого я сейчас являюсь, имеет своего духовного пастыря в лице Почетныого митрополита Православной Церкви Чешских земель и Словакии архиепископа Пражского профессора Христофора. Это сочетание  является очень полезным и выгодным.

 

Людовит Штур - философ, знаток народного искусства, античности, историк, лингвист, патриот, славист, поэт и политик, священник церкви евангелистов, человек с глубокой верой в Бога. Кроме латинского языка он владел греческим, венгерским, немецким, французским, а из славянских языков чешским, польским, сербско-хорватским, русским, а в дополнение к этому он еще начал изучать иврит и английский. Кроме того, они  вместе с Гурбаном и Ходжей создали словацкий язык. Большинству из нас на это не хатило бы и трех жизней. Штуру Бог на все это отпустил всего 40 лет. Невероятно. Глубокий поклон памяти гениального человека, каким был Людовит Штур. Словак, которым гордится все славянство.

 

Безымянный арабский путешественник, который в V веке странствовал по Европе, в своих путевых заметках написал:  «Славяне являются наиболее мощным народом. Если бы они объединились, не было бы на Земле силы их остановить.»

 

Это говорит о том, что разногласия сопровождают нас, славян,  возможно, на протяжении всей нашей истории.  И Людовит Штур в речи в Институте 1842 г. (см. Труды: «Славяне, братия») говорит не только о том, что видит в славянах хорошего, но и то, что у нас плохого. У нас, славян, в основном добрый характер, т.е. нам свойственны  «доброта, искренность, трудолюбие, усердие и преданность Богу". 

 

А что у нас плохого? В первую очередь, разлад между людьми. «Мы  века страдаем от вины раздорных сыновей князя Святоплука.» Штур обращается за помощью к Богу, но он знает, что мы должны начать с себя. «Пожалей, нас, Бог с неба, но давайте и мы искренне пожалеем сами себя и покаемся.» 

Мы не раз страдали за свою рознь, но мы неисправимы.

 

В Манифесте VII Всеславянского съезда в Праге в 1998 году мы провозгласили: «Давайте прекратим споры и стычки и найдем повсеместно приемлемую основу для наших общих действий и вступления в XXI  век как век без войн и военных группировок, с желанием положительно изменить жизнь всех народов и стремиться создать справедливое место под солнцем для всех. Обеспечить для всего человечества в XXI веке мир и достойное существование.»

 

1) Slovanstvo a svet budúcnosti. Bratislava 1993, s. 168 n.

 

Ничего подобного не произошло. Тем не менее, на международном уровне произошли истинные трагедии - Сербия, Украина. Мы все знаем, что я имею в виду. Ни бомбардировки территории бывшей Югославии,  ни Майдан не являются желанием или проявлением воли ни сербского, ни украинского народов. Это дело рук наших противников - западной группировки во главе с США. Я напоминаю опять слова Л. Штура, сказанные в другом контексте:

 

«Тот, кто вершит бесправие во имя самосохранения, сам над собой произносит проклятие.» 2)

 

Запад с древнейших времен оказывает давление на славян. Утверждения Вацлава Гавела, что все это - коммунистическая пропаганда, потому что Запад  изменился,  свидетельствует как минимум о его наивности. После распада социалистического содружества, и в особенности после демонтажа Советского Союза, правда  показалась во всей своей наготе. Разделением наших народов на члены  ЕС и «других», была создана правовая и политическая основа для того, чтобы «не дай Бог, славяне объединились» и не стали той силой, которая бы представляла угрозу Западу. Это мышление Запада, который всегда сам кому-нибудь угрожает. Запад не понимает, что мы, славяне, являемся иной цивилизацией, цивилизацией с миролюбимым мышлением и желанием жить вместе с другими славянскими народами. Людовит Штур и сегодня обращается  к нам:

 

«Как глубоко ты пал, народ мой, что приказы к твоему мучению и гибели твоей, которые бы другой народ решительно отвергл, ты выполняешь сам. Ты сам бросился под ноги своим угнетателям,  и они теперь попирают  тебя с упреками и с радостью».3)

 

На XII Всеславянском соборе в Москве 23 мая 2015 года мы приняли Меморандум о славянском единении, в котором говорится:

 

«Мы, лидеры организаций, развивающих славянскую взаимность, преклоняемся перед мудростью предков, которым мы обязаны и обещаем оставить свои личные амбиции за пределами общего славянского интереса! Давайте, пожмем друг другу руки, забудем распри,  положимся друг на друга и с покаянием в сердце и гордой мыслю будем работать над задачами  высшего принципа!»

 

И уже ответил на это  некий Тибор Коречко из Братиславы, а также несколько одиночек из Праги, которые подвергают Меморандум сомнению. Это люди, которые формально  часто говорят о славянском единстве, но действуют ему во вред.

 

Да, в славянское движении пришли новые люди. Большинство из них - люди образованные, и они ведут большую работу. Но нашлись и такие, кто принес в славянское движение свое высокомерие, личные интересы, ненависть и раскол. Как будто Людовит Штур живет среди нас, потому что и сегодня нам говорит:

 

 

 

2) Sťažnosti a žaloby Slovanov v Uhorsku na protizákonné prechmaty Maďarov.

 In: ORMIS, J.V.: O reč a národ. Bratislava 1973, s. 541

3) Starý a nový vek Slovákov. Bratislava 1994, s. 59

 

 «Тщеславные люди,  как правило, ограниченые: они стремятся за тщеславием скрыть свою глупость, но человек, уверенный в своей силе и достоинстве, избегает похвалы  толпы.» 4) 

 

К сожалению, ничего с времен Людовита Штура не изменилось. Нас, кто всем сердцем привержен идее славянской взаимности и прилагает огромные усилия для ее осуществления, унижают, высмеивают; и осуждают нас часто те, кому славянство чуждо или кто  за него просто прячется, в особенности  те, кто служит интересам антиславянских сил. Объединяющие элементы, к сожалению, не поддерживаются, а осуждаются. А все, что мы в прошлом уважали,  ныне подвергается насмешкам. Это приводит к недооценке и потере национальной гордости, которая ничем не заменима для существования любого народа. Нация, лишенная искренности по отношению к себе, без самосознания, лишенная  своего прошлого и своих героев, осуждена на   гибель.

 

Дорогие друзья, я - ветеран славянского движения. Работаю в нем 20 лет. И я могу присоединиться к словам,  написанным Людовитом Штуром Михаилу Петровичу Погодину:

 

"Идея славянская для меня была с ранней молодости путеводной звездой, она меня согревала, давала мне силу жить, и вечно будет еедавать..."5) 

 

 

 

 

Людовит Штур о славянской истории

 

Интересны лекции Людовита Штура об истории славян. В отличие от Шафарика, который взял немецкое, но даже на сегодня доминирующее мнение, что славяне населяли Европу начиная с V века, Штур выразил смелую идею, что славяне были в Европе еще до рождения  Христа.

 

Штур, вероятно, опирался на исследования Пшеворской культуры (Przeworskа kultura) от железного века, существующей со II века до нашей эры до начала V века на территории нынешней центральной и южной Польши. Она позже расширилась на восточную Словакию и Закарпатье. В конце V века Пшеворская культура преобразовалась в культуру с керамикой пражского типа. В некоторых научных кругах считается, что Пшеворская культура является славянской.

 

 

 

Людовит Штур: Славянское народное творчество  

 

Сегодня некоторые теоретики в области народной культуры начинают утверждать, что народная культура это то, что нас - славян разделяет, и что наше народное искусство является разрозненным. Я хотел бы им порекомендовать обратиться к произведению Людовита Штура «Славянское народное творчество».

 

4) Slovanstvo a svet budúcnosti. Bratislava 1993, s. 125

5) List M. P. Pogodinovi z 31. 10. 1846. In: Listy Ľudovíta Štúra I. - III. Zost. J. Ambruš. Bratislava 1956, zv. 2, list č. 250, s. 149

Штур изучил славянские народные песни, собранные Франтишеком Ладиславом Челаковским (прим. Челаковски - чешский поэтписатель,критикпереводчикфилологжурналистэтнограф и деятель чешского национального возрождения, вместе с Яном Колларом, один из главных провозвестников идеи «славянской взаимности»). Он приходит к познанию того, что все славянские народы связаны с природой, которая вместе с ними радуется, страдает и умирает.

 

„Skala, milá skala, čo si neplakala?

Keď som sa s mým milým rozlučovať mala.“

 

После изучения сербских народных песен, собранных Вуком Стефановичем Караджичем, Штур поражается сходству между сербскими, словацкими и русинскими, а также другими славянскими песнями. Штур в своей  подробной  работе приводит доказательства в связи и близости народного творчества славянских народов. Он доказывает этим наше естественное родство и сопринадлежности.

(прим. Вук С. Караджич сербский лингвист, автор современного сербского литературного  языка, участник Славянского собора в Праге в 1848 г.)

 

 

 

Людовит Штур-отец словацкого народа

 

Каждый славянский народ является носителем культурного кода, который формируется многими поколениями и который анализировали, описывали, культивировали и развивали личности с чрезвычайным и щедрым духом, гениальным мышлением, любящие свой народ и другие славянские народы. К таким личностям несомненно относится Людовит Штур, человек, который подарил своему словацкому народу язык. Человек,  дающий кому-то язык, имеет право называться его отцом. Людовит Штур имеет для словаков такое же значение, как Йозеф Юнгманн для чехов или Андрей Духнович для русинов.

 

Личность Людовита Штура вышла далеко за национальные рамки. Я беру на себя смелость сказать, что  Штура по величине таланта и его значения для народа можно сравнить с  основателем современной русской литературы Александром Сергеевичем Пушкиным, который создал богатый словарь русского языка, похвастаться которым вряд ли может  любой язык в мире, и благодаря которому русский язык стал одним из самых красивых славянских языков. Людовит Штур по праву может встать на  пьедестал лидеров славянского движения рядом с  Йозефом Добровским, Франтишеком Палацким, Яном Колларом, Павлом Йозефом Шафариком, Адамом Мицкевичем, Тарасом Шевченко, Львом Николаевичем Толстым, Иваном Вазовым, Вуко Стефановичем Караджичем, Николой I.  Петровичем – Негошем и  другими.

 

«В племени  нашем мы должны быть славянами, в народе нашем людьми: это славное, благословенное, это высокое определение  наше, славянское.» 6)

 

 

 

 

 

6) Nárečie slovenské alebo potreba písania v tomto nárečí. Na vydanie pripravil H. Bartek. Turčiansky S. Martin 1943, s. 45 

 

Борьба за защититу национального языка

 

Людовит Штур вместе с Йозефом Милославом Гурбаном и Михалом Милославом Ходжей разработали диалект Центральной Словакии, его грамматику и правила, другими словами, кодифицировали литературный словацкий язык. Я должен сказать, что результатом их усилий стала жемчужина, которой словаки могут гордиться. Но это была только основная предпосылка для дальнейшей многолетней борьбы за признание не только словацкого языка, но и словацкого народа как такового.

 

Полвека спустя даже Томаш Гарик Масарик, великий философ и первый президент Чехословакии, не совсем понял учение Штура и остался на позициях чехословакизма и словацкого диалекта. Словаки его в этом обвиняют. Я хочу перед вами за Масарика заступиться. В конце концов, он же сам себя считал чехословаком, потому что он был в таком духе воспитан. (прим. мама Масарика была мораванка, отчим - словак)В жизни общества бывают явления, которые требуют условий и времени. Многие словаки утверждают, что только во время 2-й мировой войны был признан словацкий язык и народ. Да, но не надо забывать, с какой целью! В действительности учению Людовита Штура досталось признание, т.е. признание словацкого языка и наличия словацкого народа, после Второй мировой войны, почти через сто лет после его смерти, когда всем стало ясно, что теория чехословакизма, которую, кстати, разделял и второй президент Чехословакии Эдвард Бенеш, оказалась несостоятельной.

 

Без языка народ не может считаться народом. После исчезновения языка народ умирает. Поэтому наша задача на сегодня - встать на защиту своих национальных языков! В славянские языки проникают американизмы. Когда речь идет о некоторых специальных терминах,  то мы, естественно,  возражать не будем, но посмотрите вокруг себя. Почему мы должны быть «in», когда мы можем «идти со временем»? Почему мы должны быть «ready», когда мы можем быть «готовы». И я мог бы продолжать. Это явление отмечается во всех славянских языках. Призываю вас защитить чистоту ваших национальных языков!

 

 

 

Куда нам идти ?

 

Сегодня нам представляют здесь вышедшую в Словакии книгу «Славянство и мир будущего», которую выпустила компания «Нитрава» и в подготовке  которой участвовало в первую очередь гражданское объединение «Славица», и главное -  его председатель и генеральный секретарь Всеславянского комитета г-н Милош Зверина. Книга посвящена 200-летию со дня рождения Людовита Штура, а также XII Всеславянскому собору, который прошел в Москве  21 - 24 мая 2015 года. Позвольте мне искренне поблагодарить Милоша Зверину за эту работу.

 

Свое выступление я хотел бы закончить цитатой из главы VIII этой книги .

«Единственный верный путь для славян - присоединение к России - естественному центру».

 «Давайте говорить открыто -  имели бы все наши национальные усилия какой-либо смысл и значение без России, если учестьнепримеримую ненависть иностранцев к нам? Мы им снова поддались, и они опять стараются  распространять свою власть над нами!» 7)

 

7) Slovanstvo a svet budúcnosti. Nitra 2015, s. 167 

Я только хочу  добавить.

Давайте не позволим обманывать нас антироссийской пропагандой, распространяемой средствами массовой информации в интересах наших врагов! Не поддавайтесь на это! Это может иметь фатальные последствия для нас. Россия не является и никогда не была нашим врагом! Мы сами в ходе Всеславянского собора в Москве  вновь в этом убедились. Для нас и для других славян Россия - оплот, без которого небольшие славянские народы исчезнут. Чем раньше наши люди это поймут, тем будет лучше для всех нас.

 

 

 

 

 

 

 

***

Ушел из жизни выдающийся забайкальский ученый-филолог

Виктор Левашов

 

4 октября на 77 году жизни после тяжёлой болезни скончался прекрасный человек, замечательный педагог, выдающийся учёный-фольклорист, учитель и наставник – Левашов Виктор Степанович.

Более 50 лет жизнь и деятельность Виктора Степановича неразрывно связаны с кафедрой литературы Забайкальского государственного университета. Подвижническим трудом Виктора Степановича подготовлены тысячи учителей-словесников, работающих в школах Забайкалья и за его пределами и продолжающих служение делу просветительства и воспитания у подрастающего поколения любви к родному краю, его культуре и языку. За многолетний творческий труд В. С. Левашов награждён знаком «Отличник просвещения Российской Федерации». Виктор Степанович удивительно сочетал в себе качества настоящего Учителя и глубокого учёного. Исследование фольклора с юности стало для выпускника историко-филологического факультета Левашова делом всей жизни, и он не только сам преданно служил ему, но и умел повести за собой других. Учёный занимался исследованием фольклора народов Сибири, Забайкалья и Дальнего Востока, побывал с экспедициями в большинстве районов Забайкальского края, откуда привёз много ценных наблюдений. Автор учебно-методического комплекса «Региональные особенности фольклора Забайкалья», монографий «Былина в Забайкалье», «Забайкальская казачья свадьба», «Пушкин и народная мифология», он опубликовал более 60 статей, тезисов в издательствах Читы, Улан-Удэ, Новосибирска, Иркутска. Профессор В.С. Левашов – один из авторов многотомного труда «Памятники фольклора Сибири и Дальнего Востока».

Даже в период тяжёлой болезни он продолжал активно работать над научным материалом, принял участие в краевых мероприятиях, приуроченных к Году литературы, и стал одним из самых интересных и увлечённых собеседников в цикле радиопередач о фольклоре и литературных памятниках Забайкалья, им подготовлены рукописи книг по материалам исследований. В.С. Левашов воплощал лучшие качества настоящей русской интеллигенции: фундаментальная образованность и стремление к постоянному поиску, научная принципиальность, врождённое чувство такта и уважение к оппоненту, незыблемость нравственных позиций и терпимость к человеческим слабостям. Это сделало Виктора Степановича самым надёжным, мудрым, незаменимым для нас, его коллег. В общении с ним мы находили защиту и совет, поддержку и необходимое учительское наставление, жизненный опыт и радость беседы. Сегодня многие почувствовали себя осиротевшими. Но каждый из нас сохранит в душе и понесёт дальше по жизни тот свет и мудрость, которыми успел поделиться с нами Виктор Степанович Левашов.

 

(altesmedia.ru)

 

***

Большое видится на расстоянии

В Москве и Рязани ученые со всего мира празднуют юбилей С.Есенина

 

         В канун 120-й годовщины со дня рождения С А.Есенина состоялся международный симпозиум, организованный Правительством Рязанской области, Институтом мировой литературы (ИМЛИ РАН им. А.М.Горького), Рязанским Госуниверситетом им. С.Есенина, Московским музеем С.Есенина и международным есенинским обществом "Радуница".

         Первый  день симпозиума прошел в здании ИМЛИ РАН на Поварской улице, в Москве.  С приветственными словами выступили: замдиректора ИМЛИ РАН Чагин А.И., министр культуры и туризма Рязанской области Попов В.Ю., завотделом новейшей русской литературы и литературы русского зарубежья ИМЛИ РАН Корниенко Н.В, сопредседатель Союза писателей России Сорокин В.В, директор Московского госмузея им. С.Есенина, - Шетракова С.Н, директор Государственного музея-заповедника С.А.Есенина, - Иогансон Б.И.

         Выступили с докладами  руководители групп, исследующих творчество С.Есенина в контексте академической науки: Шубникова-Гусева Н.И., Воронова О.Е, Скороходов М.В, а также гости из Германии, Вьетнама, Монголии, Финляндии, Польши, Болгарии, Беларуси.

         В "Есенинских чтениях" приняли участие ученые и подвижники из более чем 20 регионов мира. Приехали специалисты из 12 иностранных государств. В актовом зале ИМЛИ РАН собрались лучшие из есениноведов: 32 доктора наук, 46 кандидатов наук, 20 аспирантов,  более 20 сотрудников музеев, библиотек и есенинских центров. С яркими  и неординарными докладами выступили члены Союза Писателей России.

         На второй день, участники  симпозиума отъехали в Рязань, чтобы продолжить работу на базе Рязанского Госуниверситета им. С.Есенина. Изумительно теплая и солнечная  погода, когда 25 сентября воздух разогревался до 25 градусов тепла, настраивала ученых на жизнерадостное рабочее настроение. По данным Гидрометцентра, такая великолепная золотая осень выдалась в центральном регионе России впервые за 140 лет.

         В Рязани участников симпозиума приветствовали: представители руководства Правительства Рязанской области, Министерства культуры и туризма Рязанской области, Министерства образования и управления культуры Рязани, руководители государственного музея- заповедника С.Есенина, международного есенинского общества "Радуница".

         Примечательно, что симпозиум продолжил работу в стенах исторического здания РГУ: именно здесь учились Музы- вдохновительницы творчества С.Есенина: Мария Бальзамова и Анна Сардановская.

         От имени губернатора Рязанской области, Олега Ковалева, было зачитано приветствие, в  котором отмечалось, что "одной из ведущих задач для Правительства Рязанской области является сбережение заповедных мест, связанных с жизнью великого русского поэта. Почти в течение двух лет проводилась работа по созданию уникального заповедника "Есенинская Русь". Проектная документация готовилась с участием общественности и ученых. В настоящее время этот пакет документов передан в Министерство Культуры РФ. На днях должен выйти Приказ РФ  об окончательном утверждении границ главной достопримечательности села Константиново - есенинского заповедника, который составляет 46 тысяч ГА особого назначения. Теперь -  очередь градостроительного регламента. Ставится задача: сделать Константиново туристическим центром, который позволил бы поездки на родину Есенина сделать не спешно-  однодневными, а комфортными и достаточными для полноценного семейного отдыха. Эти заповедные места привлекательны и популярны для всей России. Уже в текущем году здесь побывало 350 тыс. человек. "

         Глава Рязани, Андрей Анатольевич Кошаев отметил, что "душу нельзя препарировать, но ее можно изучать. Этим и занимаются ученные. Отрадно, что в год 120-летнего юбилея со дня рождения С.Есенина, в Рязани собрались специалисты со всего мира. Есенинский заповедник, -  поэтическое сердце Рязанского края, в текущем году заповедник отмечает 50-летний юбилей. Сегодня ведется работа над картой есенинских мест".

         Руководитель Рязанского Госуниверситета им.С.Есенина - и.о. ректора, Алексей Александрович Зимин отметил, что в ВУЗе "с 2001 года действует Есенинский центр, а с 2004 года выходит научный иллюстрированный журнал, посвященный есениноведению. Рязань рада приветствовать  любителей творчества Есенина в своей "стране березового ситца".

         В этот же день были заслушаны  доклады самых представительных участников конференции. О сложностях перевода творчества С.Есенина на иностранные языки рассказал глава делегации из Вьетнама,  профессор Фам Зья Лам. Он сообщил, что во Вьетнаме было не менее 27 различных переводов поэзии Есенина,  ему лично известны 8 переводчиков русского поэта. Секрет невероятной популярности Есенина, возможно, в легкости ее восприятия. Метафоры Есенина имеют аналогии и в творчестве вьетнамских поэтов. Однако, перевод стихотворного материала остается  сложнейшей проблемой, профессионал сталкивается с дилеммой, как переводить: дословно - точно или же образно - творчески? Например, у Есенина часто в поэзии звучит слово "месяц", который сравнивается то с золотой ковригой, то с золотым рогом. Во вьетнамской поэзии месяц тоже значимый символ, но его чаще сравнивают с прекрасной девушкой...

         Во время выступлений ученых прозвучали любопытные наблюдения о том, что Есенин "много раз использует метафоричный образ "серебра". Однако, он остро чувствовал. что там, где есть серебро. там же неизбежна и чернь. Грань светлого всегда -  черная кромка, подчеркивающая светлый образ. Справедливо и обратное: "Если черти в душе гнездились, значит, ангелы жили в ней". (В.К.Сигов, Москва).

         Другая интересная мысль: "Есенин примерял на себя различные социальные роли. В них много полярного, взаимоисключающего. Он и поклонник танца- модерн Айседоры Дункан, он- аристократично одетый "простой мужик",  он и головорез, готовый "кого-нибудь зарезать под осенний свист", он и влюбленный романтик, тонко чувствующий внутренний мир женщины. У Есенина интересен мотив возвращения, - на Родину. Если искать библейские аналоги этого мотива, то можно отметить, что он характерен для Нового Завета. В Ветхом завете совсем иная философия: там герои идут к цели,  ищут, бродят, плутают, но никогда не возвращаются. А поэзия Есенина апеллирует к теме возвращения на своем пути,  она "Новозаветная". (Камен Михайлов, Болгария).

         Вот еще проблема, связанная с именем С.Есенина, озвученная на заседании: "Сегодня работа в есенинском музее-заповеднике осложняется требованиями со стороны "зеленых". С одной стороны, экологи совершенно справедливо требуют ввести определенные ограничения на посещаемость есенинского парка, поскольку он не должен превращаться в автостоянку и помойку любителей шашлыков и пива. С другой стороны, хотелось бы сделать этот парк доступным для массового отдыха, а наиболее массовой является далеко не самая культурная и поэтически грамотная публика". (Иогансон Б.И., Константиново).

         Вечером в концерном зале  Рязанского Госуниверситета с программой "Есенин-Джаз" выступил ансамбль "Филлинс" ("Чувства")   при участии италья  нского вокалиста Бориса Саволделли. 

         На следующий день участники симпозиума совершили переезд в село Константиново. Здесь была продолжена работа научных секций, которую приятно разнообразил блистательный рязанский баянист, кандидат наук, потомственный казак и поклонник творчества С.Есенина - Александр Трушин, а также музыкальный ансамбль "Радуница". Золотая  осень располагала е лиричному настрою: после окончания симпозиума ученые гуляли на берегу Оки, где играли солнечные блики на зеленых лужайках и  было слышно, как "тихо льется с кленов листьев медь".

