Литературные новинки » Книжные новинки-2013

Н.С. Кирмель

Разведка и контрразведка

Белого движения:

тайная война против всех.

1918 - 1922 годы

 

 

Научный редактор:

Д.Н. Филипповых, доктор исторических наук, профессор

 

Рецензенты:

А.В. Окороков, доктор исторических наук

О.В. Шинин, доктор исторических наук

 

 

Введение

 

История государства Российского неразрывно связана с деятельностью спецслужб, роль которых сводилась к обеспечению безопасности страны, а также сменявших друг друга политических систем. Уникальность социокультурного уклада российского общества, изменение внутри- и внешнеполитической ситуации в различные исторические эпохи, отводили спецслужбам особое место в системе государственного устройства.

Современная историография, за редким исключением, единый процесс эволюции отечественных спецслужб разделяет на два периода: дореволюционный и советский, рубежом между которыми является 1917 год. Белогвардейские спецслужбы долгое время оставались вне рамок исследований ученых-историков.

Между тем, разведка и контрразведка Белого движения занимает особое место в истории отечественных спецслужб. Они возникли в кризисной точке развития общества, когда осуществлявшиеся масштабные преобразования в стране сопровождались высоким уровнем социального напряжения, ломкой прежнего государственного аппарата и рождением новой модели мироустройства. После Октябрьской революции огромная страна при активном вмешательстве иностранных сил была ввергнута в ожесточенную вооруженную борьбу между различными политическими партиями, классами и социальными слоями российского общества. Крупномасштабные военные операции, восстания, мятежи, разведывательно-подрывная деятельность спецслужб, разрушенная экономика создавали угрозы для существования всех государственных образований, возникших на территории развалившейся империи. Для обеспечения безопасности белогвардейских государственных образований были созданы органы разведки и контрразведки – по образу и подобию спецслужб Российской империи. За сравнительно короткий промежуток времени – шесть лет – разведка и контрразведка Белого движения прошли все этапы развития: зарождения, становления, развития, зрелости, упадка и сошли с исторической сцены вместе со своими создателями - белогвардейскими режимами. Ушли и оказались вычеркнутыми из памяти людской на долгие десятилетия. Победители не были заинтересованы в объективном изучении деятельности белогвардейских спецслужб, подменив серьезные научные исследования пропагандистскими клише, в которых контрразведывательные службы Белого движения представлены лишь репрессивными органами, а сотрудники - отъявленными мерзавцами и палачами, препятствовавшими пролетариату стремительно двигаться навстречу светлому будущему. Как показывают работы ряда историков, в реалиях Гражданской войны все оказалось сложнее. Как теперь известно, наряду с функцией защиты политических режимов, деятельность разведки и контрразведки была направлена на сохранение территориальной целостности и суверенитета России как внутри страны, так и на международной арене.

Лидеры Белого движения, считая своим главным врагом большевиков, усилия разведывательных органов направили против Советской России. Но со временем сфера их деятельности значительно расширилась. Объектом внимания стали многие европейские страны, а также Китай, Япония, США, государства, образовавшиеся на территории бывшей Российской империи. Разведслужбы обеспечивали высшее военно-политическое руководство белых режимов информацией военного, политического и экономического характера.

В условиях принимавшего все более масштабный характер военно-политического противостояния большевики занимались сбором информации о белых армиях, вели активную пропаганду и агитацию, поддерживали связь с коммунистическим подпольем с целью подготовки вооруженных восстаний на территориях, контролируемых белогвардейскими правительствами. Ввиду того, что в антисоветском лагере давали о себе знать глубокие политические, социальные и национальные противоречия, повстанческое движение, порожденное в первую очередь недовольством населения социально-экономической политикой белых властей. Приоритетным направлением в деятельности белогвардейских контрразведывательных структур стало обеспечение безопасности правящих режимов в политической, финансовой и экономической сферах.

Разграничение между разведкой и контрразведкой, как видами деятельности в тот исторический период, можно провести лишь теоретически. В условиях Гражданской войны разведка иногда добывала сведения, находившиеся в компетенции контрразведывательных структур, и наоборот, контрразведывательные органы периодически поставляли информацию разведывательного характера.

Заметим, что в царской России существовало организационное и функциональное разграничение между разведкой и контрразведкой, с одной стороны, и политическим сыском – с другой. Разведывательные и контрразведывательные подразделения находились в подчинении военного ведомства, а органы внутренней безопасности – МВД. После Февральской революции 1917 года демократические власти предприняли попытку сосредоточить эти функции под эгидой Главного управления Генштаба, но довести задуманное до конца по известным причинам им так и не удалось.

Несмотря на сложную военную и социально-политическую обстановку, белые правительства не смогли отказаться от прежних традиций и сформировали свои спецслужбы по образцу дореволюционных структур, организационно подчинив их военному министерству и Ставке. Параллельно с ними борьбу с государственными преступлениями вели органы внутренних дел. Только на завершающем этапе войны в Крыму и на Дальнем Востоке произошло объединение оперативно-розыскных служб под общим руководством.

Стоявшие во главе антибольшевистского сопротивления генералы не смогли понять, что в условиях Гражданской войны обеспечить безопасность режимов можно лишь мобилизовав все институты государственной власти, каждый из которых должен выполнять свои функции, а спецслужбам в этом случае отводится роль организационного, направляющего и руководящего центра. Лидерам Белого движения так и не удалось сплотить разрозненные политические силы, мобилизовать органы власти для отражения многочисленных угроз. Обеспечение внешней и внутренней безопасности находилось в компетенции организационно разрозненных правительственных и армейских спецслужб, правоохранительных органов, что оказалось явно недостаточно в условиях острого политического и социально-экономического кризиса.

В отличие от белогвардейских правительств, большевики в короткие сроки смогли создать гигантский государственный аппарат, который сыграл главенствующую роль в подавлении политических противников и недовольства масс.

Опыт Гражданской войны показывает, что эффективность обеспечения безопасности страны в условиях политического кризиса и социальной напряженности зависит от слаженной и целенаправленной работы всех институтов власти и общества в целом.

Несмотря на многие различия между самодержавными, белогвардейскими и большевистскими спецслужбами, имеется также и общее – их деятельность была направлена на обеспечение безопасности правящих режимов, а не общества и граждан страны.

Гражданская война закончилась разгромом антибольшевистских армий и, как следствие, падением белогвардейских политических систем. Но в исторической перспективе Белое движение отнюдь не потерпело полного поражения. Оказавшись в изгнании, оно продолжало вести борьбу с Советской Россией. Неотъемлемой частью противостояния военно-политической эмиграции с большевистским строем становится борьба спецслужб: разведывательно-диверсионных групп и контрразведки Российского общевоинского союза РОВС («Русского общевоинского союза») с органами ОГПУ-НКВД (Объединенным государственным политическим управлением – Народным комиссариатом внутренних дел), проходившая в различных регионах мира. Однако разрабатываемые лидерами белой эмиграции планы организации интервенции против СССР не получили открытой поддержки со стороны ведущих  европейских стран, которые вели свои политические игры в отношении Советского Союза. Разведывательные и контрразведывательные структуры РОВСа и других белогвардейских организаций оказались в зависимости от иностранных спецслужб, которые со временем направляли их деятельность в собственных интересах.

За сравнительно короткий промежуток времени (1918 – 1922 годы) белогвардейскими спецслужбами был накоплен уникальный опыт, который позволяет определить тенденции их развития в различных конкретно-исторических условиях. Во-первых, необходимость в разведывательной и контрразведывательной деятельности остается неизменной при смене власти, проигранной войне и даже при потере государством независимости и территориальной целостности. Во-вторых, жизнеспособность структур обеспечения безопасности в период социальных потрясений зависит от их востребованности государством (политическими организациями, партиями, движениями) и наличия профессионально подготовленных кадров, готовых им служить. В-третьих, спецслужбы, как системы, гибнут или теряют независимость вместе с теми режимами, частью которых они являлись.

Несмотря на то, что после Гражданской войны прошло более 90 лет, тем не менее, сегодня не предоставляется возможным дать однозначные ответы, касающиеся истории напряженной, скрытой борьбы специальных служб.

Автор отдает на суд читателей свой труд, надеясь, что он покажется им интересным, а некоторым, может быть, даже в чем-то полезным. Он с благодарностью примет конструктивную критику, замечания, предложения и дополнения, которые будут способствовать дальнейшему исследовательскому поиску.

 

 

 

 

***

КНИГА О ПРЕДАТЕЛЬСТВЕ

 

Чекисту Зайцеву Владимиру Николаевичу и бойцам команды «Альфа» ПОСВЯЩАЕТСЯ

ПРЕДИСЛОВИЕ

Предательство в форме измены родине существует с тех пор, как общность людей превратилась в государство и со шпионажем следует стопа в стопу, плечо к плечу.

В истории земной цивилизации бессчетно много примеров, когда изменники вероломно нарушили воинскую присягу, пренебрегли долгом чести и морали, попрали законы человеческого общежития.

Но в книге рассматриваются случаи, которые имели место в среде научно-технической интеллигенции и элиты офицерского корпуса — сотрудников спецслужб — Советского Союза, Российской Федерации, Англии и Соединенных Штатов Америки во второй половине XX — начале XXI в.

Автор пытается осмыслить те казусы, которые, с одной стороны, поражают воображение уровнем причиненного финансово-­материального ущерба, с другой — необъяснимы с точки зрения людской логики и психологии.

Анализируя преступные деяния указанных категорий лиц, автор делает вывод, что не всегда в основе оглушительно громких случаев измены родине лежит интерес к деньгам. Поэтому исследованию подверглось не только само событие, но причины и мотивы, способствовавшие его совершению.

В этой связи показательными представляются случаи измены родине высокопоставленным сотрудником Федерального бюро расследований США Робертом Хансеном и генерал-майором Главного разведывательного управления Генштаба (ГРУ) Дмитрием Поляковым.

Неудовлетворенность своим положением в системе координат родной спецслужбы заставила Хансена обратиться с предложением своих услуг КГБ. Но более денег тщеславию Хансена льстила иллюзия водить за нос начальство, обладать большей, чем они информацией, считать себя мудрее, прозорливее и предприимчивее своих коллег.

Его поступки были обусловлены и другим обстоятельством. Будучи интеллектуально выше своих сослуживцев и начальства, Хансен критично оценивал их умственные способности и культурный уровень, втайне презирая их. Сотрудничая сначала с советской и затем с российской разведкой, он потешатся над своим коллегами и находил этому сладостное подтверждение.

Казус Дмитрия Полякова уникален по многим признакам.

Во-первых, потому, что в системе военной разведки он сумел так высоко подняться и приобрести охранную грамоту в виде генеральского звания. Во-вторых, по сроку — 25 лет, — что предатель «таскал из огня каштаны» для ФБР и ЦРУ. В-третьи по объему и ценности переданной им противнику информации. В-четвертых, потому, что Поляков за все время работы на США не попал в поле зрения нашей контрразведки, а был разоблачен лишь благодаря нашим «кротам» в американских спецслужбах. Наконец, потому, что руководство ГРУ, однажды проигнорировав сигнал о его шпионском промысле, не провело надлежащего расследования, поскольку не желало выноси сор из избы.

На следствии выяснилось, что генерал был изменником по убеждению. Отвергая политические ориентиры советского правительства времен хрущевской «оттепели», Поляков считал, что руководство СССР незаслуженно попирает и предает забвению идеалы сталинской эпохи, за которые он 1419 дней сражался фронтах Великой Отечественной войны.

Но основным побудительным мотивом, толкнувшим его в объятия спецслужб противника, была месть за младенца-сына, которого можно было спасти, но из-за равнодушия руководства ГРУ он безвременно погиб.

Безусловный интерес для читателя представляют рассекречен­ные материалы о сотрудничестве московской резидентуры ЦРУ и сверхприбыльного агента «Сфиэ» — ведущего конструктора Всесоюзного НИИ Министерства радиопромышленности СССР «Фазотрон» Адольфа Толкачева. Он, нанеся своей маниакально-­преступной деятельностью многомиллиардные убытки СССР, преподнес США на блюдечке с голубой каемочкой всю нашу военную авиа- и радиоэлектронику.

Казус Толкачева — доказательство тому, что процветанию таких мощных государств, как Соединенные Штаты Америки, может способствовать такое преступление, как измена родине.

О том, как ЦРУ и Министерство обороны США высоко оценивали своего агента и как щедро оплачивали его услуги, можно супить по одному факту. Пытаясь уничтожить улики своей пре­ступной деятельности, «Сфиэ» сжег более 400 ООО рублей (на эти деньги в 1985 году можно было приобрести более (!) 70 автомо­билей «жигули» ВАЗ-2101), но даже после этого у него дома при обыске были изъяты около полугора миллионов рублей. Кроме того, два с половиной миллиона долларов были депонированы на банковских счетах Толкачева в Соединенных Штатах Америки.

Прочитав книгу, вы, кроме прочего, удовлетворите свое естественное любопытство и побываете «на кухнях» — в штаб- квартирах — самых сильных спецслужб мира — КГБ и ЦРУ, — где готовились «пикантные блюда» — операции разведки и юнтрразведки по проникновению в тайны за семью печатями или противодействию таковому...

 

Атаманенко И.Г.

Ставка – измена Родине / Игорь Атаманенко. – М. : Вечер, 2013. – 368 с. : ил. – (Гриф секретности снят).

 

***

КНИГА ПОДЛИННЫХ ГЕРОЕВ

Не перевелись ещё в России люди, которые лю­бят своё Отечество кровью, а не языком, как неко­торые политики. Для таких людей любить - это зна­чит служить, а не искать выгоду и получать удовольствие. К таким людям относятся герой это­го произведения Владимир Константинович  Цветков и автор книги Валерий Юрьевич Киселёв.

О событиях декабря 1979 года в Кабуле (Афга­нистан) написано много: это и воспоминания, и исто­рические исследования, художественная и военная учебная литература. Как известно, война у каждого своя. Главнокомандующий видит её с одной сторо­ны, руководитель операции - с другой, но они лично не проходят тех испытаний, которые выпадают на долю простого бойца, и потому тот, кто был на линии огня, видит события совсем в других красках. Книга Киселева В.Ю., ветерана легендарного «Вымпела», знакомит читателя с непосредственным участником штурма дворца Амина, командиром четвёртой груп­пы специального назначения подразделения «Зенит» капитаном Владимиром Цветковым, чудом выжив­шим в этом страшном бою. Книга написана по его воспоминаниям, читателю предоставлена уникальная возможность вместе с участниками грозовых событий пережить заново и в подробностях эти дни.

Ежедневно в нашей стране и за рубежом публикуются разного рода фэнтези, сочиняются ужастики, которые чаще всего воздействуют только на низменные чувства и эмоции человека. А сами сочинители этих бессмысленных мордобоев и «сражений» - люди без судьбы, но с воспалённым чувством фантазии и жаждой «срубить бабки».

Эта книга ветерана легендарного спецподразделения «Вымпел» Валерия Киселёва основана на подлинных событиях и с подлинными героями, она вполне может быть рекомендована молодым читателям как учебник мужества.

Главный  редактор журнала «Невский альманах,

поэт Владимир СКВОРЦОВ

 

 

Киселёв Валерий Юрьевич

Бой затих у взорванного моста / Валерий Киселёв – Санкт-Петербург: НППЛ «Родные просторы», 2013. – 176 с., илл.

 

***

ПОД СТРАХОМ ЖИЗНИ

 

В киевском издательстве журнала "Радуга" увидела свет книга Ивана Волосюка "Под страхом жизни". 

В эту книгу вошли стихотворения и тексты, написанные автором за несколько последних лет. И если стихи написаны Иваном в классической форме и являются продолжением его поэтической традиции, то второй раздел книги - "Тексты" - представляют автора в новой ипостаси, где он знакомит читателя с образцами вольной поэзии, миниатюрами, верлибрами. Стихи Ивана Волосюка - это отображение мира в глазах современного индивидуума, где урбанистические образы, сливаясь с человеческими чувствами, становятся поэзией, а страхи, присущие нашему современнику, отступают под натиском всевечной любви, которой оправдан будет ЧЕЛОВЕК.
Книга будет интересна как молодому читателю, так и представителю старшего поколения.

Иван Нечипорук,

член МСПС,

г. Горловка, Украина

 

ИВАН ВОЛОСЮК


* * *

Следи за собой, будь острожен… 

В. Цой 

 

У деревьев свое ощущенье времен, и близки им
Ожиданье дождя, сила ветра, дорожная пыль,
Воздух после грозы, как дыхание новой России,
У которой всегда две дороги в один монастырь.

Это слово само появилось, и точками Брайля
Проступило, когда от меня отошла темнота,
И встречал я тебя, легким привкусом вечного мая,
Лепестками черемух целуя родные уста.

А потом я уснул, как под лед провалился, но сон мне
Не принес облегченья, и я не боролся за жизнь,
Я теперь параноик - и возглас священника «Вонмем»
Для меня означает: следи за собой, берегись.

* * *

Дикое время, пропахшее водкой и потом,
Завтра не будет меня и тебя, ну и пусть
Будут работать за нас полтора землекопа.
Новое время, я больше тебя не боюсь!

Слово мое догорело, и скоро погаснет,
Пепел его не выносят, как сор из избы,
Господи, как это страшное время прекрасно,
Как же обидно его отдавать без борьбы.

 

 

 

***

«Хроники 500-го военного городка»

 

Книга под таким названием, поневоле вначале ассоциируется с недавними громкими скандалами в военном ведомстве. Между тем содержание богато иллюстрированного исследования, проведенного заместителем начальника Справочно-информационной службы Правительства Москвы Владимиром Галайко (журналистом по первой профессии), в соавторстве с Анной Галайко, посвящено изумительной теме – истории небольшого двухэтажного особняка, расположенного в центре столицы по адресу: Москва, Большой Знаменский переулок, 8/12, который в номенклатуре зданий комплекса Минобороны значился, как «500-й военный городок».

Последние 80 лет этот старинный московский дом находится в ведении военного ведомства, и, естественно, как и все «оборонные здания», он окутан покровом тайны и неизвестности. Вполне объяснимо, что не только обычные москвичи, но и большинство работников Министерства обороны, находящихся в его стенах, абсолютно не ведают о том, что происходило в этом прекрасном здании. Авторам удалось приподнять этот непроницаемый покров и выяснилось, что история здания удивительно интересна и поучительна.

Первые известия об этом доме датированы началом  ХУIII века, когда его владельцем стал генерал-аншеф Алексей Шаховской. Алексею Ивановичу это прекрасное здание было пожаловано за то, что, когда после смерти Петра I Российская империя стала под натиском национальных элит «расползаться», он сумел удержать в ее лоне Малороссию. Шаховской, вооруженный Грамотой и Инструкцией императрицы Анны, отбыл в ставку гетмана Украины и так построил свои отношения с казацкой старшиной, что та не решилась рвать отношения с Санкт-Петербургом. Сейчас, в дни празднования 360-летия годовщины  воссоединения Украины и России, с сожалением приходится констатировать, что в конце прошлого, ХХ века не нашлось в Кремле политического деятеля такого уровня.

После смерти князя его сын и дочери так неуступчиво и скандально делили наследие, что в этот процесс пришлось вмешаться даже императрице Екатерине II, которая отдала предпочтение сыну князя. Тогда-то здание получило название «Дом ротмистра Шаховского»…

Среди более поздних владельцев здания – разбогатевший на винных откупах пензенский дворянин Алексей Столыпин. Это был огромного роста мужчина, который дружил с такими же сорвиголовами братьями Орловыми, и который любил померяться силами в кулачном бою, и так преуспел в этих драках, что до сих пор его удары и приемы используются спортсменами-единоборцами. Но самое важное в характеристике владельца особняка, заключалось в том, что одна из его дочерей (а было у него 6 сыновей и 5 дочерей) является бабушкой поэта Михаила Лермонтова. Как  известно, Елизавета Алексеевна много сделала для того, чтобы застенчивый Миша стал выдающимся поэтом России.

Столыпины вошли в историю Москвы еще и тем, что они владели одним из лучших в столице театров, на представлениях которого старались побывать все тогдашние театралы. Когда же финансовые дела Столыпиных пошатнулись, и они решили продать театр, то его выкупил император. Именно с этого коллектива начали свою историю труппы двух прославленных театров России – Большего и Малого.

Кроме Лермонтова история здания очень тесно связана еще с одним выдающимся поэтом России – Александром Пушкиным. В начале ХIХ  дом выкупил князь Иван Трубецкой, с сыном которого Николаем Александр Сергеевич учился в лицее и которому  посвятил свое стихотворение «Городок». Впоследствии, когда Николай Трубецкой стал владельцем здания и достиг высоких чинов (он был камергером и возглавлял царские дворцы, расположенные в Москве) Пушкин часто наведывался сюда. В то время, по отзывам современников, этот небольшой двухэтажный особняк слыл «первым домом» Первопрестольной, куда на роскошные балы съезжался московский бомонд. Авторы сумели разыскать в Государственном театральном музее имени Бахрушина карандашный рисунок (подкрашенный акварелью), на котором изображен бал, происходивший, как помечено художником, в особняке 24 ноября 1834 года. Любопытно, что на крохотном рисунке (под №5) вполне различимо запечатлен Пушкин…

Здесь находилась лучшая на то время в Москве библиотека, собранная Авраамом Норовым, который юным артиллерийским офицером потерял в Бородинском сражении ногу, и который, тем не менее, сумел стать министром народного просвещения. Норов, между прочим,  помогал Льву Толстому исправить неточности в романе «Война и мир», касающиеся описания Бородинского сражения. Владелец дома князь Трубецкой приобрел его библиотеку и Пушкин, готовясь к написанию «Истории Пугачевского бунта», много в ней работал. Кстати, если обратиться к примечаниям к этому произведению, сделанным рукою самого поэта, то, называя французскую книгу XVII века о Степане Разине, Пушкин добавляет: «Книга сия весьма редка; я видел один экземпляр оной в библиотеке А. С. Норова, ныне принадлежащей князю Н. И. Трубецкому».

После смерти Трубецких владельцами дома стали купцы Щукины. Один из них, Сергей Иванович, достиг огромных успехов, говоря современным языком, в текстильном бизнесе, стал одним из первых богатеев Первопрестольной.

Все братья Щукины вошли в историю, как собиратели предметов отечественной старины, их дома напоминали музеи. Но Сергей Иванович известен российской и мировой культуре, как коллекционер западноевропейской живописи. Одним из первых он сумел оценить новое веяние в искусстве, получившим впоследствии название импрессионизм, приобрел в собственность более 250 картин авангардистов. Более того, он подружился со многими парижскими художниками, в частности, с Анри Матиссом, который для лестницы дома написал две картины: «Танец» и «Мелодия». Кстати, по мнению поклонников импрессионизма, картина «Танец» играет в этом виде искусства такую же роль, как произведение Леонардо да Винчи «Мона Лиза» в художественном реализме. Сейчас эти картины украшают залы Эрмитажа.

В это время здание получило свое второе название – «Дом купца Щукина».

Ценность коллекции была таковой, что после революции она была национализирована первым указом большевистского правительства. Тем не менее, ей пришлось потесниться. В доме был размещен музей Института Маркса-Энгельса-Ленина.

В комнатах особняка на Большом Знаменском, где еще совсем недавно представители московской богемы любовались картинами французских импрессионистов, воцарились новые обитатели: известные революционеры, иностранные коммунисты, ученые-специалисты в области марксистко-ленинской теории. Именно сюда свозились все покупаемые на доллары документы, связанные с жизнью основоположников марксизма-ленинизма. Но деятельность работников музея пришлась не по душе Иосифу Сталину. Авторы поместили в своем исследовании редкие документы о том, как в 1931 году в Институт   Маркса-Энгельса-Ленина состоялась «чистка» – увольнение несогласных с политикой Кремля. Экзекуцию проводили Иван Товстуха, руководитель секретариата Сталина, и Яков Агранов, чекист, который впоследствии вел дело Тухачевского.

В предвоенные годы, как утверждает молва, здание посетил герой Гражданской войны Маршал Советского Союза Семен Буденный. Посидев в кресле, в котором умер Карл Маркс, он пришел к выводу, что было бы неплохо здание, стоящее по соседству, передать в ведение военного ведомства. Вот тогда на второй этаж здания вселилось Управление боевой подготовки Красной Армии, представители которого особо пострадали от репрессий 1937 года.

В 1938 году в здании состоялось выставка художественных произведений, посвященных 20-летию Красной Армии.

В те же предвоенные годы над зданием нависла «секира» уничтожения – в связи с намечавшимся строительством Дворца Советов было решено снести особняк, а на его место переместить Музей изобразительных искусств имени А.С. Пушкина – в те годы перевозка зданий в Москве была обычным делом.

В защиту особняка выступили красные маршалы: тогдашний народный комиссар обороны Семен Тимошенко и его заместитель Семен Буденный. Они направили в адрес секретаря ЦК Андрея Жданова несколько писем с просьбой не сносить дом. Им удалось убедить руководство страны отложить снос здания до 1 августа 1941 года. Ну а потом грянула война.

Авторы книги сделали удивительное открытие – в годы Великой Отечественной из особняка, расположенного по адресу Большой Знаменский переулок дом 8/12, велось руководство войсками Красной Армии, именно здесь одно время находились нарком обороны и его заместители.

В послевоенные годы особняк стал одним из самых секретных зданий страны, в нем разместился спецотдел Генерального штаба, организация, которая вырабатывались приемы и способы внедрения ядерного оружия в военное дело. Тогда здесь работали такие выдающиеся военачальники, как Маршалы Советского Союза Василий Соколовский и Митрофан Крылов, генерал-полковник Виктор Болятко и многие другие «секретные гении».

Особый интерес для читателей представляет страницы книги, посвященные «великому переселению штабов», которое состоялось в 60-е годы прошлого столетия, и было проведено по инициативе тогдашнего Министра обороны ССС Маршала Советского Союза Родиона Малиновского. В результате этих перемещений особняк на более полувека стал штаб-квартирой военных строителей. Здесь трудились такие выдающиеся полководцы военных строек, как генерал армии Александр Комаровский, Александр Косован, Анатолий Гребенюк,  маршалы инженерных войск Арчил Геловани и Николай Шестопалов, генерал-полковники Николай Чеков, Анатолий Соломатин.

На годы одного из них, генерала армии Александра Косована, выпала трудная задача – удержать здание от рейдерского захвата. Ему это удалось, в результате чего военные строители нарекли особняк третьим названием – «Дом генерала Косована».

Описывая трехсотлетнюю историю особняка,  авторы не обошли внимание события последних лет, разыгравшихся в особняке: самоубийство генерал-полковника Виктора Власова, желание предыдущего министра обороны России «выгодно реализовать дорогую недвижимость», что не случилось из-за протеста общественности, преобразование здание в дом приемов военного ведомства

Старинный московский особняк за три века своего существования накопил много тайн и с некоторыми из них помогает познакомиться эта богато иллюстрированная книга. Благодаря уникальному исследованию мы еще раз убедились, как прекрасна и интересна история нашего чудесного города…

 

 

 

 

 

***

Вышла книга для детей

 

В конце 2013 года Дагестанское книжное издательство выпустило в свет книгу стихов для детей «Весёлый калейдоскоп», написанную поэтом, философом, учёным Константином Зачёсовым.

В книгу вошли циклы стихов, написанных автором в течение разных лет: «Каких зверей и почему нет в Дагестане», «Сказки на ночь», «Жирафьи истории», «Встречи с джинном» и другие. Книга снабжена яркими весёлыми иллюстрациями талантливой молодой художницы А. Джабраиловой.

Сейчас, когда многие сетуют на недостаток интересных детских и подростковых произведений и новых авторов, пишущих для юного поколения, выход в свет «Весёлого калейдоскопа» видится особенно значимым и радостным событием для детей и родителей.

 

Соб. инф.

 

 

***

ИЗДАТЕЛЬСТВО ПРЕДСТАВЛЯЕТ АВТОРОВ

 

Когда мы задумывали этот альманах, нам всего лишь хотелось представить читателям некоторых авторов нашего издательства, если угодно, создать своеобразное коллективное предисловие в знак благодарности за интереснейшую и плодотворную работу с ними. Но в процессе сбора материалов выяснилось, что получается не просто альбомный подбор текстов, а некоторая картина, претендующая, конечно же, не на полноту, но дающая возможность ощутить квинтэссенцию современного литературного процесса.

На страницах альманаха представлены разные жанры и стили. Не случайно открывает альманах критическое исследование классика отечественной литературы Владимира Гусева, посвященное проблеме новых литературных жанров. Большой интерес представляет статья Сергея Казначеева «Такие разные поэты», где автор следует классической традиции русской критики, анализируя не путь писателя, а тенденции и тренды литературы одного периода. Выводы, к которым он приходит, неоднозначны, но с тем самым отливом авторской правоты, который вызывает уважение даже у несогласных в корне. Любителей прозы ждет новая встреча с живыми классиками жанра — Леонидом Сергеевым, Виктором Прониным, Валерием Ивановым–Таганским, а также знакомство с очень тонкими и пронзительными текстами Евгения Белозерова, Ольги Шевчук, Елены Деевой, Сергея Луконина. Читая их, понимаешь, что русский рассказ еще жив, несмотря на презрительное отношение к нему коммерческих издательств и заведомо несчастливую неформатность.

Поклонников творчества Максима Замшева ждет приятный сюрприз – рассказ «Татьянин день», публикуемый впервые.

Тем, кто любит поэзию Николая Гумилева, будет любопытно ознакомиться с «Гумилегией» Анатолия Леонова. Свою любовь к поэту автор выражает через своеобразную реконструкцию событий последнего дня поэта, и выглядит все это не только неподдельно искренне, но и художественно убедительно.

Поэтические голоса наших авторов звучат, как всегда, звонко и красиво. Лишний раз не нужно представлять Владимира Силкина, Владимира Артюха, Полину Рожнову, Валерия Баталеева, а не так давно ворвавшаяся в литературный процесс Марина Скрябина, признаемся, не уступает мэтрам. Тем, кто следит за новыми тенденциями в современной российской поэзии, будет, безусловно, интересно познакомиться с творчеством юной Кристины Запесоцкой, яркий талант которой уже отмечен рядом авторитетных литературных премий.

Своеобразное оправдание жанра очерка, который в последнее время редко используется не только в литературе, но и в журналистке, на наших страницах дает Валентин Скуба. Насколько это у него получилось, судить окончательно читателям, но нам кажется, что правдивость его текста вкупе с несомненными художественными достоинствами создает такой энергетический сгусток, что мимо пройти просто невозможно.

Рубрика «Поэтический перевод» представлена стихотворениями известного дагестанского поэта Магомеда Ахмедова в переводах Ивана Голубничего.

Михаил Чердынцев и Сергей Чупаленков продолжают борьбу за русский поэтический минимализм и вместе со своими стихами предлагают нам новый минималистский манифест. Что ж! Интрига есть интрига. Раскрывать ее прежде времени не будем.

Завершающие альманах басни Влада Маленко заставят вас улыбнуться, даже если ваше настроение после всего прочитанного, несмотря на все наши заверения, будет неважным. А если хотите, начинайте сразу с десерта. Так всегда хочется сделать детям! А ведь все, кто любит литературу, неизменно сохраняют в себе детское ощущение жизни.

 

 

Олеся и Мария Должковы

 

«У Никитских ворот». Литературно-художественный альманах. №1(1), 2013. – М.: ИПО «У Никитских ворот», 2013.

***

Виктор НОСАТОВ; "Заговор эмиров"

 

Новая книга Виктора Носатова «Заговор эмиров», изданная в Издательстве «Граница» в декабре 2013 года – прекрасно иллюстрированный известным художником и скульптором Азаматом Асанбаевым, захватывающий с первых строк, остросюжетный исторический роман, с характерными для этого жанра узнаваемыми историческими персонажами, дворцовыми и дипломатическими интригами. В основе произведения –  извечная борьба двух империй – России и Великобритании за господство в Центральной Азии и Индостане. В начале XX века, вслед за революцией в России, ужесточается борьба за власть и на Востоке – в Туркестане, Бухаре, а также в граничащем с ними –  Афганистане. Одновременно с внутренней борьбой, происходящей в этих странах, еще более ожесточенные формы принимает и противостояние империй. Англичане стремятся всеми средствами отлучить Афганистан от Советской России, суверенитет которой  руководство страны признало среди первых. С этой целью используется международный шантаж, и даже прямое вмешательство в дела суверенного государства, в результате чего к власти в Афганистане приходит ставленник Лондона. В это же время в Восточной Бухаре, с помощью англичан пытался восстановить свои права, изгнанный революцией, бухарский эмир. В этих условиях широко развертывается борьба английской и советской разведок. Довольно-таки разветвленной и многочисленной сети английской Сикрет интеллидженс сервис на Востоке, с честью противостоит немногочисленная резидентура ОГПУ. Перед сотрудниками спецслужбы молодой советской республики, пограничниками и частями особого назначения РККА, поставлена задача, как можно быстрее локализовать деятельность английской разведки, сделавшей ставку на басмаческое движение, с тем, чтобы  уничтожить басмаческие вооруженные формирования, бесчинствующие на границе. С этой целью чекисты, совместно разрабатывают и осуществляют операцию по внедрению своих агентов в окружение эмира Бухары. Определенные оперативные действия проводятся и в отношении верхушки басмаческого движения, а также ряда афганских высокопоставленных чиновников, которые покровительствуют басмачам.  Благодаря информации, своевременно добытой чекистами, были своевременно  вскрыты ряд заговоров, подготовленных и оплаченных англичанами. Немалый вклад внесли сотрудники ОГПУ и в  дело поддержания добрососедских отношений Советской России и Афганистана.

Автор повествует также о мало известном историческом факте – оказании военной помощи свергнутому афганскому монарху, отрядом специального назначения, который с боями дошел до Гиндукуша, и только поспешное бегство Амануллы-хана из Афганистана, заставило красноармейцев вернуться обратно, на советскую территорию.

Все эти исторические события стали фоном не только профессиональных, самоотверженных действий героев романа – советских чекистов, местных аборигенов – по разному воспринявших советизацию Востока, но и послужили прелюдией всепобеждающей и яркой любви между советским разведчиком и бухарской красавицей…

 

 

 

Носатов Виктор Иванович

Родился 10 марта 1953 года в колхозе 2-я Пятилетка Алма-Атинского района Алма-Атинской области Казахской ССР.

В 1976 году окончил Алма-Атинское Высшее пограничное командное училище КГБ при Совете министров СССР имени Ф.Э. Дзержинского, по специальности общевойсковой командир.  Проходил службу в офицерских должностях на Дальнем Востоке, в Средней Азии и в Казахстане. С декабря 1981 года по март 1983 года выполнял интернациональный долг на территории ДРА. В этот период написал ряд  повестей, рассказывающих о «неизвестной афганской войне». В   казахстанском литературно-художественном журнале «Простор» были опубликованы: повесть «Афганский дневник» (1989 г., № 4,11);  рассказ «Первый день после войны» (1991 г., № 11);  киноповесть «…и на круги своя» (1995 г., №.4-5). В 1993 году в казахстанском региональном, литературно-художественном журнале «Нива» была опубликована повесть о пограничниках - «Сель». В молодежном казахстанском журнале «Арай» были опубликованы: рассказы «Взлет» (1989 г., № 12); «Учитель» (1990 г., № 5);  «Доктор Леша» (1991 г. № 2).    Ряд очерков и рассказов вышли в сборниках «Олимпийская высота» (Издательство Казахстан, Алма-Ата, 1990 г.), «Несколько слов о настоящих мужчинах» (Издательство Казахстан, Алма-Ата, 1990 г.),  «Дорогие мои…» (Профиздат, Москва 1991 г.). В  Алма-Атинском издательстве «Жалын»  вышли   книги «Афганский дневник» ( 1991 г.) и «Верую» (1994 г.).

С 1995 года работал в книжно-журнальном издательстве ФПС России «Граница». С 1996  по 2004 год работал в Пресс-центре ФПС России. Закончил службу в должности начальника отдела центрального аппарата ПС ФСБ России. Полковник запаса. Член Союза писателей России.

Лауреат Всероссийского литературного конкурса «Твои Россия, сыновья» (2006 г.). Победитель международного литературного конкурса «Границы Содружества – мужество, честь и отвага» (2007 г.). Лауреат литературно-художественного конкурса «Золотое перо границы» (2009 г.). Лауреат премии ФСБ России в номинации «Художественная литература и журналистика», в составе творческого коллектива авторов книги «Военная контрразведка. События, факты, люди». (2009 г.) Дипломант  конкурса военных писателей «Служу народу и Отечеству!» имени Героя Советского Союза В.В. Карпова (2009 год). Дипломант конкурса МГО СП России «Лучшая книга 2008-2011» (2012 г.).

Постоянный участник творческой акции «Равнение на книгу», проводимой ПС ФСБ России  и Федеральным агентством по печати и массовым коммуникациям, ГП "Генеральная дирекция международных книжных выставок и ярмарок"  в рамках Государственной программы "Патриотическое воспитание граждан Российской Федерации" на 2006 - 2010 гг. В 2007 году, в составе творческой группы, выезжал на участки Псковского и Карачаево-Черкесского управлений ПС ФСБ России. В 2008 году представлял свои книги   Забайкальским пограничникам. В 2011 году, в составе творческого десанта, знакомил со своим творчеством воинов границы Дальнего Востока.

 ***

ЕГО ПОЭЗИЯ НЕОТДЕЛИМА ОТ ЛУГАНСКА

 

С удовольствием согласился написать несколько строчек, предваряющих новую книгу стихотворений Владимира Спектора. Во-первых, потому что знаю его уже не первый десяток лет и считаю своим дру­гом, во-вторых, потому что стихи Владимира Спек­тора — это поэзия не регионального уровня (хотя и неотделима от Луганска), это — явление в масшта­бах страны, и об этом писали такие известные поэты и критики, как Вадим Шефнер, Александр Корж, Ми­рослава Радецкая, Микола Малахута. И, в-третьих, потому что давно пора было издать эти стихи в Кие­ве, чтобы с ними познакомилось как можно большее количество почитателей хорошей поэзии.

Владимир Спектор — не только автор более два­дцати талантливых, несущих приметы времени книг, но и личность, сумевшая выстоять и утвердить себя под штормовыми ветрами этого самого времени. Более 20 лет проработал конструктором на тепло­возостроительном заводе, где тоже завоевал ува­жение и признание коллег, став автором 25 изобре­тений. Но уже в то время добрыми словами о его стихах отзывались Е. Евтушенко, В. Титов, Г. Довнар, О. Бишарев... Первая книга стихов, подготов­ленная еще в 1981 году, вышла в свет лишь в 1990-м, когда поэту было 39 лет. В 1994 году он стал членом Межрегионального союза писателей Украины, а после трагической гибели О. Бишарева в 1998 году возглавил это творческое объединение, став энергичным инициа­тором всех его акций.

Он член Национального союза журналистов Украи­ны, лауреат нескольких литературных премий, среди которых — имени Юрия Долгорукого, имени Сер­гея Михалкова, имени Арсения Тарковского, «Круг родства» имени Риталия Заславского, заслуженный работник культуры Украины, член-корреспондент Транспортной академии Украины. Но главное — Поэт милостию Божьей. И ведущий мотив в симфонии его творчества, в обертонах, тембральной отдаче — лири­ческое, философское осмысление жизни с ее громадой вопросов к человеческой мысли и совести.

Особая тема лирики Владимира Спектора — реа­лии любимого города. Мы бродим вместе с поэтом на «вишневом сквозняке» улиц, в белом цветенье абрикос. Он узнаваем по старому паровозу на пьеде­стале, отсчитывающему «строки дней и поэмы лет». Это «город разбитых, но теплых сердец», который многолик и органически вписывается в панораму эпо­хи, когда «жизнь идет, как поезд без стоп-крана». И по­висает в воздухе вопрос: «Кто ж ты мне, товарищ, волк иль брат, город, что забыл свои фонтаны?» И все же «город, в который влюблен, дает мне зеленый свет, и я поднимаюсь ввысь, где рядом — лишь тень побед, а прямо по курсу — жизнь». И, в конце концов, хочет­ся «не искривить прямую речь, и Луганск нарисовать, как праздник». Такого поэта, настолько влюбленного в свой город, у Луганска еще не было.

Поэтические книги Владимира Спектора — в рав­ной мере исповедь сына трудного времени (но легких ведь и не бывает) и малая энциклопедия его. Это стихи «о времени и о себе», о судьбах города, страны, и, по большому счету, человечества. Мимо стихов поэта-луганчанина, написанных на сквозняке времени, пройти равнодушно невозможно. В равной мере в них находишь в добротной словесной упаков­ке правду жизни и катехизис оптимизма.

Дышу, как в последний раз, пока еще свет не по­гас, и листья взлетают упруго. Иду вдоль Луганских снов, как знающий нечто Иов, и выход ищу из круга. Дышу, как в последний раз, в предутренний, ласковый час, взлетая и падая снова. И взлетная полоса, в мои превратившись глаза, следит за мной несурово.

От души желаю, чтобы взлетная полоса киевско­го издательства «Радуга» оказалась удачной и счастливой для творчества поэта Владимира Спектора и чтобы его Луганск-Ворошиловград открылся для любителей поэзии Украины новыми гранями, в кото­рых отражаются литературные традиции «дальнего востока» нашей страны. Эти традиции создавались такими замечательными авторами, как Владимир Даль, Борис Гринченко, Михаил Матусовский, Вла­дислав Титов, Тарас Рыбас, Никита Чернявский, многими другими мастерами слова. И Владимир Спектор достойно их продолжает.

Сергей Михеев,

 

заместитель председателя Луганской областной государственной администрации

 

***

НЕСКОЛЬКО СЛОВ О КНИГЕ

Я с большой радостью пишу эти строки, поскольку волею судьбы знаком с процессом работы автора над данной книгой. Помнится, ещё в на­чале семидесятых годов на одном из литературных вечеров в Дербенте М. Дадашев неожиданно для меня начал читать свои притчи. Слушате­ли восторженно приняли эту новую работу писателя. Заинтересовали притчи и пишущего эти строки. Я посоветовал Дадашеву не ограничи­ваться двумя-тремя притчами, а продолжить эту своеобразную литера­турно-исследовательскую работу, ибо видел в ней совершенно необыч­ное и, безусловно, интересное для читателя дело. Дадашев тогда ещё сказал, что он давно занимается фольклором, часто беседует с аксака­лами, записывает прозвучавшие из их уст наиболее поучительные, наполненные народной мудростью предания или рассказы.

И вот перед нами около шестидесяти притч — плод многолетнего труда автора. Примечательно многообразие их тематики: они — о люб­ви, о справедливости, о слове, об удаче, о терпении, о правде, об обмане, и так далее. Иными словами, в этой далеко не шаблонной форме повествования автор без назидательного нажима, деликатно и педагогично приглашает читателя к раздумью о целом ряде явлений в нашей по­вседневности, независимо от того, позитивны они или негативны. Как правило, притчи уводят нас в далёкое прошлое, поэтому мы встречаем в них падишахов, визирей, ханов, мифические существа и прочих ар­хаичных героев. От этого никуда не денешься, ибо притча — древний фольклорный жанр, природу которого ломать было бы бессмысленно и несправедливо.

К чести автора, он бережно отнёсся к собранному материалу, стара­ясь сохранить мудрость народа с её весьма древними истоками. Одна­ко настоящие притчи являются не просто обыкновенным пересказом услышанного автором от его мудрых земляков; в большинстве своём это — совершенно новые «самоцветы» писателя.

Я считаю главным достоинством работы Дадашева максимальное приближение идейной направленности каждой притчи к наболевшим вопросам сегодняшнего дня. Судите сами: разве с повестки сегодняш­него дня нашего общества сняты вопросы, скажем, о семейной верно­сти, о правде и справедливости, об обмане и алчности, о консерватиз­ме и потребительском отношении к жизни? Ответ может быть только одним: конечно, не сняты. Именно поэтому, как мне представляется, автор использует традиционный приём: почти каждая притча имеет проекцию на сегодняшний день.

Для примера сошлюсь на притчу о сатане. В селении Мюшкюр на годекане колхозник Бобо, виноградарь по специальности, рассказы­вает о своих производственных делах, и как бы исподволь разговор переводится на, казалось бы, абсурдную тему — где прячется сатана. И тут другой колхозник в забавной и поучительной форме рассказыва­ет притчу, из которой следует, что сатана прячется в нас самих, в лю­дях! Не могу не воздать должное мудрости этой притчи, как, впрочем, и многих других.

Название книги «И от смеха иногда болит сердце...» заставляет заду­маться о проблемах человеческой жизни. Этим книга интересна, нео­бычна и, уверен, полюбится читателю.

Н. И. Алиев, поэт

 

Дадашев Михаил

И от смеха иногда болит сердце… Притчи. М.: ИПО «У Никитских ворот», 2013, - 280 с.

 

 

 

 

 

 

 

 

***

..МНОГООБРАЗНА И ЕДИНА, КАК НАСТОЯЩАЯ ЛЮБОВЬ

У каждого из нас осень - своя. У одних она похожа на ту, что запечатлена замечательными мастерами слова и кисти, в частности, Александром Пушкиным, Александром Блоком, Сергеем Есениным, Исааком Левитаном... Другие находят в ней черты и приметы, которые близки им в опре­деленный период их жизни, а потому будоражат чувства, создают настроение. Вот и Хайдар видит осень по-своему и воспевает ее собственным голосом, окрашенным неповто­римой интонацией.

Его «осенние» стихи певучи и проникновенны. Каприз­ное, с переменчивым характером время года предстает на страницах сборника чередой неповторяющихся образов, красочных описаний. Но не только: стихи преисполнены философских размышлений, раздумий о жизни и, конечно, о любви. По-другому и быть не может, поскольку, по сло­вам поэта, осень «многообразна и едина, как настоящая лю­бовь», а значит, каждый ее день неизбывен и неповторим.

Судя по тому, как много замечательных стихов Хайдар посвятил осени, она занимает в его жизни особое место. Бесспорно, муза, а может быть, и ангел-хранитель, который сопровождает человека всю его жизнь. Как бы там ни было, уверена: читатель не останется равнодушным и каждый найдет в стихах образ, близкий ему.

  Вторая тема книги, органично дополняющая первую, осеннюю, приглашает нас в путешествие по городам и стра­нам, где побывал Хайдар. И здесь впечатляют наблюдатель­ность автора, свежесть образов и красок. Особенно хочется отметить разнообразие стихотворных размеров. Хайдар, обладая абсолютным музыкальным слухом, уловил ритмы, вибрации, присущие каждому конкретному месту, и сумел «перенести» их на бумагу. В результате у читателя создаёт­ся зримый объёмный облик описываемых мест, появляется эффект собственного присутствия в этих краях.

Закрыв последнюю страницу сборника, понимаешь, что автор подарил нам прогулку по интересным уголкам Земли, по аллеям судьбы, по тропинкам чувств. Прогул­ку познавательную и в какой-то степени поучительную и главное, эмоционально окрашенную настолько, что хочет­ся повторить за Хайдаром: «И в шепоте листвы, и в свисте ветра/ Порой слышны как будто - соловьи./ Пусть в нашей жизни длится бабье лето,/ как лето неоконченной любви».

Алевтина Гришина,

заслуженный работник печати Московской области

 

Хайдар (Бедретдинов Х.С.)

Осенние странствия. Стихотворения, М.: ИПО "У Никитских ворот", 2013. - 224 с.

 

***

Сталинград: подвиг солдат правопорядка

 

 

ОТ АВТОРОВ

 

Сталинград, Сталинградская битва - эти понятия давно уже перестали выражать чисто военные аспекты противоборства фашистской Германии и Советского Союза. Они стали историческим символом, нравственным уроком не только для русского народа, но и для всего человечества.

Сталинградская битва вошла в историю как важная стратегическая операция, победа Красной Армии прочно укрепила авторитет Советского Союза на международной арене. После поражения под Москвой многие авторитетные специалисты и историки посчитали, что Гитлер сломлен. Но сам он так не считал. Наступление на юге СССР могло предопределить победу фашисткой Германии в войне. Контроль над нефтяными месторождениями Кавказа, а также над рекой Волгой – главной водной артерии страны – вот цели, стоявшие перед командованием вермахта накануне Сталинградской битвы. Безусловно, овладев таким богатством, Гитлер мог серьезно подорвать советскую экономику. Да и сам факт захвата города, носящего имя Сталина – главного врага Гитлера, делал победу фашистов выигрышной по идеологическим и пропагандистским соображениям.

Кровавая бойня продолжалась три месяца, не замирая ни на секунду. 90 процентов разрушенного города достались фашистам, когда они добрались наконец до Волги. Но победа была пиррова. Измотав в оборонительном сражении вражескую группировку и накопив свежие резервы, Красная Армия 19 ноября 1942 года перешла в решительное контрнаступление, которое завершилось окружением противника. Попытки деблокировать 6-ю немецкую армию со стороны танковой группировки Манштейна – Гота успеха не принесли. 10 января 1943 года начался заключительный этап Сталинградской битвы по уничтожению окруженной группировки противника. В начале 1943 года остатки немецко-фашистских войск во главе с Паулюсом сдались в плен.

Заставляет задуматься цена нашей победы под Сталинградом. Потери военного и гражданского населения составили свыше миллиона человек. Некоторые усомнятся: да победа ли это? Безусловно, победа, причем впервые достигнутая при равенстве сил. Но за все расплатился народ: за тоталитарный режим, обходящийся людям всегда очень дорого, за просчеты Ставки Верховного Главнокомандования в определении направления главного удара противника, за Приказ № 227, превративший наши войска в мишень для бомбовых и артиллерийских ударов, за указание Сталина о «необходимости решительно покончить с эвакуационными настроениями» в городе, что привело к многочисленным жертвам среди мирных жителей.

Да, противник был силен: к Волге рвались лучшие ударные армии вермахта, привыкшие только наступать и побеждать. В небе господствовал 4-й воздушный флот, в

котором воевали только первоклассные летчики. Чтобы разгромить такого противника,

потребовалось высокое боевое мастерство как солдат, так и командиров всех уровней.

Нравственный урок битвы: Сталинград стал символом массового героизма, мужества, стойкости и самопожертвования. Ни одно крупное сражение Второй мировой войны не начиналось столь неблагоприятно и не заканчивалось такой яркой и решительной победой. Отступать почти тысячу километров, зацепиться за последние

метры волжского берега, как это сделали наши войска, в том числе легендарная 10-я

стрелковая Сталинградская ордена Ленина дивизия Внутренних войск НКВД СССР (I ф), выдерживая страшные удары противника, и затем нанести ему поражение – на это оказались способны воины, не только выполнявшие свой долг, но и боровшиеся за святое и правое дело, за свободу и независимость своего Отечества.

Сталинградская битва является и символом морального поражения агрессора. Высокие образцы воинской дисциплины, стойкости, фронтового товарищества, которые

проявил противник в сталинградском «котле», оказались полностью перечеркнутыми

несправедливым, захватническим характером войны, развязанной фашистской Германией. Сталинград стал возмездием им за слепое выполнение воинского долга.

Сталинград – это и трагический урок непонимания и вражды между народами, которые доверились своим политическим вождям. «Что, фрицы, Гитлер капут?» – насмешливо бросила сталинградка в колонну пленных, медленно пересекавших улицу

города. «Нет, матка, – донесся ответ, поразивший горожан, – и Гитлер не капут, и Сталин не капут. Дойче солдат капут, и русиш солдат капут!».

Усвоен ли исторический урок Сталинграда участниками битвы? Скажем, в той его части, которая свидетельствует, что любой вид национализма превращает народ в толпу людей с выпученными глазами, он ведет к войнам, жертвам, разрушениям, страданиям целых поколений. Сталинград предупреждает!..

Что же касается рядовых бойцов, мирных граждан, то можно привести много свидетельств гуманного отношения к поверженному противнику. Например, в «Директиве Военного Совета Донского фронта... о недостатках в отношении к военнопленным и спецконтингентам и мерах по их устранению» с возмущением отмечалось, что встречаются случаи, когда конвоиры поддерживают ослабевших пленных, вместо того чтобы заставить это делать других немцев.

Вопреки всему, люди продолжали оставаться людьми. И в этом нам видится главный урок Великой битвы, противостояния добра и зла…

 

Сергей Лагодский

Юрий Ржевцев

С.А. Лагодский, Ю.П. Ржевцев

Сталинград: подвиг солдат правопорядка. –

М.: Объединенная редакция МВД России,

2013. – 488, [36] с., илл.

 

В историческом очерке на основе архивных материалов и документальных рассказов детально исследуются подготовка к Сталинградской битве и само решающее сражение.

Многие документы авторы разыскали в архивах, с которыми до этого никто не работал, и, соответственно, они нигде не были опубликованы. Несомненно, это обстоятельство делает книгу уникальной и раритетной, особенно для военных историков, так и историков спецслужб. Именно в ней рассказывается о беспримерном мужестве и удивительной стойкости воинов 10-й стрелковой Сталинградской ордена Ленина дивизии Внутренних войск НКВД СССР I формирования, которые первыми встали на пути врага и дали им решительный отпор. Сталинградская битва стала одним из важнейших событий Второй мировой войны, после поражения захватчики потеряли стратегическую инициативу. И в этом Сталинградский гарнизон внутренних дел сыграл решающую роль в ходе яростной битвы и тем самым внес исключительный вклад в дальнейший исход Великой Отечественной войны. Материалы книги, безусловно, представляют интерес для широкого круга читателей, особенно для тех людей, кто неравнодушен к истории любимой страны, к тем безвестным героям, кто отстоял Великую Родину ради нашего светлого будущего.

 

***

..МНОГООБРАЗНА И ЕДИНА, КАК НАСТОЯЩАЯ ЛЮБОВЬ

У каждого из нас осень - своя. У одних она похожа на ту, что запечатлена замечательными мастерами слова и кисти, в частности, Александром Пушкиным, Александром Блоком, Сергеем Есениным, Исааком Левитаном... Другие находят в ней черты и приметы, которые близки им в опре­деленный период их жизни, а потому будоражат чувства, создают настроение. Вот и Хайдар видит осень по-своему и воспевает ее собственным голосом, окрашенным неповто­римой интонацией.

Его «осенние» стихи певучи и проникновенны. Каприз­ное, с переменчивым характером время года предстает на страницах сборника чередой неповторяющихся образов, красочных описаний. Но не только: стихи преисполнены философских размышлений, раздумий о жизни и, конечно, о любви. По-другому и быть не может, поскольку, по сло­вам поэта, осень «многообразна и едина, как настоящая лю­бовь», а значит, каждый ее день неизбывен и неповторим.

Судя по тому, как много замечательных стихов Хайдар посвятил осени, она занимает в его жизни особое место. Бесспорно, муза, а может быть, и ангел-хранитель, который сопровождает человека всю его жизнь. Как бы там ни было, уверена: читатель не останется равнодушным и каждый найдет в стихах образ, близкий ему.

  Вторая тема книги, органично дополняющая первую, осеннюю, приглашает нас в путешествие по городам и стра­нам, где побывал Хайдар. И здесь впечатляют наблюдатель­ность автора, свежесть образов и красок. Особенно хочется отметить разнообразие стихотворных размеров. Хайдар, обладая абсолютным музыкальным слухом, уловил ритмы, вибрации, присущие каждому конкретному месту, и сумел «перенести» их на бумагу. В результате у читателя создаёт­ся зримый объёмный облик описываемых мест, появляется эффект собственного присутствия в этих краях.

Закрыв последнюю страницу сборника, понимаешь, что автор подарил нам прогулку по интересным уголкам Земли, по аллеям судьбы, по тропинкам чувств. Прогул­ку познавательную и в какой-то степени поучительную и главное, эмоционально окрашенную настолько, что хочет­ся повторить за Хайдаром: «И в шепоте листвы, и в свисте ветра/ Порой слышны как будто - соловьи./ Пусть в нашей жизни длится бабье лето,/ как лето неоконченной любви».

Алевтина Гришина,

заслуженный работник печати Московской области

 

***

НОВАЯ КНИГА СТИХОВ

 

В издательстве «Светоч» (Рига) увидел свет сборник стихов Петра Межиньша «На берегах моей любви».

**Краткие биографические данные: Пётр Янович Межиньш родился в 1941 г., 10.12., в г.Елгаве (Латвия). Мать - из русской староверческой семьи, отец - латыш. Отец Петра Межиньша, Янис Янович Межиньш воевал в рядах Советской Армии в ВОВ и погиб в последние дни войны, под Тукумсом (в Курляндском котле). Похоронен под пос.Джуксте в Братской могиле. Детство Петра Яновича прошло в детском доме, в г.Риге. Затем учился в ж/д училище, закончил Строительный техникум, учился в Московском Полиграфическом институте (Рижский филиал). В 1988 г. создал в Риге «Союз литературных объединений» (в дальнейшем «Союз литераторов «Светоч») и был избран его председателем. В 2006 г. «Светоч» приняли в Международное Сообщество Писательских Союзов (Россия, г. Москва).

П.Я.Межиньш - член Исполкома МСПС (Москва).

 

Соб. инф.

 

***

ВЫШЛА В СВЕТ НОВАЯ КНИГА БАШКИРСКОГО ПОЭТА-САТИРИКА МАРСЕЛЯ САЛИМОВА

 

В издательстве «Российский писатель» вышла очередная книга Марселя Салимова «Какое время – такой и смех».

В аннотации книги написано: «Творчество яркого российского поэта-сатирика, лауреата российских и международных литературных премий, заслуженного работника культуры РФ, кавалера ордена Дружбы Мар. Салима (Марселя Салимова) широко известно читателям нашей страны. Он является автором трех десятков книг на разных языках. В его новый сборник вошли острейшие публицистические и лирические произведения, написанные им в последние годы». Как некогда справедливо отметил классик отечественной литературы Сергей Михалков, «смех видного башкирского писателя, яркого сатирика всегда социален, ведь его герои взяты из народной жизни».

Известный русский поэт, переводчик и литературный критик, секретарь Союза писателей России Николай Переяслов, который перевел с башкирского множество стихотворений Марселя Салимова, в предисловии к книге в частности написал:

«Поэт-сатирик Марсель Салимов относится к плеяде безоглядно-отчаянных правдорубцев. Он высмеивает в своих стихах и баснях как недостатки отдельных людей, так и негативные качества такого сословия, как чиновничество. Да и только ли против одних чиновников направлена хлещущая, точно бич, муза поэта? Объектом его поэтического внимания является само наше время, в котором сплетаются в единую симфонию не только мотивы величия, подвига, славы, трудолюбия, храбрости и гордости, но и нотки пошлости, подлости, трусости, корыстолюбия, стяжательства, невежества, грубости, хамства, жадности, злобы, цинизма и всего того, что омрачает собой нашу жизнь, унижает наши народы и страны, мешает людям жить счастливо, свободно и гордо.

Поэзия Марселя Салимова — это редчайший для нашего времени сплав глубокого лиризма и жесткой, атакующей сатиры, что свидетельствует о наличии в груди у поэта чувствительного, нежного сердца и о свойственной ему безоглядной гражданской смелости, заставляющей изо дня в день, точно на задымленные от горящего пороха баррикады, идти к письменному столу и, защищая свое право на человеческое счастье, «биться за истину в каждой строфе».

Стихи и басни башкирского сатирика на русский язык перевели московские и уфимские поэты Николай Переяслов, Иван Тертычный, Александр Филиппов, Михаил Воловик, Роберт Паль, Леонид Соколов, Марат Ямалов, Сергей Янаки.

Алик ШАКИРОВ

 

(Башинформ)

 

http://www.bashinform.ru/news/594086/

 

 

***

Русскоязычные писатели зарубежья

 

19 декабря 2012 года в конференц-зале знаменитого Дома Ростовых на Повар­ской 52 состоялось открытие Форума русскоязычных писателей зарубежья. Органи­заторами выступили Федеральное агентство по делам Содружества Независимых Государств, соотечественников, проживающих за рубежом, и по международному гуманитарному сотрудничеству (Россотрудничество) и Международное сообще­ство писательских союзов (МСПС).

По итогам Форума силами МСПС подготовлен сборник участников. Это цвет­ник разнообразных творческих стилей и жанров писателей из почти двух десятков стран. Объединяет же их всех неподдельная любовь к русскому слову, к русской литературной традиции и к самой России - общей великой Родине.

Всего в сборник включены произведения 24 авторов из 18 государств как Ближнего, так и Дальнего Зарубежья.

 

Содружество родного языка. Сборник участников Форума русскоязычных писателей зарубежья. - М.: ИПО «У Никитских ворот», Главная редакция литературных приложений и книг МСПС, 2013. - 544 с., ил.

 

 

***

Владимир ШИГИН: "ЧЕСМЕНСКИЙ ГРОМ"

 

 

Дорогие друзья!

В ваших руках книга одного из лучших писателей-маринистов нашей страны капитана 1-го ранга Владимира Шигина.

Серия исторических романов-хроник «Морская слава России» повествует о героических победах отечественного флота.

Гангут и Чесма, Гогланд и Выборг, Дарданеллы и Калиакрия, Наварин и Синоп - эти названия золотыми буквами вписаны в историю нашей страны. Именно там в тяжелейших сражениях зарождались боевые традиции российских моряков. Именно там под гордым Андреевским флагом они бесстрашно шли на абордаж и подставляли свою грудь под пули и ядра. Именно там форштевнями и орудиями своих ко­раблей они создавали престиж России как Великой морской державы.

С тех пор прошло много лет, но память о героях по- прежнему живет в сердцах потомков, и нынешние покорители морей и океанов сверяют свои дела и поступки с подвигами лихих «парусников» XVIII и XIX веков.

Связь поколений неразрывна!

Поэтому глубоко символично, что книги Владимира Шигина вышли в свет в год 315-летия Флота России и накануне 10-летия с момента возрождения при Правительстве Россий­ской Федерации Морской коллегии. Коллегии, в рамках которой сейчас решаются наиболее сложные и ответственные задачи, связанные с развитием морской деятельности нашего государства.

Дорогие друзья, уверен, что серия романов «Морская сла­ва России» станет для вас увлекательным чтением, позволит с головой окунуться в круговорот захватывающих событий, даст возможность почерпнуть много нового об истории отече­ственного флота!

 

Заместитель Председателя Правительства Российской Федерации,

Председатель Морской коллегии при Правительстве Российской Федерации

 

С. Иванов

 

 

Шигин В.В.

Чесменский гром : роман / Владимир Шигин. – М.: Вече. – 416 с. – (Морская слава России)

 

***

ХАЙДАР: «Повторение азов»

 

Восток, как говорится, дело тонкое... То же са­мое можно сказать про истинную восточную поэзию - мудрую по содержанию, изящную по форме и где-то в своей глубине лукавую. Когда тебе на Востоке наливают в пиалу ароматный горячий чай, то делают это не по-рус­ски щедро, чтоб до краев, - но буквально на один глоток, так, чтобы ты не торопясь наслаждался божественным напитком, а хозяин мог повторять ритуал вновь и вновь. Называется это «с уважением».

Поэтический жанр рубаи - с ударением на послед­ней гласной - уподоблю такому угощению «с уважени­ем». А что, кстати, это такое?

Ты читаешь эти четыре стиха, осмысливаешь их - и наслаждаешься их звучанием и смыслом, прежде чем сделать очередной «глоток» поэзии. Прочтите и вду­майтесь:

 

Мы куцым разумением своим,

Порой, теряя деньги, голосим.

А вот о днях, ушедших безвозвратно,

Как о потере горькой, не скорбим.

 

Или - вот:

 

Делись, как хлебом, знаньем - пополам.