            Анна ГРАНАТОВА

 

 

 

***

Донбасс открыл «второй фронт»

 

Александр АНДРЮХИН

 

В Москве издан сборник произведений писателей Донбасса «Строки мужества и боли». Презентация прошла в Международном сообществе писательских союзов (МСПС) на Поварской.

Казалось бы, находящемуся в блокаде под несмолкаемой канонадой Донбассу разве до стихов сегодня? Однако именно во время войны, когда Родина в опасности, и пробуждается мощный порыв не только к борьбе, но и к творчеству.

— История повторилась, как в Отечественную войну, — сказал «Культуре» глава писательской организации Иван Переверзин. — Тогда на защиту Родины встали все, в том числе и писатели, у которых имелось единственное оружие — слово.

Но это слово разило и спасало. Донбасский сборник невозможно читать без кома в горле.

— Он был написан не командированными корреспондентами, которые, хоть и находились под пулями, но все-таки бывали наездами, а местными, проживающими на Донбассе постоянно, — говорит Переверзин. — Здесь все правда, в каждой строчке. И эта правда в конце концов восстановит подлинную историю, которая сегодня переписывается фашистами.

Актовый зал МСПС был набит до отказа. Кроме московских писателей и прессы, на мероприятии присутствовало полтора десятка поэтов из Донецка и Луганска. Всего в книге представлено более сорока авторов, но приехали не все, поскольку большинство не смогли покинуть свои посты в госпиталях и на боевых позициях.

Когда авторы сборника выходили на сцену, зал замирал от леденящих душу историй. В Москве ничего подобного не слышали 70 лет. Поэтесса Виктория Полякова из Горловки рассказала в стихах, как в этом году под старый Новый год она с семьей три дня сидела дома под обстрелом и гадала, какая из стен является несущей, останутся ли они живы к утру. А Наталия Морозова-Мавроди из Луганска прочла стихотворение о том, как в двух шагах от ее дома взорвалась мина, которая в одночасье унесла жизни восьми человек. Зал ошеломило стихотворение Марка Некрасовского «Не принимали их всерьез», также основанное на реальных событиях. Это о подростках из Лисичанска, ополченцы сначала относились к ним снисходительно — мол, дети. Однако потом, когда ополчение отступило, эти мальчишки и девчонки приняли бой. Они оказали серьезное сопротивление укрофашистам, подбили несколько танков из орудия. А 16-летняя девушка легла под танк с гранатой. Из 58 вступивших в бой подростков в живых осталось только 18…

Не было ни одного стихотворения, которое не расцарапало бы душу. Авторы задаются вопросом: чем же мы виноваты перед Украиной? И сами же отвечают: «Лишь, тем, что живы…» «Мы будем жить назло друзьям вчерашним», — резюмировал поэт из Горловки Иван Нечипорук.

— На войне, бывает, лгут ради пропаганды. Но ложь в литературе видна сразу, — поделился впечатлениями с «Культурой» московский писатель Николай Иванов. — Это не первая книга, изданная писателями Донбасса. А когда вышла первая, по Киеву прокатилась паника. «Они открыли второй фронт!» — вот так там оценили слово Донбасса.

Донбасские писатели поблагодарили МСПС за то, что организация предоставила им возможность несколько дней пожить без войны в Переделкино. А МСПС, в свою очередь, наградило авторов Донбасса грамотами и денежными премиями.

На встрече все ожидали увидеть руководителя донбасского землячества в Москве Иосифа Кобзона. Не получилось — вынужден был уехать на лечение в Италию. Однако о земляках не забыл. Как сообщил его представитель, певец собирается за свой счет издать повторный тираж этой книги и распространить его среди жителей Донецка и Луганска.

(Газета «Культура», 17.09.2015 г.)

 

 

 

***

ЦВЕТЫ ДОНБАССА – ЛЬВУ ТОЛСТОМУ

 

Прибывшая в Москву на презентацию книги «Строки мужества и боли…» делегация писателей Донбасса возложила цветы к памятнику Льву Толстому, который расположен во дворе «Дома Ростовых».

Этот жест весьма символичен. Дело в том, что данный памятник является даром писателей Украины Союзу писателей СССР, и датируется он 1956-м годом. Сегодня, когда определённые силы в Киеве пытаются разрушить наши духовные и культурные связи, пытаются рассорить деятелей культуры наших стран, церемония обретает особое звучание.

Цветы к памятнику возложили Наталья Морозова-Мавроди (Луганск) и Наталья Романова (Донецк).

В церемонии принял участие Председатель МСПС Иван Переверзин.

 

Соб. инф. 

***

ПИСАТЕЛИ ДОНБАССА ПРЕЗЕНТОВАЛИ В МОСКВЕ СВОЮ КНИГУ

 

В Москве в «Доме Ростовых» (Поварская,52) состоялась презентация книги «Строки мужества и боли…».

Сборник «Строки мужества и боли… Произведения писателей Донбасса 2014-2015 гг.» подготовлен сотрудниками Исполкома Международного сообщества писательских союзов по инициативе и под руководством Председателя МСПС Ивана Переверзина. В книге собраны произведения 41 автора, которые пережили период активных боевых действий непосредственно в Донбассе и рассказывают об этом в своих поэтических и прозаических работах. Сборник увидел свет весной текущего года.

На презентацию книги в Москву прибыла группа писателей Донбасса, чьи произведения вошли в сборник.

Это: Иван Нечипорук (Донецк), Наталья Морозова-Мавроди (Луганск), Владимир Казмин (Луганск), Елена Заславская (Луганск), Сергей Кащенко (Луганск), Александр Курапцов (Дзержинск), Александр Морозов (Дебальцево), Виктор Мостовой (Стаханов), Марк Некрасовский (Луганск), Виктория Полякова (Горловка), Александр Товберг (Красноармейск), Наталья Романова (Донецк)…

Презентация проходила в конференц-зале МСПС.

С приветственным словом к гостям обратился Председатель МСПС Иван Переверзин.

Вёл мероприятие заместитель Председателя МСПС Владимир Середин.

Перед собравшимися выступили: Николай Азаров, экс-премьер-министр Украины (2010-2014 гг.), Станислав Куняев, главный редактор журнала «Наш современник», Казбек Тайсаев, заместитель председателя Комитета по экономической политике Госдумы РФ, Владимир Крупин, сопредседатель Союза писателей России, Николай Иванов, заместитель Председателя – генеральный директор Союза писателей России, Николай Челомбитько, почётный Председатель Совета землячеств Украины и другие.

 

Соб. инф. 

 

***

ДЛЯ РУССКОЯЗЫЧНЫХ ГРАЖДАН

 

В Тбилиси состоялась встреча председателя Исполкома МСПС, писателя и публициста Бежана Намичешвили с главным редактором русскоязычной газеты «Свободная Грузия», известным журналистом и телекомментатором Тато Ласхишвили.

Господин Ласхишвили рассказал Бежану Намичеишвили о том, что редакция в интересах русскоязычного населения страны выпускает не только электронную версию газеты «Свободная Грузия», но и бумажную, которая распространяется среди населения за символическую цену, а для студентов, пенсионеров и малоимущих граждан и вовсе бесплатно. Более того! Тато Ласхишвили основал радиовещание «Новости Грузии» на русском языке по всей стране.

Таким образом, русскоязычные граждане Грузии могут узнавать новости из газеты, по радио, некоторым каналам телевидения.

 

Соб. инф.

 

***

Зов Нимфея слышится из Крыма

 

С 29 августа по 4 сентября в Керчи прошёл очередной, седьмой по счёту Международный песенно-поэтический Слёт «Зов Нимфея». Нимфей – это древнегреческий полис на берегу Чёрного моря, в 30 километрах к югу от Пантикапея (так в античные времена называлась Керчь), столицы Боспорского царства.

В этом году фестиваль был приурочен к двум памятным датам: одной радостной, другой печальной. Во-первых, всегда в конце августа керчане отмечают годовщину прибытия А. С. Пушкина на землю древнего Боспора. И в 2015 году керченские литераторы отметили 195-ю годовщину этого радостного для всех нас события. Радостного, конечно же, потому, что, подобно апостолам прошлого, наш национальный гений освятил керченскую землю духом великой русской поэзии, и с тех пор мы горды тем, что являемся одним из немногих мест на земле, куда ступала нога Александра Сергеевича. Во время торжественного открытия Слёта гостям мероприятия театральными силами города предстала встреча двух гениев – Гомера и Пушкина, каждый для своей эпохи и для своих народов, греческого и русского, явившихся отправной точкой их литературы, культуры и цивилизации.

Посвятив Слёт 195-летию незабываемого путешествия, «поезд Пушкина», как назвала эту литературную экспедицию основатель и руководитель проекта керченская поэт и бард Светлана Тимофеева, все участники мероприятия отправились по крымскому маршруту поэта сначала в Феодосию, затем в Гурзуф. Здесь, в Гурзуфском музее А.С. Пушкина прошло одно из самых значимых событий всего литературного форума: чтение поэтами, слетевшихся из самых дальних уголков России, своих произведений.

Приятной неожиданностью для гостей стало вручение группе участников Почётных грамот Министерства культуры Республики Крым за большой вклад в дело сохранение и развитие традиций русской классической поэзии. Грамоты получили поэты Владимир Корнилов из Братска и Валерий Жукин из Шатуры Московской обл. Также этой высокой награды за самоотверженный труд на благо русской культуры и в связи с юбилеем была удостоена руководитель Слёта С. Тимофеева.

Следующая остановка «Пушкинского поезда» была в Ливадийском императорском дворце, где в Итальянском дворике литературный «десант» из Керчи отметил печальную дату: столетнюю годовщину со дня кончины Великого князя Константина Константиновича Романова, замечательного русского поэта, скромно подписывавшего свои произведения буквами К.Р. Но печаль оказалась светла, потому что впервые в истории этого удивительного исторического памятника под его сводами прозвучали стихи Константина Романова, где он сам неоднократно бывал и вдохновлялся возвышенной атмосферой белоснежного архитектурного чуда. И это чудо было подчёркнуто другим чудом – возвышенным исполнением музыкально-поэтической композиции на стихи Максимилиана Волошина в сопровождении волшебных песен о любви Микиса Теодоракиса, которое продемонстрировал Заслуженный греческий вокальный коллектив «Мосаико» под руководством Ольги Веренич.

Насладились чтением своих произведений у фонтана царского дворца и поэты – они состязались за Премию им. Константина Романова, совместно учреждённую Керченским союзом монархистов и Академией литературной экспертизы. Лауреатом этой престижной премии за лучшее патриотическое стихотворение под девизом «Судьба России» стала поэтесса из Ростова-на-Дону Валерия Салтанова.

На другой день, едва переведя дух после захватывающих впечатлений от поездки на Южный берег Крыма, гости Слёта стали свидетелями постановки мифа о сотворении Нимфея, показанный гостям в совместном представлении участников Слёта и ансамбля «Мосаико» прямо на морском берегу поблизости от Нимфея. Особую атмосферу торжественности и величия привносил тот факт, что происходило это театрализованное действие на фоне Серебряного моря, названного так из-за того, что в эти воды погрузился вместе с древним городом источник сотворения, вдохновения и творчества, давший имя великому Нимфею.

После представления, по традиции, Гомер посвятил в аэды целую группу участников мероприятия. Аэдами в Древней Греции называли бродячих поэтов, сказителей и лирников, разносивших по Элладе гимны и предания о подвигах героев и деяниях богов. В этом году чести быть посвящённой в аэды, кроме участников ансамбля «Мосаико» и впервые прибывших на мероприятие поэтов из различных городов России, была удостоена и почётный гость Слёта, секретарь Крымской организации Союза писателей России, гл. редактор крымской версии «Литературной газеты» Татьяна Воронина. Этот необычный обряд неизменно вызывает большой эмоциональный подъём у присутствующих, как уже посвящённых, так и у новопосвящаемых и зрителей: надев на шею будущему аэду амфорку с водой из Серебряного моря, как символ вдохновения, которое никогда не должно покидать его в любых делах, Гомер напутствует посвящённого словами: «Иди и неси свет людям»! После чего новоиспечённый аэд совершает омовение в Серебряном море под ликующие крики собравшихся на таинство, восхваляющие Аполлона, покровителя искусств.

Настоящим украшением Слёта стала и поездка в Рощу поэтов, расположенную в дальнем урочище на живописном берегу Чёрного моря, где традиционно была принесена символическая жертва Аполлону в виде двух пузатых астраханских арбузов. Восславив Златокудрого покровителя муз, аэды станцевали древнегреческий танец «меандраки», реконструированный Светланой Тимофеевой. «Меандраки» танцуется скрестив руки в виде крыльев птицы по кругу, повторяя ногами орнамент греческого меандра. Примечательно, что это танец призывания воды, и на пятый год неутомимых призывов аэдов, вода действительно появилась в сухой чаше лимана! Теперь издалека можно видеть ласкающую глаз голубую гладь водоёма, наполненного стараниями десятков участников поэтических Слётов из разных уголков России и зарубежья.

Среди насыщенной состязательной программы Слёта трудно выбрать что-то наиболее значительное, всё было интересно и наполнено творческим содержанием. Но действо, которое происходило на следующий день – особое: евпаторийксая поэтесса Елена Коро и поэт из г. Шатуры Московской области Валерий Жукин состязались за Гомеровскую премию. Как ни поразительно, но именно у нас, в Керчи разыгрывается эта престижнейшая и важнейшая литературная премия, т.к. нет в мире более авторитетного и прославленного поэта, основоположника современной литературы и, наверное, всей западной цивилизации, чем Гомер. Одетые в хитоны соискатели дрожащими от наполнивших их чувств, освещаемые в ночной темноте светом факелов словно бы погрузили зрителей в легендарную эпоху, когда здесь же, совсем рядом, на амфитеатре Нимфея 2,5 тысячи лет назад происходили точно такие же состязания аэдов и агонофет (распорядитель состязаний) увенчивал одного из них лавровым венком победителя. В этом году обладателем Гомеровской премии стал Валерий Жукин, так решило тайным голосованием всё сообщество участников мероприятия, отдав за него свои ракушки-рапанчики.

Другой, значимой для всего читающего русского мира, наградой – премией им. Н.А. Некрасова удостоился поэт из г. Братска Владимир Корнилов, ранее, 2012 г. уже завоевавший Гомеровскую премию. Обладательницей Гран-при фестиваля стала поэтесса из Воркуты Ольга Хмара, поразившая всех ярким огненным чтением и сильным патриотическим накалом своей поэзии. И не удивительно, как тут не зажечься, если в Воркуте, когда она из неё улетала, было минус 5 и люди надели шубы, а в Керчи, куда она прибыла на другой день, вдобавок к высокой творческой атмосфере форума палило солнце и ласково накатывали на берег тёплые волны Серебряного моря…

Невозможно в нашем отчёте не упомянуть и ещё об одном немаловажном факте: впервые в его истории на Слёт прибыла целая группа молодых поэтов и юнкоров из г. Кореновска, что в шестидесяти километрах от Краснодара, фактически наши земляки-кубанчане. Юные дарования были тепло встречены маститыми поэтами и, по признанию их руководителя Т.А. Сергиенко, многое почерпнули мастеров, внимая их советам и слушая их поэзию. Особый энтузиазм у молодёжи, да и не только, вызвала система оценки поэтических произведений «ФСЯХО», представленная Академией литературной экспертизы. Итогом оценки творчества участников по оригинальной методике стало присуждение медали В.Г. Белинского шатурянину Валерию Жукину, а 15-летняя Елена Грицай из Кореновска получила поощрение от Академии за вдумчивую и грамотную оценку.

Просто невозможно в небольшом материале перечислить все впечатления от этого незабываемого культурного события, но главное из них всё же заключается в словах напутствия, посвящённым в аэды участникам: все они вместе действительно несут свет людям, а как можно жить в наше суровое время без света надежды, света творчества и радости, что ещё может освещать нам путь в жизни, если не этот животворящий Свет Поэзии!

Как тут не вспомнить о том эмоциональном подъёме, который охватил всех присутствующих на торжественном открытии Слёта, когда все участники на сцене и в зале стоя, соединив руки, спели замечательный гимн Нимфею и нимфейцам, который не оставил никого из присутствующих равнодушным, а у многих в глазах стояли слёзы:

 

УЧАСТНИКАМ ВСЕХ СЛЁТОВ «ЗОВ НИМФЕЯ» ПОСВЯЩАЕТСЯ

Слова и музыка Светланы Тимофеевой

 

1.

Больше двадцати шести веков

Мы с тобой не знали друг о друге,

Но раздался вдруг Нимфея Зов

И соединил сердца и звуки.

 

ПРИПЕВ:

 

Зов Нимфея, зов Нимфея –

Песня древней ойкумены.

И летит к нам зов Нимфея,

Обещая перемены.

«Зов Нимфея», «Зов Нимфея»,

Обними друзей скорее!

Это наша «Одиссея» –

Под названьем «Зов Нимфея».

 

2.

Древний город сотни сонных лет

Волны пьёт Серебряного моря,

Но объявит бой агонофет,

И воспрянет он, с забвеньем споря.

 

ПРИПЕВ.

 

3.

Ты сейчас в немыслимой дали,

Разлучают нас снега и ливни.

Но я знаю точно: корабли

Снова ждут нас в Керченском проливе.

 

ПРИПЕВ.

 

4.

И пускай столетия бегут,

Но я верю – всё ещё вернётся,

Наши песни заново споют

Те, кого Нимфея Зов коснётся!

 

ПРИПЕВ (2 р.)

 

 

Александр ТКАЧЕНКО,

председатель Оргкомитета литературного Слёта «Зов Нимфея»,

председатель Правления «Академии литературной экспертизы».

 

 

***

Писатели Донбасса едут в Москву

                15 сентября 2015 года в российскую столицу по приглашению Международного сообщества писательских союзов  прибывает группа писателей Донецкой и Луганской областей. Все приглашенные являются авторами сборника «Строки мужества и боли…», только что изданного    по инициативе и поддержке МСПС в издательстве «У Никитских ворот».

                                Авторы из Луганской Народной Республики:

Глеб Бобров

Владимир Казмин

Наталья Мавроди

Марк Некрасовский

Виктория Мирошниченко

Сергей Кащенко

Елена Заславская

Владимир Андриюк

Виктор Мостовой

 

                Авторы из Донецкой Народной Республики:

Виктория Полякова

Иван Нечипорук

Александр Товберг

Александр Морозов

Александр Курапцев

 

Прежде всего, авторов этой мужественной и честной книги ждет творческая встреча с их коллегами – ведущими российскими писателями, а также  читателями -  земляками из   Донецкого и Луганского землячеств в Москве. Эти общественные объединения возглавляют Народный артист СССР, депутат Государственной Думы Российской Федерации Иосиф Кобзон и летчик-космонавт СССР, дважды Герой Советского Союза Владимир Ляхов.

                Встречу ведет Председатель МСПС, лауреат Большой литературной премии России, поэт и прозаик Иван Переверзин.

Встреча состоится  в 16.00 15 сентября с.г. в  конференц-зале МСПС (Москва, улица Поварская, 52\55, станция метро «Баррикадная»).

Гостей ожидает насыщенная программа: творческие и деловые встречи в писательских организациях, государственных органах в Москве и Московской области, знакомство с историческими и культурными достопримечательностями, в том числе с писательским «Переделкино», в котором они будут жить.

Представители прессы могут получить справки по телефонам: 8-495-6916403; 8-495-691-5982, 8-495-691-6247.

 

***

Минкультуры сократит бюджет ФЦП «Культура России» на 25 млрд

 

Наибольший секвестр ожидает бюджеты Росархива, театральных фестивалей и проектов в области современного искусства

 

Министерство культуры предлагает сократить финансирование федеральной целевой программы «Культура России» в 2015–2018 годах на 25 млрд рублей — со 177 млрд рублей до 152 млрд (на 14%). Господдержка Росархива уменьшится на 2 млрд рублей, Государственного Эрмитажа — на 900 млн рублей, кинематографии — на 400 млн рублей, театральных фестивалей — на 145 млн рублей, проектов в области современного искусства — на 104 млн рублей. Такие предложения содержатся в разработанном ведомством проекте постановления правительства РФ «О внесении изменений в ФЦП «Культура России» (2012–2018 годы)».

В пресс-службе Минкультуры отметили, что объем финансирования ФЦП «Культура России» сокращен с учетом необходимости исполнения майских указов президента, предполагающих планомерное повышение зарплат работникам сферы культуры, а также с учетом целей и задач ряда поручений президента и правительства.

Согласно документу, планируется урезать финансирование из федерального бюджета всех сфер культуры. Так, по сравнению с действующей редакцией ФЦП размер субсидии в области развития и поддержки кинематографии сократится на 400 млн рублей (с 5,2 млрд до 4,8). На треть предлагается урезать финансирование постановок новых и возобновления ранее созданных драматических спектаклей (с 230 млн рублей до 161), театральных фестивалей (с 641 млн рублей до 496), поддержки творческих проектов в области современного изобразительного искусства, фотографии, дизайна и архитектуры (с 285 млн рублей до 181), на четверть — фестивалей оперы, балета и музыкальных форумов (с 670 млн рублей до 512), поддержку народного творчества (с 1,55 млрд рублей до 1,2).

Сократят бюджеты и организациям, которые финансируются отдельной строкой. На треть уменьшится финансирование Росархива (с 6,7 млрд рублей до 4,7), на 8–12% — Государственного Эрмитажа (с 11,2 млрд рублей до 10,3) и Роспечати (с 2,7 млрд рублей до 2,4). Менее всего планируется урезать бюджет Госфильмофонду — на 2% (с 908 млн рублей до 892).

Несмотря на значительное сокращение финансирования, госзадание в большинстве пунктов осталось на прежнем уровне. Например, поддержка распространения театрального искусства подразумевает ежегодное проведение 2–5 всероссийских театральных фестивалей, от 1 до 4 фестивалей национальных театров, по 2–5 международных театральных фестивалей и фестивалей для детей и юношества, 3–6 межрегиональных обменных гастролей, 1–6 специальных театральных проектов в малых городах, хотя на организацию этих мероприятий предусмотрено на 145 млн рублей меньше, чем в действующем документе.

Ожидаемые результаты изменили лишь в нескольких сферах, в частности, в области господдержки казачьих музеев и создания мобильной системы обслуживания населенных пунктов, не имеющих библиотек. В первом случае вместо ежегодной поддержки 6 казачьих музеев ожидается поддержка 15 музеев за 4 года реализации программы при сокращении финансирования на 40% (с 70 млн рублей до 43 млн). При этом в 2015 году на поддержку казачьих музеев средства не выделялись вообще. А по итогам программы создания мобильных библиотек, финансирование которой урезают на 30% (с 373 млн рублей до 266 млн), к 2018 году планируется создать на 19 мобильных комплексов меньше (38 вместо 57).

Народный артист России, член президиума Общественного совета Минкультуры Николай Бурляев уверен, что сокращение и без того немощного ассигнования на культуру скажется довольно сильно на будущем России.

— На заседаниях Общественного совета мы неоднократно говорили, что нельзя сокращать финансирование культуры, а нужно его постоянно увеличивать. Удивляет, что решение о сокращении финансирования ФЦП происходит после того, как в декабре прошлого года президент России подписал «Основы государственной культурной политики», призванные усилить роль культуры в жизни общества. Как ее можно усиливать, сокращая бюджет? — сетует Бурляев.

По словам театрального менеджера, помощника художественного руководителя МХТ имени Чехова по спецпроектам Павла Руднева, театру предстоит тяжело переживать этот финансовый кризис, в том числе потому, что урезается финансирование театральных фестивалей.

— Они выполняют важную роль в культурной жизни страны. Это артериальная кровь, единственный институт, который позволяет консолидироваться, обмениваться опытом. Однако по мне лучше экономически контролировать театры и отрезать финансовые куски, чем контролировать их с точки зрения идеологии. За последние 20 лет сильно развилась частная инициатива в театральной деятельности. Люди уже научились делать проекты либо с минимальным бюджетом, либо вообще без госденег, исключительно на энтузиазме. Я думаю, в будущем снизится количество фестивалей, но не желание людей что-то делать, — прогнозирует Руднев.