Но разве всё уже известно нам?

Идёт обогащенье при отдаче:

Уча других, ты учишься и сам.

 

И не скажешь, когда написаны эти строки: не то в XI или XII веке, когда творил бессмертный Омар Хай­ям, не то - вчера. Ведь в них отразилась вековечная му­дрость и разговор идёт о том, что волновало, волнует и будет волновать человека. Именно - человека, вне зави­симости от национальных, имущественных, образова­тельных и иных подробностей.

Чтобы так писать - нужно много повидать, узнать, понять, пережить и обдумать. К тому же, нужно иметь глаз и сердце Поэта, которые бы и направляли лёгкое перо по листу бумаги...

Нет смысла объяснять, что автор этих строк - Хайдар Бедретдинов - сполна обладает всеми такими качествами.

А потому, читатель, прими эту книгу, сделанную с огромным уважением к тебе и к традиционной высокой поэзии, и наслаждайся, отложив в сторону все свои дела и суетные заботы!

Александр БОНДАРЕНКО,

писатель, журналист

 

Хайдар (Бедретдинов Х.С.)

Повторение азов. Стихотворения.М.: ИПО «У Никитских ворот», 2013. – 112 с.

 

*** 

«ДВОЙНАЯ ЗВЕЗДА» СТАНИСЛАВА ЛЕСНЕВСКОГО

 

В издательстве «Прогресс-Плеяда» вышла книжка известного критика и литературоведа Станислава Лесневского «Двойная звезда», посвящённая судьбам двух выдающихся творцов Серебряного века – Александра Блока и Андрея Белого. Автор постарался показать их взаимоотношения, которые представляют собой захватывающий интеллектуальный и мистический сюжет, воплотивший искания и прозрения переломной эпохи русской истории.

 

Лесневский С.С.

Двойная звезда. Андрей белый – Александр Блок. : Биографический очерк – М.: Прогресс-Плеяда, 2013. – 40 с.

 

***

ВОЕНКОМАТУ МОСКВЫ – 95 ЛЕТ

 

Книга «Военный комиссариат города Москвы. 95 лет» ставит своей целью наглядно познакомить читателей с основными страницами истории служения Отечеству Военного  комиссариата столицы. Издание предлагает формат информационно-справочного подарочного фотоальбома, в чём и заключается своеобразие концепции книги – это своего рода фотоальбом, который даёт читателям возможность стать непосредственным свидетелем событий.

Военный комиссариат города Москвы является одним из самых крупных военных комиссариатов в Российской Федерации. Созданный в 1918 году, он прошёл славный исторический путь. Богатая история и накопленный опыт имеют большое познавательное, патриотическое и воспитательное значение. Их изучение помогает эффективнее решать современные задачи, стоящие перед военкоматами, а усвоение опыта должно способствовать формированию высоких моральных и психологических качеств, чувства ответственности за судьбу Родины, целеустремлённости в работе и службе.

 

Военный комиссариат города Москвы. 95 лет

[фотоальбом]/[авт.-сост.: А.В. Кириллов, под общей редакцией В.В. Рагнецкого]. – М.: ООО «Редакция журнала «Воинское братство», 2013, - 176 с. с илл.

 

***

ВЕЧНЫЕ КРУГИ ИСТОРИИ.

 

Несмотря на то, что Чингисхана давно нет на свете и даже могила его затеряна среди безграничных просторов Азии, «вирус» великого завоевателя народов всё ещё витает в воздухе, толкая горячие головы к тому, чтобы решать проблемы сегодняшней жизни «методом Чингисхана». И вот некий беглый зэк, отбывавший свой срок в одной забайкальской колонии вместе с опальным олигархом Ходорковским, собрал после побега огромную орду разношерстного вольнолюбивого народа и двинулся с нею на ничего не подозревающую (и не желающую ничего вокруг себя видеть) российскую столицу.

Что принесёт с собой России явление нового Чингисхана?

Что ожидает в ней его самого, вздумавшего повторить в нашем веке поход великого завоевателя XII столетия?

Какой выбор сделает втянутый волей судьбы в эту фантастическую и судьболомную воронку герой романа, вынужденный против своей собственной воли присоединиться к движущемуся на Москву воинству?..

Обо всём этом и, конечно же, о великой силе любви и проявляющемся в нашей истории воздействии поэзии на механизмы Вселенной как раз и повествуется в романе известного московского поэта, критика и прозаика Николая Переяслова «Ветер с востока», способного соперничать по своей форме с книгами таких известных сегодня авторов как Виктор Пелевин или Захар Прилепин, но отличающегося от них иной философской глубиной и острой социальной заряженностью.

 

 

***

«Я ИЩУ СВОБОДЫ И ПОКОЯ!..»

В апреле 1841 года Лермонтов собирался в дальний путь — «с милого севера в сторону южную». Хлопоты об отставке успеха не имели. Напротив, вызвали только недовольство властей. По истечении краткого отпуска поэт был вызван в Главный штаб и получил предписание в 48 часов покинуть Петербург и отправиться к месту службы, в Тенгинский пехотный полк. В письме к приятелю он сообщил, что уез­жает «заслуживать себе на Кавказе отставку» и намерен участвовать в предстоящей летней экспедиции.

Прощаясь с друзьями, Лермонтов получил в подарок от Владимира Одоевского записную книжку с надписью: «Поэту Лермонтову дается сия моя старая и любимая кни­га с тем, чтобы он возвратил мне ее сам и всю исписанную». Подарок оказался счастливым. В письме с дороги к Со­фии Карамзиной поэт признался: «...во время переезда мной овладел демон поэзии, сиречь стихов. Я заполнил половину книжки, которую мне подарил Одоевский, что, ве­роятно, принесло мне счастье...»

По дороге на Кавказ и в Пятигорске Лермонтов успел занести в походную тетрадь последние стихи. Земной путь поэта оказался коротким и трудным. Саднящее чувство внутренней боли сопровождало его до самой могилы. «Что же мне так больно и так трудно?» – спрашивал он себя накануне роковой дуэли. Заряд душевной боли был столь мощным, что невольно отразился и в его поэзии. Герцен писал, что у Лермонтова «стих иногда режет, делает боль, будит нашу внутреннюю скорбь».

Среди своих последних созданий Лермонтов занёс в тет­радь Одоевского и стихотворение «Выхожу один я на до­рогу...». Точная дата его написания осталась неизвестной. Опубликовано оно было в четвёртой книжке «Отечествен­ных записок» за 1843 год, и, по словам Белинского, наря­ду с «Тамарой» и «Пророком» принадлежит «даже и меж­ду сочинениями Лермонтова... к блестящим исключениям». Открывая лирический монолог описанием пути, поэт не мог знать, как полагает современный исследователь, «что путь его завершается, что жить ему осталось считанные дни. Но удивительно, что об этом как будто знают сами стихи: мно­гие сквозные мотивы лермонтовского творчества находят в них завершение или, скажем точнее, завершающую пол­ноту выражения» (С. Ломинадзе. Тайный холод).

Тайна лермонтовской поэзии останется навсегда. Её можно разгадывать, но разгадать нельзя. В двадцати стро­ках он сумел описать и выразить всё: мир внешний, сияю­щий и прекрасный, и мир внутренний, с трудным разладом и болью в душе. И путь к их спасительному слиянию, той «выс­шей гармонии духа», о которой позднее говорил Достоевс­кий, давая своё определение счастья.

Глубокую характеристику лермонтовскому шедевру дал в своей знаменитой статье «Грусть» русский историк В.О. Ключевский: «Никто из нас никогда не забудет одной из последних пьес Лермонтова, которая всегда останется един­ственной по неподражаемому сочетанию энергического чув­ства жизни с глубокою, скрытою грустью, — пьесы, которая своим стихом почти освобождает композитора от труда под­бирать мотивы и звуки при её переложении на ноты: это — стихотворение “Выхожу один я на дорогу”. Трудно найти в поэзии более поэтическое изображение духа, утративше­го всё, чем возбуждалась его деятельность, но сохранивше­го жажду самой деятельности, одной деятельности, про­стой, беспредметной. Не уцелело ни надежд, ни даже со­жалений; усталая душа ищет только покоя, но не мертвого; в вечном сне ей хотелось бы сохранить биение сердца и вос­приимчивость любимых внешних впечатлений. Грусть и есть такое состояние чувства, когда оно, утратив свой предмет, но сохранив свою энергию и от того страдая, не ищет ново­го предмета и не только примиряется с утратой, но и нахо­дит себе пищу в самом этом страдании. Примирение дости­гается мыслью о неизбежности утраты и внутренним удовлетворением, какое доставляет стойкое чувство. В этом мо­менте грусть встречается и расходится с радостью: последняя есть чувство удовольствия от достижения желаемого; пер­вая есть ощущение удовольствия от мысли, что необходимо лишение и что его должно перенести. Итак, источник грусти — не торжество нелепой действительности над ра­зумом и не протест последнего против первой, а торжество печального сердца над своей печалью, примиряющее с гру­стною действительностью. Такова, по крайней мере, грусть в поэтической обработке Лермонтова».

Прочувствованный отзыв о стихотворении Лермонтова содержится и в дневниковой записи Т.Г. Шевченко от 28 июля 1857 года: «Ночь. Лунная, тихая, волшебная ночь. Как прекрасно верно гармонировала эта очаровательная пустынная картина с очаровательными стихами Лермонтова, которые я невольно прочитал несколько раз, как луч­шую молитву создателю этой невыразимой гармонии в сво­ем бесконечном мироздании. Не доходя укрепления, на ка­менистом пригорке я сел отдохнуть и, глядя на освещен­ную луной тоже каменистую дорогу, еще раз прочитал:

Выхожу один я на дорогу.

Предо мной кремнистый путь блестит.

Ночь тиха, пустыня внемлет богу,

И звезда с звездою говорит.

Отдыхая на камне, я смотрел на мрачную батарею, вы­соко рисовавшуюся на скале, и многое, многое вспомнил из моей прошлой невольнической жизни. В заключение поблагодарил всемогущего человеколюбца, даровавшего мне силу души и тела пройти этот мрачный, тернистый путь, не уяз­вив себя и не унизив в себе человеческого достоинства!»

Известно, что Л.Н. Толстой восхищался строкой «Сквозь туман кремнистый путь блестит» — как «очень метко схваченным впечатлением» кавказского пейзажа.

Исследователи установили, что многие «смысловые мо­менты лермонтовской лирики вступают здесь в новое тре­петно-сложное соотношение тончайшая душевная вибрация, совмещающая восторг перед мирозданием с отчуж­денностью от него, печальную безнадежность с надеждой на сладостное чудо». (И.Б. Роднянская. Статья о стихот­ворении «Выхожу один я на дорогу» в Лермонтовской эн­циклопедии).

Непревзойденным лермонтовское стихотворение остает­ся по своей музыкальности и певучести. Оно легло на душу русскому народу и давно стало одной из самых любимых его песен. Любил напевать его и тот, чьи стихи тоже стали нашими песнями — Сергей Есенин. Сюжет стихотворения нашел воплощение в иллюстрациях многих художников — С.С. Бойма, А.М.Васнецова, А.В. Кокорина, Ф.Д. Кон­стантинова, Л. Непомнящего, В.А. Фаворского, А.Г. Якимченко.

Декларация прав человека, о которых так много толкуют в последнее время, впервые на русском языке записана... в Пятигорске полтора века назад. Сделал это молодой армейский офицер, высланный из Петербурга за нарушения по службе. «Я ищу свободы и покоя!..» — занёс он в поход­ную тетрадь строки, вылившиеся из сердца. Свобода и покой — чего еще может желать человек, обладающий этими бесценными дарами?

В наше неспокойное время памятники всё чаще падают жертвами политических потрясений. Слава Богу, что тот нерукотворный памятник, который поэт воздвиг себе сам, невозможно разрушить, и к его подножию волны человечес­кий страстей не принесут ничего кроме любви и признания. Знаменитому лермонтовскому роману «Герой нашего вре­мени» Белинский предсказывал бессмертие до тех пор, «пока русские будут говорить русским языком». Оценивая же его последние поэтические творения, великий критик заключил, что «таких стихов долго, долго не дождаться России». Судя по всему, этот срок ещё не окончен, и она ещё ждет.

Николай МАРКЕЛОВ,

главный хранитель Государственного музея-заповедника М.Ю. Лермонтова,

г. Пятигорск

 

 

Лермонтов М.Ю.

Выхожу один я на дорогу… (в переводах на языки народов мира). – М.: Издательство «историческая газета», 2013. – 160 с.: ил. (серия «Шедевры русской классики»).

 

(В сборник включено 60 переводов стихотворения на 45 языков мира).

 

***

ПРЕЗЕНТАЦИЯ РОМАНА «ДЕРЖАВА»

В  Актовом зале Синодального дома Истинно Православной Церкви состоялась презентация первой книги романа-трилогии Вячеслава Макеева «Держава». В основу сюжета романа легла история рода предстоятеля ИПЦ архиепископа Московского митрополита Всероссийского  святейшего Рафаила, в миру  – полковника в отставке Мотовилова Леонида Семёновича, родоначальником которого был Монтвил – соратник светлого князя Рюрика, основоположника русской государственности.

Главные герои первой  книги романа – воин Монтвил, который прибыл на Русь в дружине князя Рюрика в 862 году, и его потомок князь Монтвид – участник Куликовской битвы, грудью  закрывший Великого князя Московского  Дмитрия Ивановича (Донского)  от ордынского меча в 1380 году. Этот момент битвы отразил на полотне заслуженный художник России А.В. Лохин. Картина и стала украшением обложки книги.

В презентации приняли участие священнослужители, прихожане, среди которых было и много сослуживцев владыки Рафаила:  заслуженный юрист РФ, доктор юридических наук профессор генерал-майор М.М. Корнеев служил с ним в Москве, полковник Генерального штаба Г.П. Грищенко учился в Академии им. М.В. Фрунзе, полковник Н.Ф. Лютый служил в 7 гвардейской армии в Закавказье, майор А.А. Старкин был переводчиком, когда подполковник Леонид Мотовилов служил советником комбрига сирийских войск, воевавших в Ливане, где и был тяжело ранен. В обсуждении книги приняли участие доктор технических наук, профессор, академик РАЕН А.А. Дорофеюк, представитель казачества Ю.Е. Коломиец, священники протоиереи Сергей Соснин, Евгений Литвинов и другие.

Директор Издательства «Респект-Пресс» И.Е. Пятнов рассказал  о перспективах  работы  над романом, который может стать заметным явлением в области художественной литературы по истории Руси-России.

Научный консультант и инициатор проекта Н.И. Кикешев отметил важность произведения для военно-патриотического воспитания молодежи. Он подчеркнул, что еще М.В. Ломоносов в «Древней российской истории…» писал: «Варяги и Рюрик с родом своим, пришедшие в Новгород, происходили из древних Россов и были отнюдь не из Скандинавии, а жили на восточно-южных берегах Балтийского моря», но и в ходе празднования 1150-летия русской государственности ученые мужи, остепененные званиями, продолжают твердить немецкую версию, которая не имеет под собой никаких научных оснований. Путь Рюрика на Русь исследуют ученые Белорусской академии наук. Они подтвердили его происхождение из Вагрии. О славянах-ваграх писали Адам Бременский, Гельмольд из Босау, Арнольд Любекский и другие историки Средневековья. Священник Мавро Орбини в труде «Славянское царство» (издан в Италии в 1601 г.) также сообщает о славянском происхождении русской государственности.

Наш внештат. корр.

 

***

ПУТЕВОДИТЕЛЬ ПО ДОРОГЕ К ХРАМУ

 

Мы привыкли, что каждая улица имеет своё название. Сегодня имя каждой из них присваивают имя уже при рождении. Однако так ведь было не всегда. В приснопамятные времена названия улицам рождались стихийно, иногда не сразу…

А на Руси испокон веков улицы принято было именовать по названиям храмов или монастырей, к которым эти улицы вели.

Вот и задумали известные в московском издательском мире люди, Владимир Оськин и Ирина Гришина, выпустить книгу, которая рассказывала бы об этих улицах – о дорогах, ведущих к храму.

Так и родилось это яркое, богато иллюстрированное справочное энциклопедическое издание.

 

Соб. инф.  

 

 

С чего начинается Родина. Москва. Дорога к храму. Книга 2-я / Именные улицы города, названные по именам святых, наименованиям соборов, монастырей, храмов /. Популярное издание / Авт.-сост.: Е.Ф. Алёшкин, И.В. Гришина, В.С. Оськин, В.Ю. Русанов, М.В. Смыкова, Н.А. Стародымов. – М.: Редакция журнала «Воинское братство», 2013. – 560 с. – (С чего начинается Родина…/ Изд. программа Правительства Москвы, Департамента средств массовой информации и рекламы г. Москвы).

 

Предисловие

 

Самая главная черта московских названий – каждое московское название имеет смысл и отмечает какой-либо исторический факт, причём обязательно относящийся к этой улице...
Д. А. Покровский

Русскую историю в Москве можно изучать, прохаживаясь по переулкам, разглядывая старинные дома и храмы, вникая в смысл названия улиц и площадей...
М. И. Вострышев

 

Москва – исторический центр России, один из крупнейших городов мира. О столице написано немало, но интерес к своей «малой родине», к месту проживания не иссякает и сегодня. Множество ярких страниц нашей истории запечатлено в названиях улиц и проспектов, площадей и набережных, переулков и проездов… Они прочно слились с жизнью города и вместе с храмами и церквями, архитектурными ансамблями, старинными комплексами, зданиями и памятниками великим людям, прославившим Отечество, стали его неотъемлемой частью.

Каждый период истории города нашёл своё отражение в названиях улиц. Эти  названия возникли не случайно, их происхождение корнями вросло в историю нашей великой страны.

Книга выпускается в рамках программы «С чего начинается Родина. Улицы Москвы». Это вторая книга серии. Первая книга «С чего начинается Родина. Москва. Именные улицы города» была издана в 2010 году. В неё вошли авторские обзорные очерки (биографические справки), краткие сведения о людях, имена которых увековечены в названиях московских улиц и площадей, памятниках и мемориальных досках, о тех, чья жизнь и деятельность тесно связаны с историей столицы. Среди них известные личности, которые были канонизированы Русской Православной Церковью, а также архитекторы и зодчие, возводившие величественные московские храмы. Основу нового издания составила история улиц и переулков, названия которых связаны с именами святых, монастырей, храмов и церквей Москвы, с церковными праздниками, служителями церкви и всем тем, что имеет отношение к церковной жизни.

В советский период в названиях улиц господствовал идеологический принцип, появилась революционная тематика, многие исторические имена были, казалось, безвозвратно утеряны вместе со сносом монастырей, храмов, да и просто старинных зданий. Но в последние годы стали возвращаться исторические, исконные имена московских улиц, и на некоторые события и на их участников мы сегодня можем взглянуть по-новому...

Для многих из нас понятие «памятник» чаще всего представлено как скульптурный монумент, воздвигнутый в память об исторической личности. С другой стороны, любой древний храм – это памятник старины, памятник архитектуры и истории. А улицы, переулки, проезды, в названиях которых отражён целый пласт исторической эпохи, запечатлевший как устоявшие, так и давно разрушенные святыни, – это ни что иное, как путь к храму.

Светская традиция увековечивания событий и исторических персоналий путём установки скульптурных монументов, а затем и наименования в их честь улиц получила распространение в России лишь в петровскую эпоху. Например, в Москве первый скульптурный городской памятник – героям ополчения 1612 года князьям К. Минину и Д. Пожарскому – появился только в 1818 году.

Ответ на вопрос, как увековечивалась память о том или ином важном историческом событии в истории Русского государства, дают нам имена московских улиц. Наши предки, стараясь сохранить память о важном событии, ставили памятные престолы, то есть храмы, часовни или отдельные церковные приделы. Практически каждая московская улица когда-то имела свою церковь. Привычные нам названия Варварка, Воздвиженка, Знаменка, Петровка и многие другие несут в себе глубокий сакральный смысл.

Помимо простого напоминания о событиях, как это происходит в светских скульптурно-архитектурных мемориалах, храмы-памятники, возводимые чаще всего на народные средства и «всем миром», несли в себе идею молитвенного благодарения за помощь (благодарственные храмы) или прошения о ниспослании благ свыше (т. н. моленные храмы), а также молитвенного поминовения усопших (не случайно раньше их хоронили под полом церкви или рядом с ней). Хотя и назидательная функция также присутствовала. Так, святой преподобный Сергий Радонежский во времена братоубийственных феодальных войн поставил храм (будущий Троице-Сергиев  монастырь), «дабы взиранием на Святую Троицу прекратилась ненавистная рознь мира сего». В народной памяти сохранился мемориальный характер некоторых выдающихся храмов столицы, в частности, собора Покрова на Рву (более известного как собор Василия Блаженного), колокольни Ивана Великого, подкупольная надпись которой напоминает нам о её основателях царе Борисе и его сыне Фёдоре.

Немногие сегодня знают, что изначально мемориальный характер носила значительная часть многих престолов московских церквей. Открытие этих фактов и их более пристальное изучение могли бы составить отдельное направление в современном москвоведении.

Важное место в городской мемориальной среде занимают военные сооружения, установленные в благодарность за одержанные победы и в помин души погибших воинов. Собор Рождества Пресвятой Богородицы Рождественского монастыря возведён в память Куликовской битвы, как и известный москвичам храм Всех Святых на Кулишках (на нынешней Славянской площади). Конечно, позднее эти церкви, как и многие другие, были перестроены, но от этого не утратили своего памятного характера.

И сегодня москвичи приходят поклониться могилам православных иноков-воинов Пересвета (в схиме Александра) и Осляби (в схиме Андрея) в церковь Рождества Богородицы в Старом Симонове. Имена этих монахов-воинов сохранены и в названии московских переулков.

Церковь Рождества Богородицы с приделом Святого Лазаря во дворе Большого Кремлёвского дворца возведена в 1392 году (древнее нынешних кремлёвских стен!) в память победы об избавлении от татарского хана Мазовши  и победы на Куликовом поле. Есть и другие храмы, посвящённые чудесному избавлению города от врагов заступничеством Пресвятой Богородицы. Это собор Владимирской иконы Божией Матери Сретенского монастыря, поставленный на месте, где москвичи встречали главную святыню Русской земли – Владимирскую икону Пресвятой Богородицы, избавившей город от  завоевателя Тимура Тамерлана в 1395 году. Улица Сретенка (от древнерусского «сретение» – встреча) сохранила своё название по сей день. О чудесном избавлении от нашествия крымского хана Казы-Гирея напоминает т. н. Старый собор Донской иконы Божией Матери в Донском монастыре. Храм Ризоположения рядом с Успенским собором московского Кремля, домовая церковь митрополита Ионы были освящени в память праздника Положения Ризы Божией Матери во Влахерне. Именно в этот день в 1351 году войско Мазовши неожиданно отступило от Москвы, а событие получило название «скорой татарщины». Таким образом, наименование многих храмов Москвы, как и улиц, названных по этим храмам, исторически приобрело мемориально-благодарственный характер.

Но не только военные угрозы мешали жизни города. Сегодня мало кто знает, что известный позднее как великокняжеская усыпальница Архангельский собор Московского Кремля является наследником более древнего собора, поставленного Иваном Калитой в память об избавлении Москвы от сильного голода в 1333 году.

Целый ряд храмов и монастырей вошел в историю Руси как обетные, т. е. поставленные по обету в благодарность за чудесную помощь свыше. Например, Спасо-Андроников монастырь, к которому нас ведёт Андроньевская улица, был основан святителем Алексием по возвращении в Москву из Константинополя в память чудесного спасения во время бури на море. Или собор Смоленской иконы Божией Матери, с которого начинался Новодевичий монастырь... Он напоминает о данном Василием III после возвращения Смоленска под власть Москвы обете поставить храм на месте состоявшегося когда-то прощания москвичей с иконой Смоленской Божией Матери при передаче её смолянам. К монастырю ведут нас Новодевичий проезд и проезд Девичьего Поля...

История московских некрополей – городских, приходских и особенно монастырских – также одна из интереснейших страниц истории русской столицы, её неотъемлемая составляющая. Издревле в стенах иноческих обителей погребали представителей многих известных фамилий, составлявших честь и славу государства Российского. Над их прахом возводились великолепные храмы и часовни, прекрасные памятники, выполненные лучшими скульпторами и архитекторами своего времени.

Например, в Донском монастыре, к которому ведут нас Донская улица и Донские переулки, сохранилось старинное кладбище, где похоронены многие деятели русской культуры: П. Я. Чаадаев, В. Ф. Одоевский, В. О. Ключевский, О. И. Бове и др. В Сретенском храме находится усыпальница грузинских царей и царевичей, в Михайловском храме – усыпальница князей Голицыных. В 2005 году здесь же были перезахоронены останки генерала А. И. Деникина. Одно из последних захоронений произошло в августе 2008 года – на территории старинного некрополя Донской обители был погребён известный русский писатель А. Солженицын...

В 2012 году наша страна отмечает величайшее событие российской истории – 200 лет Отечественной войны 1812 года. Примечательно, что оно стало одним из наиболее ярких объектов мемориализации. Начало мемориальной кампании, связанной с войной 1812 года, было положено Манифестом императора Александра I, изданным непосредственно после бегства Наполеона с территории Империи 25 декабря 1812 года и извещавшим об изгнании врагов. Манифест назывался «О построении в Москве церкви во имя Христа Спасителя в ознаменование благодарности к Промыслу Божию за спасение России от врагов». Безусловно, храм, ставший кафедральным собором московского митрополита, можно назвать наиболее выдающимся во всех отношениях мемориальным сооружением того времени. Необычным явилось создание в храме «мемориальной галереи» – коридора вокруг внутрихрамового пространства, в котором на мраморных плитах были изложены в хронологическом порядке основные военные события, сражения, имена участников и другие сведения (время, место сражения, главноначальствующие, перечень частей, имена убитых и раненых офицеров, число убитых нижних чинов, имена отличившихся, отдельно – имена награждённых орденом Святого Георгия). Мемориальные доски сообщали о выставленных в ополчение ратниках и о сделанных сословиями пожертвованиях во время войны. Всего на 177 плитах было вырублено свыше 200 тысяч букв. Великий подвиг народа был увековечен созданием уникального храма-памятника. Его возрождение в 1990-е годы стало одним из символов нового времени и новой России.

В советский период истории многие храмы были снесены, и ещё недавно трудно было предугадать начавшееся возрождение православной культуры в век технических и социальных революций. Многие улицы, сохранившие в своих названиях имена снесённых храмов, обретают новое звучание, а некоторые храмы возрождаются почти в первозданной красоте, давая возможность жителям и гостям столицы вновь вспомнить знаменитую Москву Златоглавую с её колокольными звонами.

О храмах Москвы написано немало литературы, но уникальность данного проекта состоит в том, что основное внимание сосредоточено не столько на описании храмов как исторических памятников, сколько на возрождении значения названия улиц (при том, что нередко давшие им имена храмы и церкви не сохранились). Немаловажно раскрытие названий улиц, которые на первый взгляд не соотносятся с их религиозной составляющей. Например, такие переулки, как Наставнический, Ирининский, Черниговский или Фролов... А некоторые имена московских улиц могут вызвать массу вопросов. Например, Спасоналивковский или Петроверигский.

В Москве существуют удивительные переплетения имён, которые захватывают исследователя, приоткрывают неизведанные факты. Всё это – наше достояние. Надо уметь читать свой город, где не счесть исторических находок. Названия улиц не только хранят историческую память, но и аккумулируют энергию человеческих мыслей и деяний. Распространяясь вокруг, эта энергия пропитывает собой храмы и церкви, великолепные усадьбы, лесопарковые зоны, улицы, проспекты, площади и переулки... Всё это создаёт уникальную атмосферу города, повествует нам о наших предках, нашей великой культуре, вере, истории.

Эта книга ставит целью не только формирование интереса к историческому и культурному наследию и духовно-нравственное воспитание подрастающего поколения россиян, но и привлечение читателей к более глубокому изучению истории своего города, без знания которой нет и не может быть достойного гражданина страны.

Патриотизм, просвещение, образование – это основа программы «С чего начинается Родина. Улицы Москвы», в рамках которой выходит эта книга. Пусть для вас, дорогие читатели, именно с этой книги начнётся Родина, приобщение к захватывающей и неповторимой многовековой повести о нашей столице и нашем Отечестве.

 

 

 

***

ХАОС ОТ ХЕОПСА

 

От Древнего Египта к современной России;

 

размышления о книге Игоря Олена

 

Зачем человек стремится познать минувшее? Почему нам интересно знать о жизни людей, имена которых служат ориентирами в истории человеческой цивилизации – начиная с библейских праотцев и завершая вчера ушедшими из жизни современниками?.. Что нам даёт познание дня минувшего?

Быть может, в прошлом мы подсознательно пытаемся найти ответы на кардинальный вопрос: а что случится завтра?.. Мы говорим о поступательности диалектического развития цивилизации, но при этом в надежде оглядываемся назад: вдруг прав Экклезиаст, и ничто не ново под Луной, и всё уже когда-то было, а потому выход из любой сложной ситуации уже когда-то кто-то нашёл и нужно лишь внимательно изучить сказанья старины глубокой?.. Или это простое досужее любопытство, сродни подсматриванию в замочную скважину – только один интересуется нижним бельём соседки, а другой многовековой давности тайнами Мадридского двора?

Наверное, у кого-то из психологов есть ответ на данный вопрос. У меня – нет! Я просто люблю книги об истории, читаю их… А почему?.. Не знаю. Мне интересен сам процесс познания. Ведь может процесс познания служить и самоцелью?

…Хорошо, поставим вопрос иначе. А почему человек берётся писать исторический роман? Наверное, у каждого автора первотолчок имеется свой. Но есть одно общее, что единит все исторические произведения. Как бы дотошно автор ни описывал прошлое, он непременно речь ведёт о настоящем. Он просто не в состоянии оторваться от современности, в которой протекает его бытиё.

…Не всегда, но довольно часто по прочтении книги у меня возникает желание поделиться своими раздумьями о прочитанном. Согласиться с автором, или поспорить, или же поговорить об отвлечённых суждениях, книгой порождённых. Так случилось и теперь, когда перевернул последнюю страницу романа Игоря Олена «Хеопс». Книга здорово меня зацепила.

Должен признаться в одном несоответствии касательно Древнего Египта, которое у меня сложилось с детства. Ведь знаю же прекрасно, что эта страна всегда залита солнцем, что там неизменно ослепительно ярко… Но когда идёт речь о государстве, которое в стародавние времена протянулось вдоль самой длинной реки мира, в моём сознании словно выключается свет. Древний Египет перед внутренним взором видится мне тёмным, мрачным, хмурым, словно гляжу на него сквозь тёмные светофильтры маски электросварщика.

Не мог я избавиться от чувства затемнённости и при прочтении романа «Хеопс». Автор рассказывает о безжалостном солнце, о сияющей в его лучах пирамиде, о белых стенах Мемфиса, а в моих глазах всё представляется полутёмным и мрачным.

Наверное, это ощущение осталось после изучение в школе мрачной мифологии и пантеона звероголовых богов Египта, после  прочтения «Таис Афинской» Ивана Ефремова или «Фараона» Болеслава Пруста… Не знаю.

Впрочем, всё же о «Хеопсе».

Роман произвёл на меня сложное и противоречивое впечатление.  Его очень трудно читать. Автор словно старается самим построением речи усилить гнетущее впечатление от описываемой действительности. Какой-то мрачной  безысходностью веет от разворачивающейся на страницах романа картины.

Но при этом он завораживает. Его не отложишь, пока не дочитаешь до конца. И даже дочитав, ощущаешь его путы, которые не отпускают. Думаешь всё о том, что хотел автор сказать мне своим произведением…

И можешь ответить далеко не на все вопросы. Потому я и не стану стремиться ответить – я поделюсь мыслями!

Сюжет романа можно выразить таким образом. Фараон Хеопс всё испытал в этой жизни, реализовал все свои желания, пресытился земной вседозволенностью. И вздумалось ему совершить путешествие в загробный мир, чтобы стать первым из живых, побывавших в Преисподней, приобщившись таким образом к сонму небожителей. Один из сыновей фараона решил ему подыграть, чтобы сместить папашу и стать фараоном самому. Перед Хеопсом разыграли интермедию, после которой он возомнил, что и в самом деле общался с богами и, соответственно, может творить с подданными всё что пожелает. И начал куролесить!..

Эта книга о том, к каким последствиям для страны может привести безответственность правителей!

Непродуманные реформы Хеопса вызвали глобальный, всеохватывающий кризис в Египте. Кризис духовный (он решил сломать устоявшуюся иерархию богов и искусственно насадить новую), кризис политический (борьба за власть привела к гражданской войне и распаду страны), кризис экономический (царь приказал собрать в Мемфис всех женщин, в результате чего весь хозяйственный уклад страны пришёл  в упадок), кризис нравственный (собрать-то женщин он приказал для сексуальных утех – собственных и своего фаворита), кризис военный (на страну началось нашествие соседних народов)… В общем, безумство царя привело к хаосу.

В стране начинается война всех против всех. Символом этого всеобщего взаимоистребления видятся полчища крокодилов, которые обжираются неисчислимым количеством трупов, несомых Нилом.

Эта книга о том, как далеко может зайти предательство.

Наверное, невозможно подсчитать, сколько предательств приходится на этот небольшой, в общем-то, объём книжки. Предают все и всех: сыновья – отца, подданные – царя,  жёны – мужей, жрецы – богов, братья – братьев, номархи – номархов, все – всех…

Иногда просто путаешься в хитросплетении всей этой немыслимой паутины интриг. Впрочем, слово «интрига» зачастую слишком благородно для той трясины нравственных нечистот, в которой увязли некоторые участники описываемых событий. Оторопь берёт, когда заглядываешь в бездну их чёрных душ.

Автор прекрасно сумел показать, насколько взаимосвязаны звенья в бесконечной цепочке неблаговидных поступков героев. Каждый последующий шаг на пути коварства неизбежно вытекает из шага предыдущего; и в какой-то момент становится понятно, что это не люди управляют процессом, направляют его в желаемую сторону. А они лишь включают какие-то механизмы, которые выходят из-под контроля и сами начинают повелевать поведением своих создателей. И как бы ни пыжился человек, он является лишь заложником ситуации, которую сам же и породил.

Прежде, чем сдвинуть лавину, подумай о последствиях её схода! – словно призывает автор. Не хочешь заполучить бурю – не пытайся раздувать ветер!.. Ибо именно сам станешь неизбежной жертвой разбуженных стихий.

А ещё эта книга о революции.

В самом деле, существует множество теорий о том, как и почему вдруг массы поднимаются и сметают старую власть или по крайней мере правителей. Или почему в другой исторический момент, при существовании какой-то совершенно блестящей идеи, массы на революцию не идут. Каждая теория объясняет ситуацию по-своему, но ни одна не даёт исчерпывающего ответа.

Не даёт ответа, ПОЧЕМУ так происходит, и автор. Впрочем, романисту это не обязательно. Он просто описывает, что случается, когда основания для революции вроде как есть, и пассионарных людей для этого вроде как немало, однако… Как бы это сказать… Чего-то не хватает, чтобы объединить массы для смены власти. Чего? Да кто ж его знает! Только нет в стране (по данной книге) порыва с единым вектором! Люди соорганизуются, однако во множество  частных разнонаправленных потоков. Одни дезертируют с войны, чтобы спасать урожай, другие наоборот, сплачиваются для того, чтобы отбить нашествие нубийцев, третьи пользуются ситуацией, чтобы добиться независимости от федеральной власти, кто-то отправляется в столицу умолить фараона отпустить женщин… Хаос, хаос, хаос… Не случайно в финале книги столько раз звенит это слово – звенит, несмотря на глухие согласные, составляющие его.

И ещё эта книга о философии.

Я не настолько хорошо знаю древнеегипетское любомудрие, чтобы оценить, насколько точно автор нам его пересказал. В конце концов, не это главное. Автору философия древности понадобилась лишь для того, чтобы помочь нам взглянуть в глаза настоящему.

Игорь Олен подталкивает нас к пониманию простой и очевидной мысли: каждый человек может поклоняться своему богу, и не в этом заключается противоречие между людьми. Потому что сам по себе бог – не есть истина, бог – это только проводник человека на пути к Истине!

Вспоминаю знаменитую, ставшую афоризмом, фразу из старого фильма: «А зачем мне дорога, которая не ведёт к Храму?». Применимо к роману «Хеопс» я бы ответил на этот вопрос так.

Вселенский Абсолют, которого автор называет Истиной, не нуждается в нашем ему поклонении. Это мы нуждаемся в том, чтобы постичь его. А боги, которым мы поклоняемся, это поводыри, которые ведут нас к Истине каждый своей дорожкой. Даже человек, который отвергает богов, стремится к Истине, только получается, что он ищет свой путь самостоятельно.

Наверное, кто-то и достигает совершенства, я не знаю таких. Но каждый к нему стремится.

В книге Хеопс решил совершить прыжок к истине, обманув богов-проводников, попытавшись сразу взобраться в барку бога над богами Ра. Да только не человеку обманывать богов! Они лишь посмеялись над фараоном, ввергнув Египет в пучину Смуты.

И об этом тоже книга.

Ещё она немного о разврате. О том, что грешить с царём – можно, что это даже возвышает женщину. Во всяком случае, в книге проскальзывает такое наблюдение: многие женщины спокойно относятся к тому, чтобы воспользоваться ласками царя, но их возмущает то, что потом попадают в постель к рабу… Более того, многие из них мечтают о том, чтобы в результате мимолётной связи они смогли родить сына, который автоматически становился бы царевичем!.. И буквально считанные персонажи в романе отваживаются вступиться за честь своих жён.

Ну и главное, что я увидел в книге.

Что такое будущее? Это то, что для современников ещё не наступило. А для людей, которые жили много тысячелетий назад? Для них будущее это то, что мы изучаем в учебниках истории.

Хеопс, по версии Игоря Олена, стремился к познанию мирозданья. Его сыновья боролись за трон. Сепаратисты дрались за право регионов на самоопределение. Жрецы – за верховенство в иерархии служителей богам… Ну и так далее.

Но мы-то знаем, что с точки зрения истории всё это суета сует. Что грянул день и час, и пала та древняя и могучая цивилизация. И ничего не осталось от неё – только вечные пирамиды; и удача ещё, что сохранился Розеттский камень, благодаря которому до нас дошла хоть какая-то информация о временах, описываемых Игорем Оленом! А люди, с их страстями, радостями и страданиями?.. Даже души их уже бесконечно давно растворились в равнодушно-безжалостных струях Леты!

Не так страшно, что смертен человек. Куда страшнее, когда без следа исчезает народ! Когда потомков его не остаётся на земле!

…Мне не раз доводилось путешествовать по пустыням Центральной Азии. И нередко натыкались мы в песках на развалины древних-предревних крепостей. Что за люди тут жили? Какие идеалы отстаивали, каким богам поклонялись?.. Какие трагедии, какие подвиги, какие подлости происходили в ныне разрушенных стенах?..

Тоскливо становится от осознания того, что от тех древних цивилизаций остался только мёртвый камень! Как иссушенные пустынными ветрами кости истлевших животных. А цивилизация, которая проживает нынче на той же территории, не является наследницей исчезнувшей, она просто пришла откуда-то и обратила местное прошлое в руины. Она может пользоваться какими-то доставшимися ей благами, но только материальными, никак не духовными. На духовные ей наплевать.

Исчез тот Египет, что описывает Игорь Олен.

Не то же ожидает и нашу Россию? – спрашиваю я себя, прочитав роман. Чем мы отличаемся от описанных им людей – хороших и не очень? Да ничем, по сути, только уровнем техники. И что останется после нас, если не выдержим мы проверки на прочность, которую устроила нам действительность?..

Ведь уже началось нашествие варваров, стремящихся только отбирать и разрушать наше духовное достояние – не развивать его, а именно уничтожать, присваивая лишь материальные блага!..

Мы знаем, что в описываемый в романе отрезок истории Египет выстоял. Он пал много позже.

Но мы не знаем, дано ли России выстоять сейчас.

Для нас будущее ещё не наступило.

А потому совершенно закономерно на обложке романа видим рисунок, напоминающий иллюстрацию к первой части «Божественной комедии» Данте Алигьери – к той самой части, что именуется «Ад».

…Вот такую гроздь не слишком оптимистичных мыслей вызвал у меня роман Игоря Олена «Хеопс».

 

Николай СТАРОДЫМОВ

 ***

                                                                                    Любовь ЦАЙ

        «ВРЕМЯ ПРЕДПОСЛЕДНИХ НОВОСТЕЙ»

                             о книге стихов Владимира Спектора

 

         Читатели романа М.Булгакова «Мастер и Маргарита» наверняка запомнили  страницы диалога Понтия Пилата и Иешуа Га-Ноцри, где словами «добрый человек» Иешуа называл всех без исключения, поясняя, что кажущееся несоответствие такому званию имеет свои причины, корни. И это несоответствие  преодолимо, главное, чтобы человеку на его пути  встречались понимание свет, добро, любовь.

– А  теперь  скажи  мне, что это ты всё время употребляешь слова «Добрые люди»? Ты всех, что ли, так называешь?

         – Всех, – ответил арестант, – злых людей нет на свете.

         – Впервые  слышу  об этом, – сказал Пилат, усмехнувшись, – но, может быть, я мало знаю жизнь! ... в какой-нибудь из греческих книг ты прочёл об этом?

         – Нет, я своим умом дошёл до этого.

         – И ты проповедуешь это?

         – Да.

                             Нести свет, добро и любовь...

    В нашей многоцветной и такой разнообразной жизни все мы, добрые, по определению Иешуа, люди порой ошибаемся, обижаем друг друга, не задумываясь о  причиняемой боли, о последствиях невнимания или равнодушия друг к другу. Но есть среди добрых людей и такие, которые всей своей жизнью действительно утверждают добро на свете. По счастью, их немало. Среди них и Владимир Спектор.

  Помню далёкий 1989 год. Дворец Культуры имени Ленина. Какой-то концерт заезжих звёзд – не запомнила, да и неважно это (посетили, по-видимому, чтобы разнообразить нашу провинциальную жизнь в Луганске).  В фойе ДК мы купили небольшую книгу стихов в мягком переплёте, изданную на серой газетной бумаге. Это были «Старые долги» Владимира Спектора (Донецк, изд. «Донбасс», 1989). На память о том осталась авторская надпись на книжечке. Это и было первым знакомством с поэзией человека, живущего рядом, в одном  городе. С той поры многое изменилось в нас, в стране. Я уже с интересом следила за творчеством Владимира Спектора, с которым впоследствии довелось близко общаться, сотрудничать в писательском союзе. На моей книжной полке - несколько сборников его стихотворений, публицистики. В его книгах – мудрые, в то же время, пронзительные, трогательные стихи, исполненные любви к родному городу, Родине, к любимым людям. А в публицистике – рассказы о земляках, о тех, кто составляет честь Луганска и востока Украины, о её истории, и, конечно, о друзьях-поэтах, их произведениях  и судьбах.

И вот ещё одна книга стихов Владимира Спектора «Время предпоследних новостей», напечатанная в Москве издательством «У Никитских ворот» по инициативе председателя Исполкома МСПС Ивана Переверзина при поддержке Международного Литфонда. Название говорит само за себя. Каждое время насыщенно новостями, и нынешнее – не исключение. Но больно уж негативны выпуски «последних новостей», сменяющие друг друга на телеэкранах, в радиоэфирах, на мониторах Интернет-сайтов и газетных полосах. И эта нарочитая безрадостность пугает. Потому, может быть возникает понятие «времени предпоследних новостей», возможно, более спокойных, а возможно – предшествующих године воистину последних для нас известий.

Что мне Москва и Рим, Дальний и Ближний Восток –                                                          

По проводам моим пульсирует кровь, а не ток.                                                                                  

И, кровью обожжена, вибрирует у виска                                                                              

Струна или же страна, сладка и как дым горька.

Вероятно, в названии книги нашли отражение и профессиональные пристрастия Спектора – ведь он известный журналист, работавший на радио и телевидении и продолжающий трудиться в газете.

 

 

«Взлетал Гагарин, пел Муслим…»

Впрочем, главное в книге – не название, а содержание. Тем более, в книге поэтической, в которую вошли произведения разных лет, а также ранее не публиковавшиеся стихи. По ним можно проследить становление личности, её взросление, отношение к жизни, ко всему тому, что волнует сердце, тревожит душу. Трепетными, волнительными красками рисует автор картины детства. Полагаю, что его ровесники с удовольствием окунутся в этот мир воспоминаний. Ну а юные читатели смогут составить впечатление о том, какими были времена детства и юности их отцов и дедов, ставшие уже историей.

Взлетал Гагарин, пел Муслим, «Заря» с Бразилией играла,                                                        

И, словно ручка из пенала, вползал на Ленинскую «ЗИМ».

 В «Луганской правде» Бугорков писал про жатву и про битву.                                             

Конек Пахомовой, как бритва, вскрывал резную суть годов…

Автор, словно приоткрывает дверь в прошлое. Давайте и мы заглянем туда, где: «Голос эпохи из радиоточки слышался в каждом мгновении дня. В каждом дыхании – плотно и прочно, воздух сгущая, храня, хороня». Я отчётливо вижу, словно этот образ прошедшего времени. Наивным и смешным это покажется сегодняшним детям и подросткам, имеющим в своем распоряжении современные гаджеты и прочие технические средства, а ведь когда-то и радиоточка была почти волшебным изобретением. К её голосу прислушивались, её голос ловили, чтобы узнать о новостях, изобретениях, достижениях – словом, о том, что происходит в стране и в мире.

«Медальный отблеск крышек от кефира остался за границею веков» –  и вновь в памяти  отражение ушедшей эпохи, в которой всё стоило дешево, но при этом было чрезмерно дорого. «А для кого-то отраженье рая в той крышке с ее мнимым серебром», –  заключает Спектор.  И это понятно. Ведь для многих именно там, в том отражении, скрыты навсегда ушедшая молодость, наивная и искренняя вера в светлое будущее и его идеалы. А рядом – провинциальное детство, патриархальные дворики с традиционными акациями и диким виноградом («Акация – акция света, и ещё она пахнет надеждой»). Вообще, детство в стихах имеет свой неповторимый запах, щемяще-родной, и трогательный.

Детство пахнет цветами-майорами,

Что росли на соседнем дворе.

И вишнёвым вареньем, которое

Розовело в саду на костре…

 

Было и прошло. Но не бесследно. Память, словно первая любовь,                               

Избирательно немилосердна, окунаясь в детство вновь и вновь,                                   

Падая в случайные мгновенья, где добром отсверкивает зло…                             

Счастьем было просто ощущенье, что осталось больше, чем прошло.

Или

Телевизор с маленьким экраном и с зелёным глазом радиола —

Это нынче кажется всё странным, а тогда — и модным, и весёлым.

Слушали мелодии эстрады (Где они? — лишь в памяти моей),

Эхо жизни, а не хит-парада, отголоски дней, людей, идей

Отзвучали и пропали в бездне. Новые мелодии в стране.

Обижаться просто бесполезно на струну, звенящую во мне.

 

В великой Книге мудрых мыслей есть слова о том, что мы доживаем жизни своих родителей, ведь они отдали их нам. Так и живём, неся в себе память о наших отцах и дедах. И потому звенит в нас струна, о которой с такой трепетной и светлой грустью пишет Владимир Спектор. С далеких и светлых небес с гордостью смотрит на своего внука дед, о котором с такой любовью пишет Владимир Спектор:

Давно дед спел последнюю песню…

А со своих портретов

Смеются геройски дяди…

Смеются из моего детства.

 

И ещё:

Мой дед здороваться любил и вслух читать газеты.

Читал, покуда было сил, про жизнь на белом свете…

«Прицел такой-то… Трубка… Пли!..» – Рассказывал он внукам.                                       

В работу верил. Не в рубли. И уважал науку.                                                                       

Моим пятёркам был он рад. Предсказывал победы.                                                      

Хотел, чтоб был я дипломат… А я похож на деда.

Тот, кому от Бога достался талант художника, своей кистью на холсте творит чудеса: он рисует красками природу, портреты родных и близких. Спектор же рисует всё это словом. И самое главное в том, что сила таланте его убедительна – ведь мы с вами ясно представляем себе картины, которыми он с нами щедро делится. «Я похож на деда» – с гордостью утверждает автор. И покуда с теплом вспоминают о тех, кому мы обязаны своей жизнью, не оборвётся эта драгоценная нить жизни, и есть надежда, что мир будет стоять вопреки всему тёмному и злому, пытающемуся его разрушить…

Есть в поэтической биографии Спектора и воспоминания об армейских годах, когда в душе крепло увлечение поэзией.

 

В полковой библиотеке благодать.

Я шагаю вдоль родной литературы.

Далеко. Сержанта не видать.

Рядом Пушкин и Белинский хмурый.

...

В русскую поэзию влюблён,

Шагом строевым овладеваю…

Я читаю, и мечтаю, и брожу.

Возвращаюсь на вечернюю прогулку.

И стихов как будто не пишу,

Только сердце бьётся слишком гулко.

 

Наверное, это сердцебиение и лежит в основе увлечения Словом, ставшим впоследствии судьбой, здесь лежат истоки желания высказать то, что волнует и тревожит, поделиться этим с читателями, друзьями, единомышленниками, оппонентами. Уверена, что всё это было не от желания прославиться, напечатать книги. Публикации, сборники, созданная вместе с коллегами и руководимая им на протяжении долгих лет писательская  организация  – это пришло потом, за всем этим - огромная работа мысли сердца, ума. Причём Владимир Спектор ни на минуту не прекращал профессиональной деятельности, связанной с журналистикой и локомотивостроением, став впоследствии членом-корреспондентом Транспортной академии Украины, автором 25 изобретений. А ещё были семья, дети, быт, заботы о самых родных и близких людях. Просто поэзия всегда была его сутью, неотъемлемой частью, воздухом, без которого нельзя жить.

                       «Бежит строка в дорожной суете…»

Владимир Спектор – светлый человек, оттого его поэзия полна любви и по-настоящему светлой грусти. Но не только. Она о порядочности и чувстве долга, о совести и чести. Вот как автор говорит о своём взгляде на поэзию

Лежит судьба, как общая тетрадь, где среди точек пляшут запятые,                              

Где строки то прямые, то косые, и где ошибок мне не сосчитать.                            

Бежит строка в дорожной суете, и я, как Бог за всё, что в ней – в ответе.            

А в небесах рисует строки ветер. Он в творчестве всегда на высоте.                         

А у меня сквозь низменность страстей, невольную печаль воспоминаний                

Таранит, разбивая жизнь на грани, строка любви, парящая над ней

Пейзажная лирика Спектора связана преимущественно с Луганском, городом хороших людей, как определяет его сам Спектор. Эта фраза, пожалуй, стала уже крылатой.  Я не сомневаюсь, что много луганчан знают и её, и автора. Ведь так о Луганске никто не писал.

Вечерний город в сквозном тумане, и память улиц сквозит во мне.

Как осень прячу каштан в кармане, каштаны гаснут — привет весне.

Каштаны мёрзнут, я вместе с ними, во встречных окнах зажглись огни…

Бульвары кажутся мне цветными, и, словно листья, кружатся дни.

И, как уже было сказано, практически, все строки стихотворений пронизаны мелодией любви, будь то стихи о родной улице, о временах года, о драгоценном свойстве человека помнить, думать, переживать. Его поэзия наполнена философским смыслом, и когда говорит о смене времен года, и когда размышляет о памяти, о прошлом и будущем.

Давление вновь растёт. Всё это – антициклон.                                                                  

Мне кажется – я пилот. И город, в который влюблён,                                          

Даёт мне зелёный свет, и я поднимаюсь ввысь,                                                          

Где рядом – лишь тень побед, а прямо по курсу – жизнь.       

У первых холодов – нестрашный вид – в зелёных листьях притаилось лето.                      

И ощущенье осени парит, как голубь мира над  планетой.                                                   

И синева раскрытого зрачка подобна синеве небесной.                                                 

И даже грусть пока ещё легка, как будто пёрышко над бездной.

            На рубеже весны и лета, когда прозрачны вечера,                                                                 

Когда каштаны – как ракеты, а жизнь внезапна, как игра,                          

Случайный дождь сквозь птичий гомон стреляет каплею в висок…                                   

И счастье глохнет, как Бетховен, и жизнь, как дождь, - наискосок.

            «Время между мною и войной…»

Тема памяти неотделима от темы войны, которая прошлась по миллионам судеб, задела своим черным крылом едва ли не каждую семью. И у семьи автора - свой скорбный счет, в котором -  жизни его родных и близких.

      …Хоть и близким кажется успех – дотянуться не хватает слов.                                       

Поищу их в письмах фронтовых. Там про снег и про войну.                                                      

В лица дядей вечно молодых сквозь их строки загляну.                                                   

Снег в тех письмах – вечно молодой, лучшие слова – одни на всех.                           

Время между мною и войной – утрамбовано, как снег.

К памяти взывает поэт всех, живущих сегодня под мирным небом:

В Освенциме сегодня тишина, и не седеют волосы убитых.

Приходят и уходят времена и, проявляясь на могильных плитах,

Бессмертны имена познавших ад, и в небеса ушедших без ответа.

За что и почему? Они молчат. И словно Божий суд, молчанье это.

 

Но не только о кровных родственниках, опалённых войной, знает, думает, пишет Спектор. Он пишет о судьбе военного и послевоенного поколения, обращая внимание на трагические отголоски кровавых битв, призывая не забывать о тех страшных годах..

Запах «Красной Москвы» -  середина двадцатого века.                                                                              

Время – «после войны».  Время движется только вперёд.                                                              

На углу возле рынка – с весёлым баяном калека.                                                                                     

Он танцует без ног,   он без голоса песни поёт…                                                                               

Это – в памяти всё у меня, у всего поколенья.                                                                                   

Мы друг друга в толпе мимоходом легко узнаём.                                                                              

По глазам, в коих время мелькает незваною тенью                                                                          

И по запаху «Красной Москвы» в подсознанье своём…

                «А в лучшее мне верится труднее…»

Владимир Спектор – мастер короткого, афористичного стихотворения. Его фирменные восьмистишия, полагаю, известны  многим любителям поэзии.  Готовя материалы для статьи, я пробовала провести классификацию стихов по темам: «детство», любимый город», «любовная лирика», «стихи философского звучания».

 Признаюсь, нелегко это сделать, ведь особенность его стихотворений, восьмистиший в том, что в них помещаются целый мир, целая Вселенная. Это и мгновенные зарисовки, и глубокие философские мысли, и мудрые миниатюры. Все, впрочем, как в нашей жизни, тесно переплетено, взаимосвязано, взаимообусловлено.

Наряду с мягкими, казалось бы, уравновешенными, такими понятными и простыми строчками читаем и рубленые ступенчатые строки. В них нерв, заданность, порыв, решительность.

Выжить…

           Отдать,

                  Получить,

                          Накормить.

Сделать…

                 Успеть,

                          Дотерпеть,

                                     Не сорваться.

            Жизни вибрирует тонкая нить, бьётся, как жилка на горле паяца.

Вот так, из каждодневных забот и метаний человека складывается жизнь:

Завтра всё снова начнётся опять.

Это — всего лишь заданье на завтра.

«Не дай вам Бог жить в эпоху перемен» – гласит китайская мудрость. Нам же щедро выпали перемены. Раздумья о нас, вчерашних, о дне сегодняшнем и завтрашнем, волнуют каждого мыслящего человека, а поэта в первую очередь.

Уходит время бескорыстных песен, всё реже слышно: «Друг, товарищ, брат»…

Всё чаще: неудачлив, значит — честен, зато нечестен — выгодно богат.

И никого не удивишь тем, что жестокости стало больше, что проще стали смотреть на боль, льющуюся кровь. Что же с нами происходит? Ведь нам по-прежнему нужны любовь, понимание, участие? Хотя:

            И, в самом деле, всё могло быть хуже. – Мы живы, невзирая на эпоху.                               

И даже голубь, словно ангел, кружит, как будто подтверждая: «Всё – не плохо».             

Хотя судьба ведёт свой счёт потерям, где голубь предстаёт воздушным змеем…                  

В то, что могло быть хуже – твёрдо верю. А в лучшее мне верится труднее.

Поэт старается верить в итоговое торжество справедливости, но мучительной горечью наполнены его строки о жизненных реалиях:

…Подлец себя не видит подлецом, он деликатен для себя в избытке,
Себя жалея, хмурится лицом, смывая капли крови после пытки.
За всё себя готов он оправдать, он – просто выполняет своё дело.
Но Каинова светится печать, на мелочах, да и на жизни в целом.

Во все времена мир делился на прагматиков и романтиков. Хорошо сказано о нашем времени «деловых людей» в этих строках:

         «Неделовым» прописаны дела, а «деловым» - как водится, успех.                             

«Неделовые» пишут: «Даль светла», а «деловые» знают: «Не для всех».             

Но где-то там, за финишной прямой, где нет уже ни зависти, ни зла,-                       

Там только мгла и память за спиной, но память – лишь о том, что «даль светла».

И вот ещё:

Бессмертие — у каждого своё. Зато безжизненность — одна на всех.

И молнии внезапное копьё всегда ли поражает лютый грех?

Сквозь время пограничной полосы, сквозь жизнь и смерть — судьбы тугая нить.

И, кажется, любовь, а не часы отсчитывает: «быть или не быть»…

           «Чтоб не в конце строки рука была – в начале…»        

В жизни  «всё поровну, всё справедливо» – так поётся в оптимистичной песенке. Приходит на ум уже ставшее штампом сравнение жизни с зеброй: полоска белая, полоска чёрная.... Кто сравнивал? Кто раскрашивал?

Да и не столь важно это. Важно стремление к хорошему, к доброму. Но, к сожалению, порой бывает так, что «добро опять проигрывает матч».  Тем не менее, за него стоит бороться.

И впрямь, так будет не всегда. Пронзают время перемены.

И тот, кто присягает: «Да!», вдруг станет символом измены.

И это всё — сквозь скорый суд, сквозь пыль дорог и боль утраты.

И сына Богом нарекут, и потеряют, как когда-то.

А над всем многообразием жизни с её горестями и печалями, суетой – её величество Любовь. Она есть в каждом стихотворении, пусть даже её имя явно не упоминается («Слово и любовь — всегда в начале»), Вот как бережно и трепетно автор пишет о большой без преувеличения Любви:

Среди мыслей о насущном хлебе, о делах, долгах, вчерашнем дне,

Боже мой, журавликами в небе — мысли о тебе и обо мне.

И восходит, кажется, сиянье, за собою в вышину маня,

Как награда — общее дыханье каждого мгновения и дня.

Каждого мгновенья, что сгорает в пляшущем, негаснущем огне…

И мерцает, с вечностью играя, память о тебе и обо мне.

Обязанность поэта, взятая однажды добровольно на себя, требует от него острого зрения, пера, умения впускать в свое сердце боль, в том числе и других (умышленно не написала ожидаемого здесь слова «чужую», потому что для поэта чужой боли не бывает).

         Я растворяюсь в житейских проблемах, словно сахар в стакане воды.                              

Слышу привкус неясной беды, и на нёбе, как в небе, - всё немо.                    

Скажешь, всё предрассудки, игра… Может быть. Да и солнце с утра                    

Плавит беды в простые печали.  Только с той, что встречался вчера             

Вновь увижусь ли нынче? Едва ли…                   

И как бы ни был горек путь, но поэт должен быть честным до конца, он обязан быть готовым пройти все испытания, выстоять, испить свою чашу. Не могу удержаться от соблазна привести этот стих полностью.

Идут незримые минуты, но внятен их тревожный гул.

Не забирай мою цикуту, я всё равно уже хлебнул.

Не забирай, прошу, не трогай, ты видишь — нет на мне лица.

Я подышу перед дорогой, я это выпью до конца.

Я всё равно уже отравлен, но мне отрава эта — в сласть.

Там, где от центра до окраин не слаще выжить, чем пропасть.

И пусть свеча почти задута, я и допью, и допою.

Не забирай мою цикуту, пускай отраву, но мою!

«Счастье работает без выходных» – полагает Владимир Спектор. Он делится с нами верой в это. Но для того, что бы его увидеть, ощутить, это счастье, необходима большая душевная работа. И проделать её он помогает нам своим творчеством.

Не хочется спешить, куда-то торопиться,

А просто — жить и жить, и чтоб родные лица

Не ведали тоски, завистливой печали,

Чтоб не в конце строки рука была —

В начале…

Прочитывая этот сборник стихов, я делала себе заметочки о том, какие цитаты, стихотворения я хотела бы включить в этот обзор. Признаюсь, что записей и пометок у меня получилось великое множество. Трудно удержаться и не привести цитату или стих полностью. Всё же, многие из моих пометок остались за пределами статьи. И пусть меня обвинят в обильном цитировании, но я надеюсь, делаю это не зря – у читателя (кто не знаком ещё с   творчеством Владимира Спектора), яснее будет представление о нём. И, возможно, появится желание прочитать книгу. Она этого действительно заслуживает.

Несмотря на все трудности и невзгоды, на встречающуюся подлость и предательство (люди – не ангелы), поэт верит в чудо добра и благородства, в чудо любви и дружбы.

         Ожиданье чуда, как любви, ожиданье счастья, как прозренья.                                 

Кажется, что только позови – от спасенья и до воскресенья                       

Пролетит эпоха, словно миг, в отраженье звёздами врастая…                                 

Вслед за ней парю в глазах твоих, хоть чудес давно не ожидаю.

         Не слова, не отсутствие слов… Может быть, ощущенье полёта.                                      

Может быть. Но ещё любовь –  Это будни, болезни, заботы.                                  

И готовность помочь, спасти, улыбнуться в момент, когда худо.                               

Так бывает не часто, учти. Но не реже, чем всякое чудо.

О чём стихи Владимира Спектора – о любви и верности, о судьбе и о Родине. О жизни. И потому они интересны. Надеюсь, не только рецензенту, но и читателю

      В раю не все блаженствуют, однако. Есть обитатели случайные.                                     

Речь не о том, что в небе много брака, и не о том, что ангелы печальные            

Никак не сварят манну по потребности, и шалаши с комфортом всем не розданы…                                                                                                                           

Но что-то есть ещё, помимо бедности, в чём чувство рая близко чувству Родины.

 

 

 

***

ИСТОРИЯ РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ (в двух томах)

 

Петелин В.В.

История русской литературы XX века. Том 1.1890-е годы — 1953 год. В авторской редакции. — М.: ЗАО Издательство Центр полиграф, 2012. — 927 с.

 

Русская литература XX века с сё выдающимися художественными достижения­ми рассматривается автором как часть великой русской культуры, запечатлевшей неповторимый природный язык и многогранный русский национальный характер. XX век — продолжатель тысячелетних исторических и литературных традиций XIX столетия (в книге помещены литературные портреты Л.II. Толстого, Л.П. Че­хова, В.Г. Короленко), он же — свидетель глубоких перемен в обществе и литера­туре, о чем одним из первых заявил яркий публицист Л.С. Суворин в своей газете «Новое время», а следом за ним — Д. Мережковский. На рубеже веков всё большую роль в России начинает играть финансовый капитал банкиров (Рафалович, Гинцбург, Поляков и др.), возникают издательства и газеты («Речь», «Русские ведомо­сти», «Биржевые ведомости», «День», «Россия»), хозяевами которых были банки и крупные предприятия. Во множестве появляются авторы, «чуждые коренной рус­ской жизни, её духа, её формы, ее юмора, совершенно непонятного для них, и ви­дящие в русском человеке ни больше ни меньше, как скучного инородца» (Л.П. Чехов), выпускающие чаще всего работы «штемпелёванной культуры», а также «только то, что угодно королям литературной биржи...» (А. Белый). В литературных кругах завязывается обоюдоострая полемика, нашедшая отражение на страницах настоящего издания, свою позицию четко обозначают Л.М. Горький, И.Л. Бунин, Л.И. Куприн и др.