Генеральный директор Государственного центра современного искусства Михаил Миндлин назвал ситуацию с сокращением финансирования неблагоприятной, но отметил, что в 1990-е годы удавалось работать в куда худших условиях.

— Сейчас Минкультуры нам оказывает колоссальную помощь и поддержку во всех начинаниях, но предстоящее сокращение — это, конечно, очень серьезный удар. Понятно, что каким-то образом мы будем выживать. Я считаю, что при этом пострадают титульные проекты. Но надо постараться всё сбалансировать, чтобы в данной ситуации не пострадали региональные выставки, — считает Миндлин.

По мнению председателя правления Российского фольклорного союза, заслуженного деятеля искусств РФ Натальи Гиляровой, важно, чтобы сокращение финансирования проектов, связанных с сохранением и возрождением традиционной культуры, не повлияло на отношение государства к фольклору.

— За последние 2 года произошел прогресс в отношении к фольклору, в понимании его значения. Движение идет в нужном направлении, например, создается единый электронный каталог нематериального культурного наследия. Продолжать это движение невозможно без финансовой подпитки государства. На мой взгляд, сокращение финансирования в первую очередь отразится на проведении крупных фестивалей: деньги на проведение небольших форумов на региональном уровне найти проще, в отличие от таких масштабных фестивалей, как «Поет Россия» или «Живая традиция», — отметила Гилярова.

Гендиректор кинокомпании «Профит» продюсер Игорь Толстунов уверен, что при сокращении финансирования не удастся создавать фильмы в объеме, указанном в действующей редакции ФЦП.

— Сегодняшнее финансирование кинематографии недостаточно, чтобы внятно конкурировать на внутреннем рынке, и его надо увеличивать, а не сокращать. Надо иметь ввиду, что вместе с сокращением бюджетного финансирования из-за кризиса падают и частные инвестиции. Производство фильмов — процесс долгий, поэтому явное падение кинопроизводства мы ощутим только в 2017–2018 годах: сократится количество крупнобюджетных проектов, скорее всего, будет и падение кассовых сборов отечественного кино, — сказал Толстунов.

В начале 2015 года министр культуры Владимир Мединский сообщил, что бюджет ведомства на текущий год сокращен на 10% в соответствии с антикризисным планом правительства. По словам Мединского, в первую очередь Минкультуры экономит на фестивалях, а также на стройках и реставрациях. Советник президента по культуре Владимир Толстой, комментируя «Известиям» сокращение бюджета Минкультуры, подчеркивал, что возможен отказ от ряда проектов, но невозможно сокращение зарплат работников культуры.

 

«Известия» от 20 августа 2015 г.

http://izvestia.ru/news

 

 

***

Вечер славянской поэзии в международном лагере Витязей

 

В детском оздоровительном лагере «Восточный» Петушинского  района Владимирской области в августе 2015 года организован 13-й Международный лагерный сбор Витязей – подростков из 8 стран, занимающихся боевыми искусствами, военно-прикладными видами спорта, изучением славянской истории и культуры.

В гости к Витязям регулярно приезжают популярные артисты, писатели, журналисты, учёные, богословы. В лагере уже побывали с концертами и беседами солисты ансамбля песни и пляски Воздушно-десантных войск, заслуженные артисты России Алёна Лужецкая и Андрей Немаков, член Союза писателей России, военный публицист Александр Ибрагимов, основатель информационного агентства «Анна ньюс», доктор экономических наук, профессор Марат Мусин, историк Михаил Потапов, генерал-майор Игорь Пантелеевич Лазуренко и сотрудницы фонда «Память Побед» Ирина Александровна Перемиловская и Римма Ахатовна Ардуанова.

На днях в клубе лагеря прошёл творческий вечер известных русских поэтов патриотического круга – Нины Карташёвой и Валерия Латынина.

Нина Карташёва является автором и ведущей программы «Чистый образ» на Народном Радио и телеканале «Союз», ведущей литературно-музыкальных вечеров «Слово во славу» в Международном фонде славянской письменности и культуры, лауреатом литературных премий имени Александра Невского и Ивана Ильина.

Член Союза писателей России и Сербии, полковник Валерий Латынин известен в литературном мире, как один из создателей и лидеров движения за возрождение казачества, председатель казачьей секции Союза писателей России, руководитель военно-патриотических программ Центра национальной славы, автор многих книг стихов, прозы и поэтических переводов, изданных в России, Сербии, Болгарии, Украине, Черногории, Грузии и Азербайджане, лауреат российских и международных литературных премий.

В лагере Витязей стихи данных поэтов прозвучали не только на русском языке в авторском чтении, но и в переводе на сербский и болгарский языки в исполнении Анны Бугарин, Николы Брнёш, Крыстьо Ангелова, Николиты Вылевой. Юные Витязи из Болгарии, Сербии и Черногории так же читали на родном языке стихи своих национальных поэтов, переведённых В. Латыниным, - Благоя Баковича и Дафинки Станевой. В заключение встречи Валерий Латынин прочёл несколько ещё неопубликованных стихотворений, посвящённых трагическим событиям в Донбассе.

Многие участники творческого вечера впервые познакомились с произведениями современных поэтов, ибо ни в России, ни на Балканах сегодня не уделяется должного внимания новейшей литературе, а рыночные отношения в книгоиздании не позволяют по достоинству оценить лучшие поэтические и прозаические произведения. Стихи, прозвучавшие на сцене клуба в лагере «Восточный», заинтересовали многих слушателей, они выражали поэтам свою благодарность и просили их книги не только для себя, но и для школ и колледжей, где учатся, фотографировались с авторами.

В подарок дети и их руководители получили поэтические сборники «Русь святая», «Духом Россия сильна», «Я в мир удивительный этот пришёл», составленные И.С. Шаховой и В.В. Ивановым, книгу лирики Нины Карташёвой «Порфира и виссон», книги стихов Валерия Латынина «Вестовой сквозь века» и «Трояновой тропой» (последняя издана в Белграде на сербском и русском языках).

 

Надежда ДУБИНСКАЯ,

пресс-служба Центра национальной славы.

 

***

КНИГА СОВРЕМЕННОГО РУССКОГО ПОЭТА В КИТАЕ

 

В Пекинском государственном университете прошла презентация

370-страничной книги современного русского поэта

Ивана Переверзина «Заводи души»

 

Как подчеркивается в поступившем в редакцию пресс-релизе, это первая за тридцать лет книга современного русского поэта, переведенная в Китае и выпущенная полностью на китайском языке. Тираж книги — 60 000 экземпляров.

Презентация была организована Китайской международной ассоциацией по связям с общественностью. В ее ходе Иван Переверзин по просьбе китайской стороны подготовил и прочел двухчасовую лекцию на тему «Творчество российских писателей во время Великой Отечественной войны», а потом еще в течение пяти часов отвечал на вопросы зала.

В ходе визита и обмена мнениями с руководством Ассоциации была также достигнута договоренность о вхождении одной из писательских организаций Китая в состав Международного сообщества писательских союзов, председателем которого является Иван Переверзин.

 

Сайт Год литературы в РФ от 13 августа 2015 г. 

 

***

СКОРБИМ

 

10 июля 2015 года на 75 году жизни после тяжёлой продолжительной болезни скончался  замечательный русский поэт

 

Геннадий Андреевич

Попов

 

Отечественная литература понесла большую утрату. Член Союза писателей России с 1991 года, Геннадий Попов двадцать лет возглавлял Орловскую областную организацию Союза писателей России. Сопредседатель правления Союза писателей России, действительный член Академии российской словесности, член-корреспондент Академии поэзии, лауреат Всероссийских литературных премий имени А. Фета, имени А. Прокофьева, имени В. Станцева, «Имперская культура», «Вешние воды», премии ЦФО  I степени в номинации «За произведения художественной литературы», Большой литературной премии «Белые журавли» имени Р. Гамзатова.

За литературную деятельность награждён орденом «Дружбы», медалью ордена «За заслуги перед Отечеством» II степени, медалью Министерства обороны РФ «За укрепление боевого содружества», памятной медалью Российской Муниципальной Академии «К 100-летию М.А. Шолохова. За гуманизм и служение России», медалью Ассоциации писателей Урала «За служение литературе», медалью Академии российской словесности «Ревнителю просвещения», серебряным орденом «Служение искусству» Международной академии культуры и искусства, медалью «Василий Шукшин».

Многолетняя плодотворная литературная и просветительская деятельность Геннадия Попова получила широкое признание и высокую оценку. В своем слове на открытии XII съезда Союза писателей России, состоявшегося в 2004 году в Орле полномочный представитель Президента РФ в Центральном федеральном округе  Г.С. Полтавченко назвал  имя Геннадия Попова в числе «наследников литературного творчества наших великих классиков…», которые «сегодня берегут и умножают культурный слой Центральной России, хранят ее славные исторические и военные традиции».

Работая в литературе более двадцати лет, Геннадий Попов внёс значительный вклад в развитие культуры Орловской области и в целом России, о чём свидетельствует всероссийское признание его заслуг.

Светлая память о Геннадии Андреевиче Попове навсегда останется в наших сердцах.

 

Правление  Орловской областной

организации Союза писателей России

 

На 75 году жизни

умер известный русский поэт

Геннадий Андреевич Попов

 

Его мы запомним и как тонкого лирика, и как поэта обостренного гражданского чувства. И еще мы запомним его как доброго, всегда участливого друга и товарища, как великого труженика, многие годы руководившего Орловским отделением Союза писателей России.

Будучи по образованию инженером-электроником, более тридцати лет он проработал по специальности в Рязани и Северной Осетии. А когда одна за другой стали  выходить его книги «Вербное воскресенье» (1990), «Снежное лето» (1992), «Степень свободы» (1993), «Монологи» (1994), «Вечерний свет (1995), «Берег встречи» (1997), «Голоса безмолвия»(2000)и другие, то уже трудно было представить нашу русскую поэзию без его "тихих", но запоминающихся, как вот эти и многие иные, строк: "И я не узнаю до тайного срока,//Что скрыто сейчас в отрешённой ночи//О чём поутру прострекочет сорока,//О чём даже друг в судный час промолчит".

Стихотворения Геннадия Попова включены и в антологию «Русская поэзия ХХ век», и в  хрестоматию для школ и вузов «Писатели Орловского края. ХХ век», они давно живут уже собственной, отдельной от автора жизнью. Но всегда мы будем различать в их высоком звучании участливый к каждой человеческой душе голос поэта Геннадия Андреевича Попова.

Мы выражаем всем родным и близким Геннадия Андреевича свои искренние соболезнования.

Вечная память светлому человеку рабу Божиему Геннадию!

 

 

 

 

Геннадий ПЕТЕЛИН,

Мордовия. Поселок Зубова Поляна. 

 

ПЕВЕЦ СРЕДНЕРУССКИХ РАВНИН

 

 Так уж повелось, поэтов квалифицируют по месту их рождения: рязанские, смоленские, уральские, ярославские. К какой местности отнести известного поэта Геннадия Попова. Родился в Москве, детство и юность в связи  с войной прошли на Рязаньщине в рабочем посёлке Шилово. Одно время жил на Кавказе. В сравнительно молодом возрасте бросил свой жизненный якорь в городе Орле, в центре которого в красавицу Оку вкатывает свои воды говорливая речушка с чудным названием Орлик. В таком случае Геннадий Попов вполне подпадает под определение  – «Поэт среднерусской полосы».

  «Орловщина» –  созвездие литературных имен первой величины. С ней были связаны Тургенев, Лесков, Фет, Бунин. Город осчастливили своим присутствием Фатьянов и Проскурин. Непростое дело на фоне таких корифеев заниматься творчеством. Как говорят в народе: «Велика ответственность». Но не только Боги горшки обжигают. И тому пример Геннадий Попов. Он дерзок и способен ломать поэтические устои:

 

В объятьях властных коридоров   

В тяжелом шорохе портьер,

Метался воробей, который

Сюда случайно залетел.

 

 И ни себя ли поэт сравнил с воробьем, длительное время бьющимся о стены и потолки, чтобы, в конце концов, вырваться на свободу и отправиться в большой поэтический полет. После окончания Рязанского радиоинститута Геннадий Попов более тридцати лет проработал в электронной промышленности, закончив главным инженером на одном из ведущих предприятий отрасли в Орле. Остается только удивляться, откуда находил он время, при своей занятости, для написания первоклассных стихотворений. Как бы там ни быдо, в Союз писателей СССР Попов был принят по одной своей первой книжке стихотворений в должности ещё главного технолога крупного завода электронных приборов.

 

У каждого свои напевы

В ночной глуши, при свете дня.

 

 Не являются ли эти строки ключиком к тайнам и разгадкам поэтического успеха Геннадия Попова. У него свои напевы, у него свой стиль и почерк.

 

Как легко и свободно

по холсту растекаются краски, -

Их наносит, шутя, ненароком

неслышная кисть:

В предвечерних лучах

пламенеют горячие страсти,

Догорает в тиши

золотой остывающий лист.

 

 Эти строки из книги «Голоса безмолвия» из стихотворения «За кистью художника». До физического ощущения мы осязаем красоту, донесенную до нас поэтом  в своем маленьком шедевре.

 Давно подмечено, у больших поэтов невероятно развит дар предвидения. И в этом легко убеждаешься при погружении в поэтику Геннадия Попова. В книге «Дороги утреннего света» в цикле «Апокалипсис» сразу же привлекает внимание стихотворение «Осенняя ночь»

 

Кругом темно, хоть глаз коли…

Над Русью вздыбилась Европа,

Клянясь ей в дружбе и любви

С лукавой мудростью Эзопа.

 

 Современно, на злобу дня. Только не будем  спешить с выводами. Есть в этом стихотворении и такие строки;

 

России предназначен путь!

И по нему идет Держава.

Везде, куда не кинуть взгляд,

Ее не ждут, нигде не рады.

Одни препоны и преграды,

И нет дороги ей назад.

 

 И как здесь не вспомнить Федора Тютчева, классика девятнадцатого века: «Умом Россию не понять,//Аршином общим не измерить».

 Лейтмотивом спустя более столетия звучат в след классику и стихи Геннадия Попова. В них та же глубина и надежда на лучшее будущее России. Стихотворение Геннадия Попова «Осенняя ночь» датировано 2002 годом – годом, когда уже пала Берлинская стена. На каждом углу демократы всех мастей трубили о том, что у России нет врагов ни в Америке за океаном, ни в Европе. Геннадий Попов не вторил в унисон демократической пропаганде тех лет.  Стихотворение «Осенняя ночь» словно написано в 2014году после всем известных событий в Украине.

 Ныне Россия за свою самостоятельность обложена со всех сторон санкциями, как дикий зверь флажками, на Россию давят, ее травят, и потому, читая патриотические стихи Попова  хочется воскликнуть: «Браво, поэт!» И кто сказал, что «Нет пророков в своем  Отечестве».

 Однажды в приватной беседе  Геннадий Попов посетовал: «Критики не замечают моей любовной лирики».

 Мне думается, роптание поэта неуместно... Его поэзия буквально соткана из любви  к женщине, незримое присутствие которой ощущается почти в каждом стихотворении . В любовной лирике Геннадия Попова  нет банальности, которую в свое время осмеял Александр Блок: «Я не люблю пустого словаря.// Твой. Твоя. Навеки твой».

 Здесь  иное восприятие окружающего мира, иное мировоззрение. Открываю навскидку прекрасно проиллюстрированный томик его стихотворений «Дорога утреннего света». Тут же бросилась в глаза «Баллада о стали и любви». В ней нахожу:

 

Кипит раскаленная сталь,

как огненная река...

В небесную звездную даль

стремятся стальные века.

Движенью не видно конца -

стальному течению Земли

в один неземной пролив,

где ждут живые сердца.

 

 Вслушайтесь, раскаленная сталь и живые сердца... Откуда в голову поэту пришли эти строки? Температура кипения металла — около полутора тысяч градусов Цельсия. А значит, температура  кипения чувств и того выше. У меня ощущение того, что баллада явилась к поэту из других миров, из космических далей, чтобы он  подарил ее нам, земным читателям. И еще фрагмент из баллады:

 

Я видел доменный цех,

где клокотал металл...

С ярких мгновений тех

другим, наверное, стал.

Понял, что нет твердынь,

которых расплавить нельзя,

Что может железный дым

выжечь мои глаза.

Что может мужская слеза,

невидимая на щеке,

душу спалить дотла

от тебя вдалеке.

 

 И представляешь, естественно, ее величество женщину необыкновенной красоты. Ту женщину, о которой тоскует поэт.

 К описанию человеческих чувств у поэта свои подходы. Он не делает попыток их как-то огрубить и опошлить. Они чисты и прозрачны, как голубое небо,  в солнечный весенний день.

 Скромная, неброская природа средне - русской полосы — неотъемлемая часть творчества Геннадия Попова. Без нее он не обходится не в одном стихотворении. Она цементирующая часть его творений.

 

В коловращении недель,

как по кругу,

Сквозь тополиную метель

Бегу, бегу...

Метет июньская  пурга...

Душа — в снегу.

Свести речные берега

Я не могу.

 

 или

 

Сентябрь, как свободный художник,

Развесил цветные холсты.

И сад на мгновение ожил

В кострах не опавшей листвы.

 

 Виртуозное владение словом делает произведения Геннадия Попова зримыми, выпуклыми, осязаемыми, с запахами и вкусами. Его скольжение пера по чистому листу бумаги, можно сравнить с легким скольжением фигуристки  по гладкому льду – та же  грация и красота:

 

Прощальное тепло...

Сентябрь исходит светом.

Неведомо куда проплыли облака. 

Летает серебро, искрится бабье лето,

И стынет на ветру осенняя река.

 

 Геннадий Попов имеет удивительный дар. Он может разглядеть то, что не под силу обыкновенному человеку. По его меткому признанию:

 

Душою слышу глас небесный...

Над сонной речкой мир затих.

В краю лугов за кромкой леса

Остановился  вечный миг. 

 

Слышать душою не дано простым смертным. Этот редкий дар свыше.

 Закрываю книгу, а в мыслях строки из стихотворения « Август»:

 

По кругу, по орбите

Кружатся времена…

В страну земных открытий

Душа устремлена.

 

А в парке запыленном

Играет детвора…

Я был зеленым кленом,

Но…далеко вчера.

 

 При воспроизведении таких строк поэт словно парит где-то в невесомости — а значит, и вместе с ним парим  мы, читатели. Он удивительно искрометен и точен в своей поэзии.  Прочитав одно стихотворение, хочется взяться за другое... А там нас вновь ждут неповторимые открытия откровений уже немолодого поэта, выдающего с молодой энергией  зрелые пахнущие спелым августом стихотворения.

 С поэзией Геннадия Попова я столкнулся уже в зрелом возрасте. И радуюсь тому, что не пропустил, не проспал  этого дивного русского поэта. Надеюсь, что у его поэзии большое будущее.

 В юности Геннадий Попов всерьёз увлекался лыжным спортом. Предпочтение отдавал марафонским дистанциям. Поля, луга в белоснежном одеянии, голубое зимнее небо, яркое солнце, леса, перелески, ели и сосны в нахлобученных шапках, в хрустальном инеевом убранстве ветви белоствольных берез и до блеска накатанная лыжня, уходящая далеко за горизонт. И, пожалуй, благодаря спортивному прошлому зимние пейзажи в его стихах осязаемы до физических ощущений.

 

Мороз с утра и свеж, и ясен,

Сугроб холоден и скрипуч,

И ощущающее прекрасен,

Сквозь облака скользящий луч.

 

 А ещё Геннадий Попов в молодые годы был страстным охотником. В свободное от работы время, в выходные дни, он вставал с утра пораньше на лыжи и отправлялся на природу распутывать следы «братьев меньших». Выходил  на того или иного зверя, вскидывал ружьё, целился, а вот нажать спусковые курки, что-то останавливало. Не желалось видеть алых вышивок кровью по насту чистого белого снега:

 

Волк шёл в село тропой разбоя,

Звериным голодом гоним.

Нас в этом мире только двое.

К жилью я вышел вслед за ним.

 

Мы на задворках разминулись –

Я не посмел спустить курки.

И разошлись…И оглянулись –

Друг друга спасшие враги.

(Фрагмент стихотворения «Двое» из книги «Берег мечтаний»)

 

 Геннадий Попов не промысловик – охотник. В его квартире только книги, в ней нет ни лосиных, ни оленьих рогов, нет и медвежьих, и волчьих шкур, служивших ковриками у кроватей. Он охотник – философ, охотник – поэт. И в этом плане примечательно стихотворение «Олень», в котором автор перевоплотился на считанные минуты, во сне, в красивое северное животное с ветвистыми рогами. Олень во время гонок получает ранение.

 

Из раны стреляной – спасительная боль,

И кровь, что пузырится на устах.

И на лопатках выступает соль.

Лишь брызги облаков, летят из под копыт

На красную луну…

И застят мне её…

 

 Эффектны завершающие строки.

 

Но я тот сон под утро перемог:

Рванул за ворот тесную рубаху.

И оборвал свой обречённый бег,

Загонщикам оставил их заботы.

И выжил я – не зверь, но человек,

Познавший… На себе охоту.

 

 Охота – одно из развлечений человека. Охота – приятная забава царей и королей. Азарт к охотничьей добыче присущ многим здоровым, крепким мужчинам и в наши дни. Так уж сложилось, так уж повелось. Но мне важен не сам процесс охоты, а какие чувства и мысли одолевают охотника – поэта, когда он сталкивается со своей предполагаемой жертвой. Неожиданно, с  налётом новизны и неповторимости, мне показалось, стихотворение Геннадия Попова «Осенняя охота» с её непредсказуемостью. В каждом слове, в каждой строке новаторство.

 

Не ругайте, зверьё, что хожу иногда на охоту:

Я совсем не хочу выискивать вас и стрелять.

Просто тянет бродить по стерне, зеленям и болотам

И к себе самому возвращаться опять и опять.

 

 И озноб пробегает по телу, когда читаем:

 

Нет, довольно, уже здесь свинцовые косы косили

И взращённая злоба по душам хлестала, как плеть.

Мы с любовью идём по нахмуренным пашням России…

Но, наверное, сможем опять за неё умереть.

 

 Как удивительно тонко автор перешёл от банальной охоты к теме войны. Вчитываясь в цикл стихотворений Геннадия Попова «Охотничьи рассказы», невольно задумываешься, а на сколько бы был спокойнее и чище мир, если бы не только среди охотников были бы поэты, но и среди политиков и генералов, которые без надобности бы не давили на спусковые курки, и чтобы они даже после незначительных боестолкновений переживали и истязали себя беспокойными размышлениями, как это делает в своей поэзии Геннадий Андреевич. У него есть удивительная баллада об утиной охоте «Селезень». В ней нескрываемая искренняя боль человека, радеющего за всё живое.

 

…Сто лет прошло…

Не чищены стволы…

Сказали, стало озеро болотом.

Но давняя утиная охота

Послышалась мне в гаме детворы.

И селезень привиделся во мгле:

живой, с зелёной шейкой, невредимый…

И вздыбился, как лес непроходимый,

тот путь,

что мне остался на земле.

 

 Совершить экскурс в прошлое и увлечь за собой читателя может далеко не каждый одарённый поэт. Для этого помимо особого мышления нужно иметь невероятно богатое воображение – верную спутницу таланта. В творчестве Геннадия Попова часто можно встретить стихи о далёком прошлом России. С его помощью, словно в фантастической «Машине времени» мы легко перемещаемся из одной эпохи в другую. На рязанщине у поэта прошло военное детство. Там он учился в школе и в институте. И не на пустом месте родилась баллада «Евпатий Коловрат». В ней мы видим многострадальную, раздираемую распрями князей, страдающую от набегов иноверцев святую Русь:

 

На зловещих пустых пепелищах –

Ни следа, ни дымка… Ничего,

Только ветер потеряно свищет

Меж домашних пустых очагов.

 

 И в то непростое для Руси время вспыхивает яркая звезда Евпатия Коловрата, собравшего под свои православные знамёна, воинов единоверцев:

 

Рубит, гонит монгольские орды

Небольшая рязанская рать…

Впереди их, бесстрашных и гордых,

Коловрат, исполину под стать.

 

 Былинный богатырь Евпатий Коловрат, как говорят в народе, пал смертью храбрых:

 

И когда он упал бездыханным

Принесли его тело к шатру…

Возлежал богатырь перед ханом

На пригорке на вольном ветру.

Молвил хан:

-  Ты отважен, Евпатий!

Много знатных батыров побил.

Если б ты воевал в нашей рати

Я тебя бы у сердца хранил.

 

 В этих словах хана преклонение перед мужеством, стойкостью и смелостью богатыря, подчеркивающих то, что дух русского народа не сломлен и не победим. Поражают своей героикой и замечательные строки баллады, касающиеся памятников в провинциальном посёлке Шилово и в самой Рязани, верному сыну отечества Евпатию:

 

Отпылали с востока тревожные зори,

Только мир враждовать не устал

Потому Коловрат в богатырском дозоре,

На рязанской земле, где его пьедестал.

 

 Так уж сложилось, лучшие молодые годы поэта связаны с городом Орлом. Там он состоялся не только как ведущий инженер – электронщик, но и как большой поэт, думающий и болеющий своей легко ранимой душой за Россию. Геннадий Попов подарил Орлу стихи «Синий камень», о легендарной Судьбищенской битве:

 

Ударил гром и высек пламень

Предвестник битвы роковой…

Господь сошёл на синий камень, -

Светился нимб над головой.

 

Всё знал Господь, прозрев сквозь время:

Сойдутся завтра здесь полки

В смертельной схватке – стремя в стремя,

Небесной воли вопреки.

Стоял Господь в красе нетленной

Цвела кровавая заря

Он видел град постановлённый

По воле грозного царя.

 

И дале зрил Отец Небесный:

Салют победный над Орлом…

Он видел то, что нам известно

И видно будет лишь потом.

 

 Орёл находится в преддверии своего 500 - летия. Город многое вынес и претерпел. Он выстоял в лихую годину, поднялся из руин после Великой Отечественной войны 1941 – 1945 гг.

 Войне Геннадий Попов посвятил немало превосходных стихотворений. Среди них «Поле», посвящённое памяти Николая Старшинова:

 

Ни креста, ни стрижали…

В чистом поле стою.

Поколения пали

Здесь в неравном бою…        

Пулей меченый камень,

Серебро ковыля…

И как будто штыками

Колосится земля.

 

 Поэту – 75 лет. И думается, вдохновение будет сопровождать его ещё долгие, долгие годы. И он подарит России, нам читателям много новых превосходных стихотворений. На то ему и дан Богом редкий талан поэта.

 

(Сайт «Российский писатель»)

 

 

***

Фестиваль героической поэзии в 23-й раз прошёл в Республике Сербской

 

28 июня, в день легендарной битвы войска сербского господаря князя Лазаря с турецкими захватчиками на Косовом поле, на горе героев – Романия (Республика Сербская в составе Федерации Боснии и Герцеговины) прошёл 23-й фестиваль «Видовденские поэтические встречи в Романии». Из разных регионов Сербии и Республики Сербской на данный форум приехали поэты, пишущие на героико-патриотическую тему. Каждый год один из них, признанный достойным витязем эпической и героической поэзии, получает премию фестиваля, устроителями которого являются министерство культуры Республики Сербской, община города Соколац и литературный клуб «Романия».

В разные годы этой премией награждены выдающиеся сербские поэты: Матия Бечкович, Райко Петров-Ного, Любивое Ршумович, Зоран Костич, Джорджо Сладое, Благое Бакович, Милан Ненадич, Слободан Ракич и другие. В 2015 году впервые литературной премии в честь Косовской битвы удостоен русский поэт и переводчик, руководитель военно-патриотических программ Центра национальной славы Валерий Латынин. Он перевёл на русский язык стихи более двадцати сербских собратьев. В Сремских Карловцах и Белграде вышли его сербоязычные поэтические сборники. С 2012 года В. Латынин является почётным членом Союза писателей Сербии. Данной премией поэт и общественный деятель награждён «За большой вклад в культурное сближение русского и сербского народа».

В рамках фестиваля на воинском кладбище в городе Соколац прошла панихида поминовения защитников Отечества, погибших во всех битвах, выпавших на долю сербского народа, возложение венков. Затем поэты под руководством председателя фестиваля и литературного клуба «Романия» Миланко Боровчанина выступили со стихами о Косово перед прихожанами храма святой великомученицы Параскевы Пятницы. Участники фестиваля посетили монастырь святого Георгия Победоносца, где на мраморных досках выбито более четырёх тысяч имён сербских воинов, погибших в войне 1992-1995 годов, среди них – 25 русских добровольцев. 27 июня поэтический вечер состоялся в монастыре святого Пантелеймона  города Хан Пиесак, в окрестностях которого в годы Второй мировой войны располагался партизанский штаб Иосипа Броз Тито, а в годы последней войны – центр связи и командный пункт генерала Ратко Младича, атакованный авиацией НАТО.

Центральное мероприятие фестиваля – вечер героической поэзии и награждение премией «Видовденские поэтические встречи в Романии» прошло в Духовном центре «Лазарева Романия» на подворье монастыря св. Пророка Ильи в городе Соколац. Председатель фестиваля Миланко Боровчанин представил приехавших на форум поэтов и объявил имя лауреата премии этого года. Под восторженные аплодисменты присутствующих председатель Скупщины общины Соколац Данко Вучетич вручил Валерию Латынину диплом и денежную составляющую премии, именной ценный подарок. 

В ответном слове русский поэт с помощью своего сербского коллеги Зорана Костича  поблагодарил оргкомитет фестиваля за высокую честь, подчеркнул давность исторических и духовных связей русского и сербского народов, родство и трагичность их судеб, героическую стойкость в борьбе со всеми невзгодами и вызовами времени, начиная с битв на Куликовом и Косовском полях в 1380 и 1389 годах. Он прочёл стихи о славянских корнях, казачьем духе, агрессивном нашествии глобалистов на Славянский и Русский Мир.

Похожие мотивы прозвучали и в стихах выступавших сербских поэтов: Зорана Костича, Благоя Баковича, Миланко Евджевича, Милутина Савчича, Слободана Ристовича, Божидара Станара, Миланко Боровчанина и других. Их стихи будили историческую память слушателей, гордый дух народа, понимание ответственности каждого за всё, что происходит вокруг. Ведь не случайно данный фестиваль родился в разгар войны 1992-1995 годов на горе Романия, которая многие века была оплотом сербских героев.

 

Надежда ДУБИНСКАЯ,

 пресс-служба Центра национальной славы.

 

 

 

***

В России издали произведения современных писателей Донбасса

Часть первого тиража сборника «Строки мужества и боли» передадут руководству ЛНР и ДНР

 

Международное сообщество писательских союзов (МСПС) издало сборник «Строки мужества и боли… Произведения писателей Донбасса 2014–2015». В него вошли произведения более 40 авторов, живущих в Луганской и Донецкой областях. Об этом «Известиям» рассказал сопредседатель правления Союза писателей России Владимир Середин.

— Сборник издан не с политической или пропагандистской целью, а для понимания происходящих сегодня непростых событий. В творчестве писатели отразили всё, что видят и чувствуют. Многие создавали свои произведения под обстрелами. Когда читаешь их, мороз по коже идет: понимаешь, в какой обстановке людям там приходится жить, — сказал Середин.

Книга была издана на средства МСПС и Всероссийского сообщества писателей тиражом 1 тыс. экземпляров. По словам Владимира Середина, часть тиража отправят в Донбасс — для авторов и руководителей самопровозглашенных республик. В будущем сборник переиздадут и передадут книги в библиотеки и школы Донбасса.

В сборнике представлены стихи, рассказы и очерки. Некоторые из них посвящены мирным жителям, пострадавшим во время боевых действий. Например, поэтесса Елизавета Хапланова адресовала стихотворение «От имени выжившей» «горловчанке Татьяне Булаевой, 14 ноября 2014 года во время артобстрела  потерявшей мужа и двух детей и пока не пришедшей в сознание».

Писатель Вадим Казмин описывает события в формате фронтового дневника. Эмоциональные размышления перемежаются с краткими информационными заметками — «Из 40000 жителей Первомайск оставалась только около 10000 человек. Многие бежали, многие убиты… Обстрелы не прекращаются!». А в разделе «Чернухинский ад» автор приводит рассказы местных жителей — бабы Кати, которая «молится за всех людей, чтобы были живые», ученицы 11 класса Жени, говорящей о массовой голодной смерти стариков в поселке, и др.

Владимир Середин отметил, что в будущем МСПС планирует издать еще один аналогичный сборник, чтобы представить творчество авторов, чьи произведения не вошли в книгу «Строки мужества и боли».

 

http://izvestia.ru

***

Пушкинский вечер в Национальной библиотеке РД им. Расула Гамзатова

 

Я памятник себе воздвиг нерукотворный,

К нему не зарастёт народная тропа...

А.С. Пушкин

 

Эти строки Александра Сергеевича, как и многие другие, оказались пророческими: к его нерукотворному памятнику – прекрасной поэзии – люди обращают сердца вот уже более двухсот лет!

В субботу, 6 июня 2015 года, Национальная библиотека РД им. Расула Гамзатова отметила замечательный праздник – день рождения Александра Сергеевича Пушкина.

В конференц-зале библиотеки собрались те, кому дороги имя и наследие великого поэта, кто всегда готов насладиться музыкой звучания пушкинских строк. Собрали читателей литературный клуб «Верба» совместно с отделом литературы по искусству Национальной библиотеки РД им. Р. Гамзатова. Принял участие в проведении вечера и ГКУ «Молодёжный центр культуры» Министерства по делам молодёжи РД.

Вечер состоял из двух частей. 1-я часть – «Стихи Пушкина и о Пушкине» – предполагала чтение произведений как самого поэта, так и других авторов о нём и ему посвящённых.

Началась 1-я часть с музыки. Народный артист РД, заслуженный деятель искусств России, председатель Союза музыкантов РД, пианист, профессор,  обладатель золотой медали «200 лет со дня рождения А.С. Пушкина» Хан Баширов напомнил всем, какую непреходящую ценность представляет для людей всего мира поэзия А.С. Пушкина, и, будучи неоднократным участником пушкинских фестивалей в Дагестане и за пределами республики, поделился со слушателями своими впечатлениями об этих мероприятиях. Хан Мирзаханович исполнил на рояле романс «Метель» Георгия Свиридова (музыкальные иллюстрации к повести А.С. Пушкина «Метель»).

Ученик 6 «1» класса махачкалинской школы № 7 Алибек Абакаров талантливо продекламировал стихотворение А.С. Пушкина «Няня».

Директор Молодёжного центра культуры Министерства по делам молодёжи РД Арип Мусаев сказал о величайшем значении поэзии Пушкина для представителей самых разных поколений россиян и представил свою организацию. Выступили участники Молодёжного центра культуры Министерства по делам молодёжи РД: Сурмели Валиева (факультет права ДГПУ), Зайнал Джумакаев (факультет права ДГПУ), Фарид Мустафаев (11-й класс махачкалинской школы № 21) прочли стихи А.С. Пушкина, а магистр юридического факультета ДГУ Махач Сурхаев прочёл своё стихотворение «Что есть любовь?», на которое его вдохновила пушкинская поэзия.

Народная поэтесса РД, автор многих книг Аминат Абдулманапова рассказала о своей творческой поездке на Фестиваль пушкинской поэзии в Пятигорске, с которого вернулась накануне, и прочла свои стихи для детей, посвящённые А.С. Пушкину, в переводе Константина Зачёсова. Выступлением поэтессы завершилась 1-я часть вечера.

2-я часть – «Урок стихосложения в Царскосельском лицее» – представляла собой настоящий урок по стихосложению. Стать на один день учеником Царскосельского лицея и одноклассником Пушкина и узнать – или освежить в памяти – азы стихосложения с выполнением практических заданий имел возможность любой желающий – любого возраста, профессии и подготовки! Для начинающих поэтов, прозаиков и непишущих читателей такой урок стал полезным и увлекательным опытом, для поэтов – литературной игрой. 

Провела урок учитель махачкалинской гимназии № 38, руководитель литературной гостиной «Зелёная карета», участница двух совещаний молодых писателей Северного Кавказа (организованных Фондом СЭИП С.А. Филатова), поэт и литературный критик Марина Джабраиловна Гаджиева.

В результате практического задания у некоторых «лицеистов» получились четверостишия, которые были озвучены преподавателем, а ученики, ознакомившиеся с силлабо-тонической системой стихосложения, выходили к доске и определяли стихотворный размер своих сочинений.

Сотрудники отдела литературы по искусству Национальной библиотеки РД подготовили к мероприятию выставку имеющихся в отделе изданий по теме «Пушкин в искусстве».

По завершении вечера участники литературного клуба «Верба» собрались в отделе литературы по искусству и подвели итоги мероприятия, а также наметили планы на будущие творческие встречи.

 

Юлия Зачёсова

***

НАДЛОМ СОЗНАНИЯ

В конце 2014 года в Санкт-Петербургском издательстве «Нестор-История» тиражом 1000 экземпляров вышла книга белорусского писателя Василия Яковенко «Надлом. Кручина вековая». Автор обозначил жанр своего произведения, как белорусский эпос. С этого определения, пожалуй, лучше всего начать рассматривать эту книгу, объём которой чуть более семисот страниц.

Что же такое «эпос»? Словарь Википедия, например, даёт слову следующее толкование: «героическое повествование о прошлом, содержащее целостную картину народной жизни и представляющее в гармоническом единстве некий эпический мир героев-богатырей». Причём многие словари, поясняя слово «эпос», говорят об отстранённости автора произведения от описываемых событий, то есть его непредвзятость в повествовании. Но можно ли вообще писать о важных для твоего народа, частицей которого ты являешься, событиях, не проявляя при этом своих собственных чувств, своего осознания происходящего? Думаю, что нет.

Вот и в книге, которая, казалось бы, разворачивает перед нами историческую летопись Белоруссии, включая революцию, первую и вторую мировые войны, советский период и перестройку, штормовыми волнами прокатившимися через этот полесский край, на каждой её странице явственно просматривается позиция автора повествования, его боль за свой белорусский народ, за его бесконечно тяжёлую, как ему кажется, при всяких властях судьбу. А Белоруссия была под властью и Литвы, и Польши, и Германии, и царской и советской России. Правда, каждая власть привносила свои нюансы в страдания и чаяния народа, в его борьбу за собственную независимость, чему и посвящена книга. Именно эти нюансы в интерпретации автора и является предметом нашего внимания. Ведь, как известно, то, что одному человеку кажется белым, другому может показаться совершенно чёрным, и наоборот. Всё в мире относительно. Попробуем же разобраться, что сознавалось автором.

 

Книга начинается с приятной пейзажной зарисовки, каковыми удачно сопровождаются многие главы романа. В данном случае это лишь небольшой пролог, в котором описывается, как писатель идёт по столичному бульвару в компании двух своих приятелей поэта Лявона и геолога Максима. Разговор, конечно же, пошёл о Белоруссии, о том, что и над ней, как над другими государствами висит угроза глобализации с её мультимиллиардерами и транснациональными корпорациями, угнетающими народы. Писатель Василий Яковенко (просьба не путать его с однофамильцами Василием Гордеевичем Яковенко -  героем Советского Союза и Василием Георгиевичем - организатором партизанского движения в Сибири, а впоследствии наркомом земледелия РСФСР) вставил свои «три гроша» в разговор, сказав, что «От порочной глобализации есть, пожалуй, одно спасение - сплочённый народ, его бессмертное духовное наследие!» А дальше писатель приводит мысль, якобы, высказанную геологом Максимом, которая впоследствии развивается в основной части книги. Вот как это описано: «У меня есть книга Гумилёва. - Максим замедлил шаг, разглядывая яркий, дивно сотканный из опавшей листвы ковёр. - Гумилёв пишет о древних племенах, но не обделяет вниманием и нас. В беларусах* он видит исконное древнерусское, стоит только подчеркнуть - не российское, а наше славянское племя, которое мало изменившись, вступило в ХХ столетие. Его не затронули, по крайней мере, не изнасиловали и не выкрестили ни татаро-аккерманские орды с юга, ни немецкие рыцари, которым дали запоминающийся урок при Грюнвальде. Я думаю, уместно было бы сказать, что и поляки его не растворили.

- Да-да, как и московиты тоже! - живо поддержал разговор Лявон» (стр. 9).

Тут кстати к слову «беларусы» даётся автором примечание: * В книге, согласно произношению белорусов, в прямой речи персонажей слова «беларус», «беларусский» пишутся через «а».

Но, не смотря на примечание, в книге сплошь и рядом, как в прямой речи, так и в авторской эти слова пишутся то с буквой «а», то с буквой «о». Разумеется, уследить за орфографией в таком большом тексте трудно. Однако мы сейчас не об этом.

Главное то, что уже в самом начале, в прологе романа-трилогии обнаруживается националистическое стремление автора отторгнуть Белоруссию от России, основываясь на будто бы исторических фактах.

В первой книге трилогии, названной «Кабала» один из главных героев романа Борис Романович спрашивает просвещённого, образованного в отличие от него пана Романа Скирмунта, откуда взялись белорусы, и тот ему отвечает с улыбкой, как читает лекцию: «Какой ты любопытный... Если бы я был попом или раввином, ответил бы: от Бога пошли! Жиды так и от­вечают: дескать, они от Бога... Вопрос непростой. Слово «русь» вообще-то древнескандинавского происхождения. Во времена викингов «русть, або рость» значило: гребец, путешественник, член морской дружины. Когда же наименование пускается в странствие, оно нередко утрачивает тот или иной звук, букву. Так и «русть» утратила «т» и превратилась в «русь». Тем временем колонии североевропейских гребцов основались в Дании и на острове Рюген, где в основном жили славяне. Датчане стали звать этот остров Русином. В самой Дании владычила Русь. Такая вер­сия, в которую хочешь верь, хочешь не верь, но и более безупречной я пока что не знаю» (стр. 35).

 А зря персонаж книги так говорит, проявляя свои недостаточные знания по этому вопросу. Ведь, например, в толково-фразеологическом словаре Михельсона, учёного ХIХ века, посвятившего 20 лет изучению русской фразеологии,  термину «Белоруссия» даётся такое пояснение:«Известно, что наименование России "Белою" весьма древнее. Существовало мнение, что восточные народы прозвали Россию "Белою" (Ак-Урус), а русских государей - "белый царь" (Ак-Падишах), потому что в России в XIV и XV в. в великокняжеском обиходе белое платье было в великом почтении; даже в позднейшее время белый цвет преобладал на московских стенах (Белый Город), а царские грамоты мусульманским владетелям посылались за белою печатью. Карамзин положительно утверждает, что в. кн. Иоанн III назвал свои владения "Россиею Белою", т.е. великою или древнею, по смыслу этого слова в языках восточных. Впоследствии название "Белой России" удержалось только за частью русских областей на западе (в том числе за Смоленском), а ныне под именем Белоруссии подразумеваются только губернии Могилевская и Витебская».

 Но не будем включаться в научную дискуссию о том, что, к примеру, в прошлые века вся Русь делилась по цветовому признаку на Красную Русь, Чёрную Русь и Белую Русь. Каждый волен придерживаться своих взглядов. Мы же хотим обратить внимание читателя на то, почему возникает то или иное мнение. Стремление писателя, прожившего в Белоруссии большую часть своей жизни в советское время и, смею думать, не помышлявшего и не писавшего тогда о том, что белорусы не имеют общих корней с русскими, его стремление к такому разделению сегодня объясняется постперестроечными веяниями в политике, которые вызвали официальное переименование в 1991 г.  Белоруссии в Беларусь, а у некоторых людей в целом изменило отношение к советской власти и к России вообще. Что мы и видим в данном произведении.

На 23 стр. первой книги мы читаем о главном герое Петре Писарчуке (Романовиче), только что вернувшегося в свой родной Мотоль из России: «Честно говоря, поначалу он, образованный человек, просто не дове­рял идее жадного коммунистического управления жизнью и, игнорируя новый строй, даже не отличал партийные комитеты, созданные больше­виками, от Советов: ему казалось, что это — две стороны одной медали, попросту сплав мерзости с дикостью. И его мнение имело достаточно к тому оснований».

Вот так, походя, «мерзостью» и «дикостью» называется советская власть. Власть, о которой белорусский же поэт Янка Купала писал проникновенные строки во вступлении к поэме «Над рекой Орессой»:

 

Много есть на свете

И легенд и песен,

Что сложили люди

Про свое Полесье.

Но не знал я песни

Про большое дело:

Как сюда явились

Коммунары смело;

Как они работой

Топи покоряли,

Для страны советской

Славу добывали.

Но не знал я песни

О сраженьях жарких:

Как со всеми вместе

Вышли коммунарки;

Как они в работе

Завели обычай:

Не жалеть ни силы,

Ни красы девичьей.

Но не знал я песен,

Не слыхал я что-то

О героях славных,

Взявших в плен болото;

Как через преграды

В глухомани дикой

Шли они к победе,

К радости великой.

Но не знал, не знал я

Новых звонких песен,

Что поет сегодня

Новое Полесье.

 

Вот о чём новые песни пелись белорусским народом.

Зато героем в книге Яковенко описывается ни кто иной, как хорошо известный своими зверствами батька Махно.

По словам священника Разделовского, с которым доверительно беседует Писарчук, «Нестор Махно был наделен выдающимися качествами ата­мана, воина и имел острое политическое чутье. Он сразу уловил кощун­ство, обман, фальшь в образе мыслей и деяниях большевиков. Поэтому, враждуя с немцами, петлюровцами, наконец — с Врангелем, Махно счи­тал большевиков сущими вредителями рабоче-крестьянской революции. Именно поэтому он всячески огораживал освобожденные им территории от красных, от их глазастых посланцев — комиссаров, чекистов, как и от грабительских продотрядов» (стр. 24).

Приводя Писарчука в ужас от услышанного, священник говорит о Троцком мстителе России, которому приписывается убийство Столыпина, царской семьи и даже покушение на Ленина. Впрочем, о Ленине и большевиках он высказывается ещё хлёще: «Мало того, что большинство соратников Ленина были евреи и сам он с ними — родня-полукровка. После октябрьского переворота интернационалист Владимир Ильич объединил под крышей Коммунистической партии (большевиков) заведомо националистические еврейские организации; в 1921 году, на­пример, он втянул туда Еврейский союз (Бунд), против чего раньше ре­шительно выступал Плеханов, а в 1922 году — не менее многогранный Поалей-Цион. Сионизм и большевизм с тех дат еще больше переплелись, и в революционной борьбе за власть верх брала уже не столько социал-демократия, сколько верх брал социал-сионизм» (стр. 27).

Такое отношение к вождю пролетариата, памятники которому установлены на всех континентах земного шара. О котором российский поэт из народа Сергей Есенин писал в поэме «Гуляй-поле» сразу после смерти вождя, не будучи им обласканным:

 

Суровый гений! Он меня

Влечёт не по своей фигуре.

Он не садился на коня

И не летел навстречу буре.

Сплеча голов он не рубил,

Не обращал в побег пехоту.

Одно в убийстве он любил -

Перепелиную охоту.

…………………………………..

Застенчивый, простой и милый,

Он вроде сфинкса предо мной.

Я не пойму, какою силой

Сумел потрясть он шар земной?

Но он потряс...

                Шуми и вей!

Крути свирепей, непогода.

Смывай с несчастного народа

Позор острогов и церквей.

 

Почти то же самое, только прозой высказал о нём великий русский писатель Максим Горький:

«Даже некоторые из стана врагов его честно признают: в лице Ленина мир потерял человека, «который среди всех современных ему великих людей наиболее ярко воплощал в себе гениальность».