XX век открыл много новых имён. В книге представлены литературные портре­ты М. Меньшикова, В. Розанова, II. Гумилёва, В. Брюсова, В. Хлебникова, С. Есе­нина, Л. Блока, Л. Белого, В. Маяковского, М. Горького, Л. Куприна, II. Ост­ровского, О. Мандельштама, П. Клюева, С. Клычкова, П. Васильева, И. Бабеля, М. Булгакова, М. Цветаевой, Л. Толстого, И. Шмелева, И. Бунина, Л. Ремизова, других выдающихся писателей, а также обзоры литературы 10, 20, 30, 40-х годов.

 

 

Виктор Васильевич Петелин, член Союза писателей России и СССР, доктор филологических наук, главный научный сотрудник Шолоховского центра Московского государственного гуманитарного университета им. М.А. Шолохова, родился 27 ноября 1929 года в православной многодетной крестьянской семье. Образование получил в Москве, с отличием закончил филологический факультет МГУ им. М.В. Ломоносова, аспирантуру, защитил кандидатскую диссертацию «Человек и народ в романах М.А. Шолохова». Работал в издательстве «Советский писатель», журнале «Молодая гвардия», еженедельнике «Литературная Россия», ведущим научным сотрудником ИМЛИ им. М. Горького.

В последние годы в издательстве «Центрполиграф» опубликовал книги о М. Шолохове, А. Толстом, М. Булгакове, Максиме Горьком, фельдмаршале П. Румянцеве, графе Д. Милютине, двухтомник о Ф. Шаляпине.

*** 

 

Увидела свет аудиокнига (в двух дисках) «Реквием Вымпелу». Автор – Валерий Киселёв.

 

Первый диск:

«Русичи»;

«Колодец»;

«Второе пришествие Христа»;

«Партизанский очаг».

Второй диск:

«Идущие на смерть»;

«За Чертой»;

«Счастливый Принц».

 

Об авторе

 

         Киселёв Валерий Юрьевич родился в 1956 году в Таджикистане. Его дед офицер Красной Армии воевал с басмачеством в Средней Азии начиная с 1924 года. Гоняясь за бандами Ибрагим Бека он не раз встречался с начинающим тогда литератором, а в последующем  известным автором книги "Повести о Ходже Насреддине" Леонидом Соловьёвым и даже был с ним дружен. Дед был из образованной семьи играл на нескольких музыкальных инструментах, знал иностранные языки и позднее пройдя Финскую и Великую Отечественную войну занялся воспитанием внука, отдавая ему свои знания, опыт и любовь.

         Валерий закончил школу в Москве, где к тому времени жила его мать известная спортсменка, чемпионка Спартакиады народов СССР по лёгкой атлетике.

         Поступил  в военно-политическое пограничное училище. Как во время войны выпуск был досрочный, ускоренный. В мирное время случай редкий. На границе была острая нехватка профессиональных офицеров. Попал служить на самый край огромной страны. Остров Сахалин, там  где из-за моря рождается солнце рождало в сердце начальника заставы, которому было всего то двадцать один год,  поэтичность и любовь к прекрасному. Через два года попал служить в Комитет Государственной безопасности, а когда началась Афганская война, к тому времени уже капитан Киселёв написал двенадцать рапортов, что бы его отправили на войну. Особенное впечатление на него произвело известие о штурме Дворца Амина где получил множественные ранения его командир по оперативно боевому отряду во время этой уникальной спец операции.

         Попал служить в легендарную группу специального назначения "Вымпел". Почти десять лет, полный курс подготовки, множественные командировки и опыт работы в спецназе. Пришлось побывать несколько раз в Афганистане, в Никарагуа, на Кубе, а позднее, когда начался разваливаться Советский Союз в Тбилиси и Баку

         Последнее время служил в Управлении по борьбе с организованной преступностью и Управлении по борьбе с коррупцией и контрабандой. Оперативная работа была по душе и многое получалось. Борьба с наркотиками, преступными группировками, оборотом оружия. Только за последнее время пришлось поучаствовать более чем 250-ти активных мероприятиях, в том числе три раза в освобождении заложников.

         Интересная и насыщенная событиями жизнь позволяет автору сегодня относиться к жизни философски, мудро и с оптимизмом веры в хорошее. Он точно знает что человек сильнее обстоятельств, что дружба это сила которую не преодолевает зло, что любовь это счастье, доступное не для всех, но которое ему удалось испытать.

 ***

«СВЕТ МОЛНИЙ» Ивана ПЕРЕВЕРЗИНА

 

В рижском издательстве «Светоч» вышла книга Ивана Переверзина «Свет молний». Книга представляет собой поэтический сборник на двух языках – русском и латышском. Перевод стихов Ивана Ивановича осуществили: Янис Сирмбардис, Имант Дикесс, Ивар Магазейнис, Бринда Церини, Сандра Удре, Гунтис Фелдманис.

Презентация книги уже состоялась в центрах культуры и школах, как русских, так и латышских, в городах Риге, Даугавпилсе, Лиепае, Салдусе…

В Анниньмуйжской средней школе состоялась встреча старшеклассников с переводчиками, а также композитором Т. Росаниной, которая написала несколько песен на стихи Ивана Переверзина. Учащиеся к мероприятию подготовили исполнение стихов на русском и латышском языках. Встреча транслировалась по республиканскому радио.

Рижский Союз литераторов «Светоч» открыл на сайте Стихи.ру страничку Ивана Переверзина.

 

Людмила МЕЖИНЬШ

 

 

 

***

СЕРДЦЕ НЕ ОШИБЕТСЯ

«Чем знаменита, чем прекрасна нация? ...Лучшее украшение на­ции — лица, богатые дарованием и самобытностью. Лица даровитые и самобытные не могут быть без деятельности творчества; когда есть ли­ца, есть и произведения, есть деятельность всякого рода».

Эти слова Константина Леонтьева, одного из наиболее самобытных и прозорливых представителей русской мысли, как нельзя более приме­нимы и к героям этой книги, и к личности автора — Валерия Николае­вича Ганичева, писателя, ученого-историка, общественного деятеля и в широком, общем смысле — хранителя и смотрителя духовного отечест­венного благополучия. Просты слова, сказанные К. Леонтьевым, но вы­зреть они могли только у человека одного уровня с обществом «лиц», к которым эти слова относятся. Не ниже. Снизу не заглянешь и не пой­мешь. Снизу весь этот механизм общественного служения покажется настроенным на работу вечно требующим лишь замены стершихся де­талей. В действительности же это не «фабрика», а некое кустарное, индивидуально-добровольное посвящение себя общему делу, приво­димое в действие, с одной стороны, родовыми и небесными дарами, а с другой — общественными потребностями. Поле деятельности таких «лиц» — вся великая российская земля вместе с ее высотами и глубина­ми, поделенная на плодородные участки. В одни времена они более уро­жайны, в другие — менее: курганы их возвышения — свидетельство бы­лых подвигов — зарастают одичавшей травой. Но нет и не может быть подвигов за давностью столетий совсем уж замогильных, если твори­лись они во славу Отечества, как не может быть и славных имен, навсе­гда погребенных в беспамятстве. Вся Россия в ее историческом продол­жении есть животворное подхватывание и развитие великого прошлого, и если настоящее недостаточно впитывает его в себя, если оно смотрит на него лишь как на ряд блистательных захоронений, тем слабее это на­стоящее.

А ведь и писатель, берущийся за историческое повествование и тре­вожащий дух исторической личности, каким бы воображением и худо­жественностью ни украшал он свою работу, все равно уже одним при­косновением к этой личности берет на себя ответственность за ее судьбу в настоящем, за то, бесплотной ли тенью заглянет она, жительница иных времен, к нам из своего далека или придет такой герой по-отцов- ски, чтобы предложить свой опыт и посильную помощь.

Еще одно отступление.

Наша история, похоже, развивается толчками, импульсами; за сверх­человеческим напряжением сил и мускульной деятельностью наступа­ют затишье, самоуглубленность, деятельность духовного рода. Вслед за былинной жизнью князей Киевской Руси, беспрестанно воевавших со Степью, но и водружавших победный щит на вратах Царьграда, высмо­тревших за его стенами новую веру, которую ждала русская душа, — вслед за этой радужной, прямо-таки солнечной страницей — долгая глу­хая ночь татарского ига. Но в ней-то, в этой ночи, когда отстаивание своих земель вершилось не столько военными походами, сколько мона­стырским строительством, и улеглась без спешки в нашем предке пра­вославная молитва и произошло полное «строение» русского человека. После этого уже можно было идти на Орду и брать Казань. Но история и тут не дала спокойного хода: после абсолютизма при Иване Грозном — Великая Смута и брожение, потребовавшие во имя государственного инстинкта еще и инстинкт общественный, который и явило ополчение Минина и Пожарского. И опять неизбежное уравновешивание, отмах маятника в противоположную сторону: за Смутой — правление тишай­шего Алексея Михайловича, затем во весь XVIII век — кипучая дея­тельность Петра и Екатерины, имперские знаки на государственном ти­туле, имперское сознание в обществе. После войны с Наполеоном и победного похода в Европу — опять «отдых» и физическая вялость, ни­колаевская «замундированность» второй трети XIX века и одновремен­но внутри нее «золотой век» русской культуры. Остается добавить не­многое: после революции и невиданного энтузиазма первых пятилеток, после «крепкой руки» Сталина и воссоединения по результатам Второй мировой войны в одно целое всего, что территориально могла вместить в себя Россия, — малоподвижность и даже как бы старение государст­венного организма, внутри которого опять же происходит собственная жизнь и все неудержимей подается на поверхность возбужденное нацио­нальное сознание, затоптанное в глубины еще со времен революции... И самое последнее и трагическое, как расплата за могущество, с кото­рым не справилась страна: «перестройка», националистическое бурле­ние по окраинам и распад Советского Союза, а за ним разрушение эко­номики России, поход, все еще продолжающийся, «пятой колонны» вместе с Западом против русской самобытности, против всего «несказу­емого и невидимого» (В. Розанов), что составляет духовный и нравст­венный смысл нашего земного существования.

Конечно, это всего лишь внешняя картина истории, графическое изображение ее «кардиограммы». Вверх-вниз, вверх-вниз, возбужде­ние и затухание, рывки и остановки, сцепление и расхождение... Зна­чит ли это, что мы нация, не умеющая тянуть равномерно? Но исто-

 

рия не отдыхает, «отдыхать» могут, как все живое, изможденные чле­ны национального тела, в котором одна деятельность сменяется дру­гой и происходит таинственное подтягивание тылов. Мы живем раз­машисто, нелинейно — но разве эта нелинейность не говорит о широте наших побуждений и незаземленности наших идеалов, о том, что духовное значит для нас нисколько не меньше, чем материальное, что прочно привязываться к материальному мы не умеем? Такая в нас природа, такой характер. По русскому обычаю все высшее представ­лять в похожем на нас многострадальном образе — вспомним тютчев­ское:

Всю тебя, земля родная, в рабском виде Царь Небесный исходил благословляя...

Нам и историю свою хочется видеть в облике простого мужика в трех ипостасях — работника, воина и молитвенника, поспешающего за нами с легкой котомочкой за плечами в поисках справедливого земного царства.

Поэтому и история наша сказывается совсем по-иному, нежели в чувственно холодных, рационально устроенных странах. Бесстрастной летописи событий не было ни у Татищева, ни у Карамзина, ни у Соловь­ева, ни у древних авторов «слов», «сказаний» и «плачей». Никто из них не мог обойтись без личной скорби или радости, без гордости или веры в утешение, над которыми всегда возвышался православный крест. Без этого Русь неизъяснима. Даже когда отчаяние доходило до последнего, до картины распятой Руси, как это случалось у историков русского за­рубежья после революции, то и тогда распятие невольно и непременно предполагало веру в иную, обновленную жизнь.

На том стоим.

Первые и главные слова у Валерия Ганичева во всех его работах — Держава, Отечество, Государство и государственник, Святая Русь. По­шатнулась держава, и они сделались еще необходимей, они, подобно гвоздям, удерживают в сознании вековечные спасительные крепи и да­ют направление сегодняшней деятельности. Не станем, не станем от­влекаться на то, как много сейчас под защитой и под флагом Государ­ства Российского творится противу самого нашего государства. Это бывало и прежде — разумеется, не в таких масштабах и не с такой на­глостью. Но никакое сердце не ошибется, когда слышит оно обращение к себе, зовущее его в стан наследников того самого неукротимого и яр­кого подвига, которым когда-то собиралась и утверждалась великая держава.

Нетрудно понять, почему писатель и просветитель Валерий Гани­чев по полной и безоговорочной отданности Отечеству, частью по ро­ду деятельности и по таланту — в близком родстве истинным сынам

России. Разные времена, разные условия, другая «повестка дня», но та же самая необходимость жертвенного служения, та же нужда в дово­дах, примерах, то же радетельство о родном. Те же самые русские вер­сты (недаром одна из книг В. Ганичева так и названа — «Русские вер­сты»), отмеривающие вершины, бездорожье и вечную потугу нашего исторического пути.

Стало быть, есть люди и в наше время. Мало, мало, надо неизмеримо больше, однако же хвала и тем, кто есть.

Что же касается этой книги, можно с уверенностью сказать: по авто­ру и герои, по героям и автор. Из россов непобедимых.

Валентин РАСПУТИН

 

 

 

Ганичев В.Н.

СЛОВО. ПИСАТЕЛЬ. ОТЕЧЕСТВО. Статьи, очерки, выступления. – М.: РИЦ «Классика», 2013. – 600 с.

 

 

***

ПЕРЕД ЛИЦОМ ВРЕМЕНИ

Эта книга - итог многих лет литературной рабо­ты. В подборке материала для публикации не придер­живался тематики. Многие из стихотворений были в коллективных сборниках, центральных газетах, аль­манахах, многотиражках.

По центральному телевидению в 80-х годах прошло­го столетия прозвучала песня «Есенинский бульвар» на мои слова, написал музыку подмосковный композитор Владимир Наумкин. Съёмки проходили на Есенинском бульваре и на квартире сестры С. Есенина - Екатери­ны Александровны, где хозяйкой была её дочь - Наталья Васильевна Есенина.

Благодарен родной «Вальцовке» им. А.Ф. Филато­ва при заводе «Серп и молот», а также литературно­му объединению им. Ф.Э. Дзержинского; Культурному центру «Лубянка-12» и её наставникам: А. Филатову, Ю. Мельникову, В. Фомичёву, В.Н. Дергунову и другим старшим товарищам: Ю.Л. Прокушеву, Н.А. Михайлову, Г.И. Люшнину, Я.З. Шведову, К. Чиркову и другим, а так­же собратьям по перу в моей жизни.

Многие стихи в этой книге публикуются впервые. Друзья в моей творческой жизни оказывали большую помощь. Ещё пока рано ставить точку. Впереди ждут интересные встречи с новыми читателями.

Да будет так в нашей многогранной школе жизни!

С уважением к Вам, дорогой читатель,

 

автор

Сергей Плахута.

СУДЬБА У КАЖДОГО СВОЯ. – М. 2013. – 194 с.

 

***

«ФОРУМ» ОТКРЫТ ДЛЯ СОТРУДНИЧЕСТВА

Международный литературно-художественный и общественно-политический журнал «ФОРУМ» основан в 1993 году известным русским писателем и общественным деятелем Владимиром Муссалитиным.

Журнал учреждён Международной ассоциацией фондов мира и редакцией журнала. Издаётся на русском языке, пользуется популярностью читателей не только в России, но и во многих странах.

Авторы ― известные писатели, журналисты, видные общественные деятели. Журнал, пропагандирующий идеи мира, взаимопонимания и добра, открыт для широкого сотрудничества.

«Библиотека международного журнала "ФОРУМ" представляет произведения авторов журнала и серию авторских литературно-музыкальных вечеров».

 

***

СВЕТ ДОБРА

 

«Его рассказы очаровывают своей свежестью, необыч­ностью, высоким гуманизмом и редкостной простотой изло­жения». Так замечательный мастер и строгий ценитель ху­дожественного слова Мариэтта Шагинян благословила вступ­ление на поприще литературы Ямиля Мустафина, автора «Си­бирского чуда».

Мало кто из «осторожных» критиков решился бы на столь высокую оценку, боясь показаться чрезмерно восторженным. Да к тому же, помня о риске, коль скоро речь шла о первой книге. Стало быть, и об авторе новом — неизвестно: сможет ли он развить или хотя бы подтвердить свою удачу в дальнейшем?

Перечитывая прозу Я. Мустафина вслед за М. Шагинян, хочется видеть ее глазами и переживать ее сердцем. Что удивило и доставило наслаждение одному из самых проница­тельных читателей?

Может быть, это описание: «Омытая дождем кобылица, казалось, была белее снега. Она даже чуть голубилась. Это, видно, от того, что земля курилась и брезжил рассвет. Ло­шадь сейчас была сказочно красивой, какой-то воздушной, а нежное, томное ржание ее напоминало Азамату свадебную мелодию курая» (рассказ «Голубая лошадь»).

Кто способен так видеть? Человек, одаренный и заворо­женный красотой. Она явилась ему в образе мечты — голу­бой лошади. И батрак Азамат, добывший чудо, смертельно рискуя при этом, ни за что не соглашается продать то, что ему дороже жизни. Самое же поразительное: когда Азамат сам решил вернуть лошадь в табун (ему нечем стало ее кор­мить), именно она «протестует» против этого, не хочет при­надлежать никому другому. Мотив, прямо скажем, необыч­ный. Он шире известной мысли о долге и ответственности приручившего. Доверие человека и природы друг к другу рав­новелико. И особенно страшно, если предает человек.

«Зверь еще раз услышал крик Гоги: «Не дам, папаня! Не надо!» Этот вопль огнем ударил сохатого в грудь, и он мед­ленно повалился на бок.

Почему так горит грудь? Ведь пожар остался далеко по­зади! А грудь горит, точно вместо сердца огонь бьется».

Лось, выведший зверей из ада лесного пожара и сам жду­щий помощи от людей, предательски убит. Пронька, отец Гоги, не пощадил и сына: есть раны, нанесенные в самое сердце, которые не заживают никогда, — подлость.

Какой может быть здесь мера наказания? Напрасно ее искать в Уголовном кодексе. Бесчеловечность подвластна иному суду — суду совести. Поднявший руку на нерукотвор­ное как бы вычеркивается из человеческого сообщества. Его удел — людское презрение, жалкое одиночество. И нет ему прощения.

Мне кажется, когда М. Шагинян отмечала высокий гума­низм автора, она имела в виду ту сокровенную человечность, которая обязывает художника честно изображать правду жизни, сколь бы суровой и жестокой она ни была. И не только фиксировать факты реальной действительности, но и преоб­ражать ее ради и во имя утверждения идеала, в чем и выра­жается в полной мере его активная гражданская позиция.

Свет добра, озаряющий все написанное Ямилем Муста­финым, рождается в душах его героев, людей, которых ведет вера в торжество справедливости. И они неколебимы в сво­ей вере. Более того — и это, пожалуй, главное! — готовы к преодолению весьма непростых препятствий; оттого-то и не впадают в отчаяние, как бывает с теми, кто живет прекраснодушными иллюзиями, когда как раз и требуются мужество, честность, сознание собственного достоинства. И если воз­никающая на глазах новая жизнь захватывает читателя идей­но-художественной полнотой изображения, то возникает она благодаря насыщенности всей атмосферы повествования выстраданными мыслями и чувствами героев, осознающих свое призвание — украшать жизнь трудом.

Уверен, не ошибусь, если скажу, что, не напиши прежде Мустафин повесть «Мост» и роман «Дорога» (оба произве­дения о БАМе), не появился бы и роман «По совести». Писа­тель не только не исчерпал тему, но, напротив, открыл в ней такие пласты, о которых, возможно, и не подозревал в начале работы. Тема же эта — духовное становление человека-труженика, человека-творца, постигающего истинный смысл бытия и смысл своего существования, неотделимый от чув­ства хозяина жизни, которое было надолго утрачено и кото­рое тем более необходимо вернуть.

Вот что хочу подчеркнуть особо: романное мышление предполагает в авторе стремление к глубокому проникнове­нию в социальную природу общественных явлений, исследо­ванию исторической сущности характеров и поведения героев в сегодняшних конкретных ситуациях. Нечего и говорить, сколь трудна такая задача. Автор идет к ней через личность своего героя — человека, одухотворенного и одержимого идеей об­щего блага. И потому он резко спорит с банально привычным представлением о так называемом «простом человеке».

Эта полемика принципиальная, ибо речь в решающем счете идет об утверждении самоценности и неповторимости лич­ности того, чьим трудом созидается будущее. Этот конфликт был заявлен уже в повести «Мост». Главный герой, прораб Петр Иванович Новгородов, открыто говорит начальнику строительства Мокровикову, чье отношение к людям и к жиз­ни в целом определяется потребительской психологией: «Та­кая стройка не простит нам личную неприязнь... Раньше люди церкви строили. Наверное, вкладывали в это свое настроение. Считали это главной заповедью, потому как думали, что при­общались к святому делу, ближе вроде к богу становились. Поэтому-то, видно, храмы и получались такими совершенны­ми, что радуют глаз и сейчас. А мы не верим в бога. Верим в человека... Вот я и спрашиваю, разве Байкало-Амурская ма­гистраль менее значима для общества во всех отношениях, чем храм? Думаю, что нет. Потомки будут гордиться, что им оставили такое наследство! Вот ведь как оно выглядит, если на БАМ посмотреть не как на обычную стройку».

Так смотрит и писатель, а вслед за ним и мы, читатели. Мост, который строят его герои, — конкретное деяние, выра­стающее до символа героического дерзания, совершенной в своей гармонии красоты.

Мустафин показывает человека в кульминации одухотво­ренного труда, когда ярость, риск и мечта сливаются воеди­но, когда дело, в котором вся его душа, совесть, становятся святыми.

Все это прочитывается и в романе «Дорога», название ко­торого тоже символично. Дорога — судьба. И общая, и лич­ная. Она связывает, она же и разводит людей, оказавшихся чужими, — обнажает их внутреннюю сущность, о которой сами герои, похоже, и не задумались бы или, в крайнем слу­чае, оценили свои поступки с точки зрения житейской мора­ли, без, так сказать, «философии». Позиция наиудобнейшая! Против нее-то и направлен критический пафос автора. Мус­тафин заставляет нас судить о героях по высшему нравствен­ному кодексу. Таков бескомпромиссный урок правды. Тако­во требование времени, по законам которого мы, сегодняш­ние люди, хотим жить, так как понимаем — жить по-старому нельзя, стыдно перед собственной совестью.

Роман начинается ошеломляющей сценой. Разнесся слух, что кто-то «разбирает железную дорогу на участке БАМ— Тында, а рельсы грузят на платформы и куда-то увозят». Реакция естественна: «Поначалу никто не поверил этим чу­довищным, неправдоподобным измышлениям. Кто, зачем и как мог осмелиться поднять руку на то, что совсем недавно было создано тысячами людей в страданиях и муках, лише­ниях и горе на вечной мерзлоте? Кто?».

Ответ не заставил себя долго ждать — война. «Рельсы нужны для Сталинграда»...

С этого момента дорога — еще и символ войны. Обыч­ные, как воспринимались прежде, действия людей обретают иной смысл: работа приравнивается к сражению с врагом. А «воевать» приходится женщинам и подросткам. То, как Мус­тафин описывает это, — горькая, пронзительная правда; та­кое не придумаешь (сам будущий писатель подростком ра­ботал кузнецом, слесарем, токарем): «Восемь женщин тяну­ли веревками на платформу рельс по двум наклонным рель­сам. Каждый раз, когда они откидывались корпусом назад, намертво уцепившись руками за веревки, их лица, покраснев­шие на морозе, становились синюшными, белки глаз покры­вались сетью готовых лопнуть капилляров. Стальная махина медленно, рывками ползла вверх и потом с грохотом падала на платформу, после чего в морозном воздухе долго держал­ся звон и лязг железа, разносился далеко-далеко и эхом воз­вращался обратно, напоминая Абалакову набатный звон ко­локола». Этот суровый гимн труду рождается из нечелове­ческих усилий, и подлинность поэзии не в цветистой легко­весности слов, а в упругости и одновременно пластичности фразы, передающей ритмичность действий, из которых воз­никает единый трудовой порыв.

Особенно рельефен в романе образ Михаила Серафимо­вича Абалакова, дорожного мастера. И тут невольно вспо­минается Едигей, человек трудолюбивой души, — герой ро­мана Ч. Айтматова «Буранный полустанок». На таких людях земля держится. Именно такие и вынесли на своих плечах дорогу. Всего же замечательнее, что подобных людей со­единяет некое братство ~ они умеют узнавать один другого и понимать.

Таков и образ начальника цеха металлургического завода Михаила Борисовича Горностаева в анализируемом нами романе.

Кто он, этот герой? Отношение людей к нему неоднознач­но: Дон Кихот, фанатик, фантазер-романтик, новатор... И все по-своему вроде бы правы. Но только по-своему. Характери­стики, даваемые ему, больше свидетельствуют о тех, кто их выдает. Во всяком случае каждый, кто с ним сталкивается, испытывает некое беспокойство — желание узнать этого человека, понять, в чем его притягательность. В исключи­тельности? В бесстрашии риска вызывающего огонь на себя? И в этом, конечно. Он не умеет жить по инерции. Такая жизнь ему не в радость. Да еще будоражит всех, вовлекает в круговорот событий, нарушающих привычное течение существо­вания. Что ему, в конце концов, надо? И больше ли всех? Откуда он такой взялся? Вопросы, кажется, сугубо житейс­кие. Ответ же на них возможен и с точки зрения философс­кой, и социально-исторической. Читаем в передовой «Прав­ды» (25 мая 1985 года): «Много ли зависит от одного челове­ка? Да, много, если принципиально, по-партийному отстаи­вать справедливое дело, наши общие интересы. Именно так, как правило, живут и трудятся члены ленинской партии. Сво­им поведением они подают пример всем, сплачивают людей, мобилизуют их на дружную, слаженную коллективную рабо­ту». Эти слова по праву можно отнести и к Горностаеву. Не случайно он оказывается на переднем крае борьбы за новое. Биография этого человека вместила решающие в жизни стра­ны события, непосредственным участником которых он был: здесь и предвоенное, тревожное, но и радостное — молодость! — время, и исполненные глубочайшей трагедии годы войны, дни и ночи напряженнейшего труда по восстановле­нию разрушенного фашистами завода, и... вечное желание дарить людям доброту, человечность, заражать их любовью к красоте.

Жизнь — творчество. Так понимает и принимает ее Гор­ностаев. Этим и объясняется его непреклонное стремление превратить «ад» — горячий цех — в «рай», где будет в том числе и бассейн с золотыми рыбками. Сказка? Ничуть не бывало — факт! А вот почему «Салон красоты» Горностаев считает делом своей совести — ответ в первых главах ро­мана: его, вернувшегося в старинный русский город Средней полосы солдата, поразили неженские руки тети Зины — зас­корузлые, иссеченные проволокой, искореженные постоянным тяжелым напряжением работы. И еще больше поразили не­истребимая доброта сердца русской женщины, ее отзывчи­вость, нерастраченная нежность, таящаяся за суровой вне­шностью, за резкими порой словами. Разве не должна такая тетя Зина, вынесшая на своих плечах неимоверную глыбищу горя, труда, быть красивой? Вот, оказывается, в чем источ­ник мечтаний Горностаева. Мечтаний, которые он во что бы то ни стало хочет воплотить в жизнь.

Могут ли фантазии подобного рода вызвать раздражение, даже сопротивление? Конечно. Тут нравственный конфликт неизбежен. И в этом случае не столь опасен враг в лице за­таившегося карьериста Полушкина, чей облик выписан, или, лучше сказать, анатомирован с дотошной скрупулезностью, как некоторые другие. Парадоксально, но противниками Горностаева выступают порой и те, кому он желает добра, — рабочие, привыкшие «вкалывать» по старинке, жить по заве­денному исстари обычаю. Вот в чем главная проблема, социально-нравственная кульминация романа «По совести». Привычка к рутине, поработившей волю человека, который боится всего нового, живет по принципу «лишь бы не было хуже», — та душевная язва, которую труднее всего излечить, вытравить из сознания. Но... прежде всего нужно понять, что так дальше жить нельзя. Нужно понять, что ты, человек, — творец собственного отношения к миру и к себе. И счастье, которого ты достоин, зависит от того, насколько способен жить ради счастья всех людей.

Мустафин постепенно убеждает читателя, что Горноста­ев — не одиночка, не непризнанный герой, сражающийся с инертной, а то и враждебной ему средой. Ничего подобного. Он — воистину современный человек, коммунист, олицетво­ряющий всей своей сущностью новое мышление, новое отно­шение к жизни: гореть самому и зажигать других. Победа, которую одерживает Горностаев, — это в конечном счете победа людей, сплоченных в единый коллектив. Но эта побе­да — и результат самой нашей жизни, результат усилий мно­гих людей, предшественников и нынешних соратников Горно­стаева, чьи образы живут на страницах романа.

Истинный человек труда в душе — поэт. Он открывает сокровенную красоту и тайну жизни, ищет ее во всем, зара­нее предчувствует ее. Именно в поэзии идеи романа мысли и чувства героев обретают «чудесную конкретность и чисто­ту» (М. Шагинян), наполняются живым волнующим содер­жанием.

Мустафин написал книгу, в которой пульсируют многие наиважнейшие и наиострейшие вопросы нашего времени, за­явленные и решаемые в подлинно партийном духе.

Роман «По совести» Ямиля Мустафина — добрый вклад, по словам Твардовского, в нравственное обеспечение ком­мунизма.

 

Владимир КОРКИН

 

Мустафин Я.М.

 

Бешеная. – М.: Голос-Пресс, 2013. – С. 256.

 

 

 

Издание Литературного фонда России

 

 

 

***

КУЛЬТУРА В ЗЕРКАЛЕ РЕАЛЬНОСТИ

 

УВАЖАЕМЫЙ ЧИТАТЕЛЬ!

Перед Вами очередная книга парламентского корреспондента Московской городской Думы, публициста Николая Терещука, посвя­щенная отечественной культуре. Две предыдущие книги «Встре­чи на перекрестках жизни» и «Сквозь время и судьбы», в которые вошли беседы автора с современниками, предложили читателю попробовать разобраться в таких непростых вопросах, как: «По­чему в условиях рыночных отношений мы столкнулись с духовным кризисом?», «Какова роль и место культуры на современном этапе развития нашего общества?», «Почему роль мастеров культуры низведена в стране до уровня работников сферы услуг?» и др.

Ответы на эти вопросы в книгах Николая Терещука дают из­вестные политики, артисты театра и кино, исполнители песен, режиссеры, работники библиотек, домов культуры, клубов, музеев... Словом, те, кто своим трудом вносит вклад в духовное возрождение нашего Отечества.

В новой книге автор продолжает через беседы с известными дея­телями политики и культуры затрагивать темы нравственности, сохранения культуры и традиций нашего народа. Его герои расска­зывают о своей жизни, работе, делятся мыслями о различных ас­пектах культурной и общественной жизни страны.

Общаться со столь разными и интересными людьми Николаю Терещуку помогает то, что вся его профессиональная и обществен­ная деятельность уже много лет связана с культурой. Он являет­ся председателем правления Московского отделения Российского творческого Союза работников культуры, главным редактором га­зеты «Московский вестник культуры». Как руководитель редакции и общественный деятель он активно содействует популяризации и развитию культуры России, расширению ее межнациональных и международных связей.