Лично для меня Ленин не только изумительно совершенное воплощение воли, устремленной к цели, которую до него никто из людей не решался практически поставить пред собою, — он для меня один из тех праведников, один из тех чудовищных, полусказочных и неожиданных в русской истории людей воли и таланта, какими были Петр Великий, Михаил Ломоносов, Лев Толстой и прочие этого ряда. Я думаю, что такие люди возможны только в России, история и быт которой всегда напоминают мне Содом и Гоморру.

…Героизм его почти совершенно лишен внешнего блеска, его героизм — это нередкое в России скромное, аскетическое подвижничество честного русского интеллигента-революционера, искренне верующего в возможность на земле справедливости, героизм человека, который отказался от всех радостей мира ради тяжелой работы для счастья людей».

Джавахарлал Неру будучи премьер-министром Индии говорил:

«Прошло немного лет после его смерти, а Ленин уже стал неотъемлемой частью не только его родной России, но и всего мира. И по мере того, как идет время, величие его растет, он теперь один из тех немногих мировых деятелей, чья слава бессмертна. … Ленин продолжает жить, причем не в памятниках и портретах, а в своих колоссальных свершениях и в сердцах сотен миллионов рабочих, которых вдохновляет его пример, вселяя надежду на лучшее будущее».

И таких высказываний о Ленине тысячи. Только в наше перестроечное время некоторые идеологи, которые стремятся как в США, так и в сегодняшней Украине, пересмотреть, перекроить историю на свой лад, могут рассказывать такие басни, которыми полна книга Яковенко. Но, может быть, он поместил здесь мнение лишь представителя духовного сана? Отнюдь. Мы видим в книге беседу помещика Скирмунта с Борисом Романовичем, в которой пан разъясняет холопу: «Если на то, молодой человек, я должен тебе разъяснить, шо на момент октябрь­ского переворота на Беларуси жили в основном крестьяне и никаких ком­мунистов не было, более того, среди горожан преобладали не люмпены и опять же не белорусы, а те, кто сюда в поисках хлеба и чинов приво­локся из России, много евреев. Город игнорировал наши национальные заботы. О национальном обычно заботится коренное население либо его интеллигенция, состоявшаяся, образованная, обогащенная знаниями ми­ровой культуры»(стр. 33).

Но дело в том, что собеседник пана оказался коммунистом. Об этом пан узнаёт неожиданно и тут же высказывается по этому поводу:«Поздравляю! Не ожидал, однако, шо и ты с ними. Э-эй... Комму­низм — не шо иное, как психическая мистерия. Она заполонила Россию, и не только Россию. Большевики натравили рабочий класс на буржуев, а потом и на политическую оппозицию — так называемых белых. Войну против извечного образа жизни и духа народа назвали революцией. (стр.34).

Коммунист Борис Романчук не находит, что сказать в ответ пану, кроме как поблагодарить его за науку. И это не удивительно, ибо автор романа не видит убеждённых большевиков. Коммунисты в его изображении либо перевёртыши, либо бандиты, грабящие и убивающие своих соплеменников. Борису попадается в руки книжица, в которой писалось: «В давно минувшие времена жестоких войн, когда одно из диких племен побеждало другое более слабое племя, то победители на поле битвы праздновали свою победу: всем пленным связывали веревками руки и ноги, раскладывали их по земле и клали на них доски, покрывали те доски коври­ками, а потом садились сами, распевали песни, пили хмельной напиток и, напившись допьяна, танцевали на этих досках. Сто­ны и крики обездоленных пленных, лежавших под досками, еще больше веселили подгулявших победителей и заглушались музы­кой, смехом, пьяными оргиями...».

Казалось бы, мало ли что где пишут, но за цитатой из книги следует: «И дальше неизвестный Борису автор перебрасывал мостик от давних племен в ближайшие года и современность, когда уже целые народы, счи­тавшие себя культурными, побеждали в войне более слабых и праздно­вали победу, почти как те дикари, только вместо досок они накладывали на захваченный народ и его землю другой пресс — свои государственные учреждения, свою имперскую идеалогию, (так в книге с буквой «а» вместо «о». прим. авт.) язык и религию. Так поступала Россия в отношении Польши, Украины и Беларуси» (стр. 42).

Зверской, подобной диким племенам, представляется автору Россия. А вот какими словами начинает своё стихотворение «Чувство семьи единой» в 1936 г знаменитый украинский поэт Павло Тычина:

 

Я сторонюсь чужих и чуждых

болот, трясин и мелких бродов.

Сияет радугою дружбы

мне единение народов.

 

 И завершает стихи такими строками:

 

И вносишь ты чужое слово

в язык прекрасный и богатый.

А это входит всё в основу

победы пролетариата.

 

Украинский поэт видит в России единение народов и посвящает ему поэтические строки. В то же время русский поэт Валерий Брюсов в недалёком послереволюционном 1920 году писал о России:

 

И вновь, в час мировой расплаты,

Дыша сквозь пушечные дула,

Огня твоя хлебнула грудь, -

Всех впереди, страна-вожатый,

Над мраком факел ты взметнула,

Народам озаряя путь.

 

Не видеть великую роль революционной России в осуществлении чаяний всех народов мира могут лишь ослеплённые злобой к коммунизму люди, лишь те, для кого своя кубышка дороже всего на свете.

На следующих страницах романа писатель Яковенко уточняет отношение России к Белоруссии после прихода советской власти мыслями Петра Романовича: «По всему про­странству бывшей Российской империи, где спела нива, теперь суетились люди, с пушками, одержимые некими дикарскими помышлениями; они вытаскивали крепких, зажиточных крестьян из их усадеб, ну точно как сусликов из нор в степях, лишали свободы, наполняли ими местные тем­ницы, вывозили в составах на восток, на север. В результате на освещен­ном луной горизонте, особенно по его окраинам, появилось бессчетное множество площадок, казенных домов, бараков за колючей проволокой. И там, вырванных из человеческого быта селян да прочих истерзанных вконец граждан страны больше не считали людьми, а людьми оставались лишь те, кто чинил притеснения, насилие, издевательства. Всех, кто еще трудился на земле, также группировали в своеобразные трудовые лагеря, общины, кооперативы и ежедневно указывали им, что делать, о чем ду­мать, на кого молиться. В отличие от первых более строгих лагерей эти уже не огораживались проволокой и назывались иначе — колхозами. И вот, благодаря всяким коммуноподобным загонам, страна окончательно стала сетью широких «исправительно-трудовых» дворов, лагерей, где продол­жалось то же насилие над духом. Крестьянин терял землю, а земля — кре­стьянина, крепкого хозяина, своего радетеля. И дальше-больше — почва дичала, покрывалась бурьяном, земля превращалась в пустошь.

Вот на такой выморочной ниве и должен был расцвести новый, уди­вительный, не тут будь сказано, дьявольский строй в государстве. Только же название придумали как будто приличное: социализм!» (стр. 175).

А вот что пишет об этом «дьявольском строе» всем известный народный белорусский поэт, академик Петрусь Бровка в стихотворении «Декрет Ленина»:

 

Тот день сквозь годы людям светит.

Все в нашей волости глухой -

И деды, и отцы, и дети -

На сход пришли одной семьёй.

 

Здесь едкий дух махры и пота

Висел под низким потолком,

Матрос, приехавший с Балтфлота,

В чаду маячил за столом.

…………………………………..

И каждый спрашивал с волненьем:

- Скажи нам, добрый человек,

А кто такой товарищ Ленин?

- Тот, кто вам землю дал навек.

 

Белорусские писатели и поэты прославляли в своих произведениях Ленина и советскую власть, даровавшую белорусам землю для всех, а не только кулакам, о которых печётся автор данной книги, предоставившую людям независимость в ряду других независимых республик, ввела в школах преподавание на белорусском языке. А по поводу потери крестьянином земли, о которой печётся Яковенко устами Петра Романовича, Петрусь Бровка писал совсем иначе в стихотворении «Земля»:

 

Но пришёл наш черёд,

Расквитались мы с ней,

Мы прогнали царя,

И жандармов и пристава,

Чтобы ты нам,

Земля,

Расцвела покрасней,

Чтоб хватало для всех

Хлеба чистого.

 

А теперь мы ибавим тебя

От невзгод,

С новым плугом идём,

Кормим калием,

Чтоб дарила ты нас

Каждый год,

Каждый год

Не одним,

А тремя урожаями.

 

Эти стихи были написаны в 1931 году, то есть в то время, о котором идёт речь в книге. Но у Яковенко ничего этого нет. Её главный персонаж Пётр Романчук, жизнь которого впоследствии обрывается расстрелом, осуществленным под покровом ночи партизанами, представляет партизан не иначе как убийцами и грабителями. Один из них молодой амбициозный коммунист Даник Плюнгер, от которого даже его собственный отец отрёкся как от «красного атихриста». «Принципиальность и жестокость создали в его душе как бы два рельса, по которым двигался паровичок мести. До поры до времени, однако, этот локомотив никак не мог набрать надлежащий разгон. Стоило только пошатнуться и отступить польскому ненавистному режиму при приближении Красной Армии, как Даник с шайкой бросился создавать в Мотоле и ближайшей округе особый классовый климат - освобождать от панов и разных, на их взгляд, нежелательных элементов» (стр. 179).

Экспроприируя имение Скирмунтов Даник, несколько стыдясь, чтобы не увидели, забирает себе, пряча в мешок, чайный сервиз на двенадцать персон, изготовленный из чистого золота. Позже, в период немецкой оккупации он становится командиром партизанского отряда, регулярно совершая с ним ночные вылазки на сёла, требуя от жителей пищу и одежду. Несогласных партизаны в этой книге попросту убивали.

Пётр Романович в беседе со священником с горечью упоминает Плюнгера: «Отче! Даник Плюнгер, как, впрочем, и другие бесы, сформирова­лись и показали свое лицо чрез коммунистические идеи. Разве нет? Уби­вай, грабь, насилуй!.. Кто был ничем, тот станет всем. Хозяев от земли — прочь, границы между державами — прочь! Пролетарии обретут весь мир» А кто ими будет управлять?..» (стр. 469).

Что говорить? Наверное, бывали случаи неправильного поведения партизан.

Мы знаем эпизоды незаконной экспроприации собственности и в частях Красной армии, но как к ним относились коммунисты? Об этом пишется в книге бывшего начальника политуправления Конармии И.Вардина "Ворошилов - рабочий вождь Красной Армии", вышедшей в 1926 году.

«Фактически лишь в начале октября последние части конармии отрываются от неприятеля и уходят в тыл.

И здесь наступает период тяжёлого внутреннего кризиса. Порядок и дисциплина, установленные в условиях боевой жизни, сразу ослабевают; шкурнические, бандитские, провокаторские элементы поднимают голову. Возникает опасность разложения армии...

Боец конной армии, случалось, присваивал чужую "собственность", в особенности, когда он неделями не получал снабжения. Против этого нужно было бороться, чтобы "присвоение" не вышло из рамок "естественной нормы", чтобы оно не превратилось в цель и главное занятие.

... Шестая дивизия совершила ряд тяжких преступлений. В 31 полку был убит военкомдив т. Шепелев, застреливший бандита. Она устроила ряд погромов. Но где, какие именно в точности никто не знает. Не подлежит лишь сомнению, что именем шестой дивизии злоупотребляли обычные украинские банды...

В первых числах октября Реввоенсовет и Политуправление решительно взялись за дело оздоровления армии. После короткой энергичной кампании все части, за исключением 6-й дивизии, были приведены в порядок. 6-я дивизия потребовала тяжёлой операции. Она была произведена 11 октября южнее Белой Церкви у ст. Ольшаница. В этот день были разоружены три полка 6-й дивизии...

Начинается чтение приказа - этого сурового обвинительного акта. Читает Минин - громко, отчётливо. Огромная вооружённая масса стоит - не шелохнётся. Когда Минин, назвав полки, произносит раздельно, "по-складам":"Ра-зо-ру-жить и рас-фор-ми-ро-вать" - впечатление получается потрясающее, по дивизии словно проносится дыхание смерти».

 Этот же момент разоружения за мародёрства шестой дивизии описан в книге С. Орловского «Дневник конармейца»:

«... Затем раздалась команда: "Клади оружие!" Это была жуткая минута. Казалось, вот-вот дивизия дрогнет и не выполнит команды. Однако части повиновались. Комсостав и бойцы плакали навзрыд, отдавая оружие и знамёна. После этого дивизии было предложено выдать активных участников в бандитских действиях. Полки выдали 107 человек. Однако около 300 человек, догадавшись, в чём тут дело, не построились вместе с дивизией и ушли в лес. Расформированные полки называются теперь маршевыми полками. В первую маршевую бригаду командиром назначен т. Губанов, во 2-ю - т. Колесов. Из скрывавшихся людей поймано около 60 человек. Срочно в полном составе в полевой штаб прибыл трибунал, которому дано задание немедленно рассмотреть дела арестованных в связи с бандитизмом".

 Да и в романе Н. Островского, которого вскользь упоминает у себя Яковенко, в восьмой главе «Как закалялась сталь» Островский предлагает читателю рассказ красноармейца Андрощука о том, как конный разъезд бывших махновцев, приставших к конармии, во время наступления захватил костёл и там трое солдат хотели изнасиловать жену польского офицера.

И вот тут писатель очень верно, может быть, именно глазами очевидца подметил, как в пылу жестокой борьбы одно беззаконие рождало другое не только из-за нехватки времени одуматься, но и по принципиальным соображениям. В момент насилия над женщиной в костёл врывается рота латышских красноармейцев. Дальше в книге повествуется следующее:

«Латыш, как это всё увидел, да по-своему что-то крикнул. Схватили тех троих и на двор волоком. Нас, русских, двое только было, а все остальные латыши. Фамилия командира Бредис. Хоть я по-ихнему не понимаю, но вижу, дело ясное, в расход пустят. Крепкий народ эти латыши, кремниевой породы. Приволокли они тех к конюшне каменной. Амба, думаю, шлёпнут обязательно. А один из тех, что попался, здоровый такой парнища, морда кирпича просит, не даётся, барахтается. Загинает до седьмого поколения. Из-за бабы, говорит, к стенке ставить! Другие тоже пощады просят.

Меня от этого всего в мороз ударило. Подбегаю я к Бредису и говорю: "Товарищ комроты, пущай их трибунал судит. Зачем тебе в их крови руки марать? В городе бой не закончился, а мы тут с этими рассчитываемся". Он до меня как обернётся, так я пожалел за свои слова. Глаза у него как у тигра. Маузер мне в зубы. Семь лет воюю, а нехорошо вышло, оробел. Вижу, убьёт без рассуждения. Крикнул он на меня по-русски. Его чуть разберёшь: "Кровью знамя крашено, а эти - позор всей армии. Бандит смертью платит".

И расстрел состоялся".

Вот ведь как поступали настоящие коммунисты в то время. И упрямая статистика утверждает, что каждый пятый белорус был во время второй мировой войны в партизанском отряде, около тысячи партизанских отрядов действовали в лесах Белоруссии, что было возможно только при массовой добровольной поддержке населения. Не знать этого писатель не мог, но в его книге всё отражено, как в кривом зеркале. То есть он стоит на позиции богатых, боявшихся партизан, как огня, боявшихся и советской власти.

Поэтому появление немцев в Мотоле писатель преподносит как освобождение от гнёта русских, несмотря на тысячи расстрелянных евреев и коммунистов, сотни карательных операций и сожжённые дотла сёла. Ведь делалось это, по мнению автора, во имя борьбы с проклятыми коммунистами, а, значит, делалось правильно.

Борис Романович, бывший коммунист, призывается в польскую армию в самом начале войны и вскоре попадает в немецкий плен, переезжает в Германию, где его сознание полностью перерождается, и только через два года, когда ещё идёт война, он возвращается в оккупированный немцами родной Мотоль и выступает перед собравшимися в церкви жителями.

«- Люди добрые, — эти слова Борис вложил едва ли не каждому в душу, — за два года, что я отсутствовал, на нашей родной и когда-то вольной земле произошло столько событий! Два года день в день вытяги­вали из кого-то душу. И теперь это продолжается. Тут столько мучеников. Где братья Райкевичи?.. Я уже не говорю о других. Пошла полоса граж­данской разобщенности, вражды, когда люди утратили заботу друг о дру­ге, перестали думать про духовное братство, культуру и даже хозяйство. Теряем себя! Теряем национальное и человеческое достоинство. Комму­нисты в свое время не дали свободы белорусскому народу, образовавшему Белорусскую Народную Республику. В противовес той они создали БССР, дали народу на короткий срок свободно вздохнуть и опять его придушили. Уничтожили почти всю белорусскую интеллигенцию, ученых, зажиточ­ных крестьян, сожгли на кострах книги. Наконец присоединили к БССР и наши западные земли, отдали их на разор энкавэдистам.

В установившейся тишине невысокий голос Бориса звучал на полную силу. Люди жадно ловили каждое его слово.

- Навещая в Кенигсберге и Берлине национальных белорусских де­ятелей, читая некоторые материалы в библиотеках, я понял, насколько ошибочным было в свое время мое восхищение коммунистическими иде­ями. Многие были обмануты. От нас пряталось даже то, что государствен­ный переворот в России Ленин и Троцкий делали как агенты германского генерального штаба с целью подорвать Россию изнутри. Ту услугу щедро оплачивала казна кайзера Вильгельма. А что дали, что принесли больше­вики народам России? Вы уже знаете».

           Тут стоит привести краткую историческую справку. О том, что принесли большевики России, говорить не будем, так как хорошо известно, что страна из лапотной Руси превратилась в мировую державу, а в то, что она дала Белоруссии в первые советские пятилетки сказать стоит, как о том пишет энциклопедия.  

«2—4 февраля 1919 г. I Всебелорусский съезд Советов принял Декларацию о провозглашении Белоруссии Советской Социалистической Республикой и Конституцию БССР. На съезде было подчеркнуто, что Белоруссия признает необходимость установления тесных экономических и политических отношений с Советской Россией. В середине 1920-х в БССР активно проводилась белорусизация — комплекс мер по расширению сферы применения белорусского языка и развитию белорусской культуры.

В 19201930-е гг. в Советской Белоруссии активно шли процессы индустриализации, сформировались новые отрасли промышленности и сельского хозяйства.

К началу индустриализации в БССР проживало 3,4 % населения и производилось всего 1,6 % промышленной продукции СССР. Развивались преимущественно лёгкая, пищевая, деревообрабатывающая и химическая промышленность, а начиная со второй пятилетки — машиностроение и производство строительных материалов. Значительное внимание уделялось такой трудоёмкой отрасли, как текстильная, поскольку её развитие позволяло быстро решить проблему безработицы и аграрного перенаселения. Во время первых двух пятилеток были открыты Гомельский завод сельскохозяйственного машиностроения «Гомсельмаш», швейная фабрика «Знамя индустриализации» и фабрика КИМ в Витебске, Оршанский льнокомбинатКричевский цементный заводМогилёвский авторемонтный заводГомельский стеклянный завод, две очереди БелГРЭС. Было построено 11 крупных торфозаводов. За три пятилетки промышленное производство в БССР выросло в 23 раза (в 8,1 раз с учётом Западной Белоруссии). Перед началом Второй мировой войны БССР производила 33 % общесоюзного производства фанеры, 27 % спичек и 10 % металлорежущих станков.

Политика развития хуторов 1920-х годов сменилась активной коллективизацией 1930-х.»

И об этом на самом деле знали белорусы, но не знает почему-то или не хочет знать нынешний белорусский писатель Яковенко, как и не знает он историю Великой Отечественной войны, которую трактует по-своему:

 «Чего Гитлер не знал — у Сталина в начале войны танков было в не­сколько раз больше, чем в его империи. Причем тут были танки, которые превосходили танки Вермахта по броне и скорости, а также по огневой силе орудий и пулеметов. Правду говорил своим землякам капитан запа­са Сергей Калиниченко: на вооружении Красной Армии были и легкие, и плавающие наступательные танки, которых немец не имел. Вообще этой сталинской войсковой силы и мощи хватило бы на всю Европу. И потому товарищ Сталин счел бы любого, посмевшего напасть на СССР, круглым дураком. Он не верил, что Гитлер это сделает, поскольку не относил Гит­лера к отчаянным авантюристам.

После первого, как казалось, этапа блицкрига гитлеровцам пришлось менять моторы у большинства танков. Эта проблема стала очевидной уже за Витебском и Смоленском. Ремонта требовала вся наземная техника. Армии ждали подвоза топлива. А с новыми моторами и топливом у фю­рера пока была невыкрутка, Вермахт насилу собрал ресурсы для стратеги­ческого мешка, в который втолкнул войска Сталина, сгруппировавшихся под Киевом. Поэтому, несмотря на блестяще и дерзко, просто ошелом­ляюще проведенные операции в Беларуси и Украине, где были разгром­лены и взяты в плен свыше трех миллионов солдат и офицеров с генера­лами вместе, — молниеносная война приостановила свой бег. Очевидно, генералы Вермахта, стараясь опередить Сталина в нанесении удара, не все предусмотрели, да и времени на это не имели» (стр. 314).

Из этого описания выходит, что гитлеровские генералы просто поспешили с началом войны против Советского Союза, боясь, что Сталин первым нанесёт удар. Эту идею иначе как бредовой трудно назвать. Советский Союз не готовился ни на кого нападать. Это бы противоречило всей нашей государственной политике.

Наш современник, белорус, ветеран Великой Отечественной М.И. Цейтлин рассказал «корреспонденту «Комсомольской правды», вышедшей 8 мая 1915 г., о том, как он встретил в Минске начало войны: «Мы с товарищами готовились к параду физкультурников. Я был участником всех парадов. Жил в студенческом бараке. 22 июня мы должны были встать в 7 утра, потому что в 8 начиналась репетиция. А тут часов в 5 утра нас разбудил воздушный бой над Минском. Мы выбежали на балкон и видели, как два «мессера» атаковали наш самолет и сбили его. После мы шли на всебелорусский стадион на репетицию. А навстречу нам ехали машины с солдатами. Спрашиваем: «Куда вы?». Отвечают: «Война идет!»… К началу лета 1941 года в Минске уж каждый житель знал, что немцы вот-вот нападут. И все про то говорили. Я помню, что, начиная с 14 июня, в Минске была светомаскировка по ночам. И европейские газеты в тот период писали, что немцы сконцентрировали огромные силы вдоль советской границы, Гитлер готовит нападение на СССР. В ответ на это газета «Правда» 15 июня опубликовала опровержение ТАСС, что никакой войны не будет. Что все это ложные слухи. А в то же время по Минску шли и шли на запад колонны наших бойцов и техника. Передвигались они только по ночам, маскируясь. И всем было ясно, думаю, как и Сталину, что война начнется со дня на день».  

А о самом Сталине очень хорошо сказал его фактический противник премьер-министр Великобритании Уинстон Черчиль в своей речи, посвящённой восьмидесятилетию со дня рождения Сталина:

"Большим счастьем для России было то, что в годы тяжёлых испытаний Россию возглавил гений и непоколебимый полководец И.В.Сталин. Он был выдающейся личностью, импонирующей жестокому времени того периода, в котором протекала вся его жизнь.

Сталин был человеком необычайной энергии, эрудиции и несгибаемой воли, резким, жёстким, беспощадным как в деле, так и в беседе, которому даже я, воспитанный в английском парламенте, не мог ничего противопоставить.

Сталин, прежде всего, обладал большим чувством сарказма и юмора, а также способностью точно выражать свои мысли. Сталин и речи писал только сам, и в его произведениях всегда звучала исполинская сила. Эта сила была настолько велика в Сталине, что он казался неповторимым среди руководителей всех времён и народов.

Сталин производил на нас величайшее впечатление. Его влияние на людей было неотразимо. Когда он входил в зал Ялтинской конференции, все мы, словно по команде, встали и, странное дело, почему-то держали руки по швам».

Кстати в советские годы бытовал такой анекдот про Сталина. «Во время пребывания на знаменитой Ялтинской конференции трёх держав 1945 года, президента США Ф.Рузвельта по причине того, что он передвигался в коляске, поместили жить в Ливадийском дворце, в котором и проходила конференция. А Премьер-министра Великобритании устроили в замечательном Алупкинском дворце. Дворец очень понравился Черчиллю и при встрече со Сталиным он долго его расхваливал. Сталин никак на это не реагировал. Тогда Черчилль спросил у Сталина, правда ли, что у грузин есть такой обычай дарить гостю то, что ему особенно понравилось, намекая на национальность Сталина. На это Сталин ответил, что есть такой обычай у Грузин, но так как Сталин является главой русского государства, то он помнит и русские обычаи. Один из них загадывать загадку. «Поэтому, - говорит Сталин, - я загадаю тебе одну, если хочешь. Отгадаешь - дворец твой, можешь его забирать. Согласен?» Черчилль охотно согласился. Тогда Сталин показал Черчиллю три пальца на руке: большой, указательный и средний, согнув безымянный и мизинец, и спрашивает: - Какой из этих трёх пальцев средний. Черчилль посовещался с советниками и показал на указательный палец. Тогда Сталин сложил три пальца в кукиш и сказал: «Нет, вот этот. Не угадал загадку - не получаешь дворец».

Вот какие рассказы ходили в народе о любимом вожде, которого любят до сих пор, не смотря на массированную пропаганду против него, начатую ещё Хрущёвым после смерти Сталина.

           В книге Яковенко имена и фамилии сыплются, как из рога изобилия. Есть среди них и русские. Например, бывший танкист капитан Калиниченко. И, конечно, он тоже плохо отзывается о советском командовании.

В самом начале войны капитан Калиниченко попадает в окружение и в лесу встречается с сыном Сталина Яковом Джугашвили. Об этой встрече он рассказывает Петру Романовичу так: «В минуты откровения он рассказал мне про свою жизнь и непростые отношения с отцом и партией, поверьте, даже с ней… Яков выражал своё несогласие с тем, что делалось, говорил, что стесняется смотреть своему отцу в глаза. Вот тогда я и стал припоминать услышанное и увиденное здесь, в Мотоле, и в душе моей что-то восстало, потом улеглось, но я начал воспринимать Джугашвили как вестника. Слышу душой: в государстве либо фундамент неудачно заложен, либо дьявол путает наши политические карты. Представьте, как Якову, который много видел, знал, имел критический взгляд на вещи, было неуютно жить в кремле…

Значительная часть армии между Витебском и Лёзно полегла. Комбат Джугашвили был вместе со мною. Мы блуждали по лесу день, второй, не зная, что делать и куда податься. Немецкие автоматчики окружили группу. Я случайно оказался в стороне. А Джугашвили и всех остальных, полагаю, погнали в плен» (стр. 350-351).

Рассказ капитана Калиниченко сплошная выдумка автора. Ни одного свидетеля того, как Яков Джугашвили попал в плен, нет. Предположительно он был выкраден, благодаря предательству кого-то из рядом находящихся солдат и офицеров, ибо вся батарея, которой командовал Яков Джугашвили, и взвод охраны вышли из окружения в полном составе, кроме самого Якова. Предположительно немцы знали о том, что батареей командует сын Сталина и специально охотились за ним. По свидетельским показаниям тех, кто помнят Якова Джугашвили в плену, он никогда ничего плохого не говорил ни о Сталине, ни о советской власти.

Этот вставной эпизод нужен был автору романа только для того, чтобы показать ещё одну негативную сторону советской власти.

Немало страниц в книге посвящено немецкому гаулейтеру Кубе, назначенному генеральным комиссаром Белоруссии в июле 1941 г. Немецкий руководитель, расстрелявший без суда и следствия в 1936 г. не подчинившихся ему солдат и офицеров, за что был снят с должности, но потом призван Гитлером вновь на высокий пост, человек, приход которого в Белоруссию ознаменовался массовыми расстрелами, описывается в книге как весьма положительный герой, талантливый литератор, противник СС, которые с ним не считались и продолжали расстреливать евреев якобы вопреки его воли.

Писатель Василий Яковенко беседовал в послевоенное время с женой убитого партизанами Кубе и, видимо, с её слов описал доброго привлекательного гаулейтера, который лишь выполнял указания рейха вопреки своим человеческим наклонностям. На фоне этого образа все коммунисты, партизаны и вообще русские выглядят просто извергами.

Петра Романовича сосед Малытька предупреждает о готовящемся его убийстве Богданом Плюнгером, о котором ему сказал односельчанин Калилец. Но «В своем домашнем кругу он держал в секрете предупреждение Калильца, только уже у дверей добавил: — Теперь все мы в заложниках у Иуды.

- Как и до войны, — бросил Павлюк спокойно, в тон отцу.

- Не приведи, Господи, терпеть столько страданий! — Аксинья заме­шивала в ушате на теплой воде с молоком пойло для теленка. — Наступит ли когда-нибудь для нас светлый час?!

- Говорят, Ленин ради коммунизма готов был уничтожить более чем половину населения России.

- Что ты говоришь? — перелив пойло в ведро, Аксинья выпрямила спину. — Оттуда, сынок, и потекли реки крови! В отчаянье и с голоду, устроенного большевиками, люди ели друг друга. Ты малый был... Пред­ставляешь, как надо озвереть, чтобы, привязав девушку к дереву, срезать с нее кусками мясо, жарить на огне и жрать. У-ух! — передернуло. — Пос­ле этакого страха мы и поспешили сюда, на Родину.

- И тут нашли все, кроме того, что надо, — весело бросил сын.

- Поди, большевики окаянные, нас и тут достали...» (стр. 471)

 И контрастом к этому звучат слова, прозвучавшие из уст Петра Романовича в постели со своей женой, в которой они тоже говорят о политике.

«Уже перед сном он пожаловался жене:

- Не могу я никак понять, лихо на их, тиранов. Возьмем Гитлера, главного арийца. Ну зачем тебе это арийское чванство и война против славян да англичан?.. Ну, захотелось тебе с грохотом прокатиться с запада на восток, истребить коммунистическую заразу и сделать славянские на­роды свободными... Не хватило бы разве для славы?.. Но ради этого ему, вурдалаку, наверное, понадобилось бы опять превратиться в человека, каким он, возможно, и был при рождении. Да... После коммунистическо­го террора в СССР, этот режим пожалуй, не выдержал бы освободитель­ной германской армады, тем более что и армия в первое время у Советов была обезглавлена. Капитан Калиниченко многое мне открыл. Пусть бу­дет земля ему пухом! Мне очень грустно от воспоминаний о нем... Однако жестокость и глупость Гитлера его же и погубят. Вместо пьедестала героя, освободителя, избавителя и политического зодчего в истории ему доста­нется место крученой собаки, и только» (стр. 474).

Писателю и через семьдесят лет после победы над гитлеровской Германией самый главный фашист продолжает казаться «героем освободителем» и «политическим зодчим», что уж тогда говорить о тех, кто против него боролся. Конечно, они должны выглядеть извергами. И автор рисует страшную картину расправы партизан, преподнося читателю её в качестве истины первой инстанции.

«Жители местечка Мотоль были потрясены новым страшным изве­стием — убийством таких добропорядочных и уважаемых людей, какими были Писарчуки — Петро и Павлюк, их свояки — Павел и Николай Миховичи.

Мало того, так в другую ночь партизаны убили еще и Семена Шкутача, жившего на Луке, на Кузюровой улице. И его — невесть за что. В памя­ти людской всплывали и другие жертвы партизанского произвола, в том числе семья капитана Калиниченко. А из деревень Закалье, Воротыцк и Аперово доходили слухи и того мудрее. Там от рук партизан горели дома и сельские усадьбы вместе с семьями, стариками и детьми. Все ужасались, не видя разницы между озверевшими от неудач гитлеровцами и местны­ми «борцами за народную волю, долю и справедливость». Люди ощущали явную связь того, что вершилось, с красным террором. А, впрочем, террор вершился при разных носителях власти и силы, в разных условиях и об­стоятельствах уже около пяти лет; конечно, если не считать пилсудчиков, от которых также не было житья» (стр. 483).

То, что во время войны в партизанском движении принимало участи двенадцать тысяч жителей Белоруссии, объединённых в тысячу двести пятьдесят пять отрядов, то, что ими было взорвано более трёхсот тысяч железнодорожных путей, что прерывало немецкие поставки вооружения на западные фронты, и пустили под откос свыше одиннадцати тысяч фашистских эшелонов с живой силой и боевой техникой - всё это в книге Яковенко места не нашло, как и то, что с первых дней войны немцы проводили массовые чистки: убивали коммунистов, комсомольцев, активистов советской власти, представителей интеллигенции, с особой жестокостью уничтожалась «расово вредная» часть населения: евреи, цыгане, физически и психически больные; на территории Белоруссии фашистами было создано двести шестьдесят концентрационных лагерей смерти, их филиалов и отделений; за все время немецкой оккупации было уничтожено шестьсот двадцать восемь населенных пунктов вместе с жителями, более пяти тысяч населенных пунктов уничтожены с частью жителей. Эти стороны войны в романе, претендующему на жанр эпоса, не описаны, хотя являются существенными в жизни белорусского народа.

Но война, наконец, подходит к своему финалу. Борис Романович после участия в работе Второго Всебелорусского Конгресса в Минске приезжает к себе в родной Мотоль и встречается там с старым знакомым паном Клямкой, говорит тому о приближении Красной Армии, о предстоящем полном разгроме фашистской Германии и добавляет при этом:

«Боитесь, пан Клямка?.. Мне припоминается вот что. В свои моло­дые годы я был коммунистом и жил прекрасными мыслями — о возмож­ной лучезарной будущности. Я ждал ее... Я попал в плен и за несколько лет проникся уважением к немцам. Я поверил им, когда они декларировали освобождение моей Батьковщины от большевиков. А потом и в них разочаровался и понял, наконец: общество, которое было в моих мечтах, не построишь ни с боль­шевиками, ни с фашистами — никогда и нигде! Ведь и те, и другие — раз­рушители, злодеи, захватчики, у них руки по локоть в крови» (стр. 555).  

Так герой романа ставит на одну доску фашистов и большевиков и теперь он начинает бороться за независимость Белоруссии от любых государств, но переезжает для этого жить в Америку и там входит в диаспору белорусов. Туда переезжает впоследствии из Польши и его дочь Мария, успевшая к этому времени стать неплохим врачом.

           Собственно описание дальнейшей жизни Белоруссии даётся автором схематично, так как почти все герои выехали за её пределы. Но и тут та же тенденция недовольства. Как говорит один из персонажей «колхозный хлеб — как обобществленная жена. Вкуса не почувствуешь».

«Мотоль не сразу подался в коллективизацию. Вначале записались в мелкие сельскохозяйственные артели около полусотни дворов. Были сомнения, шатания и откровенное сопротивление. Горели скирды сухого сена, поставленные скопом рядом с сельским Советом, горели свирны (амбары) с новым хлебом, от первых намолотов; терпели и гибли активисты. Откровенное и показательное, упрямое и нещадное вредительство было делом рук «бульбашей» среди которых, как ни удивительно, встречались и сподвижники Плюнгера по партизанскому отряду – видите ли им по душе пришлась партизанщина и применяют они её в борьбе с новым нашествием, которое не заставило себя долго ждать с востока. Мотивы у этих людей были соответствующие, так как на советском политическом поле опять начиналась «прополка», и те, кто ее выполнял, повсеместно искали «врагов народа» — их было не счесть среди бывших военнопленных, а также сель­ских старост, учителей, других специалистов, которые при немцах работой своей зарабатывали на кусок хлеба. На деле подрубались корни наиболее способных мужиков либо целых семей. Управлять же крестьянской грома­дой ставили людей, которые даже не нюхали пашни.

Все это стимулировало страх, вызывало недовольство советскими ор­ганами, вело в лес, в новые партизанские группы и формирования. Они были разной национальной и идейной ориентации. Их количество в За­падной Беларуси приближалось к пятидесяти тысячам человек. На во­оружении были пулеметы, противотанковые орудия, минометы, мины, не говоря уже об автоматах и винтовках. Для руководства антисоветским сопротивлением из-за границы в Беларусь засылали подготовленных лю­дей, в числе которых был и Всеволод Родька, смельчак, рисковый, безза­ветно преданный идее обретения воли и счастья для своего народа.

Родьку на Полесье постигла неудача. Тогда же, в первые послевоенные годы, его и выловили (стр. 623-624).

Ну, то, что сотрудничавшие с СС белорусы, боясь справедливого суда, сбежали в лес, организовывая банды, орудовавшие некоторое время, наводя страх на местных жителей, это известно. И то, что им помогали всячески из-за рубежа, как пишет и сам автор, это тоже не секрет. Но, в конце концов, с бандитизмом как в Белоруссии, так и на Украине было покончено. Люди зажили спокойно, только не в книге Яковенко.

Заканчивая трилогию, писатель не обошёл вниманием и нынешнее время. Правда, он не называет имени президента Белоруссии, но вполне понятно о ком идёт речь, когда американский белорус Кит беседует со своим соотечественником учёным Вещуном в американском ресторане и слышит от него:

«Если проследить за высказываниями нашего единственного в стране политика и заботливого отца, то он сам же обо всём и рассказывает, искренне, правдиво, правильно. Вот послушайте: «Это бесперспективно – пытаться лишить меня власти силой или такими методами, какие были применены к Милошевичу… Меня никто никогда не тронет, если меня не предаст российское руководство» (стр. 705).

Затем разговор двух белорусов продолжился, имея в виду уже правителя Белоруссии в наши дни:

—                 Это у тебя, братка, крепкая мысль!

—                 Было и другое. Ведь если рот зажат, управлять народом, его созна­нием, манипулировать склонностями не так и сложно — верно?.. Да, но поверим в благородные устремления тщеславного человека, шкловского радетеля, возжелавшего сильной вла­сти ради сохранения страны. В том бедламе на постсоветском простран­стве да и в Европе он действительно сделал нечто довольно значительное, если не сказать — великое, — не допустил развала промышленности, рас­таскивания государственных ценностей...

—                 Я прошу прощения. Но за что же тогда его не любит оппозиция?

—                 Как известно, в России разные там абрамовичы, Ходорковские, Де­рипаски, пользуясь моментом и обогащаясь, скупили и приватизировали целые отрасли народного хозяйства. А наш, не будь дураком, привати­зировал власть, сделал ее своей собственностью. Вопрос, кто из новояв­ленных собственников лучше? Не скажешь... Закупил парламент, причем сделал это за государственные средства. Упразднил действие законов, поставив выше их президентский указ. Заставил генералов козырять его малолетнему сыну... В Думе в Москве у него хватило ума, чтобы заявить: «Мы согласны на присоединение к России на любых условиях!» Имел ли он полномочия или хоть бы элементарное моральное право на подобное заявление? Нет! Ну и как после этого ему льготный газ не давать? Ломаю­щий принципы, готовый опять залезть под общее одеяло.

—                 И нас загнать!

—                 Но при этом, заметьте, — продолжал Вещун, — никаких шатаний в мыслях у народа, не должно быть. Он властелин наших дум! Полити­ческие деятели, как Гончар, Захаренко, Карпенко, вообще исчезли. Не­которые бесследно. С конкурентами у него теперь — никаких забот. И как хорошо дышится. Один на ледовом поле! Ему аплодируют... Как-то при­знался нечистик, что он теперь выше Бога!

—                 Бог шельму метит.

—                 Академию свел до уровня колхоза!.. Хозяин в доме! Повыталкивал вон немало людей, особенно молодежи. Самые умные уехали на Запад, менее умные – в Россию, ещё менее умные остались на месте и, состоя на государственной службе, показывают ему фигу» (стр. 705-707). 

—                 Почитай, два десятилетия пропагандируется идея всесильной вла­сти. Патриотизм заменен рублем, высоким креслом. Итог: у короля есть слуги, но нет команды с царем в голове, он теперь в панике и поливает бранью всех, налево и направо. О, я знаю его челядь и, если бы он вдруг кинулся расстреливать ее из пулемета, то я охотно подавал бы ему патро­ны. При этом я чистил бы их до блеска, чтобы он выполнял свою работу с особым изыском!» (стр. 708). 

И уже на прощанье Вещун говорит Киту:

«- Борис Владимирович, я вам по секрету скажу: из белоруса достали душу и повесили её на суку, чтобы дубилась для дальнейшего производства кошельков.

- И это суть политики?

- Суть происходящего. Теплится, однако, надежда, что сама логика жизни и национальной безопасности выведет нашу ледовую фигуру на позиции, выверенные жизнью. Во-вот его нутро оттает. Тогда по-своему преисполненный чести и достоинства, он встанет на трибуну и перед лицом депутатов, послов, политиков, политологов провозгласит: «Уважае­мые, не обессудьте... Великий русский язык у нас развивается и будет разви­ваться как язык внешнего общения. Ему ничто не угрожает. А вот если мы разучимся говорить на белорусском языке, потеряем нацию! Родной язык мы должны изучать и ведать. Мы все эти годы слишком осторожно поддержи­вали его». И это уже будет как покаяние лидера, оно станет характерным моментом. За словом, возможно, и дело пойдет, а-а?» (стр. 708-709)

Между тем всё та же упрямая статистика говорит, что за годы правления Белоруссией А.Г. Лукашенко, когда страна избрала свой собственный путь развития, вопреки желаниям запада, намечавшийся после распада СССР развал Белоруссии был остановлен за счёт сугубо собственных сил, в результате чего за семь лет промышленное производство выросло в три с половиной раза, наполовину выросло сельхозпроизводство, уровень безработицы упал ниже одного процента, средние доходы населения выросли в три с лишним раза, зарплата в пять с половиной раза, пенсии в более чем в пять раз, доля населения с доходами ниже прожиточного минимума снизилась с сорока восьми процентов до пяти и двух десятых. Это ли не показатели успешного развития государства?

Но ничего этого нет в книге, нет даже намёка. Есть только плевки в сторону любой власти. 

Заканчивается роман-трилогия, не смотря ни на что, на оптимистичной ноте. Хоть оба героя Мария Романович, сменившая уже фамилию на Демкович, внучка расстрелянного Петра Романовича, и Борис Кит продолжают жить вне Родины, они любят её, занимаются благотворительной помощью соотечественникам и питают надежды на светлое будущее.

Однако у меня эта книга оставила странное ощущение, что автор книги с его надломленным сознанием, как и герои его произведения, никогда не будут счастливы по-настоящему, пока не научатся видеть не только плохое в жизни, но и хорошее, пока в их надломленном сознании не проснётся чувство доброжелательности к другим нациям, и пока их взоры не обратятся к простому белорусскому народу, который живёт своим трудом не ради прибыли панам и помещикам, а ради себя самого и всего белорусского народа.

Литература, для того чтобы стать эпосом, должна отражать жизнь во всём её многообразии, а не напоминать собой жалобы и стенания озверевшего в лютой ненависти к большевикам и советской власти кулака.

М.Е. Салтыков-Щедрин писал: «Везде литература ценится не из-за её гнуснейших образцов, а из-за тех её выдающихся деятелей, которые ведут общество вперёд». И великий русский писатель Н.А. Некрасов подтверждает эту мысль словами: «Русская литература не должна опускаться до уровня общества в его сомнительных и тёмных проявлениях. В любых обстоятельствах, во что бы то ни стало, но литература не должна ни на шаг отступать от своей главной цели — возвысить общество до идеала — идеала добра, света и истины».

Вы можете сказать, что здесь речь идёт о русской литературе, а мы рассматриваем книгу белорусского писателя. Но вряд ли это можно назвать достойным аргументом. Литература она везде должна быть народной по сути. В.Г. Белинский утверждал: «...только та литература есть истинно народная, которая, в то же время, есть общечеловеческая; и только та литература есть истинно человеческая, которая в то же время есть и народная. Одно без другого существовать не должно и не может...».

 

ЕВГ. БУЗНИ

 

***

ВСТРЕЧА БОЛГАРСКОЙ ПОЭТЕССЫ

С РОССИЙСКИМИ ЛЮБИТЕЛЯМИ ПОЭЗИИ

 

В Болгарском культурном институте, что на Николоямской,1, (директор – Буряна Ангелакиева) 28 мая  прошёл творческий вечер болгарской поэтессы Патриции Николовой.

Представила гостью и вела вечер сотрудник института и научный редактор Библиотеки иностранной литературы Ирина Мельникова.

Патриция Николова – чрезвычайно разносторонний человек. Поэтесса – это уже сказано. Кроме того, она литературный и театральный критик, драматург, историк, общественный деятель, исследователь феномена Ванги… А оно ж известно, чем духовно богаче человек, тем интереснее с ним разговор.

Прежде всего, Патриция презентовала собравшимся очередной поэтический сборник на болгарском языке «Яков и ангел». Автор прочитала собравшимся восемь стихотворений из него – сначала в переводе на русский, а затем на родном болгарском.

Параллельно Николова делилась впечатлениями о своих путешествиях, о своих встречах, о творческом процессе…

Рассказала гостья и о том, что её особенно произвело на неё впечатление в России. По её словам, только в нашем народе столь чувствуется литературная закваска.

Поведала Патриция о таком случае. Как-то оказалась она в компании за столом. Там говорили тосты, но каждый бравший слово обязательно должен был прочитать стихотворение. И у каждого нашлось что прочитать!

- Это получилось настолько естественно! – делилась Патриция. – Это было просто чудо. Такое возможно только в России…

Что тут скажешь?.. Слышать подобные слова всегда приятно.

…По окончании вечера я подошёл к Патриции, попросил поделиться мыслями о сотрудничестве литератур Болгарии и России, и славянского мира в целом.

- Когда я слышу слова о дружбе народов, вспоминаю вашего кота Леопольда с его призывом «Ребята, давайте жить дружно!», - с улыбкой высказала свою точку зрения Патриция. – В этом вопросе не лозунги нужны, а конкретные действия.

И в числе таких конкретных дел может стать как раз литературное сотрудничество. А именно: выпуск переводных произведений, содействие в их распространении, организация встреч литераторов с читателями других стран…

- Я верю, что со временем литература вновь поднимется на приличествующую  ей высоту, - завершила разговор Патриция.

 

Николай СТАРОДЫМОВ 

***

ВЕЧЕР ЧЕРНОГОРСКОГО ПОЭТА

 

27 мая в Союзе писателей России в рамках Клуба православных писателей СПР прошел творческий вечер черногорского поэта  Милутина Мичовича, ведущей была Наталья Даниловна Блудилина, известный литературовед, доктор филологических наук. Она познакомила слушателей с творческой биографией поэта: «Милутин Мичович, не только известный черногорский поэт, но и философ, публицист, эссеист. Его книги поэзии (их издания были продемонстрированы публике и пошли по рядам): «Живая вода» (Никшич: Универзитетска речь, 1987) и «Врата» (двоекнижие – «Дом» и «Хлеб для путников») (Подгорица: Октоих, 1994), «Следы будущего» (Тверь: Научная книга, 2010), им создан философско-поэтический роман «Разорённый город» (Титоград: Октоих, 1991); также написаны книги в жанре поэтико-философских эссе: «Так говорили черногорцы» (Беране: Ступови, 1996), «Письма из Уранополиса» (Нови Сад: Светови, 2000), «Сербский лабиринт и черногорский минотавр» (Београд: Српска книжевна задруга, 2003), «Негош и современная Черногория» (Подгорица: Удруженье книжевника Црне Горе, 2007). Его стихи входят в отечественные и зарубежные антологии современной сербской поэзии; переведены на другие языки. Он лауреат литературных премий и наград: «Марко Милянов», Библиотеки „Негош“ (Печь, Косово и Метохия), медали В.В.Болотова. Работал редактором в известном черногорско-сербском издательстве «Октоих». На протяжении десяти лет по понедельникам ведет культурно-публицистическую колонку «Культурный появник» в ведущей черногорской газете «Дан» (Подгорица), опубликовал там более 650 статей-«размышлений поэта» на разные злободневные и вечные темы. Заместитель председателя Союза писателей Черногории, председатель Литературного общества «Негош», основанного в 2004 году в Никшиче, главный редактор и автор ежегодных сборников этого общества «Дани Негошеви».