Очень важно, что в нашей стране есть люди, которые, гордясь своей Родиной, передают понимание красоты и духовный опыт на­ших отцов нынешнему поколению молодых людей. Ведь от того, как мы обеспечим эту преемственность поколений, в конечном счете, зависит будущее нашей Родины.

Евгений Герасимов,

актер театра и кино, режиссер, народный артист Российской Федерации, Председатель Комиссии по культуре и массовым коммуникациям Московской городской Думы

 

 

 

 

В книгу председателя правления Московского отделения Рос­сийского творческого Союза работников культуры, заслуженного работника культуры Российской Федерации, члена Союза писате­лей России Николая Терещука вошли интервью, беседы, диало­ги с современниками, беззаветно преданными своему делу. Эти интересные люди, творческая деятельность которых очень мно­гогранна, отвечая на вопросы автора, рассказывают, что сильно переживают за сегодняшнее состояние общества, особенно оте­чественной культуры, падение которой происходит у нас в течение нескольких десятилетий. Однако они надеются, что именно нали­чие нашей великой культуры сыграет решающую роль в сплоче­нии гражданского общества, в мобилизации духовно-творческого потенциала людей на борьбу с социальной несправедливостью, экстремизмом, терроризмом, преступностью, наркоманией и про­чими бедами, грозящими народу вымиранием и деградацией.

 

Терещук Н.В.

Культура в зеркале реальности. – М.: ООО «Издательство МБА», 2013. – 512 с., ил.

 

 

***

История человечества как следствие

 

физической географии

(береговые очертания континентов, климат, полезные ископаемые, флора и фауна,

реконструкция без опоры на письменные источники) –

 

лейтмотив новой научно-популярной «рыцарской» серии исследователя древности и средневековья, физика и программиста,

Владислава Тадеушевича Поляковского

 

Путь человечества от состояния борьбы за выживание как биологического вида до первых межрегиональных мореплавательных рейсов прослеживается по всему ходу первой книги серии, вышедшей в свет в 2010 году - «Рыцари Эллады». Она содержит массу интересной информации из истории металлургии, минералогии, кораблестроения, торговли и военных походов.

 

Первая из серии на историко-географическую тему. Презентации книги и в интернете, и очные, убедили: широкая публика с нетерпением ждет следующих книг этой серии –

 

«Рыцари трех океанов»

(предварительное название - «Рыцари Атлантиды»)

и

«Рыцари Гипербореи»

 

«Рыцари трех океанов» проливают свет на многие тайны эпохи Великих географических открытий. Стержень книги - построение схемы открытия Америки с точки зрения диалектики и логики. Колумб, Магеллан, Менданья и Дрейк…. плавали ли они по тем  маршрутам, что даются в учебниках? Опровержение и реконструкция.

Повествование построено в виде поиска стартового пистолета, после выстрела которого начинается сама эпоха ВГО.

Активный участник творческого процесса – зав.отделом комплексных проблем международных отношений института Востоковедения Российской академии наук Анатолий Михайлович Хазанов.

 

«Рыцари трех океанов»


вышла в свет в июле 2013 года

 

«Рыцари Гипербореи», в свою очередь,проливают свет на многие тайны географического освоения просторов стран России и русскоязычного пространства. Показаны истоки мифологемы Гипербореи и многих тайн истории России.

Книги рассчитаны на широкий круг читателей.

 

Давайте вспомним

 

такие персонажи мировой литературы, как

Альфонс и Дон Жуан.

 

Не самые положительные, не так ли? Такое ощущение, что кого-то, каких-то реальных носителей этих  имен, вызвавших резкий всплеск антипатии, взяли и втоптали в грязь... Кого же?

 

Как это ни странно, ответ на эти вопросы мне дало исследование эпохи… Великих географических открытий... Так звали двух португальских королей, при первом из которых была пробита "гвинейская пробка", и португальские корабли действительно смогли достигать берегов Гвинеи и Анголы, а при втором состоялось реальное первое плавание вокруг Африки из Европы в Индию... Только оно оказалось затоптано в тьму веков, и только ватиканские архивариусы знают о том, что король Жуан об

этом папе римскому написал еще в 1486 году... А позже сей подвиг был приписан Васко да Гама, который плавал (или якобы плавал) в 1497-1498 годах...

 

А книга, предлагаемая к изданию, называется


Рыцари трех океанов

 

А еще в книге опровержение традиционных маршрутов плаваний Колумба, Магеллана, Менданьи, Дрейка (и попытка их реконструкции, разумеется). А еще (опять, разумеется), некая нескучная логика, которая привела автора к подобным выводам…

 

И одно из ПИАР-выступлений по ней уже было на телеканале "Тайнам нет" (www.tv.tainam.net). А многочисленные выступления в Интернете упоминать было бы излишне...

 

А по сюжету книги можно делать и документальные фильмы, и художественные, и организовывать туристические маршруты…

 

Ну а помимо интриг самой эпохи ВГО была и некая интрига их начала,  некая интрига своего рода стартового пистолета.. После выстрела которого кто-то из мореплавателей зажегся желанием достичь юга Африки, а кто-то – выйти в безбрежный космос Атлантики..

 

И в итоге таковым оказалось плавание вокруг Африки по часовой стрелке из Египта в Гибралтар... Которое позже было отнесено в эпоху т.н. Древнего Египта.

 

Автор: Поляковский В.Т.

+7-916-5007127

wlad@df.ru

 

 

***

КНИГА К СТОЛЕТИЮ СЕРГЕЯ МИХАЛКОВА

Долгая жизнь, большая судьба. Сергею Владимировичу Михалкову — 100 лет. Лишь немного он не дожил до этого юбилея. Его знали многие. И не знал никто. Весь на виду, общественный деятель и писатель, автор гимнов СССР и России, он оставался человеком непроницаемым. Некоторые факты его биографии никогда не афишировались по политическим причинам. О чем-то он не говорил, руководствуясь христианской скромностью. Сегодня пришло время рассказать о том, чем жил этот уникальный человек, попытаться с разных дистанций увидеть его глазами знавших его людей.

Может быть, тогда перед нами предстанет, как живой, совершенно новый, неизвестный Сергей Михалков.

 

С. МИХАЛКОВ. САМЫЙ ГЛАВНЫЙ ВЕЛИКАН / сост. Э. Максимов, Л. Салтыкова. – Москва: АСТ, 2013. – 446,(2)с.: ил.

 

Предлагаем вниманию читателей отрывок из этой книги.

 

 

Людмила Салтыкова[I]

 

Впервые я услышала имя Михалкова в Ленинграде, где родилась и выросла. Мне нравилось читать своим младшим сестрам стихи, особенно любимое «Тридцать шесть и пять». Тогда еще не догадывалась, что этот человек станет частью моей судьбы и жизни, что мне выпадет счастье проработать с ним бок о бок сорок прекрасных лет.

Летом 1972 года ЦК ВЛКСМ проводил международный детский фестиваль «Пусть всегда будет солнце!» в знаменитом пионерском лагере «Артек». Мне поручили пригласить на фестиваль Сергея Владимировича Михалкова. Я ему позвонила, ожидая сложных переговоров. Писатели ведь народ капризный, привередливый, требуют к себе особого отношения, чуть прославился — и уже недоступный, общается только через секретарей или помощников... А тут трубку поднимает сам Михалков. Я представилась, мол, так и так, какие пожелания. «Да никаких, номер только выделите попросторней», — отвечает. Я, хоть и понимала, что общаюсь с классиком русской советской литературы, но справедливость для меня была превыше всего. По своему складу никогда не прогибалась ни перед какими авторитетами (может, это и оценил он во мне позднее больше всего), поэтому оборвала: «У нас все номера стандартные, попросторней, как вы хотите, нет». — «Ну, тогда дайте мне два стандартных номера, по той только причине, что я приеду не один», — последовало в ответ.

Я побежала к начальству советоваться: ведь не положено два номера для одного-то! Но Е. Тяжельников, первый секретарь ЦК ВЛКСМ, не дослушав меня, улыбнулся: «Дайте, Людмила, дайте два номера. Михалкову можно все!»

Вспоминать эту историю мне и смешно, и грустно. Как не­требователен был Михалков в быту, как довольствовался всег­да только необходимым и как смешны его, автора гимнов СССР и России, прекрасных пьес, стихов, басен, эти маленькие прихоти сегодня, когда каждая мелкая сошка, чуть засветившись в теле­визоре, издав бесталанную книжку или спев пару песенок, уже требует себе номеров-апартаментов и «мерседесов» к подъезду!

И вот он передо мной — высокий, элегантный, настоящий по­томственный дворянин, но без тени высокомерия или пренебре­жения. При этом ироничный, остроумный, порой не поймешь, шутит или говорит серьезно. Причем он общался ровно и учтиво со всеми: с начальством и подчиненными, со взрослыми и детьми, с которыми никогда не заигрывал и не сюсюкал. Много лет спустя я увидела, что точно так же он относится и к своим собственным детям, сыновьям и многочисленным внукам, — относится всегда серьезно и уважительно, видя в каждом прежде всего личность. Не такое ли отношение — причина гениальности его детей, все­мирно известных кинорежиссеров Никиты Михалкова и Андрона Кончаловского, со своей стороны плативших выдающемуся отцу искренней сыновней любовью и уважением?..

С того лета в Артеке и началась наша с ним дружба и рабо­та, которая длилась многие десятилетия. За эти годы мы не об­щались с ним всего две недели — в 2000 году, когда ему позво­нил В.В. Путин, попросивший написать слова к новому гимну. Михалков заперся у себя дома в кабинете, отключив телефоны и уведомив меня, чтоб его никто не беспокоил. А так — не было дня, чтобы мы не общались или по телефону, или на службе, или у него дома, на Поварской, — как раз напротив Союза писателей СССР. Пока Сергей Владимирович работал, я, в свою очередь, получала и разбирала тысячи писем со всей России от писате­лей с вариантами текста нового гимна. Но правительством новой России выбран был, как мы знаем, прекрасный и яркий михал­ковский текст.

 

Я стала его помощником, единомышленником и по убежде­ниям, и по службе. Это не значит, что мы не спорили или на все смотрели одинаково. Нет, порой спорили до хрипоты, оставаясь при том каждый при своем мнении, и даже ссорились. Но содер­жанием наших споров было всегда лишь одно — работа. Мы бо­лели за дело, только за дело. Разве что, в отличие от меня, Сергей Владимирович был человек мудрый и абсолютно незлопамятный. Я всегда поражалась его принципиальности, безукоризненной честности.

Пройдя всю войну, получив два боевых ордена, Михалков це­нил и уважал мужество в других людях. Узнав в 1993 году, что писатель Юрий Колесников, представленный в 1943 году к зва­нию Героя Советского Союза за подбитые немецкие танки, так и не получил это звание, Сергей Владимирович расстроился. Он поднял архивы, перелопатил десятки документов и добился справедливости: спустя 50 лет Колесников получил звание Героя России.

Михалков умел отстаивать свою точку зрения: он всегда дово­дил начатое до конца. В трудные 90-е годы он сумел реорганизо­вать разваливающийся Союз писателей СССР в Международное сообщество писательских союзов, отстоять принадлежащий пи­сателям особняк, писательский литфонд, писательский дачный поселок в Переделкино. С помощью Михалкова была сохранена Российская государственная детская библиотека.

Сколько нервов и времени ему это стоило — не передать! Сколько врагов он себе нажил, какие препоны ему только не ста­вили — взять того же бывшего мэра Москвы! При всем своем громадном авторитете Михалков не чурался лично годами хо­дить по судам, по кабинетам чиновников, исписывать горы писем и всячески отстаивать писательское достояние. Причем — не для себя. У него самого не было ни дачи, ни замков на Лазурном бе­регу. Все, что он делал, — он делал только для других. Помогал «выбивать» квартиры и устанавливать телефоны, оформлять президентские пенсии и награды заслуженным людям, изда­вать книги, устраивать больных писателей в хорошие больницы. Практически ежедневно к нему обращались литераторы с раз­ными личными просьбами. И не было случая, чтобы Михалков кому-нибудь отказал.

Он повторял, что его миссия — помогать...

Я прошла с ним настоящую школу жизни, мужества, принци­пиальности и благородства. Он учил меня быть отзывчивой на чужую боль, учил умению прощать и не помнить зла, учил мило­сердию. По существу, не будучи воцерковленным человеком, он, тем не менее, всегда поступал по любви и по совести.

В те же 90-е, когда разгонялся Союз писателей СССР, в пер­вых рядах погромщиков был Евг. Евтушенко, который вел себя крайне заносчиво и агрессивно. Он заявил, что Союз писателей больше не нужен, что его следует заменить евтушенковским творческим союзом под названием «Апрель» (который, к слову сказать, давно и тихо почил). Прошло много лет, и в 2002 году мне позвонил министра культуры М. Швыдкой, сообщив, что Евтушенко скоро будет 70 лет и надо бы подготовить докумен­ты для присвоения ему Ордена за заслуги перед Отечеством. Прихожу к Михалкову, говорю: «Как хотите, но я ничего оформ­лять этому перебежчику не буду, он столько плохого сделал на­шему Союзу!» На что Михалков возразил: «Будь выше обид. Евтушенко хороший поэт, а талант надо чтить, даже если носи­тель таланта нравственно ниже своего дара».

Может, мое мнение чрезмерно категорично, но я не знаю за Сергеем Владимировичем никаких недостатков. Мне все в нем нравилось: и как трогательно он относился к своим же­нам Наталье Петровне Кончаловской (с которой прожил пять­десят два года) и Юлии Валериевне Субботиной, и как любил свою большую семью — заботился о всех, никого не забывал. При мне ему как-то позвонил его сын Андрон из-за границы и со­общил, что они с женой (Юлией Высоцкой) попали в аварию.

 

Сергей Владимирович первым делом спросил: «Боже, а Юлечка очень ушиблась?» Он философски относился ко всем жизненным проблемам, никогда никому не завидовал, никогда никого не осуждал, ни перед кем не заискивал. И еще он любил и ценил красивых женщин, но для поэта любовь к прекрасному никогда не недостаток.

Сергей Владимирович был заядлым автомобилистом: 58 лет за рулем! Он ездил бы и дальше, если бы не попал в страшней­шую аварию и не разбил бы свое любимое рябиновое «вольво» в лепешку. Сам он чудом остался жить: пять переломов, сплошь ссадины и синяки. Но он держался стойко и переносил боль мужественно. Его кредо было — по возможности никого не обре­менять своими проблемами.

Он был неприхотлив. И в нем присутствовало какое-то мальчишество, легкость восприятия жизни при всей серьезности подхода ко всему, за что бы он ни брался. Михалков как ребенок радовался своим наградам, особенно гордился Орденом Андрея Первозванного (за № 9), который ему вручили в 2008 году на 95-летие. Он часто рассматривал высокую государственную награду и спрашивал: «Правда, красивый?»

Еще он был патриотом, обожал Москву, знал ее лучше вся­кого экскурсовода. Рожденный на Волхонке, он мог часами рас­сказывать о каждом доме на этой улице и о людях, которые жили в этих домах. Сходно он знал истории и многих других московских особняков. Я, ленинградка, слушала его рассказы, открыв рот.

Михалков гордился историей своей семьи как частью истории своей Родины. Он всегда ощущал себя человеком государствен­ным, всегда старался соответствовать тем канонам верности Отечеству и гражданского долга, которые завещали ему предки.

В августе, за две недели до смерти, он, позвонив мне, попро­сил прийти. Придя, я услышала: «Люда, я ухожу...» Я пыталась шутить, мол, я тоже вот-вот «уйду с работы», уже, мол, на­шла себе замену. Он поддерживал мои шутки, потом вздохнул, и в глазах его отразилась нездешняя даль. Но все-таки он нашел в себе силы отдать последнее свое распоряжение в качестве гла­вы Международного сообщества писательских союзов и на мой вопрос, кто будет его преемником, ответил: «Мой первый зам. Иван Иванович Переверзин... Пусть принимает эстафету... вме­сто меня...» — с трудом уже закончил Сергей Владимирович.

Вскоре его положили в больницу.

Двадцать седьмого августа 2009 года Сергея Владимировича Михалкова не стало.

 

Прошло три года, как его нет.

Говорят, незаменимых не бывает.

Бывает.

С его уходом моя жизнь потускнела. Как будто погас свет.

В моей жизни он был — незаменим.

 

 

 


[I] Салтыкова Людмила Дмитриевна (р. 1936) — помощник председателя исполкома Международного сообщества писательских союзов (МСПС).

 

***

ДАЛЁКОЕ И БЛИЗКОЕ

 

Роман-хроника «Далёкое и близкое» – это широкое эпическое полотно из истории рода автора на фоне двух с половиной столетий жизни Российской империи и страны Советов XVIII-XX веков, а также небольшие попутные зарисовки сегодняшних дней. Художественное повествование чередуется с публикацией документов и публицистикой, что наряду с эмоциональной составляющей придаёт более достоверное содержание картинам описываемых событий. В романе действуют как реальные, исторические и близкие по степени родства автору, лица, так и выдуманные им по сюжету книги. Литературная реконструкция семейной саги оправданна искренней любовью и интересом писателя к его предкам и самой истории Отчизны, что не оставит равнодушным читателей.

 

Милованов Г.

Далёкое и близкое. Геннадий Милованов – М.: ООО «Буки веди», 2013 г. в 2 томах.

 

***

«Йошкар-Ола» - значит «Красный город»

 

Как уже сообщалось, в столице Республики Марий Эл состоялись торжества, посвящённые 125-летию со дня рождения классика марийской литературы Сергея Чавайна. Гостям мероприятия организаторы подарили, в частности, альбом «КРАСНЫЙ ГОРОД. Йошкар-Ола глазами художников России». Особенностью книги является то, что в ней помещены не только художественные виды города, но и стихи, посвящённые столице Марийского края.

В альбоме помещены репродукции картин, которые написали художники: Олег Богомолов, Игорь Бушуев, Виктор Бритвин, Евгения Иванова, Елена Макеева, Сергей Алтухов, Резеда Яманова, Игорь Одинцов, Алексей Быков, Риф Абдуллин, Филарет Шагабутдинов, Надежда Северина, Валентин Жданов, Олег Кульпин, Александр Федосеев. Картинам сопутствуют стихи следующих авторов: Леонид Маркелов, Екатерина Уланова, Ольга Мишина, Лилия Иванова, Валентина Пономарёва, Евгений Сельдюков, Надежда Дмитриевская, Альфред Хобер, Геннадий Смирнов, Маргарита Мамайкина. Следует подчеркнуть, что автор, стихотворение которого открывает альбом, - Леонид Игоревич Маркелов, глава Республики Марий Эл.

 

***

«ЭКЗАМЕН ПО СОПРОМАТУ»

 

Сборник рассказов Башира Тимурзиева «Экзамен по сопромату» вышел в этом году в Назрани.

Башир Тимурзиев окончил Ленинградский политехнический институт. Длительное время работал на Назрановском заводе «Электроинструмент».

Является автором ряда книг. На какую бы тему ни были его произведения, они философичны, за кажущейся их простотой чувствуется большая работа ума и сердца, глубокая выношенность, выстраданность.

Писатель видит жизнь в сложной взаимосвязи большого и малого, целого и единичного. Каждый миг жизни самоценен, неразрывно связан с вечностью, как и вечность с каждым мигом.

«Экзамен по сопромату» - сборник рассказов. Рассказы в него включены разные – и по объёму, и по тематике, и по эмоциональному окрасу.

Самый первый из них, который открывает сборник, называется «Загубленный талант». Если коротко, то суть его такова. Жил на свете целитель-самоучка, который умел оперировать глаза. Он по наитию излечивал пациентов, от которых отреклись даже офтальмологи-профессионалы (их автор называет «глазниками»).  А потом «глазники» объяснили целителю, насколько сложно устроен глаз, и чем чревата ошибка, которую он может допустить… И после этого народный лечтец утратил свой дар – он попросту стал бояться.

И автор таков во всех произведениях, вошедших в сборник. Сюжетные ходы обязательно совершают нежданные повороты, которые и делают рассказы занимательными. К тому же они очень познавательны, в них много стихов. Книга непременно станет любопытной для всех, кто интересуется ингушским языком – во многих фрагментах её приводятся тексты на обоих языках.

 

Тимурзиев Б.

Экзамен по сопромату. – Назрань, 2013. – 344 с.

 

***

СВЯТАЯ РОЩА

 

Книга адресована всем, кого интересует марийская традиционная религия. Почитание сил окружающей человека природы, традиции поклонения Духу Воды, Земли, Леса, Пашни и т.д. в настоящее время – время экологических катастроф – являются особенно актуальными. Во все века как зеницу ока марийцы хранят КУСОТО или ОТО – святую рощу, где проводятся моления. Книга конкретизирует понятия, связанные с самым сокровенным местом, святилищем – ОТО.

 

Степанова Ираида.

Святая роща. Иллюстрированное издание. – Йошкар-Ола. 2012. – 196 с.

 

Книга издана на личные средства автора при поддержке эстонской программы родственных народов

 

***

КРУГОСВЕТНОЕ ПУТЕШЕСТВИЕ

«Жив океан!» — такую весьма неожиданную запись сделал в своем днев­нике Александр Блок, узнав о гибели « Титаника». Остро переживая случив­шуюся трагедию, великий поэт как никто другой понимал также и то, что если будет одержана победа над стихией океана, человек победит и своё извечное стремление быть ей равным своею неукротимою отвагой, сво­ей силой духа...

Вот почему парусные суда никогда не исчезнут из нашей жизни, вот почему пассажиры современных водных лайнеров, похожих на непотопля­емые острова, всегда будут встречать «в тумане моря голубом» «мятеж­ного», «ищущего бури» парусного странника.

Ни разу не видев моря, я с детства мечтал стать моряком, а когда по­явились другие, более внятные планы на жизнь, я вдруг увидел объявление о том, что «требуются ученики матросов», и, не рассуждая, как во сне, про­шел медкомиссию, а затем целых три года отдал морю в качестве рулевого матроса. Но только после того, как один приятель пригласил меня прогу­ляться в море на киношном паруснике «Испаньола», я понял по-настоящему, что морская романтика — это прежде всего тяжелый труд, высочайшая самоотдача. Семь потов надо пролить моряку, чтобы иметь возможность иногда все-таки постоять на палубе и послушать, как в широкие паруса упирается вольный ветер...

Более четырехсот суток длилось кругосветное плавание «Крузенштер­на». Это было испытание монотонностью времени и непредсказуемостью стихии, изнуряющей тропической жарою и настоящим пленом среди бес­конечных волн, а также испытание ощущением исключительной важнос­ти того пути, которому, казалось, нет конца.

«Крузенштерн» вышел из Санкт-Петербурга 25 июня 2005 года. Плавание его было приурочено к 60-летию Победы в Великой Отечественной войне, а также к 200-летшо кругосветного путешествия И. Ф. Крузенштерна. А вер­нулся он в Санкт-Петербург в начале августа 2006 года, вернулся именно к той набережной Невы на Васильевском острове, откуда два столетия назад уходил в кругосветное плавание отряд российских кораблей под командовани­ем Ивана Фёдоровича Крузенштерна.

Парусник прошел вдоль берегов Европы, пересек Атлантический океан, обогнул мыс Горн и, преодолев Тихий океан, достиг Владивостока. Затем через Индийский океан дошёл до берегов Южной Африки и по Атлантике, курсом на север, вернулся в Россию.

За время похода «Крузенштерн» четыре раза пересек экватор и совер­шил свыше двадцати заходов в порты четырех континентов. В каждом иностранном порту корабль встречали тысячи людей. «Из посетителей у нас всегда стояла очередь, — рассказывал капитан барка «Крузенштерн» Олег Седов. — Людям, особенно вдалеке, было интересно узнать все о Рос­сии. С огромным интересом они рассматривали фотовыставку, посвящен­ную 60-летию Великой Победы»...

И еще на судне шел непрерывный учебный процесс. Более 500 курсантов — Балтийской государственной академии, рыбопромысловых, военно-морс­ких училищ, юнги Молодежной морской лиги и кадетских корпусов — про­шли незабываемую практику на паруснике. Курсанты за время плавания стали матросами и мотористами второго класса, научились самым про­стым на флоте навыкам. А кто-то из них, получив закалку кругосветкой, в будущем станет и морским офицером. Очень важно, что ребята сумели почувствовать ветер, высоту, опасность стихии, своими глазами увидели огромный мир во всем его многообразии.

Когда шли с Гавайских островов к Японскому архипелагу, девятибалль­ный шторм трепал парусник почти полторы недели, а у мыса Горн — это место вообще считается наиболее сложным и опасным — был порван па­рус. Однако благодаря опыту капитана Олега Константиновича Седова все закончилось благополучно. К сожалению, в 2009 году — через три года после окончания кругосветного путешествия — его не стало. И участники похода навсегда запомнили его не только как заботливого командира, воспитате­ля, но и блистательного дипломата, который общался в иностранных пор­тах с государственными деятелями разных уровней...

Полное кругосветное плавание прошел и капитан-наставник Геннадий Васильевич Коломенский. Этого удивительного человека называют леген­дой парусного флота. На «Крузенштерне» он прослужил почти 40 лет! В том числе и капитаном. Основная его сегодняшняя задача — передача опы­та молодым специалистам.

А для «Крузенштерна», встретившего восьмой десяток, это уже вто­рое кругосветное путешествие. Свою первую кругосветку барк совершил 10 лет назад.

Да, кругосветка — удовольствие дорогое. Но в 90-е годы наши промысловый и военно-морской флоты были почти уничтожены, многие суда ушли под иностран­ные флаги. Дня страны легендарных флотоводцев Ушакова и Нахимова, Лазарева и Крузенштерна возникла угроза утраты статуса великой морской державы.

Так что своим походом «Крузенштерн» возвращал России еще и её былое величие. Не случайно во время захода во Владивосток его сопровождал эскорт из ракет­ных катеров Тихоокеанского флота — столь рады были дальневосточные моряки возрождению русской славы. А в районе Гавайских островов русскому флагу изу­мились американские военные моряки.

Через несколько дней после прибытия в Санкт-Петербург «Крузенш­терн» взял курс на порт приписки — Калининград, чтобы встать на плано­вый ремонт. А там — снова в очередной поход...

В Санкт-Петербурге парусник вместе с калининградцами встречал ми­нистр обороны Сергей Иванов. Он зачитал приветствие президента РФ Владимира Путина, в котором подчеркивалось, что своим «трудным, но ярким рейсом экипаж доказал, что Россия является великой морской дер­жавой, а ее флот — гордостью страны».

Уместно будет здесь напомнить и слова самого И. Ф. Крузенштерна, ска­занные им накануне собственного кругосветного похода: «Экспедиция, ко­торую я имею честь предложить — первая в таком роде, предпринимае­мая русскими; в виду ее значимости она не может не привлечь внимание всей Европы: большая часть её обрадуется, видя нас, использующих все уси­лия, применяющих все средства, чтобы повысить еще более тот уровень процветания, которое должно быть нашей долей; те, однако, кто не же­лает добра нашей стране, и, несомненно, их много в пределах и за предела­ми нашей Империи, будут относиться к ней с завистью и ревностью».

Свой подвиг совершил и автор этой книги Вадим Арефьев, которому по­счастливилось быть участником исторического похода «Крузенштерна». В прошлом морской пехотинец, а ныне полковник запаса, член Союза писа­телей России и автор весьма талантливых прозаических книг, он изо дня в день записывал свои беседы с капитаном и капитаном-наставником, вел хронику кругосветки. Так что у современного читателя (особенно же — у будущих моряков) появилась возможность не только ощутить красоту и экзотику опасного плавания, но и сполна познать его, скажем так, рутин­ную сторону. Ждут своего часа и те его новые прозаические произведения, в основу которых легли реальные события кругосветного плавания. В об­щем, мы рады, что морская тема вновь уверенно возвращается в литера­туру нашей морской державы.

Пока наши юноши будут не только мечтать, но и иметь возможность помериться силами с Мировым Океаном — Россия будет жива!

Николай ДОРОШЕНКО,

секретарь правления Союза писателей России, директор издательства «Российский писатель».

 

 

Арефьев В.А.

Вокруг света на «Крузенштерне» во славу России (2005-2006 гг.): Хроника. Впечатления. Факты. – М., Издательский дом «Российский писатель», 2012. (три тома), ил.

 

 

*** 

ПОВЕСТЬ ОБ УДИВИТЕЛЬНОМ ЧЕЛОВЕКЕ

 

Документальная повесть Александра Малиновского рассказывает об удивительном самоучке художнике-иконописце, крестьянине Григории Журавлёве из самарского села Утёвка, родившемся без рук и ног и писавшим иконы, зажав кисть в зубах.

Первая часть повести была издана в 1992 году. Она на­зывалась «На пепелище». Позднее, в 1994 году, повесть вы­шла отдельной книгой под названием «Радостная встреча». Автор продолжил поиски достоверных сведений о худож­нике. Итог его неутомимой работы последних лет и вошёл в предлагаемое обновлённое и дополненное пятое издание повести.

Книга опубликована по благословению Митрополита Самарского и Сызранского Сергия

 

 

Малиновский А. С.

 

          Радостная встреча: Документальная повесть. 5 изд-е, доп. — Самарское отделение Литфонда России, 2013. — 124 с.: с ил.

 

***

Николай ПЕРЕЯСЛОВ: КОРОБУШКА

В рамках издательской программы Международного сообщества писательских союзов, Международного литературного фонда и издательства «У Никитских ворот» увидела свет новая книга Николая Переяслова «Коробушка». Как в пятнадцати стихотворениях классического венка сонетов, представляет читателю в пятнадцати своих жанровых частях практически все грани творчества этого неординарно­го автора, в равной степени успешно работающего в прозе, поэзии, кри­тике, поэтическом переводе и целом ряде других литературных жанров. Как щедрый коробейник, высыпает он перед ценителями литературы лучшие из своих произведений, принесенные через годы кропотливого труда и обретения литературного опыта. Книга не должна оставить рав­нодушным ни одного читателя, в этом «собранье пестрых глав» каждый наверняка отыщет что-нибудь для себя и для своей души - выбирать, слава Богу, есть из чего.

Переяслов Николай

Коробушка. Поэзия, проза, критика, драматургия, литературоведение, поэтические переводы, юмор и другие жанры. - М.: ИПО «У Никитских ворот», 2013. - 544 с.

 

 

***

ПАРАДОКС ЖАНРА

 

В Киргизстане вышла в свет книга «Переворачиваю мир», о которой можно смело сказать, что она не имеет себе равных во всём своде русской литературы. Её автор – Александр Никитенко – включил в сборник более 40 палиндромонных, или перевёртных поэм, добившись, таким образом, абсолютного рекорда словесности.

 

Никитенко А.И. Переворачиваю мир. Палиндромоны. Издание 2-ое, дополн. – Бишкек: Салам, 2013. ­ – 424 стр.

 

Первое, что испытывает читатель при знакомстве с палиндромонами – оторопь. Хочется воскликнуть в сердцах: да что это за чушь несусветная, не наделённая смыслом… Потом постепенно приходит удивление от формы, от осознания внутренней гармонии и возможностей русского языка… И тут же внутренний протест: а смысла-то ноль! И наконец, если читатель хоть немного готов приложить усилия, он открывает для себя, пусть и труднопонимаемые,  метафоры,  образы,  и ту идею – сверхзадачу, что вложил автор в произведение.

Небольшой и во многом отрезанный от метрополии тюркским языковым морем островок русской литературы  Киргизии вновь удивляет широкую читательскую публику своим достижением.  Один из виртуозов поэтического слова республики Александр Иванович Никитенко, автор 17 стихотворных сборников, опубликовал книгу палиндромонов, включив в неё не только рачьи поэмы, но и словарь перевёртных строк на каждую букву алфавита, включая даже такие редкие как «ц», «ч» и «щ».  По признанию самого автора, он начал работу над созданием и собиранием перевертней ещё в далёком 1966 году. В течение 47 лет автор отбирал словесные перлы, иногда случайно увидев в тексте, уловив на слух или специально прорабатывая лексический массив русского языка в поисках наоборотных жемчужин, чтобы сейчас издать их сборник.