Далее был духовный разговор о сущности поэзии вообще и Милутина Мичовича в частности, с энергичным чтением автором своих стихов по-сербски, их разные переводы  выразительно читала ведущая, при этом отметив: «В сербском оригинале явственно присутствует духовная сила и мужественность речи поэта, она теряется порой в русском переводе, разряжается гласными сербская стяженность согласных в словах; явная пульсация ритма, которая скрыта внутри оригинала стиха, с трудом передается в переводе. Легче переводиться смысл, трудно переводиться биение и многозначность смыслов слова». Также были зачитаны фрагменты  философской и публицистической прозы Милутина Мичовича в переводах  (ниже даем подборку стихов и других произведений). Много вопросов было задано из зала русскими поэтами и  писателями, литературоведами (все  высоко отзывались о его поэзии) и земляками поэта, присутствующими на встрече.

Приводим самые характерные и глубокие высказывания и ответы поэта Милутина Мичовича:

 «Я ищу  огонь в глубине сердца, огонь о котором говорит Евангелие: “Огонь пришёл я низвесть на землю, и как желал бы, чтобы он уже возгорелся”.

Мы не знаем нашу глубину. Но так случается — какай-то удар и раскрывается наша глубина, наши неоткрытые просторы.

Тогда у человека возникает понимание: что он мало что о себе знает, и что его призвание больше, чем он думает».

— «В начале человек ничего не знает о себе, он видит силы различные, в том числе и бесовские —  и это самый сложный процесс, а есть жажда —  человека встать на своё место и сказать слово о себе, и это долгий путь. Чего достиг внешне (звания) —  это не даёт хода —  а что идёт по внутреннему вызову —  это даёт плод и начинает открывать смысл, смысл пройти нашу дорогу, смысл нашему пути, своему пути; встречать на пути того, кто может воспринять слово и начинает его осознавать». 

— «Я не имел конкретное намерение  заниматься тем, что называют поэзией. Был просто глубокий духовный трепет, а потом взрыв, который превратился в то, что я сейчас пишу. Тут есть и  философия, и религия, и самое важное есть —  то, что я не знаю, что это. Всё это моя поэзия, а прежде всего — жизнь».

— «Есть поэты, которые имеют огромную публику, а есть другие, которые имеют несколько читателей, слушателей. Но может уплощаться смысл слова у слишком популярных.

Если поэт имеет одного слушателя —  он уже имеет читателя и слушателя. Он знает, что  это слово действует. Если есть один человек —  это есть подтверждение того, что (аудитория) может расширяться.

Многие поэты всю жизнь имели публику, а после смерти —  нет читателей, и наоборот. Важно, чтобы это слово было соответственно моей жизни, тогда оно читателя найдёт.

Стих «Томас Элиот» отвечает на все вопросы —  что писать поэту, на какой суд он и его слово придёт.

Каждая энергия действует на человека, внутри наших просторов всё это действует.

Если имеешь творческий ответ —  всё это хорошо, если нет —  всё убивает нас. Всё бы мы хотели обнять, если есть такая сила души».

—  «Сейчас в мире присутствует огромное пространстве множества книг, которые не касаются сути творчества. Я бы сказал: книги все сгорят и будет пепел, а что будет из этого пепла? Может быть лицо, или сущность человека восстанет? Эсхатология в этом присутствует».  

 «Русская и черногорская современная поэзия имеет и не имеет различия. И русские поэты, и черногорские пишут свободным стихом, в этом есть сходство.

Но в  нашей поэзии мало присутствует природа: лес,  туча, дождь, река. Сербская поэзия в целом —  больше интровертная, с взглядом внутрь человека.      Больше открытий для духа дают внутренние исследования, испытания, погружения, много больше, чем природа, птички, источники, родники.

Мы читаем больше Достоевского, чем Пушкина и Толстого. Это литература бездны и озарения, —  как поэзия Петра II Негоша, современника Пушкина, который в “Луче микрокосма” поэтически раскрывал космическую и человеческую бездну. Но из этих глубин, всегда жаждал света.  И достигал».

  «В любой поэзии есть мир тьмы и мир света, они пронизывают друг друга в вечной борьбе.

По внутреннему голосу  поэт        ходит, то есть по воле, свободе, интуиции, которая человека направляет. И там — нет аскетики, там есть богатство.

Человек в себе носит и тёмные силы. И носит и сохраняет Христа, и это позитивное в истории человечества. Если мы это ощущаем —  то надо за это и бороться —  и в этом есть общность славянских людей».

 «Я был в Москве, когда присоединяли Крым —  ощущал подъём в русской душе. Народ, который много страдал и был на грани бездны. Могу смотреть через свой народ, мы никого не завоёвывали, а только защищали свободу: основные ценности  иметь любовь, свободу. Основной константой, определяющей чертой характера нашего черногорского народа является сила, которая исходит из любви, истины, способности понимать и встретить другого человека».

— «Истинно ощущаю, что славянский народ умеет проносить любовь и соединять человечество, он участвует в этой идее в соединении человечества, в братстве, из глубины, из любви; это не “братство” французской революции.

Основа: радоваться; без радости жизнь не имеет смысла. А без муки, без креста —  радость не идёт: радость как награда за страдание, сила и правда Неба. Душа, которая много страдала, ей даётся и много радости.

Очень полагаюсь на роль русского народа в истории, сейчас большое давление —  русский народ имеет большую духовную силу обновиться и встать напротив своих врагов без мерзости».

— «Очевидно, что человек преображается. Как сказал апостол Павел —  “Не гасите Духа! И человек  приобретёт духовное тело”».

Информацию прислала Наталья БЛУДИЛИНА

 

 

***

ВЕЧЕР ПАМЯТИ

 

В конференц-зале «Дома Ростовых» 27 мая состоялся Вечер Памяти Николая Петева, выдающегося болгарского писателя и литературного критика, многолетнего Председателя Союза болгарских писателей и заместителя Председателя МСПС.

В рамках Вечера прошла презентация книги Николая Петева «Имя твоё – Надежда», выпущенная на русском языке издательством «У Никитских ворот».

В мероприятии приняли участие представители болгарской культуры, общественные и политические деятели, известные актёры и писатели, друзья.

 

Соб. инф.

***

«СЕРБСКАЯ РУНА». ПРЕЗЕНТАЦИЯ

 

В Боснии и Герцеговине,в Республике Сербской в городе Вышеграде в историко-культурном центре Андрич Град режиссера Эмира Кустурицы прошла презентация книги Олега Валецкого и Браниславы Совиль «Сербская руна», вышедшей в 2014 году в Белграде на сербском языке в издательстве «Пешич и синови».

Презентация прошла при подержке книжного магазина «Или или» из Андрич Града как и «Андрич института»  и на ней говорили владелица издательства «Пешич и синови» Весна Пешич, актер Александр Лазич и профессор Мирослав Глигорич.

Книга поднимает как вопрос происхождения славян и того, являются ли они автохтонным населением Балкан, так и вопрос существования письменности древней культур Винчи.

В данном случае следует подчеркнуть, что автор Бранислава Совиль, исследовавшая особо вопрос письменность Винчи, не утверждает, что эта письменность была славянской или сербской, а сфокусировала внимание на самом характере этой письменности.

По ее мнению, письменность Винчи представляла собою протописьмо в виде рун, означавших имена древних богов и, соответственно, осуществлявших своим произношением то или иное действие

Подробнее об этом в тексте Браниславы Совиль «Руны «Розоватого жертвенника» из Кормадина», представляющего отрывок из книги «Сербская руна».

Еще блаженный Августин писал, что изначально у греков был один бог – Зевс, а остальные боги появились как своего рода его энергии или действия.

Тем самым руны и были явлением, сопутствовавшим данному процессу, и представляли собою попытку древнего человека достичь общения с Богом.

Для этого человека Бог был во всем, что его окружало, ,просто истину об этом Боге он не мог тогда постичь.

 

Информацию прислал Олег Валецкий

 

***

В ДОМЕ РОСТОВЫХ ОБСУЖДАЛИ

ВОПРОСЫ ОБЩЕСЛАВЯНСКОЙ КУЛЬТУРЫ

 

В конференц-зале Международного сообщества писательских союзов (Поварская,52) 22 мая состоялось пленарное заседание секции XII Всеславянского собора.

Секция называлась «Славянский форум искусств «Золотой витязь»: сохранение и развитие традиций культуры». Председательствовал на заседании председатель Всеславянского собора Николай Кикешев, ответственным за его проведение был Владимир Орлов.

В работе секции приняли участие: Владимир Амельченко (сайт «Забытая русская история», Ейск), Елена Сапрыкина (педагог, писатель), Владимир Орлов (директор Славянского литературного форума), Наталья Блудилина (профессор Государственной академии славянской культуры, дфн), Валентин Назаров (профессор Международного славянского института), Владимир Крупин (писатель) и другие.

В ходе дискуссии между собравшимися состоялся откровенный конструктивный разговор.

По итогам заседания принята резолюция.

 

Соб.инф.

 

 

***

ЭТОТ ДЕНЬ ПОБЕДЫ…

 

На Красной площади, Параде и гала-концерте присутствовал наш специальный корреспондент, писатель и журналист-международник Бежан Намичеишвили, который был аккредитован от газеты «Свободная Грузия».

Вот что он передал.

 

9 Мая 2015 года в России состоялся крайне важный праздник – День Победы. Россияне отмечали юбилей – 70-летие Победы в Великой Отечественной войне. По всей стране прошли пышные торжества, чествования ветеранов, парады, прогремели праздничные салюты и фейерверки.

Центральным местом празднования Победы стала столица России – Город-герой Москва. Жителей и гостей ожидали широкомасштабные мероприятия в память о той великой войне и павших героях – освободителях страны от германского фашизма.

 «Десять лет назад я готовил газетный репортаж с Красной площади, когда Москва отмечала 60-летие Великой Победы. Тот репортаж вышел одновременно на грузинском и русском языках в публицистическом сборнике «Время идёт, засеки его!..». И вот снова, через десять лет, я нахожусь на Красной площади, и специально для сайта Международного сообщества писательских союзов готовлю новый репортаж.

На военном параде присутствовали руководители, первые лица около тридцати стран мира, ветераны Великой Отечественной войны, депутаты Государственной думы и члены Совета Федерации, военачальники, члены Правительства, видные деятели культуры…

В военном параде участвовало более шестнадцати тысяч военнослужащих. Прошла военная техника, в небе пролетели самолёты, в том числе и легендарный «Руслан». Апогей Парада Победы – несколько самолётов складывают в небе юбилейную дату – 70, демонстрируя тем самым высочайшее лётное мастерство. Ну а в завершение самолёты раскрашивают небо в цвета российского флага.

Россия показала миру свою военную мощь. Но сделала она не для устрашения кого бы то ни было, а для мира! Ведь правильно сказано: Чем сильнее будет Россия, тем прочнее будет мир во всём мире!

Я в этом убеждён!

 

В тот же день в столице прошла ещё одна акция. В шествии Региональной патриотической общественной организации «Бессмертный полк – Москва» приняло участие очень большое количество людей: по уточнённым данным – около 500 тысяч человек. Принял участие в шествии и Президент России Владимир Владимирович Путин.

«Президент Путин обладает беспрецедентной поддержкой россиян, населения всей страны», – позднее скажет журналистам Генеральный секретарь ООН господин Пан Ги Мун.

 

Вечером 9 Мая в 20.30 на Красной площади начался праздничный концерт «Дорогие Великой Победы». А по окончании его, в 22 часа, прогремели праздничный фейерверк и салют.

…Во время парада на мой мобильный телефон пришло сообщение. Его прислал выдающийся русский поэт Владимир Бояринов. Своё поздравление он выразил в стихах:

 

Если я к тебе

Заеду –

Вместе выпьем

За Победу!

Если ты –

Закатим пир!

За Россию,

Командир!

 

Я согласен, Владимир Георгиевич!

Давайте вместе выпьем за Победу и за Россию!

 

Бежан НАМИЧЕИШВИЛИ,

Специальный корреспондент сайта МСПС

 

9 Мая, Красная площадь, Москва

 

P.S. Искренне хочу поблагодарить Организационный комитет и рабочую группу по медиаобеспечению мероприятий, посвящённых празднованию 70-летия Победы в Великой Отечественной войне, за созданные ими идеальные условия для работы прессы. 

 

***

Пушкинскогообщества «Арион»    № 3 (12) 2015

 

3 АПРЕЛЯ в Доме писателей Грузии состоялась презентация двадцать первого выпуска литературного альманаха «На холмах Грузии».

            На встречу пришла большая часть арионовцев,  проживающих в Тбилиси. К ним присоединились гости, которых в этот раз было так много, что они быстро заполнили места Белого зала для торжеств старинного особняка, а опоздавшим пришлось даже стоять.

            Председатель Пушкинского общества М. Ю. Айдинов постарался не изменять принятой в «Арионе» традиции и подготовил несколько приятных сюрпризов ‒ подведение итогов литературного конкурса, интересную концертную программу и выделил время для выступления каждому из авторов произведений, опубликованных в новом выпуске альманаха.

            Торжественное награждение победителей литературного конкурса, посвященного 70-летию окончания Великой Отечественной войны, поручили советнику Президента Грузии Софье Шаманиди , которая в своем выступлении подчеркнула, что работа литературного общества русскоязычных писателей имеет важное значение для стабилизации мирных отношений между проживающими в Грузии народами. Памятными подарками и дипломами были отмечены победители литературного конкурса в номинациях «Проза», «Публицистика» и «Поэзия».

Презентация выпуска началась с выступления авторов переводов грузинской литературы, которые являются важной составной частью альманаха. Гугули Кебурия представил свои переводы современного грузинского писателя Гелы Думбадзе, а Лариса Пиковская перевела стихи великого поэта-романтика XIX века Николоза Бараташвили. Грузинский поэт Багатер Арабули  прочитал свои стихи и перевод их, который сделал известный российский писатель Николай Переяслов.

Наталья Селезнёва артистически прочла отрывок из своей новой пьесы «Неоновый «Фауст», или Лезвие». Председатель «Ариона» М.Ю. Айдинов отметил, что в выпуск вошли произведения сразу нескольких дебютантов нашего альманаха – Нодара Броладзе, православной писательницы Марии Сараджишвили и авторов поучительных сказок для самых маленьких, публикующихся под псевдонимом А. и А. Картвели. Победитель международного конкурса, приуроченного к 200-летию со дня рождения М.Ю. Лермонтова, Уча Авсаджанишили представил на суд читателей свою новую повесть. Выступили также постоянные и горячо любимые арионовцами авторы Алла Титвинидзе и Ксения Родионова-Хелая.

            Известный тбилисский баритон Вилли Григорян исполнил два романса на слова представленного в альманахе поэта Изабеллы Мониной. Юные скрипачи музыкальной школы № 20 внесли в состоявшуюся встречу ностальгическую нотку прошедших лет. Их сменили гитарист Алекс Касабов, взбодривший участников своими аккордами, и фокусник Гия Парадишвили, который, в заключение, поднял настроение и развеселил публику.

***

Два берега одной Победы

 

В первые дни мая в Русском академическом драматическом театре им. А.С.Пушкина города Якутска состоится премьера спектакля «Два берега одной Победы» по пьесе нашего коллеги, главного редактора «Общеписательской Литературной газеты» Владимира Фёдорова. Главные герои произведения - советские и американские летчики, которые в сложнейших условиях Аляски, Арктики и Крайнего Севера перегоняли по эстафете на фронт по секретной трассе «Алсиб» боевые истребители и бомбардировщики. Постановка посвящена 70-летию Великой Победы, и первыми её зрителями станут ветераны войны.

Но еще до начала репетиций несколько известных московских театральных и литературных деятелей ознакомились с пьесой и высказали своё мнение о ней. 

 

Два берега успеха

 

Из значительного количества произведений, прочитанных мною в связи с предстоящим 70-летием Великой Победы, пьеса Владимира Фёдорова «Два берега одной Победы», – лучшая.

Во-первых, писатель заглядывает далеко вперед – нынешние сложные отношения России и США, безусловно, рано или поздно придут в равновесие. Во-вторых, американцы, что там ни говори, немало сделали для общей Победы. В-третьих, как известно, выбор темы – это первое условие, которое делает пьесу привлекательной. Соединение в «небесной хронике» действующих лиц из России и США, прямо скажем, промыслительное драматургическое наитие.  О военных лётчиках в театре до сих пор мало рассказывалось. На этот же раз драматург дает роскошный материал, для полновесного представления их ярких личностей не только в военном деле, но и в дружбе, любви и, что немало, в искусстве. (Они поют, звучат стихи и т.д.)  Режиссеру, заинтересованному воплотить на сцене военную тему, в этой пьесе настоящее раздолье. По жанру это может быть и мюзикл, и лирико-драматическое представление, но как его ни назови – актерам в пьесе есть что играть и петь (на наш взгляд, очень важная ипостась этого произведения). И наконец, в грядущем смотре военной тематике российских театров у «Двух берегов» есть шанс заметно отличиться от набивших оскомину «стрелялок» и «чернухи».

Поскольку пьеса дает привлекательный актерский материал для труппы и потенциально интересный для зрителя, то можно сказать, что любой театр не ошибётся, взяв в работу произведение Владимира Фёдорова «Два берега одной Победы».

Кстати, драматург побеспокоился о постановщиках, дав в конце пьесы большой перечень исторической кинохроники. Конечно, в этом компоненте должен быть отбор. Не надо, может быть, напрямую конкурировать с «Латерна магикой», мультимедийным театром, который пользуется большой популярностью благодаря уникальности постановок, в которых сочетается кинопроекция, драматургия и балетное действие, чем достигается эффектность, зрелищность и доступность понимания человеком из любой страны и культуры. Впрочем, от этого прародителя в нашем случае трудно будет уйти, но он – неплохой образец для последователей и для дальнейшего развития жанра.

В заключении хочется сказать о главном: пьеса написана хорошим сценическим языком, в драматургии её присутствуют все характеристики высокого класса и, на мой взгляд, она, несомненно, принесет театру успех, а себе – долгую сценическую жизнь.

                                                                   Валерий Иванов-Таганский,

                                                                   заслуженный артист России,                                                                                 

                            вице-президент Петровской академии наук и искусств,     

                            академик Академии Российской словесности.

 

Берег левый, берег правый

 

    Пьеса В. Фёдорова «Два берега Победы» заслуживает пристального внимания, поскольку написана в несколько неожиданной для театра форме.  Здесь нет привычного традиционного деления на действия и акты. Перед нами предстаёт серия из 24 небольших эпизодов, что, скорее, соотносится с киносценарием и предполагает быструю смену декораций. Но тем и интереснее должно быть её сценическое воплощение, позволяющее синтезировать кино и театр «в одном флаконе», на одних подмостках. 

Мы давно привыкли к шоу, клипам, видеосопровождениям, но спектакль иное дело. Тут необходимо тонко и органично переплести два жанра – кино и театр – две реальности, чтобы получилась одна единая история, которая разворачивается на наших глазах здесь и сейчас в едином пространстве и времени, где кадры хроники и драматическое действие составляют один живой организм. Перекинуть между ними мостки – найти ключ к решению спектакля! Условная природа театра позволяет это сделать и даёт простор для фантазии режиссёра.

    Несомненным достоинством пьесы является её историческая достоверность. Пьеса раскрывает нам малоизвестные факты из истории Великой отечественной войны.  Подлинные имена героев, подлинные факты, подлинные события – драгоценная возможность узнать больше и о великом прошлом своей Родины; и о том вкладе, который внесли Соединённые Штаты в победу над фашизмом. И о дружбе между Россией и Америкой, которая сегодня кажется парадоксальной.

    Отличительной чертой пьесы В. Фёдорова является знание профессиональных подробностей и деталей. Это погружает в атмосферу и делает живыми описываемые картины и образы. Говорит ли он о природе края, где означено место действия, о его климатических и географических особенностях, пишет ли о самолётах, лётном деле, самих лётчиках, их уставных и личных взаимоотношениях. Всё ярко, объёмно и со знанием дела. Виден кропотливый труд и тщательное изучение темы, предмета и архивных материалов. Это вызывает к пьесе доверие, уважение и интерес.

    Пьеса создана в лучших традициях советской драматургии: жизнеутверждения, победы высоких идей, торжества справедливости и добра. Чего очень не хватает многим сегодняшним художественным произведениям, стремящимся принизить и очернить жизнь и человека, проповедующим антигуманистические идеи и принципы, разрушающие вековые устои нравственности и бытия.

    Стоит отметить, что хотя пьеса и о военном времени (события разворачиваются в 1943 году) никто из героев не погибает.  Но это не создаёт впечатление сентиментального «хэппи-энда».  Наоборот, на память сразу приходит поговорка, что смелого смерть не берёт. И хочется в это верить. И желаешь полюбившимся героям победы. И чувствуешь счастье, что в далёком 43-ем эти люди остались живы.  А счастливый финал даёт нам надежду на лучшее.

    Всё вышесказанное придаёт актуальность пьесы. Да и как может не быть актуальным то, что в наше бесконечно тревожное время воскрешает в памяти былую связь, былую дружбу…  И хочется верить, что свет разума восторжествует. Что мрак рассеется. И мы наконец увидим другой берег океана.

                                                              

                                                               Светлана Волошина-Андрийчук,                                            

                                               художественный руководитель и режиссёр                 

                                                             Московского молодёжного театра

                                                                                  им. М.Ю.Лермонтова.

 

О пьесе «Два берега одной Победы»

 

В летописи Великой Отечественной войны немало страниц, которые нам еще предстоит открыть. И порой – с совершенно неожиданной стороны. Завесу одной из них приподнял и зримо приблизил к нам поэт и драматург Владимир Федоров, который  в одной пьесе сумел уместить большую героическую историю.

 «Два берега одной Победы» – так назвал он свою пьесу-хронику. Она – о мужестве, проявлявшемся в тяжелых северных условиях у советских летчиков и… американских летчиц, перегонявших с Аляски американские истребители и бомбардировщики; о невероятной отваге, огромной любви к своей родине, силе духа и многом другом. Это был настоящий боевой союз летчиков СССР и США: заокеанские истребители, добравшиеся до якутских аэродромов, затем летели под Москву и Сталинград, Орел и Курск сбивать «мессеры» и «фокке-вульфы».

Но времена были суровые по «всем фронтам». Вот и прославленный летчик Александр Покрышкин вместо штурвала истребителя предстает перед нами с метлой в руках… Отправили капитана в Дербент за новой техникой. Здесь он не сдержался: назвал местных спецов в погонах «тыловыми крысами», а кому-то и врезал. В результате отозвано его представление на звание Героя Советского Союза, и вот-вот из партии исключат, а там и штрафбат… Но и гауптвахта для талантливого летчика – не помеха. Еще и еще раз продумывает он, сидя в заключении, как выводить из смертельных пике «аэрокобры», как уберечь жизни молодых пилотов в воздушных боях.

Судьба летчиков покрышкинской эскадрильи – драматическая линия пьесы. Лирическая – знакомство и дружба американских летчиц-перегонщиц Хелен и Энн с советскими пилотами Ковалевым и Беловым – вызывает не меньший интерес. Если не больший, поскольку объединяет этих людей, эти два далеких и прежде чуждых берега – СССР и США – одна большая и общая цель: победа над страшным врагом – фашизмом. И именно по этой причине пьеса о событиях времен Великой Отечественной в наше время так своевременна и актуальна. Тем более сегодня, когда между Россией и Америкой сложились далеко не лучшие отношения, а фашизм всё зримее поднимает голову в самых разных частях планеты. Пьеса же предлагает вспомнить другие времена, которые могут стать хорошим уроком истории.

Автора можно поздравить: его пьеса достойно вольется в репертуар любого столичного театра, тем более, если будет поставлена к 70-летию Великой Победы, которое мы отметим в этом году.

 

Леонид  ХАНБЕКОВ,

президент Академии российской литературы,

заслуженный работник культуры РФ.

г.Москва.

 

 

 

 

***

Представление новой книги Елки Няголовой в МСПС

 

Болгарская поэтесса и общественный деятель Елка Няголова известна далеко за пределами своей страны – она создатель и руководитель международного творческого объединения «Славянская литературная и художественная академия», директор международного поэтического фестиваля «Славянское объятие», главный редактор литературного журнала «Знаки», издатель поэтической библиотеки лауреатов фестиваля «Славянское объятие», учредитель Театра Поэзии в Варне… Её творчество знают и любят во всех славянских странах, а также – в Англии, Германии, Франции, Турции, Латвии, Швейцарии, Венгрии, Румынии.

Особые тёплые отношения связывают Елку Няголову с Россией. Здесь она в восемнадцатилетнем возрасте дебютировала подборкой стихов в журнале «Юность», выходившем миллионными тиражами. Молодое дарование из братской Болгарии было замечено корифееями славянской поэзии и высоко оценено. Из тех лет длится дружба Елки с Андреем Дементьевым и Евгением Евтушенко, многими другими европейскими мастерами слова.

За десятилетия творческой работы у Елки Няголовой вышло более двадцати книг стихов, прозы, поэтических переводов в Болгарии и за рубежом. В том числе в России. Буквально на днях московское издательство «Паблис» выпустило в свет новую книгу стихов «Ангел в пещере» в переводах русских поэтов: Анны Шумской, Валерия Латынина, Всеволода Кузнецова, Елены Ивановой-Верховской, Елены Исаевой, Елены Куреллы, Людмилы Снитенко, Максима Замшева, Николая Переяслова и других.

21 апреля в конференц-зале Международного сообщества писательских союзов состоялось представление данной книги. На праздник поэзии прибыли не только друзья и почитатели таланта замечательной поэтессы, но и Чрезвычайный и полномочный посол Республики Болгарии в Российской Федерации господин Бойко Коцев, который хорошо знаком с творчеством и общественной деятельностью Елки Няголовой и справедливо считает её «послом болгарской литературы и культуры».

Вёл творческий вечер председатель Московской городской организации Союза писателей России, первый секретарь Международного сообщества писательских союзов, поэт Владимир Бояринов.  Выступившие собратья по творческому цеху и артисты, читали переводы стихов Елки Няголовой и стихи в её честь, пели русские народные песни и гимн русско-болгарской дружбы – «Алёшу». В зале царила атмосфера взаимопонимания и братской любви, чего так не хватает сегодня политикам славянских стран.

 

Соб. инф.

 

***

РУССКИЙ РАССКАЗ В ГРУЗИНСКОМ ЖУРНАЛЕ

 

Литературный журнал «Гантиади» под рубрикой «Русский рассказ» опубликовал два произведения писателя Марины Переясловой – «Из любви к искусству» и «Во сне я писала роман». На грузинский язык рассказы перевёл выдающийся писатель и переводчик, главный редактор журнала Автандил Курашвили. Публикацию предваряют фото автора и небольшое эссе о её творчестве.

Вот что пишет переводчик.

 

Современный русский писатель Марина Переяслова родилась в 1954 году в городе Новокуйбышевск Самарской области. Окончила факультет иностранных языков Самарского государственного педагогического института по специальности: английский и французский языки. Работала учителем, переводчиком, редактором областного книжного издательства. Член Союза писателей России и Международной федерации журналистов.

С 1997 года живёт в Москве, работает в Международном сообществе писательских союзов.

Выпустила книгу стихов «Треугольник» (1991 г.). В сборнике интервью «О самом главном» (2006) опубликованы её беседы с Сергеем Михалковым, Анатолием Салуцким, Юрием Бондаревым, Георгием Данелия и др. В 2010 году выпустила сборник рассказов «Спасёмся любовью» (совместно с супругом – Николаем Переясловым). В 2014 году вышла её книга прозы «Дамское рукоделие».

Ей присуждена международная премия им. Сергея Михалкова «Облака» и диплом премии «Хрустальная роза» Виктора Розова».

Избранные произведения разных жанров, которые принадлежат перу госпожи Марины Переясловой, пронизаны вечным стремлением к идеалу. Литературные герои, художественные образы пребывают в гармонии с внешним миром. Это необходимо для того, чтобы преодолеть повседневные проблемы нашего непростого мира и достичь душевного и морально-эстетического совершенства, точно указать читателю свет в конце тоннеля, указать путь к достижению простого земного счастья.

С чувством благодарности отмечаем, что госпожа Марина Переяслова и её супруг, выдающийся русский писатель Николай Переяслов стремятся сохранить и вознести на должную высоту простые человеческие отношения и развеять холодные тучи, которые образовались во взаимоотношениях между Россией и Грузией.

Марина Переяслова в этом году отметила свой юбилей. Коллектив редакции журнала «Гантиади» и его читатели поздравляют её и желают новых творческих успехов на благородном поприще укрепления дружбы народов.

Автандил Курашвили,

поэт, прозаик, переводчик,

Главный редактор журнала «Гантиади»

(Перевод Бежана Намичеишвили)

 

 

 

***

Марсель Салимов — лауреат Международной премии имени Гоголя

 

УФА, 3 апр 2015. /ИА «Башинформ», Лейла Аралбаева/. Писатель-сатирик Марсель Салимов стал лауреатом Международной премии «Триумф» имени Н.В.Гоголя.

На рассмотрение жюри поступило около 400 предложений из многих стран мира. В их числе была книга нашего земляка, члена Международной Академии литературы и искусства Украины Мар. Салима «Юмор — выше пояса». Это уже третья международная литературная премия писателя-сатирика. Ранее ему были присуждены премии «Алеко» (Болгария, 1996 год) и имени Сергея Михалкова (Москва, 2010 год).

— Приятное известие о присуждении премии пришло в день моего профессионального праздника, Международный День смеха. Поздравление мне прислал с малой родины Николая Васильевича Гоголя — города Чернигова Республики Украина земляк великого русского и украинского писателя, президент Международной Академии литературы и искусства Украины Сергей Дзюба, — рассказал литератор.

Почетная международная награда была основана в 1998 году общественной организацией «Черниговский медиа-клуб» при содействии Национального союза писателей Украины и международных общественных организаций. Учредитель Международной литературной премии имени Гоголя — Международная Академия литературы и искусства Украины, объединяющая известных писателей, переводчиков, ученых, журналистов и общественных деятелей из 45 стран мира.

Среди лауреатов прошлых лет — известные писатели, переводчики, ученые, меценаты, журналисты, общественные деятели, актеры театра и кино, музыканты, художники, работники образования и культуры Украины, США, Великобритании, Германии, Франции, Италии, Канады, Австралии, России, Бельгии, Бразилии, Швеции, Болгарии, Словакии, Польши, Израиля, Македонии, Латвии, Грузии, Армении, Молдовы, Белоруссии, Казахстана, Туркменистана, Косово.

В 2015 году в Комитет по награждению Международной литературной премией имени Гоголя «Триумф» вошли: Сергей Дзюба — председатель жюри, писатель, президент Международной Академии литературы и искусства Украины, председатель Черниговской городской организации Национального союза журналистов Украины, почетный профессор Луцкого института развития человека университета «Украина», лауреат международных литературных премий; Михаил Сидоржевский — председатель Национального союза писателей Украины, главный редактор «Украинской литературной газеты»; Василий Голобородько — писатель, лауреат Национальной премии Украины имени Тараса Шевченко; Петр Кралюк — писатель, доктор философских наук, профессор, первый проректор Национального университета «Острожская академия»; Иван Корсак — писатель, лауреат международных литературных премий.

 

Читать полностью: http://www.bashinform.ru/news/716075-marsel-salimov-laureat-mezhdunarodnoy-premii-imeni-gogolya/#1-premiya-im-gogolya-_-medal#ixzz3WViumjqv

***                                  

В деловом ключе

 

      21 марта – во Всемирный день поэзии – прошёл VIII отчётно-выборный съезд Союза писателей Приднестровья (СПП), посвящённый  20-летию  творческого сообщества. Почти в полном составе члены СПП и многочисленные гости заполнили малый зал Дворца Республики  г.Тирасполя.

 

    Съезд  открыл  по установленный ещё М.Горьким  традиции  один из старейших членов СПП, ветеран Великой Отечественной войны Георгий Скрипкарь. Он призвал участников съезда к  принципиальному диалогу, к  критической оценке деятельности Союза и его правления, к развитию  традиционных и поиску новых форм работы. Пожалуй, в этом деловом ключе и прошёл юбилейный съезд, который подвёл итоги творческой и организационной работы за 20 лет и за отчётный пятилетний  период, наметил  пути дальнейшего своего развития.

    Представительный съезд приветствовали  начальник  Государственной службы по культуре ПМР (Приднестровской Молдавской Республики) Мария Кырмыз, заместитель председателя Верховного Совета ПМР Сергей Чебан, руководитель Ассоциации русских писателей  в  Молдове  Олеся Рудягина. Приглашенный на  форум писателей Приднестровья руководитель  представительства Россотрудничества, Российского центра науки и культуры в Молдове Валентин  Рыбицкий,   передал персональное пожелание успешной работы съезду от Чрезвычайного и Полномочного Посла Российской Федерации в Молдове Фарита Мухаметшина и выразил надежду на деловое  взаимодействие Россотрудничества и Союза писателей Приднестровья в продвижении совместных творческих проектов.

     С отчётным докладом выступил председатель правления Союза писателей Приднестровья Валерий Кожушнян, который дал подробную характеристику большой и плодотворной работе, проведённой в течение двадцати лет. Издано более 300 наименований  журналов, альманахов и авторских книг общим тиражом свыше трехсот тысяч экземпляров.  Налажены связи с писательскими организациями России, Украины, Молдовы и коллегами из Москвы, Санкт-Петербурга, Одессы, Луганска, Донецка, Кишинёва, Таганрога, Бийска (Алтайский край),  которые поддерживают творческий пульс приднестровских писателей, публикуя их стихи и рассказы в своих сборниках и толстых журналах. Союз писателей устремлён в будущее и находится  в расцвете творческих сил.

     В обсуждении отчётного доклада  приняли участие руководители отделений и секций: поэзии – Леонид Литвиненко, молдавской – Галина Гурски; руководители городских и районных писательских организаций – Сергей Багнюк (Тирасполь), Марина Сычёва (Рыбница), Юрий Анников (Дубоссары), Анатолий Дёмин (Слободзея) и другие. Выступления были пронизаны заботой о повышении творческого мастерства и профессионализма. По их мнению,  надо поставить  совместно с государством серьезный заслон, дабы не плодить графоманские и  самиздатовские книги, которые подрывают авторитет нашего общего литературного дома.

Съезд избрал новые составы правления и ревизионной комиссии Союза писателей Приднестровья. Председателем  правления вновь единогласно избран Валерий Кожушнян.

 

НИКОЛАЙ ИВЕРКИН, г.Тирасполь.

***

ПЕРЕГОВОРЫ С СЕРБСКОЙ ДЕЛЕГАЦИЕЙ

 

Председатель Международного сообщества писательских союзов Иван Переверзин 12 марта 2015 года встретился с представителем Демократической партии Сербии в Москве Драганой Трифкович.

Гостья рассказала о политической и культурной ситуации в балканской стране, о том, что, несмотря на напористую прозападную пропаганду, развязанную у неё на родине, в Сербии имеются силы, ориентированные на укрепление связей с Россией и стоящие на позиции общеславянского братства. В частности, рассказала и о практической деятельности Демократической партии, которую она представляла на встрече. Со своей стороны Иван Переверзин рассказал о том, какую конструктивную работу проводит МСПС по укреплению культурных и особенно литературных связей на всём постсоветском пространстве, а также со странами Дальнего Зарубежья. Особо он остановился на мероприятиях, проводимых в содружестве с писательскими структурами балканских государств.

В результате встречи достигнута договорённость о разработке и дальнейшей реализации плана совместных мероприятий, нацеленных на укрепление культурных связей как между российскими и сербским народами, так и в более широких рамках МСПС.

 

Соб.инф.

 

Общеписательская Литературная газета № 4(101), апрель 2018

Последние обновления:

16.05.2018В Москве открылся Культурный центр Андрея Вознесенского http://m-s-p-s.ru/news/2730

15.05.2018Круглый стол: «Тема подвига в детском литературном творчестве» http://m-s-p-s.ru/news/2729

14.05.2018На скрижалях времени. По страницам литературно-художественного журнала «Вертикаль. XXI век». http://m-s-p-s.ru/news/2728

13.05.2018. А полковник-то не настоящий! Поэт Владимир Кучерь (Москва) делится своими впечатлениями о XV съезде Союза писателей России. http://m-s-p-s.ru/news/2727

12.05.2018Леонид БОРОДИН: «СЧИТАЮ СЕБЯ РУСИСТОМ». Интервью главного редактора газеты «День литературы» Владимира БОНДАРЕНКО с выдающимся русским писателем современности Леонидом БородинымК 80-летию со дня рождения Леонида Бородина (1938-2011) (Из архива «Дня литературы» №4(68),  2002 г.) http://m-s-p-s.ru/news/2726

11.05.2018. Беспрецедентное для постсоветских стран по уровню поддержки писателей и литературы Постановление подписал Президент Республики Узбекистан Шавкат Мирзиёев. Многие российские писатели мечтают о чём-то подобном. Правда, когда наше государство в лице советника Президента России В.И. Толстого предложило на XV съезде Союза писателей России избрать председателем Союза Сергея Шаргунова, большинство делегатов с негодованием отвергли это предложение, лишив себя и обещанной материальной помощи.Странные люди – наши писатели (прежде всего, делегаты Съезда): с одной стороны постоянно упрекают государство в отсутствии помощи, а с другой стороны «плюют в руку», предлагающую эту помощь…  http://m-s-p-s.ru/news/2725

11.05.2018. Народный поэт Узбекистана Сирожиддин Саййид возглавил Союз писателей Узбекистана и будет воплощать в жизнь беспрецедентную по масштабам программу поддержки писателей, принятую накануне Президентом Республики.  http://m-s-p-s.ru/news/2724

10.05.2018. Станислав Куняев рассказывает о том, как Вячеслав Огрызко (главред «Литературной России») де-факто стал идеологом нынешнего Союза писателей России http://m-s-p-s.ru/news/2723

09.05.2018. Гениальная эпитафия Сергея Михалкова «Имя твоё неизвестно, подвиг твой бессмертен» – история создания. http://m-s-p-s.ru/news/2722  

08.05.2018Поэтессы-казачки представили свои стихи на презентации альманаха «Казачка» – первого в истории России поэтического сборника женской казачьей поэзии. Читайте репортаж об этой презентации, а также исторический экскурс, посвящённый русским казачкам.  http://m-s-p-s.ru/news/2721

07.05.2018При организационной поддержке Нижегородской областной организации Союза писателей России подготовлена к печати книга «Гражданская война и Нижегородский край» http://m-s-p-s.ru/news/2720

06.05.2018. Новым председателем Союза писателей Казахстана избран поэт Улугбек Есдаулет. http://m-s-p-s.ru/news/2719

05.05.2018Известный прозаик, Секретарь Союза писателей России, вице-президент Международной ассоциации прокуроров Александр Звягинцев представил в Совете Европы фильм Константина Хабенского "Собибор", в котором сам выступил в качестве креативного и ассоциативного продюсера. http://m-s-p-s.ru/news/2718

04.05.2017Первое Всероссийское собрание маринистов – деятелей литературы и искусства. http://m-s-p-s.ru/news/2717

03.05.2018Вышел в свет первый в 2018 году номер журнала нижегородской писательской организации «Вертикаль. ХХI век» (№ 53, 2018 г.) http://m-s-p-s.ru/news/2716

02.05.2018Оренбургскую областную писательскую организацию возглавил Владимир Напольнов. http://m-s-p-s.ru/news/2715

01.05.2018Военные писатели в Доме Ростовых. http://m-s-p-s.ru/news/2714  

30.04.2018Своими впечатлениями о XV съезде Союза писателей России делится председатель Правления Волгоградской региональной организации Союза писателей России Александр ЦУКАНОВhttp://m-s-p-s.ru/news/2713

29.04.2018. Книга "Приключения барона Мюнхгаузена на Полюсе холода", написанная главным редактором «Общеписательской литературной газеты», поэтом, прозаиком и драматургом Владимиром Фёдоровым, успешно продаётся в Германии и других странах (через интернет-магазин Amazon).  http://m-s-p-s.ru/news/2712

28.04.2018. Новый издательский проект МСПС и Московской областной организации Союза писателей России – альманах «Казачка». http://m-s-p-s.ru/news/2711

27.04.2018Газета «Московский комсомолец» опубликовала рецензию на роман Ивана Переверзина «На ленских берегах». http://m-s-p-s.ru/news/2710

26.04.2018«Первые». Премьера фильма по пьесе главного редактора «Общеписательской литературной газеты» Владимира Фёдороваhttp://m-s-p-s.ru/news/2709

25.04.2018Вышел из печати очередной номер «Общеписательской литературной газеты» (№ 4, апрель 2018). Обзор номера и ссылка для скачивания. http://m-s-p-s.ru/news/2708

24.04.2018. Обзор литературного журнала «ВЕРТИКАЛЬ. ХХI ВЕК» (журнал нижегородских писателей) № 52, 2017 год http://m-s-p-s.ru/news/2707 

23.04.2018. Русский мiръ в Риме. О выставке в Италии выпускников Академии Ильи Глазуноваhttp://m-s-p-s.ru/news/2706  

23.04.2018. Крепость талантов «Сухумской крепости». В МСПС прошла презентация сборника стихотворений поэтов Абхазии «Сухумская крепость» на русском языке, изданного в рамках литературного проекта МСПС «Поэты в переводах». http://m-s-p-s.ru/news/2705

22.04.2018. Два с лишним года продолжается разнузданная травля пятнадцати старейших и самых авторитетных писателей Оренбуржья. Что же ставят им в вину, чем они так насолили нынешнему руководству Союза писателей России? Об этом рассказывает оренбургский поэт Виталий Молчанов. http://m-s-p-s.ru/news/2704

21.04.2018. Депутат Госдумы и известный писатель Сергей Шаргунов выступил на всеармейском съезде писателей  http://m-s-p-s.ru/news/2703

20.04.2018. Библиотека имени Н.А. Некрасова открыла новый сайт своих оцифрованных фондов http://m-s-p-s.ru/news/2702

19.04.2018. Электронное издательство Bookscriptor учредило литературную премию http://m-s-p-s.ru/news/2701

18.04.2018. Историк Алексей Толочко: «История любит мерзавцев» (почему попытки пропустить украинскую историю через националистический фильтр во многом объясняет случившуюся в стране трагедию) http://m-s-p-s.ru/news/2700

17.04.2018. Писатель-орденоносец из Челябинской области Александр Ушков о событиях вокруг XV съезда Союза писателей России http://m-s-p-s.ru/news/2699

16.04.2016. Памяти поэта Бориса Олейника: НАЧАЛО ВЕЧНОСТИ. Окончание статьи http://m-s-p-s.ru/news/2698

16.04.2016. Памяти поэта Бориса Олейника: НАЧАЛО ВЕЧНОСТИ. Начало статьи http://m-s-p-s.ru/news/2697

15.04.2018. Исполком МСПС поздравляет Андрея Дмитриевича Дементьева с вручением ему литературной премии Минобороны России! http://m-s-p-s.ru/news/2696

14.04.2018. Стартовал Всероссийский конкурс "Самый читающий регион" – 2018 http://m-s-p-s.ru/news/2695

13.04.2018. Международный литературный форум «Славянская лира-2018» (Беларусь-Россия-Украина) приглашает http://m-s-p-s.ru/news/2694  

12.04.2018. Памятник писателю Ивану Тургеневу установят в Москве в Хамовниках http://m-s-p-s.ru/news/2692

11.04.2018. В рамках издательской программы МСПС (проект МСПС «Поэты в переводах») в издательстве «У Никитинских ворот» издан сборник абхазских поэтов «Сухумская крепость» http://m-s-p-s.ru/news/2691

11.04.2018. В издательстве «АСТ» вышел сборник малой прозы 1-го заместителя председателя Союза писателей России, депутата Госдумы России Сергея Шаргунова «Свои». Среди героев — как знаменитые предки автора Русановы, так и совершенно посторонние люди. «Потому что все — свои. Потому что всех жалко». О памяти, «головоломке и наставнице», судьбе, ее превратностях и чудесах человеческой стойкости – беседа с писателем http://m-s-p-s.ru/news/2690

10.04.2018. Исполком Международного сообщества писательских союзов поздравляет легенду отечественной журналистики Мэлора Стуруа с 90-летием, желает ему многая благая лета и публикует его новую статью о необычных встречах в Лондоне с Анной Ахматовой и Мариэттой Шагинян http://m-s-p-s.ru/news/2689

10.04.2018. Новости премиального процесса: «Объявлен короткий список соискателей премии «Национальный бестселлер» - 2018» и «Опубликован короткий список номинантов литературной премии Норы Галь 2018 года» http://m-s-p-s.ru/site/41

09.04.2018. Илья Резник вызвал на поэтическую дуэль Андрея Дементьева http://m-s-p-s.ru/news/2688

07.04.2018. Законопроект о замене 50-летнего срока охраны авторских прав произведений, срок которых не истек к 1 января 1993 года, на 25-летний срок действия авторского права внесен в Госдуму депутатом Олегом Смолиным (КПРФ) http://m-s-p-s.ru/news/2687

06.04.2018. Что происходит с Домом Ростовых (усадьбой Соллогуба) - памятником культуры федерального значения? Ремонтируется ли он? Каковы перспективы усадьбы, в которой располагается Международное сообщество писательских союзов? Об этом - в трёхминутном репортаже программы "Вести" на главном телеканале страны "Россия-1"   http://m-s-p-s.ru/news/2686

04.04.2018. Награды победителям – издание книг в издательской программе МСПС!  Литературный конкурс имени Сергея Михалкова ждёт ваши книги http://m-s-p-s.ru/news/2685

03.04.2018. В рамках издательской программы Международного сообщества писательских союзов вышло собрание сочинений известного мастера слова Ивана Савельева http://m-s-p-s.ru/news/2684

02.04.2018. Не могу молчать! Член Союза писателей СССР (ныне России) с 1977 года Елена Иванова (г. Ставрополь) делится своими впечатлениями о XV съезде СПР http://m-s-p-s.ru/news/2683

29.03.2018. Без надежды на обновление. Член Союза писателей России из Оренбурга Александр Филиппов делится размышлениями об итогах XV съезда СПР http://m-s-p-s.ru/news/2682

29.03.2018. Известный писатель и депутат Госдумы Сергей Шаргунов встал на защиту украинцев, спасающихся в России от преследования украинских силовиковhttp://m-s-p-s.ru/news/2681

29.03.2018. Мнение председателя Нижегородской областной организации Союза писателей России Валерия Сдобнякова о XV съезде СПР  http://m-s-p-s.ru/news/2680

28.03.2018. Поэт Диана Кан высказывает своё мнение о XV съезде Союза писателей России http://m-s-p-s.ru/news/2679

27.03.2018. Станислав Куняев отвечает Николаю Иванову на его заметку о съезде от 22.03.2018  http://m-s-p-s.ru/news/2678

20.03.2018 - 26.03.2018. Станислав Куняев о съезде так называемых "победителей" - XV съезде Союза писателей России:

часть 1 http://m-s-p-s.ru/news/2669 ;

части 2, 3 и 4   http://m-s-p-s.ru/news/2673 ;

часть 5  http://m-s-p-s.ru/news/2674 ;

часть 6   http://m-s-p-s.ru/news/2675;

окончание http://m-s-p-s.ru/news/2676 .

20.03.2018. Роман Ивана Переверзина «На ленских берегах» увидел свет во всемирной серии «100 лучших романов» в издательстве «Вече»  http://m-s-p-s.ru/news/2668

   
Адрес: Москва, ул. Поварская, 52
Тел.:+7 (495) 691-64-03
E-mail: povarskaja-52@mail.ru
создание сайтов
IT-ГРУППА “ПЕРЕДОВИК-Альянс”