Поэзия в древности часто использовалась в магических и ритуальных обрядах. На Руси обрядовая поэзия занимала отнюдь не последнее место в системе фольклора.  И в этом свете стихотворные строки, что могли читаться и так и эдак,  вызывали гораздо больший трепет, нежели традиционные вирши. На Руси палиндромоны активно использовались в ярмарочной кутерьме скоморохами, некоторые заговоры и заклятья против хворей читались одинаково в обе стороны. Первые же  carmen cancrinum, или рачьи стихи, были письменно зафиксированы на сосудах ещё в римскую эпоху. Зачастую авторство подобных перевертней приписывалось самому дьяволу.

В Бишкеке же творил отнюдь не искуситель людских душ, а русский поэт, которого можно смело назвать входящим в число лучших современных в республике. Его традиционная поэзия отличается немалой красочностью, палитрой речевых средств и, зачастую, смелыми экспериментами с визуальными стихосложением.  Искушённость автора, выраженная большим числом собственных стихотворных сборников, несомненно, повлияла на Никитенко в его поэтической деятельности и во многом предопредели его отход от традиционализма в сторону экспериментаторских палиндромонов.

Новая книга Александра Никитенко представлена 44 стихотворениями, сам автор их обозначает как поэмы,  многие из которых составлены из 100 строк и более. Есть среди них и сонет, посвящённый активному члену МСПС Евгению Колесникову, киргизстанцу, ныне живущему и работающему в Москве. Сплавив жанр сонета, мёртвый по форме, с техникой палиндромона, искусной, но искусственной, автор расширил горизонты поэтической эквилибристики.

Бесспорно, что многие стихотворения кажутся заумью, которую так любили авангардисты и благодаря коей прославился один из самых известных из них Велимир Хлебников. Читателю, тем паче не подготовленному, современному, что так привык получать разжеванный и смонтированный смысл с блюдечка экрана телевизора или компьютера, чрезвычайно сложно пробираться сквозь нарушение падежных соединений, изгородь кратких словоформ, отрывистость фраз и предложений палиндромонных строк. Особенность эту можно обозначить никитенковской же строкой-перевертнем «форт строф», который нужно брать приступом, имея в авангарде цель понять и, главное, принять данный жанр литературы. Также неоспоримо,  что эти поэмы не станут цитировать любители поэзии, они не будут перечитываться раз от разу, это скорее словесный изыск, деликатес, что можно иногда себе позволить в редкую минуту филологического наслаждения.

В русской литературе немало примеров палиндромонного творчества. Самый известный рачий стих принадлежит Афанасию Фету «А роза упала на лапу Азора», получивший известность после того, как был использован в мультипликационном фильме «Приключения Буратино». А. Фет, Г. Державин, В. Брюсов отдали в свою очередь честь данному жанру. В. Хлебников был первым, написавшим полное стихотворение-перевертень (он же и придумал это русское название палиндромона).  Интересно, что некоторые литературоведы указывают на наоборотность названия рассказа Н. Гоголя «Нос», сюжет которого действительно напоминает своей фантасмагоричностью сон.

Сarmen cancrinum в советское время появляются в творчестве многих поэтов, среди которых  Н. Ладыгин, В. Гершуни, Е. Кацюба,  Д. Авалиани. Наиболее известным становится рачий стих Семёна Кирсанова «Лесной перевертень». Палиндромоны настолько завоёвывают популярность среди поэтов, что уже далеко не все из них признаются поэзией, а лишь примитивным виршеплётством.

Наоборотный мир Александра Никитенко богат и словесно и тематически. Есть у него и поэмы о современном Киргизстане «С тети не реву – суверенитет-с», о политике стран СНГ (как, например, афористично и точно «Туркмения. Я и нем, крут».), есть строки и о России: «Воин Иов / на Кавказе заквакан. / Кремль мерк: / нет суда, ад у стен!». Поиском иголки в стогу сена можно назвать каждую написанную рачью строку, а поэта – Золушкой, что перебирает смешавшееся зерно. Никитенко-«Золушка» весьма недюжинно справляется с этой словесной задачей. Хотя, бесспорно, что некоторые из стихотворений рождены, в первую очередь, не смыслом как доминантой, а словом, когда удачные строки палиндромонов увлекают за собой весь стих.

Многие строки поэта чрезвычайно актуальны и бьют, что говорится не в бровь, а в глаз. В поэме «Мордодром» есть такие строки:

 

Анна, Вася, саванна.

Тит – пока коптит.

И мы во Руси суровыми.

Русь сур.

И сурово на Руси.

 

В поэме «Машу душам» лирический герой – поэт («Я как я. / ТЭО: поэт. / Я юн. Ню я. / Я мер бремя. / Я учу, чуя…»), который пережил  многое и на мир смотрит с точки зрения уже бывалого человека, понимает его двуличность и лицемерие («Нам Бог – обман. / И нам Бог: «Обмани!» / И ври, и рви?»). Он призывает людей оглянуться на двойные стандарты современности:

 

И щит ищи,

упор в Европу.

А порвёт Европа.

Или дула залудили?

Но ООН?

Луг, гул

мотором за разворотом.

О, танк НАТО!

Да, вот вам авто в ад.

Да, грешно, мон шер, гад!    

 

Очевидно, что подобные строки требуют большого напряжения мысли. Когда-то считали авангардистов (да что уж тут греха таить – и сейчас также, в особенности читатель / зритель наш, русский, предпочитающий всё реалистичное, чтобы напрямую в лоб) некими заумниками, или как говаривал товарищ Хрущёв «педерастами искусства». Сейчас же авангард – уже в арьергарде, где-то на втором или третьем  плане. Думается, что и палиндромоны Никитенко также будут оценены по достоинству в своё время. Сам же автор уже воздал свою благодарность будетлянину-авангардисту Велимиру Хлебникову, одному из первых признанных мастеров перевертня:

 

Он музе безумно

и

лире верил,

учил кличу:

залазь

в омут умов

и разом озари!

 

Ему в уме

шире веришь.

Умер  и мир ему.

 

Превосходство Александра Ивановича Никитенко в палиндромическом стихотворчестве неоспоримо.  В стезе данного жанра он прошёл далее всех русских поэтов. 44 наоборотных поэмы, палиндромический сонет, рачьи стихи, собственный словарь перевёртных строк, как заготовки для будущих произведений и как помощь тем, кто пойдёт по этому пути вслед, ­ – всё это делает  киргизстанского автора членом своеобразного поэтического Олимпа.

Вместе с тем, видится и будущая неминуемая обречённость данного жанра на смерть, а значит и личная последующая трагедия Александра Никитенко. С развитием современного программного обеспечения уже ничего не стоит создать такой электронный алгоритм, который бы перебрал все слова, выражения и предложения, зафиксированные когда-либо в письме, на предмет поиска палиндромичных. Уже изданы словари палиндромонов русского языка. Более того, в настоящее время в виртуальном пространстве уже разрабатывается проект программы отбора рачьих единиц языка.

Искусство – это всегда порождение человека, его таланта, а в  случае гениальности, то в какой-то степени и его шизоидности, его иррациональности души. Машина же души не имеет, а значит то, что может быть создано компьютером посредством алгоритма перестаёт быть подлинным искусством. То, что вышелушивалось Александром Ивановичем на протяжении почти 50 лет, может быть получено одним нажатием Enter.

Парадокс жанра заключается в том, что  достигнув непревзойдённых до этого высот, палиндромон  уходит в небытие.  Как реалистичная картина, что становится в современном мире произведением не искусства, но ремесла.  Ведь каждый человек может запечатлеть любой понравившийся ему пейзаж собственным фотоаппаратом. Останется единственное преклонение – перед техникой исполнения. Как сейчас мы восхищаемся картинами Ивана Шишкина, передающими поразительные детали леса, так мы будем удивляться палиндромонам Александра Никитенко, созданными настоящим мастером слова без единого электронного «гвоздя».

 

Андрей Рябченко,

Бишкек, Киргизстан

 

 

 

 

***

ЧВК

 

Данное исследование посвящено феномену мирового военно-политического ландшафта последних десятилетий — частным военным компаниям (ЧВК). Авторы рассматривают эволюционный путь современного частного военного бизнеса, исследуют причины коммерческого успеха ЧВК, специфику их боевой работы, преференции, проблемы и перспективы этого сегмента мирового бизнеса.

 

Коновалов И.П., Валецкий О.В. Эволюция частных военных компаний. Пушкино: Центр стратегической конъюнктуры, 2013. – 138 с.

 

ПОКЕТБУК

 

 

***

Воздух, промытый дождём

 

(О поэзии Сергея Бударина)

Стало плохим правилом появление стихотворений молодых ав­торов, где внутренний мир лирического героя вписан в городской интерьер или в интеллектуальный обиход гуманитария средней руки. И всё это подается как мытарства и чаяния юной души, по­грязшей в интернете, пиве, случайных связях и прочем, что так или иначе связано в читательском представлении с миром ци­вилизации начала XXI века. Причём не факт, что цивилизации русской, поскольку все национальные приметы в подобных сти­хах практически отсутствуют. Что ж, новое поколение молодежи пришло отнюдь не в прекрасный мир. Язык и образование раз­рушены, нравственные основания общества и семья стали дис­куссионными понятиями, жестокость и обман насыщают воздух сегодняшнего дня...

И всё-таки жизнь продолжается: русская природа прекрасна не­смотря ни на что, а способность любить остаётся в каждом чело­веке - пусть и потерянном, опустившемся или ожесточенном. И становится ясно, что перед всяким, кто готов спеть свою поэтиче­скую песню, возникает принципиальный выбор: как смотреть на мир, что в нём видеть, куда идти и что ценить?

Слово «родина» крайне редко встречается в творениях нашей молодежи. И это не случайно. Если понятие «Россия» лукаво объединяется властями предержащими с понятием «государ­ство» и при этом вымывается сам русский дух, но утверждается какая-нибудь спортивная или музыкальная химера, то сердечное и духовное «Русь» от тихого «родина» практически неотделимо. Понятие «родины» сохраняет традицию, связь времен и берёжет надежду на будущие светлые времена.

Стихотворения Сергея Бударина, молодого поэта из-под Самары, являют собой поразительное исключение из сложившегося удручающего литературного распорядка. В них совершенно не чувствуется усталость городского человека, который стесняется сердечного и внимательного чувства к почве, по какой ступает, к небу, где всё еще обитает таинственная и непостижимая для сухого ума свобода.

Напротив, читатель, уже отученный от любви к своей малой роди­не в стихах молодых, воспринимает подобные строки у Бударина как неожиданные и в какой-то степени - «незаконные»: «в край свой приволжский влюбленный...». Разумеется, литературные за­явления такого рода во многом стали стереотипом, но когда они подтверждены художественным строем всего творчества, их цена неизмеримо возрастает, признание становится долгожданным.

Мой друг, не виновен я в том,

Что Русь, как река, меня манит.

Она ни сейчас, ни потом  -

Меня никогда не обманет.

В последние годы все чаще возникают стихи, в которых очень ор­ганична есенинская интонация. У сорокалетних это можно объ­яснить сохранившейся с советских времен традицией. Однако двадцатилетние поэты в привычную и уже порядком стёртую ло­гику развития литературы как будто не вписываются.

Здесь стоит заметить, что в самые трудные времена русский че­ловек обращался к лирике Есенина как к нечто заветному, адре­сованному прямо к сердцу без посредничества ума. Народная любовь к своему корневому поэту не дала беспочвенным ли­тературным кликушам опорочить его память и уничтожить его песню. И вот теперь будто сама народная толща выдвигает из таинственных глубин молодые, звонкие голоса, неотделимые от родной земли, от высокого неба, от осенней синевы рек и озер, от сентябрьского пира лесов и рощ.

И засияет небесный проем

Русским заплаканным солнцем.

Воздух, промытый дождем,

Встрепан, как мокрая псина...

Слезы с небесных высот

Выпьют в бору глухари...

Стихи Сергея Бударина словно не ведают тяжести прошлых рус­ских поражений, в них живёт настоящий день, в котором воз­можно всё лучшее, от чего цивилизация отреклась и тем себя убивает. Любовь, чистота, верность, честность, мужество, детская наивность составляют лучшие человеческие черты. И когда пошлая ирония пытается их осмеять, то важно видеть скрытую сатанинскую изнанку происходящего и помнить: Святая Русь - это не данность, но цель для истинно русского человека.

...Неразумный ребенок рыдает.

Но потом он взрослеет, встаёт...

И как птица над миром летает.

Вячеслав Лютый

 

Трава, пробившаяся сквозь бетон

Стихотворения двадцатидвухлетнего Сергея Бударина (а напи­саны они им, естественно, в более раннем возрасте) на сегод­няшнем литературном поле, на котором буйно разросся бурьян интеллектуальной, рассудочной, или, как её назвал один критик, «силиконовой» поэзии с вызывающе торчащими кочками пост­модернизма, воспринимаются как зелёная трава, пробившаяся сквозь асфальт и бетон.

 

Ветер метёт по земле

Воск шелестящей листвы.

Плещут в заоблачной мгле

Лебеди свет-синевы.

 

Поэты, которых стихотворец призвал в свои учителя, легко угадываются: Кольцов, Никитин, Некрасов, Есенин, Рубцов, в какой-то мере Юрий Кузнецов. Исходя из этой традиции, Сергей Бударин выказывает и своё отношение к делу, которым рискнул заниматься, - к литературному творчеству.

Лирический герой «свет-синевы» пока, правда, больше смотрит, созерцает, рассказывает, а не действует и думает, но творческое поведение и мудрость, известно, приходят с годами, а он до завидного молод. Поэтому позволю себе передать ему некоторые слова, которые слышал автор этих строк от поэта-фронтовика Николая Старшинова. Так, Николай Константинович говорил: подражать кому-то можно, но нужно знать - зачем подражать; все знают, как не надо писать стихи, но никто - как надо; слушай советы всех, но пиши по-своему.

Явление «свет-синевы» интересно ещё и тем, что старшие товарищи, профессионалы, не просмотрели, не затоптали этот явно наделённый поэтическим даром молодой росток.

Побольше бы такой доброй внимательности!

Валерий Черкесов

 

***

Параллельный мир Дмитрия Щёлокова

Еще в 2000 году Дмитрий Щёлоков поразил меня, прочитав на лите­ратурном семинаре в ЦДЛ рассказ. Через год он поступил в Литера­турный институт им. А.М. Горького на семинар Михаила Петровича Лобанова, и я испугался: будет ли Дмитрий посещать мой семинар? Зря сомневался, плохо знал Дмитрия, в меру азартного и уже в те годы преданного нашему делу литературного человека.

Любой художник, музыкант, писатель, философ творит, согласно одной из легенд о Конфуции, себя самого, но... себя самого, то есть крохотную частицу жизни, то есть самою жизнь сотворить не дано никому, кроме Того, Кто сотворил жизнь. И мы, творя себя в своих произведениях, все-таки творим некий параллельный нам мир. Он может быть выполнен в любом жанре, в любой системе координат, от самого заоблачного сюрреализма до самого крутого реализма, он может быть очень далек от того мира, который окружающие видят в нас и, более того, которым мы являемся, ведь далеко не каждому удается главное: познать себя. Познать себя не удается, а писать хочется.

Кому-то из людей пишущих везет чуть больше, он в осмыслении се­бя в мире и мира в себе приближается к тому, что он есть, и в этом случае он пишет свой параллельный мир гораздо лучше, повторюсь, в любом жанре, в любой системе литературных координат. К этим писателям, на мой взгляд, принадлежит Дмитрий Щёлоков, хотя, уверен, о вышесказанном он не думает и правильно делает. Он просто пишет.

Для того чтобы стать великим музыкантом, необходимо (хотя и не­достаточно) иметь абсолютный музыкальный слух. В природе твор­чества существует и абсолютный литературный слух, и Дмитрий Щёлоков обладает им в полной мере. Это качество проявляется, прежде всего, в том, что его герои, выдуманные либо списанные с натуры, либо зарисованные по памяти (а память у него цепкая!), ни единым движением, даже жестом, мимикой, словом не нарушают те законы, и условности, и «обычаи», которые хороший писатель создает в своем параллельном мире, в своем произведении. А хо­рошим я называю только того писателя, который, творя свой парал­лельный мир, прекрасно чувствует жизнь мира реального и так же прекрасно чувствует не нарушающие высшую гармонию мирозда­ния линии схода из реального мира в параллельный мир.

Все его герои - люди живые. Ни одного литературного, то есть социально-психологического кентавра, я не увидел в его парал­лельном мире! Хотя бросает он героев в весьма сложные перипе­тии, в напряженные ситуации, из которых выкарабкаться-то можно (сколько их народили современные детективщики!), но в которых очень трудно остаться людьми живыми и не превратиться в гово­рящих, бегающих, стреляющих, постоянно жующих манекенов. Ни одного манекена нет в рассказах Дмитрия Щёлокова.

Поначалу мне казалось, что он надолго застрянет во Владимирской глуши со своими героями; но нет: вдруг пошли у Дмитрия рассказы городские. И здесь у него свой параллельный мир, и здесь его ге­рои абсолютно точно соответствуют и жизни реальной, и жизни его параллельного мира, и только поэтому у читателя (а именно так и должно быть!) не возникает коварных предмыслей: такого не мо­жет быть, выдумал все!

Да, выдумал: и героев, и мир свой, но такое не только может быть, такое бывает! В этом уже сейчас силен Дмитрий Щёлоков. При этом в рассказах его нет никаких ухищрений и «спецэффектов» (чем больше «замочу», тем читателей будет больше), никаких изяществ, зато строка его насыщена точными деталями и психологическими нюансами, обвораживающими читателя.

Первая книга Дмитрия Щёлокова - серьезный литературный труд молодого человека, пожившего, к тому же заядлого (ну, естествен­но, в мире) охотника, влюбленного в природу, в людей, в жизнь.

И дай Бог ему книг побольше!

Александр Торопцев

 

***

КНИЖНАЯ СЕРИЯ «ИДУЩИЕ ВСЛЕД»

 

В рамках Целевой программы Международного сообщества писательских союзов по поддержку современной молодёжной профессиональной поэзии и прозы, Главная редакция литературных приложений и книг МСПС (главный редактор Игорь Николенко) выпустила пять книг из серии «Идущие вслед». Книги вышли в ИПО «У Никитских ворот» при финансовой поддержке Международного литературного фонда. Серия включает в себя два раздела: «Проза XXI век» и «Поэзия XXI век».

…Осенью 2011 года в Доме творчества писателей «Переделкино» состоялось Международное совещание молодых писателей. По его итогам Исполком Международного сообщества писательских союзов провёл большую работу, направленную, в первую очередь, на оказание помощи юным талантам в публикации их произведений. Появление на свет первых ласточек новой книжной серии стало одним из пунктов реализации Целевой программы МСПС по поддержке современной молодёжной профессиональной поэзии и прозы.

В серии «Поэзия XXI век» вышли сборники Сергея Бударина «Сторона речного ветра», Юлии Зачёсовой «С далёких планет» и Дмитрия Ханина «Встречая перелётную весну». В серии «Проза XXI век» опубликованы роман Дмитрия Щёлокова «Параллельный мир» и сборник рассказов Рустема Гилиуллина «Одиночество».

Поздравляем молодых авторов со столь впечатляющим дебютом! Желаем им новых творческих успехов.

Ну а остальным начинающим авторам хочется сказать вот что. Эти пятеро счастливчиков – такие же простые юноши и девушка, как и вы. Просто они в своё творчество на сегодняшний день вложили чуточку больше души и труда. Так что покорившаяся им вершина не столь уж недостижима! Дерзайте, друзья!

 

Соб. инф.

 

***

Игорь ТЮЛЕНИН: И только Слово выше Света.

Поэзия Игоря Тюленева подобна творениям древних русских зодчих - без декоративной шелухи, но всегда с прочной, полной собственной красоты и гармонии, основой. Да и не могу я представить Игоря Тюленева кропотливо вытачивающим поэтическую строку в тиши рабочего кабинета. Он, как мне кажется, принадлежит к числу тех немногих поэтов, у которых градус вдохновения равен силе их любви или ярости. Потому-то и картина исторической обороны Москвы у Игоря Тюленева выглядит как фрагмент его частной жизни:

«Мчится в поле несметная сила.//Рвёт зубами Пегас удила.//Под Москвою спасает Россия//Золотые свои купола!» И даже созерцая Великую Китайскую стену поэт не погружается в отвлеченные раздумья о вечном, а говорит лишь о том, что у него болит:

«Я стоял у Китайской стены//И смотрел, как закат наступает. //Проболтали Москву пацаны.//Нашу речь здесь уже понимают».

Но это вовсе не то, что можно назвать гражданской лирикой или даже публицистикой. Это характер. И не лирического героя, а самого поэта. Вообще, Игорь Тюленев вполне успешно обходится без того лирического героя, который был введен в нашу поэзию романтиками как «художественный двойник», как «концептуальная правда авторского самообраза».

 

Вот его коротенькое стихотворение, которое может украсить самую взыскательную антологию русской лирики:

Жена, не пой: «Еще не вечер...»

Какие глупые слова!

Всяк знает - человек не вечен,

Как эти птицы и трава.

Обнимет смертная истома,

Как в детстве слипнутся глаза.

– Чуток посплю - аль я не дома!

– Поспи, родной, - вздохнет земля.

Но чтобы в лирическом стихотворении вот так довериться лишь собственной в полном смысле слова прямой речи, поэтом надо, видимо, родиться. Усердие и мастерство тут не помощники. Да и чтобы написать вот эту картинку, - «Тучи, как женские боты,//Мнут на лугах городьбу ...//Слышишь, гудят пароходы.//Месяц залез на трубу...» - нужно обладать свободой не концептуальной, а личностной.

А чтобы на листе бумаги рождались не только живописные и оригинальные рисунки родных пределов, а и вот такие эпические полотна:

«Лежала Волга рыбой в стороне,//Рассвет, как сокол на нее спустился.//0, Присно-дева! Я в монастыре//Пред ликом золотым Твоим молился», - нужно после рождения своего обнаружить свое «я» слитным со всеми реками и рассветами своего Отечества.

Я вчитывался в стихотворения Игоря Тюленева еще и пытаясь понять, что перенял он от Юрия Кузнецова, которого всегда называет своим учителем. И в стихотворении, написанном Тюленевым на смерть этого выдающегося поэта, я все-таки угадал неповторимую кузнецовскую интонацию. Но и понял, что у Кузнецова Тюленев учился не приемам стихосложения, а тому воистину мужскому чувству любви к Родине, которое только и дает ему право встать в шеренгу высокой русской поэзии и к своему учителю обратиться уже на равных: «Ты теперь в небесах высоко...//Гробят Русь, но она не распалась! //Только знай, что и нам нелегко,//Мало русских поэтов осталось...»

Николай ДОРОШЕНКО,

секретарь Правления Союза писателей России,

директор издательства «Российский писатель»

 

 

 

Тюленев И.Н.

 

И только Слово выше Света. Избранное – Москва: Редакционно-издательский дом «Российский писатель», 2012. – 336 с.

 

 

***

СВЕТ ПЕЧАЛИ И СЧАСТЬЯ В ТВОРЧЕСТВЕ СЕРГЕЯ ЕВСЕЕВА

 

 

 

 

 

 


Начну с банальной фразы из «арсенала прописных истин»: «Талантливый человек талантлив во всех про­явлениях». Высказывание это подтверждается многи­ми творческими судьбами, в том числе и жизненным путем автора этой книги Сергея Евсеева, в прошлом кадрового офицера, ныне профессионального журна­листа (ответственного секретаря всеукраинской га­зеты «Магистраль»), талантливого поэта и прозаика. Стихи, рассказы и повести Евсеева не слишком извест­ны читателям, но это - не его вина, а примета време­ни, жестко и несправедливо отправляющего в разряд невостребованного «неформата» большинство серь­езных талантливых произведений, независимо от их жанра. В чем особенность «формата» Сергея Евсеева? Он пишет о жизни и любви на сломе двух эпох. Причем о любви не только к женщине, но и к городу, ставшему для него родным. Красавец-Киев - один из полноправ­ных «героев» его поэзии и прозы.

Магия садов твоих и парков,

Волшебство каштанов, лип, берез...

Мне с тобой расстаться будет жалко,

Ведь душою всей к тебе прирос.

Город мой, и добрый, и суровый,

Ты открой мне всю свою печаль.

Ведь не зря же золото соборов

 Сберегает времени печать.

Кроме того, в его лирических рассказах с любовью выписан и еще один город, который снится их герою ночами и грезится наяву: «Где-то там - в далеких-пре- далеких далях, за бесконечными полями, лесами, ре­ками, горами, в общем, за тридевять земель отсюда, - в этой синей безнадежной дали, за которой, кажется, совсем иная жизнь, остался его родной дом, «типовая» блочная девятиэтажка. Там мама, бабушка, брат, кото­рые привычно ждут, какие бы ни были времена, какие бы беды, испытания, катастрофы ни проносились под этим вечным, невинно-голубым небом. Там его родной уголок: книги, письменный стол, уютный таинствен­ный свет из-под оранжевого абажура...» Речь идет о богатой сильными людскими характерами и природ­ными дарами столице Западной Сибири, где даже снег под ногами, по меткому наблюдению автора, подобен россыпи «драгоценных камней». Нетрудно догадаться, что из этого «призрачно»-далекого города он сам ког­да-то и «вышел в люди».

«Печали свет» - так называется одна из «программ­ных» повестей автора. И печаль в ней действительно (как заметил классик) светла. Впрочем, это же можно сказать

 

и о стихотворениях Евсеева, в которых магия любви и печали рождает ощущение' света и счастья бытия, вырастающего из узнаваемых примет нашей жизни.

Ночь роняет неясные тени,

И уходит земля из-под ног.

Час любви, тихий страж откровений.

Я ж опять под луной одинок.

В этой жизни я вечный бродяга.

Не сидится на месте одном.

Все богатство - перо да бумага,

И мечтаю о чем-то ином.

Александр Вампилов сказал, что «талантливо - это когда непонятно как, но здорово, когда в тексте присутствует некое чародейство». В произведениях Сергея Евсеева талантливость проявляется в искусном владе­нии словом, в словесной вязи, которая, выстраиваясь в строки, рождает у читателя не только чувство сопере­живания мыслям автора, но и помогает увидеть красо­ту окружающего мира, поверить, что счастье - рядом, но оно недостижимо без доброты и самопожертвова­ния, любви и веры в торжество справедливости.

И опять правит миром весна!

Ах, как хочется верить в это.

А с соборов снимают леса,

В куполах их - фонтаны света.

Мы все живем в ежедневном ожидании чуда по имени счастье, приближая и добиваясь его, как уме­ем, делая ошибки, исправляя их, сетуя на суету и быст­ротечность событий, и не замечая, что чудо свершается каждое мгновение, и оно - в самой нашей жизни. Вот как пишет об этом Сергей Евсеев:

«А все-таки было ведь, было!.. Ну, конечно же, было - и любовь, и счастье, и трепетное ожидание но­вой встречи, и эта ночь, неожиданно вспыхнувшая в сознании ярким пятном, тоже когда-то была... Через полчаса, размашисто шагая по дороге меж садами к же­лезнодорожной станции, в наглухо застегнутой куртке и даже с приподнятым воротником, он вдруг подумал, что и этот день, как и та летняя ночь, наверное, тоже был мечтой. И как все светлое, доброе и хорошее, он очень быстро сменился холодом и бесприютностью осенних сумерек. И еще подумалось о том, что люди большую часть своей жизни проводят в серости буд­ней, в постоянных заботах, семейных раздорах и скло­ках, забывая о том кратковременном, но очень ярком свете, который бывает, наверное, в каждой судьбе и который, скорее всего, и принято называть таким хо­рошим, таким волнующим словом - счастье».

А в заключение - цитата из Екклесиаста: «Состав­лять много книг - конца не будет, и много читать - уто­мительно для тела». Всё так, но книга, которую Вы от­крыли, «составлена» с любовью, в ней - свет счастья и печали, и он освещает каждую душу. А потому про­чтите эту книгу. Уверяю, утомительно не будет.

Владимир Спектор, председатель правления Межрегионального союза писателей Украины, заслуженный работник культуры Украины

 

***

ПОЭЗИЯ В АКВАРЕЛИ

 

Именно так была названа встреча с поэтессой, прозаиком и художником Ниной Фоминичной Беляевой, которая в одну из февральских суббот презентовала в Днепропетровской центральной городской библиотеке свою книгу стихов и акварелей «Времена года».

Нина Беляева является членом Межрегионального союза писателей Украины (г. Луганск), Регионального союза писателей Приднепровья (г. Днепропетровск). Она  член Международной ассоциации «Искусство народов мира» (г. Москва), заслуженный художник,  лауреат этой ассоциации.

Хорошие стихи, как и хорошая акварель, западают в человеческие души. В живописи кисти и слова много общего. Акварели, помещённые в этой книге, пересекаются с её поэтическими произведениями.

Замирает душа, глядя на работы художницы, поскольку во всех её художественных работах присутствует магнетизм. Все, кто был на презентации этой книги, попали в царство акварели и поэзии, где каждое стихотворение – это  своеобразная картина, а, глядя на акварельную живопись, хочется писать стихи.

Присутствующие на презентации книги «Времена года» почувствовали гармонию, которую Нина Беляева несёт своим искусством, увидели мастерство и профессионализм художника и поэта в одном лице – неразделимом и неповторимом.

В глазах людей, сидящих в уютном зале городской библиотеки, чувствовалась радость и душевное удовлетворение от встречи с талантливым и удивительно скромным человеком. Поэтессе и художнице удалось установилась тёплую связь с залом, а это, значит, встреча удалась!

Выступающие дали высокую оценку книге. Много тёплых слов услышала в свой адрес виновница торжества.

Книга «Времена года» притягивает читателей акварельной живописью, стихотворным содержанием, внушительным объёмом и размерами. Жаль, что мал тираж, всего сто экземпляров, который издан на средства самого автора. Но, правда, многие библиотеки и школы города имеют эту замечательную книгу, поскольку автор щедр на подарки, несмотря на её дороговизну.

 

                                                                  Лариса Яворская (Ганевич),

            отв. секретарь Регионального союза писателей Приднепровья, Межрегионального союза писателей Украины, Национального союза журналистов Украины

 

                                                               

 

 

 

***

КРЫЛАТЫЙ ДАР

Новая книга Веселина Георгиева «Восхождение» - зорче и тревожнее: так распоряжается наше время чув­ствами и разумом поэта, встречающим жизнь свою и жизнь народа заботливо и с беззащитным откровением. А время, действительно, всколыхнуло людей, государ­ства и планету. Чуть ли не каждый день - то землетря­сения, то мелкие, но весьма кровавые войны, то взрывы и катастрофы, устроенные террористами.

Непокой и беды Земли - горе семьи и человека:

Судьба, как понял я,

Дала мне вновь отсрочку.

Вот только у меня

Смерть забрала сыночка.

Да, какова атмосфера эпохи, такова атмосфера и жизни!

И в предыдущих своих отзывах я говорил о прекрас­ном поэте, Веселине Георгиеве, как об очень распахнутом человеке. Веселин Георгиев - трепещущая свеча: реакция его сердца мгновенна, даже на самое лёгкое дуновение:

Слава тебе, поднебесный,

Радостный, краткий покой!

Солнечный блеск твой чудесный

С нашей играет рекой.

Молодость, отвага, радость, любовь - это путь ода­рённых Богом, дорога и судьба таланта. Вдохновение поэта - звенящие орлиные крылья над заревыми про­сторами отчего края, земли, милой твоему сердцу.

Веселина Георгиева Господь щедро одарил красо­тою и пронзительной энергией души и слова. Красота его слова - заботливая аккуратность и точность смысла. Энергия его слова - завораживающая доброта и глуби­на содержания. А какое жанровое богатство?!

Вот его книга «Мысли набекрень», афоризмы:

Тёщин язык - это слаще мёда и горше редьки.

Или:

Заколдованного мужа может расколдовать только собственная жена, коль она этого захочет.

Или:

Кто строит только воздушные замки, тому ещё долго жить в шалаше.

От улыбки - к иронии, от колкой подначки - к соци­альному порогу. И всё это - любовь к жизни, неравно­душие к окружающему быту и прямое восприятие теку­щих забот дня и времени.

Я говорю о творчестве Георгиева Веселина, поэта, про­заика, драматурга, мастера сюжетного повествования, рас­сказчика, и очень убористого, очень колючего юмориста:

Казнить или миловать - во многом зависит от содер­жания кошелька.

Да, фраза данная - характеристика нынешней кор­рупции!..

Болгарин Веселии Георгиев патриотичен, верен, благо­роден. Он много работает во имя братства наших культур, болгарской и русской, русской и болгарской литератур, во имя исторических, дабы никто не посмел их предать забвению, не посмел предать великие и святые наши сла­вянские связи, помощи и поддержки - мирные и ратные!

В России болгары - братья!

В России болгары - родные!

И грошовая цена тому, кто посмеет забыть наш брат­ский союз в мире! Потому и новая книга, книга стихов Вселина Георгиева «Восхождение» наполнена до краёв, как весенний луг цветами, наполнена чувствами неж­ности, любви, радости, счастья и неколебимою надеждою на светлое и красивое, на всё то, что помогает нам и утверждает нас в жизни.

 

 

У моря синего с женой.

Я счастлив, что она со мной,

Как светятся её глаза!

Волна прозрачна, как слеза.

Сколько в этих строках ласки, ликования, мудро­го благодарного дыхания сердец двух окрылённых су­ществ, взрослых детей, обласканных Вселенной?! Книга «Восхождение» - память о подвигах болгар и русских, восторг перед бессмертной красотою и мудростью моря и ноля, черёмухи и вьюги, грозы и ливня.

Любовь до боли чистая,

Огромная, как Русь.

И, что бы ни случилось,

С дороги не собьюсь.

Удивительно - русский, русский язык! Русское, рус­ское отрадное обязательство нрава и совести! Мы, рус­ские, - болгары. А вы, болгары, - русские. Седая сла­вянская мать - одна у нас!

Углубись в книгу - там вдохновение твоё. Там - ты, с радостью и с горем. Там - твоя надежда и твоя победа. И опять - улыбка:

Отару пастырь собирает.

Кнутом похлёстывает всласть,

На стадо с гордостью взирает:

Хоть над баранами, но власть!

Ирония добродушная. Осязаемая и весьма полезная.

Я уже сказал, что в книге «Восхождение» поэт Весе­лии Георгиев - мастер слова, художник живого образа и характера. Читая стихи поэта, ты как бы сам идёшь че­рез собственную жизнь, заново принимая себя и время. А дружеские посвящения Васелина Георгиева собра­тьям и посвящения собратьев ему - дополнительно оли- ричивают книгу и сердце того, кто внимательно и чутко вслушивается в голос поэта:

Люблю шальные поезда –

На скоростях высокой пробы:

Плевен - Москва, туда-сюда –

Две родины с одной дорогой!

 

Приветствуя любовь и верность, братство и труд, на­дежду и счастье, поэт в книге «Восхождение» не проща­ет хамства и лжи, грабежа и предательства:

Был бы я банкир - дружил с банкирами,

По счетам предъявленным платил...

Не вампир я, хоть живу с вампирами,

Средь волков по волчьему не выл.

Новая книга поэта «Восхождение» - новое время, новый день с новыми заботами, бедами, делами, радо­стями и успехами. Время не переиначить на свой лад, но влиять и облагораживать жизнь - цель и достоинство поэта. И Веселии Георгиев неколебимо помогает нам мудростью своего таланта и светом вдохновения!

Валентин СОРОКИН,

Лауреат Государственной премии РСФСР

им. А.М. Горького, Международной Шолоховской и премии С.А. Есенина,

Сопредседатель Союза писателей России

 

 

 

***

Анна ГРАНАТОВА

историк литературы

 

ОТ "ТОЧКИ" К МНОГОТОЧИЮ. 

 

РАЗДУМЬЯ О СОВРЕМЕННОМ РАССКАЗЕ

         В моих руках книга, озаглавленная так: "Точки. Современный рассказ". Эту книгу в 2013 году издали слушатели Литературного института им. М.Горького, а мне ее радостно подсунули на рецензию, видимо, не подозревая даже, чем это обернется. Мой анализ текста не бывает  ни "заказным", ни "хвалебным", но - правдивым... Впрочем, прежде чем перейти к разбору полетов молодых писателей, хочу поделиться своими соображениям о том, каковы, на мой взгляд должны быть базовые принципы психологии творчества для молодого  прозаика, и  от какого рода самообмана он должен уберечься, дабы не испытывать горестного чувства  "одиночества художника", "непонятости миром" и других тягостных мгновений быстротекущей жизни.

         Итак, начнем. Как должен мыслить молодой художник слова, желающий написать рассказ? Следует ли ему быть активным участником или же тонким наблюдателем жизни? А быть может, и не то и не другое, а третье –  просто фантазировать, рефлексировать, жить в своем собственном мирке-скорлупке, упиваясь сочной игрой слов, метафор и стилистических изысков?

         Известно, что еще в древнегреческом мире разгорались споры о том, в чем же суть человека, и, если одни философы утверждали, что "жить - значит действовать", то другие противопоставляли им "я мыслю - следовательно, я существую". Для писателя, казалось бы, роднее и ближе вторая установка, ведь творцы выступают в роли "философов в миру", формируя мировоззрение общества. Однако, роль провидца и прорицателя сама- по себе на человека, даже художественно одаренного, с неба не падает. И философствовать о жизни вне жизни, о людях без людей, дает и предсказуемый результат: жизнь и люди отвергнут того, кто сам их отверг уже ранее. И пойдут тогда "непризнанные гении" ветром гонимые, на все четыре стороны, скулить о своем "непонимании миром и одиночестве".

         Возможно ли, впрочем, стать писателем, "философом в миру" вне жизни? И что есть талант без факторологической "подпитки", без личного опыта? Приходит на ум аналогия с пьесой "Лиса и виноград" Г.Фигерейдо. Любимец народа Эзоп, всего лишь раб - по своему социальному статусу, прославился мудрейшим философом на острове Самос, что выглядит уродливым парадоксом на его господина, философа Ксанфа, неспособного сочинить хоть одну басню, понравившуюся публике. Полагаю, что своим талантом Эзоп, отчасти был обязан и той самой тяжелейшей, рабской, участи, полной одновременно, жизненной драматургии, в то время, как свободный Ксанф, свое философское честолюбие не подпитывал ничем, кроме обзора базарной площади из окон своего дворца, и столь "философского" образа жизни не выдержала даже его жена Клея, вернуть которую без помощи мудрого Эзопа не удалось бы.

         Рассказ, будь он современным или же классическим, в первую очередь, представляет собой жанр реализма, этим и отличается от романтично-лирических поэтических фантазий. Я не знаю, сумел бы М.Горький состояться как рассказчик, без личного трагического опыта, давший ему пищу для таких рассказов, как  "На соли", "Челкаш", "Емельян Пиляй"?

         Если мы обратимся к малой прозаической форме у А.Чехова, Ю.Казакова, А.Куприна, М.Зощенко, К.Паустовского, М.Пришвина, В.Вересаева, то увидим, сколь многогранна и многопланова может быть палитра рассказов. Рассказ, близкий к живописной картине, как в "Охотничьих рассказах" у М.Пришвина и в "Записках охотника" И.Тургенева, или же рассказ житейский, карикатурно отрисовывающий углы и контрасты человеческого характера, как у М.Зощенко, рассказ, проникающий вглубь человеческих чувств и миропонимания, как у А.Чехова и А.Куприна, или же рассказ, созданный на стыке с газетным жанром очерка, как у Л.Леонова и М.Горького. В литературной сокровищнице есть мастера именно малой прозаической формы, которые за свою жизнь создали лишь одну-две повести, а весь свой творческий талант посвятили именно рассказу, очерку, эссе, как, например мастер рассказа Юрий Казаков или же очеркист Юрий Олеша. Бывает и так, что автор претендует на крупную форму, однако, смотрит на жизнь не в телескоп романиста, а в микроскоп очеркиста, и ни композиционно, ни художественно романа у этого художника не выходит, зато получается набор блестящих рассказов, связанных между собой единой темой, как, например, "Компромиссы", "Зона", "Блеск и нищета русской литературы" С.Довлатова.

         Рассказ, это не литературоведческое эссе, когда можно обойтись без гештальт- принципа "жизнь - здесь и сейчас", и уйти в вневременные сферы, как, скажем, поступал замечательный французский эссеист Анатоль Франс (сборник "Перламутровый ларец"), а обращаясь к отечественной прозе, приходит на ум рассказ-эссе М.Шагинян о том, как В.Гете приехал в Веймар, и мощью своего интеллекта и энергетики преобразовал маленькое немецкое захолустье в центр культурной жизни. И все же, рассказ, это не философское эссе, где можно жонглировать абстрактными категориями добра и зла, и устраивать "игру в бисер", как это делали Г.Гессе, Кафка, А.Камю. Рассказ существует "здесь и сейчас", лиши рассказ биения жизни, доходящего до натурализма, и рассказа не будет.

         Рассказ, это и не синоним очерка, поскольку художественная картина, изображенная рассказчиком, выполнена совсем иными красками и кистями, нежели картина очерковая, (достаточно вспомнить очерк "Нагорный Карабах" М.Шагинян), очерк обладает неизбежно публицистическим оттенком, и тут в качестве примера следует сравнить рассказы и очерки Л.Леонова и К.Паустовского.

         Способность свивать изящные вензеля из парадоксальных суждений, еще не свидетельствует о литературном даре, скорее наоборот. В философии это именуется схоластикой, а в психиатрии - шизотимическим резонерством, и ни то ни другое не связано с читательским признанием. Сколь бы глубокомысленны ни закручивались стилистические вензели, а  без "почвы под ногами" в лучшем случае выходит что-то вроде: "Фиолетовые руки / На эмалевой стене/ Полусонно чертят звуки / В звонко-звучной тишине" (В.Брюсов). Рассказ, каким бы он ни был по своей художественной специфике, представляет собой прежде всего "рассказывание о жизни". Подчеркиванию, - о жизни, а не о себе лично! Это принципиально.

         Конечно, вся жизнь, о которой повествует рассказчик, должна быть пропущена через душу и сердце, иначе получится не художественная проза, а лишь газетная сводка новостей. Как заметил выдающийся русский филолог и психолог, Л.С.Выгодский, в труде "Мышление и речь", реальность вливается в художника, через "воронку восприятия", и, когда эмоциональные возможности человека удерживать в себе эти переживания оказываются на пределе, эдакое подобие, кипящему паровому котлу, то для того, чтобы психологически справиться с этим состоянием, ("выпустить пар, - надо открыть клапан, иначе котел разорвет!), у человека художественного мировосприятия возникает то, что именуется творчеством. Заметим, наблюдение Льва Выгодского лишь внешне напоминает "теорию либидо" и "творческой сублимации" у З.Фрейда, убежденного, что избыток сексуальности находит свою реализацию в творчестве. Мысль Фрейда о творческой сублимации, пожалуй, могут проиллюстрировать романы  Генри Миллера "Тропик Рака" и "Сексус". Однако, куда как больше найдется примеров того, как именно эмоциональная потребность "выпустить пар из котла" оборачивается подлинно художественными произведениями.

         Любопытно, сумел бы Николай Ляшко создать свой потрясающий по драматургии роман "Сладкая Каторга", если бы ему не довелось свое детство провести в качестве подмастерья на кондитерской фабрике? Эмоциональный личный опыт, или, используя модный англицизм, "экспириенс", продолжал мучить душевным бременем художника до тех пор, пока он не дал ему форму художественного образа. А пьеса "Дни Турбиных" и роман "Белая Гвардия" М.Булгакова? Родились бы эти ярчайшие произведения без личного опыта и без переживания за свой род, у Михаила Булгакова?

         При создании рассказа, на мой взгляд, стоит всегда помнить о том, что это жанр прозы, жанр реализма. И базовым принципом здесь является потребность художника поведать своему читателю "неизвестное об известном". Рассказ не пишется "для вакуума", или "для истории", а для живых людей, своих современников. Леонид Леонов в одном из своих эссе говорил, что на первой странице произведения автор располагает 100% внимания читателя. И если читатель не доходит до второй страницы повествования, то это вина  не читателя, а самого автора. Разумеется, читатель не станет вчитываться и вдумываться в то, что ему чуждо, неприятно и непонятно!

         Зачем выдумывать искусственный мир рассказа-фэнтази в своем воображении, когда ты обладаешь наблюдательностью художника? Польский и советский писатель Бруно Ясенский однажды сказал, что "жизнь богаче любого художественного вымысла", и с этой фразой, брошенной в начале XX столетия и сейчас нельзя не согласиться. Материалом рассказа служит драматургия реальной жизни, рассказ - это осколок реальности, который художник, как Микеланджело, выхватывает из глыбы действительности, и "отсекает все лишнее".

         Рассказ, это отнюдь не тревожное буйство фантазии и беспокойство воображения психически неустойчивой личности! Для подобной "сублимации" и "психотерапии", через вождение пером по бумаге, существуют личные дневники, которые допустимо показывать разве что своему психотерапевту! Когда же подобное вываливается ни за что ни про что на ничего не подозревающего читателя, иначе как "душевным стриптизом" подобное творчество и не назовешь. Замечу, что писательский дневник, вообще никогда не был жанром художественной прозы! Даже дневник здравомыслящего прозаика, - это еще лишь наброски, не связанные в единую композицию, сырой материал, фактура, и отнюдь не тот продукт, что следует выносить на читательский суд!

         Не понимаю и не поддерживаю тех, кто считает писательское творчество самодостаточным образом жизни. Пищу для раздумий, материал для художественного образа мастеру нередко дает его "гражданская специальность". Замечательные рассказы Викентия Вересаева (Смидовича) появились на свет благодаря его насыщенной врачебной практике. Медицинская специальность Антона Павловича Чехова и его наблюдения об устройстве человеческой души и общества, (достаточно вспомнить "Палату номер шесть"), врач и драматург Михаил Афанасьевич Булгаков,  медик и прозаик Василий Аксенов... и это лишь отечественные примеры. Но если обратиться и к зарубежной литературе, окажется, что богатый врачебный опыт нередко служит "толчком" к писательскому творчеству. Достаточно вспомнить блестящего английского драматурга и прозаика Сомерсета Моэма, выходца из семейства адвокатов, работавшего в британской разведке, (в предреволюционной России), но начинающий свою творческую жизнь в качестве... врача-акушера, (см. С.Моэм, "Подводя итоги"), удивтельно, но факт: Моэм-драматург и Моэм-прозаик в юности принимал роды в самых отдаленных и захолустных районах Великобритании! Так или иначе, но "врачевание" и "писательство" идут рядом. И, наверно, не случайно в среде филологов бытует мнение, что писатель, это не столько "инженер души человеческой" (термин И.Сталина), сколько "врачеватель души человеческой". Однако, заметим, именно врачеватель, а не пациент. Это принципиально.

         Трудно писателями назвать тех, для кого творчество становится "врачеванием собственной души", для кого рассказ из формы малой прозы  превращается в форму психотерапии. И, если мы говорим не о эмоционально лабильных графоманах, а о тех, кто претендует на звание художников слова, творцов, то есть, людей, создающих новую интеллектуальную ценность, значимое не только для самого автора, но и для людей, живущих с ним рядом, то здесь безвольным и слабохарактерным не место. Приходит на ум фраза французского писателя Жюль Ренара (сборники рассказов "С потайным фонарем", "Виноградник в своем винограднике", "Преступление в деревне", "Натянутые улыбки", "Буколики", "Мои суровые братья", "Естественные истории"), определившего суть творчества рассказчика так: "Писать скульптурно". Ему же принадлежит и еще такая замечательная фраза: "Настоящую литературу могут тянуть только настоящие волы, работающие по двенадцать часов в сутки, ибо писательство предполагает недюжинное здоровье, и характер и волю".

         Хотим мы того или нет, но правоту Жюль Ренара подтвердила сама жизнь. Без закаленной психики писательская работа долгой жизни творцу не обещает, и тогда,  словами В.Высоцкого: "С меня при цифре 37 в момент слетает хмель, / Вот и сейчас, как холодом подуло.../ Под эту цифру Пушкин подгадал себе дуэль,/ И Маяковский лег виском на дуло". Однако, при крепкой нервной системе (что на мой взгляд не только бывает врожденным, но и приобретенным, при позитивном мышлении ), художник может прожить вполне себе счастливую и долгую жизнь: Бернард Шоу прожил 95 лет, Леонид Леонов - 95 лет, Вольфганг Гете -  82, Лев Толстой- 82 года.

         "Ранимая душа художника" в сочетании с безвольным характером и психической неустойчивостью не сможет родить сильные, полнокровные рассказы и повести. Надо помнить. что писатель, это немножко "сверхчеловек", а значит, он обладает и физическими, интеллектуальными, волевыми свойствами чуть выше, чем у среднестатистического человека. Первый из русских классиков, создавший мощное полотно эпического романа, Лев Толстой, напомним, участником обороны Севастополя, не боялся жизни в башкирской юрте, и  лично брался за плуг. Человеку, решившему стать писателем, следует понимать, что вначале следует выработать сильный, способный противостоять жизненным невзгодам характер, а уж потом браться за перо. В противном случае, даже при самой богатой жизненной фактуре, у художника вместо яркого полотна выйдет жалкое скуление о бренности человеческого существования, на сильный текст у автора просто не хватит психических ресурсов, и родится слабое детище, недостойное читателя, а словами М.Горького "лыко драть и лапти плести - не одно и то же".

         Тема одиночества и горестных скитаний души художника, на мой взгляд, также не может быть основой ни для современного, ин для рассказа в принципе. Лучшие художники слова были гуманистами. Они поднимали, разумеется в своем творчестве, тему одиночества. Но как они говорили об этом! Они, настоящие творцы не забывали о своей писательской миссии, раз ты назвался писателем, значит, ты чуть сильнее других, "рядовых", значит, на тебе-  ответственность за мир "простых людей" и за их души... И, рассуждая о человеческом одиночестве среди людей, подлинные художники имели ввиду отнюдь не себя - "непризнанных гениев".  Это -  принципиально.

         "В этом море тьмы каждый огонек возвещал о чуде человеческого духа. При свете лампы кто-то читает, кто-то погружен в раздумье, или поверяет другу самое сокровенное (...) Разбросаны в полях одинокие огоньки, и каждому нужна пища. Горят живые звезды, а сколько еще там закрытых окон, погасших звезд, уснувших людей... Подать бы друг другу весть, позвать бы вас, огоньки, разбросанные в полях, - быть может, иные и отзовутся..." (А.С. Экзюпери, "Планета людей"). Напомним, А.С.Экзюпери был военным летчиком. Среди его вылетов были и боевые. Сама профессия исключает мягкотелость характера, и предполагает волю к победе. Перечитайте "Военного летчика" А.С.Экзюпери, и вам станет стыдно  за "творческие сопли одинокого художника".

         Словами  В.Гете из "Фауста", "Лишь тот достоин жизни и свободы, кто каждый день идет за них на бой". Полагаю, что в литературном творчестве следует ориентироваться именно на эти поэтические строки, а не культивировать "размышлизмы о жизни" (причем, жизни не прочувствованной в полной мере, жизни без побед и счастья). Не должно быть литературное творчество начинающих писателей материалом для диссертаций молодых психотерапевтов, работающих в клинике неврозов. Писательство - для деятельных, волевых и энергичных, а не для наблюдателей. Словами В.Высокого (см. "Баллада о борьбе")

Только в гpезы нельзя насовсем убежать:

Кpаткий век у забав - столько боли вокpуг!

Постаpайся ладони у меpтвых pазжать

И оpужье пpинять из натpуженных pук.

 

Испытай, завладев

Еще теплым мечом

И  доспехи надев,

Что почем, что почем!

Разбеpись, кто ты - тpус

Иль избpанник судьбы,

И попpобуй на вкус

Hастоящей боpьбы.

 

Если мяса с ножа

Ты не ел ни куска,

Если pуки сложа

Наблюдал свысока,

А в боpьбу не вступил

С подлецом, с палачом,-

Значит, в жизни ты был

Ни пpи чем, ни пpи чем!

Если, путь пpоpубая отцовским мечом,

Ты соленые слезы на ус намотал,

Если в жаpком бою испытал, что почем,-

Значит, нужные книги ты в детстве читал!

***

         В КАЖДОЙ "ТОЧКЕ" ТОЛЬКО КОЧКИ?

         Рецензия на сборник  "Точки. Современный рассказ", М, 2013

         Недавно вышедший сборник рассказов "Точки" выпускников ВЛК Литинститута им М.Горького оставил неоднозначное впечатление. С одной стороны, проба пера в жанре малой прозаической формы  сама по себе похвальна, но с другой стороны, при чтении текстов возникает ощущение, что авторов "несет по воле волн  без руля и без ветрил".  Иными словами, жажда литературных экспериментов настолько превалирует над самими жанровыми принципами рассказа, что возникает ощущение "изобретения велосипеда", причем, велосипеда, которому не хватает функциональных элементов для того, чтобы на нем можно было ехать. Из тех же "велосипедов", что способны двигаться по дорогам литературного творчества, наиболее жизнеспособными конструкциями в сборнике "Точки", являются рассказы, написанные на документальной фактуре, и стилистически и композиционно близкие к очерку. Впрочем, обо всем по порядку.

         Первое, на что невольно обращаешь внимание, читая "Точки",  так это тенденция авторов  смешивать реальность с фантазией, причем не вполне очевидно, для  чего. собственно, эта игра воображения необходима в рассказе, в чем ее художественная функция. Вот, скажем, зарисовка "Кровожадный народ" Людмилы Комаровой, о том, как студенты Литинститута обсуждают возможные сюжетные развязки, и невольно привлекают к себе внимание сотрудников полиции.  Возможно, для веселого газетного фельетона этот эпизод и послужил бы хорошим материалом, но жанр рассказа базируется несколько на иных принципах, - драматургии реализма.

         Подобные претензии, по отношению к неоправданному переходу из жанра рассказа в жанр "фэнтази" можно предъявить подавляющему большинству авторов сборника. Не знаю, с чем связать эту тенденцию, кроме как со спецификой устройства психики самих авторов. Быть может, такой автор живет в сытом и уютном гнездышке, не борется с жизненными трудностями, не решает проблем ни своих, ни родных? Или же, напротив, автор перегружен трудностями и превратностями жизни, и потому погружен в депрессию. а за перо берется в качестве "эмоциональной разрядки"? На этот счет можно гадать, но факт остается фактом, в современном рассказе молодых авторов нет биения жизни, нет той самой драматургии, про которую Бруно Ясенский сказал, что она "ярче любого художественного вымысла".

         Вот, например, Екатерина Осорина, и ее "Пятилистник сирени". Знакомая нам по фильму "Матрица" тема мира подлинной реальности, и, повествование, в чем-то апеллирующее к "Мы" Замятина, погружает читателя в мир компьютерных схем, где виртуальная реальность столкнулась с реальной. "Ты не находишь, что созвучие "робот" и "работать" неслучайно?" - Спрашивает автор, словами одной из героинь, - "Миллионы людей живут без смысла, не испытывают эмоций, не имеют желаний. Годами не видят родных, потому что заняты, заняты..." Автор рассказа пытается вернуть людям мир подлинных чувств, от которых они  добровольно отказались в  погоне за карьерой и удовольствиями "Общества потребления".  Мир электронных микросхем, в котором герои рассказа обитают как "инфо-снимки"  стал реальнее мира живых людей. Но вовсе не обязательно становиться "инфо-снимком", чтобы почувствовать "роботизацию" среди людей. И это наблюдение, безусловно, заслуживает внимания. Вот только для рассказа, и тема форма довольно неожиданные, новаторские.

         Попытка противопоставить субъективный, чувственный мир- реальности, пожалуй, характерная черта этого сборника. Это своеобразный современный солепсизм, когда словами молодых писателей можно  провозгласить и воскликнуть: "весь мир - комплекс моих ощущений".  "Тогда я понял. Мы сами создали для себя субъективные критерии, характеризующие человека. Они же существуют сами по себе, или же все-таки в нас? Мы- частица мира, иле же мир- часть меня? (...) Значит, реальности нет, только наше воображение, которое считывает сенсорную информацию тела, уже жизненно подходящего к концу. Но к какому концу? Возможно, я смотрю совсем не так, и это лишь точка отсчета, другая сторона уравнения. Моя сестра, как и ваша дорогая жена, умерла, но смерть нельзя назвать финалом". (М.Ундрицова. "Фальтер"). Наверно, для настоящего художника система координат все же выстраивается не как "я и окружающий меня мир", а иначе, "я - в окружающем меня мире", ибо путь к гармонии и душевному равновесию именно таков, через стремление вписаться в "мировой ландшафт" и занять в нем свою нишу. .

         Если мы обратимся к творчеству Дмитрия Шостак, то и у него  ощущается тоска по "настоящей жизни" с ее проявлением чувств и эмоций, вот только в этом горестном одиночестве автор склонен разбирать, анализировать, рефлексировать, жаловаться на мир, хотя, как известно, мысли- материальны, и уже поэтому, посвящать свое творчество беспросветному пессимизму, значит, и себя обрекать на жизненную трагедию.  "Александру Петровичу было в общем-то, все равно. Его жизнь заполняли  только цифры. Как тускло!-  Думал второй.  А моя жизнь, короткая череда глупых ночей. Вот уж точно, жизнь- повесть глупца, только без шума и ярости. Ветер несет пенополистироловый снег над поверхностью. Все ненастоящее, как жизнь второго, которого  надо освободить. Все знают, что лунатики иногда путают окна с дверьми, но не все знают почему " (Д. Шостак, "Второй"), "Я повернул голову в сторону мужчины, и удивился вязкости этого движения. Будто весь автобус заполнили каким-то застывшим желе. В то же время сквозь закрытые двери в салон вплыло странное существо, похожее на морского окуня, но с человеческими руками и ногами. Такими же медленными движениями оно приблизилось к мужчине и стало засовывать его себе в рот." (Д. Шостак, "Автобус".). "Бог-создатель, после завершения своего творения самоустранился. А мы продолжаем жить. Почему? Потому что другая сущность наделяет нас жизнью. Назовем ее Буддой. Слышал выражение, "Мир существует только в сознании Будды"? Именно сознание Будды вселяет в созданный мир-  жизнь" (Д.Шостак, "Точки"),

         Я не знаю, с чем связано упорное желание выпускников ВЛК Литинститута предаваться фантазиям, причем довольно мрачным, несмотря на лучшие годы жизни, - юность, когда еще нет горечи разочарований, предательского "кризиса середины жизни", обманутых надежд? Однако, факт остается фактом, окружающий мир молодые писатели воспринимают не как полную драматургии фактуру для своей прозы, а как нечто чуждое и враждебное, порождающее чудовищ, подобных офортам "Капричос" Ф.Гойи. Вот пример. "В метро она встала в огромную очередь за проездным. Когда подошла ее очередь, женщина достала из кошелька пятитысячную купюру, и еще ничего не успев сказать, услышала от  кассирши:"Вы что, все сговорились что ли? С самого утра мне такие бумажки суете!" Женщина хотела было ответить, и открыла рот, но вместо этого через окно кассы, прямо на кассиршу высыпалась порция маленьких мертвых птиц.  (...) Женщина, вы что себе позволяете! В общественном месте кидаться дохлыми птицами! Где вы их только берете?" ( Л.Комарова, "Проездной").

         Другая тенденция сборника, это подчеркнутое противостояние людей "тонкой и ранимой души"- циничным прагматикам. "Чувствуя себя гостем, Вадик бессмысленно топтался, мешаясь под ногами, он чуть не уронил ведро, после чего, втянув голову в плечи, засеменил в свою комнату, спасаясьот упреков. "лучше бы ушла поскорее, - думал Вадик, - а то как заноза в одном месте. Без нее что ли не проживу? Думает будто она беленькая да пушистенькая. Как бы не так. Будто ей меня жалко, а на лбу бегшущая строка светится "Отдай квартиру" (...) Вадик решительно зашагал обратно. Тамара разбирала пакеты. (...) Когда Вадик выпивал, то становился добрейшей души человеком. Как неприятно было утро после испарившейся иллюзии счастья и беззаботности. И сейчас, какой же милой и заботливой ему казалась сестренка!" (А.Чезганова "Опыт удушья"). Другой пример. "И если приснится с четверга на пятницу... - Слышу чей-то знакомый голос (...) Свет тебе указка, только на Свет ступай!"- Цветная картинка исчезла, словно погас киноэкран. И вновь - пустота. В этом пугающем полусумраке она достаточно явственно осознавала происходящее" (Ж.Варнавская, "Глупости"),

         На мой взгляд, художественный образ в рассказе больше всего удается тем авторам, которые отталкиваются от реальной фактуры, будь то деревенский пейзаж, городская история или же эпизод, достойный пера публициста. На стыке с газетным очерком рождаются довольно удачные рассказы молодых авторов, и для подлинного рассказа им, пожалуй не хватает разве что более уверенного использования стилистически - образного инструментария, обобщений в характерах героев, метафор и других художественных приемов.

         "Да ты нет шуми, не шуми, посмотри лучше кругом. Какие сады, луга, овраги, - красота. А березу эту я сам сажал, еще мальчонком был. И загадал, - пока береза жива, = и я с нею, а березы не будет - тогда уж все". (Н.Кромина, "Скворцы прилетели") В этом  простеньком сюжетце "деревенской" прозы есть определенная перекличка с рассказом "Последний лист" замечательного рассказчика и эссеиста О.Генри. Удивительно?

         Мотивы гоголевского "Миргорода" иронически звучат в рассказе "Левкина яблоня" Валентины Хохловой: "День рождения летом! - Саша старался быть приветливым, - Приходи на лужу! Часам к четырем! - На лужу? - Шутливо переспросила она, - Это тебе ж не Москва! Вода в трубы не стекает. Подмосковье! Полно луж! Наша- как пруд! - И вздохнул. - Уж сколько лет от нее избавиться не можем. Заколдованное место. Что делать если она между моим домом и школой?"

         Замечательную фактуру для прозы Гюльнар Мыздриковой дает ее профессия геолога, ряд экспедиций. В рассказе "Песня про зайцев" ей удается работать на стыке журналистской очерковой фактуры, и художественного образа. При этом, автор, на мой взгляд, очень грамотно отбирает эпизоды, связанные с максимально драматическим напряжением, описывая, например, работу хирургов на Чукотке. "В ту ночь, когда ее привезли в больницу, было первое полярное сияние. Это было так неожиданно рано. Он шел домой после операции, а на небе ненадолго появились зеленые переливающиеся столбы света. Он остановился и несколько  минут смотрел на них. Хотя он видел это явление много раз, почему-то часто вспоминал именно этот момент. Дома его ждала лайка по имени Джек и холостяцкая комната с минимумом удобств. Почему он поехал на Чукотку после окончания московского института? (...)  В болнице он оперировал в основном травмы, правда иногда приходилось делать сложные полостные операции. Почему он запомнил ее? Она была из другого, уже забываемого мира" (Г.Мыздрикова. "Песня про зайцев"),

         Богатый жизненный опыт автора является своеобразной гарантией успешности и читабельности рассказа, так повествователь получает возможность посвятить своего читателя в далекий, хотя и знакомый  мир, тревожащий душу. "Как охотника, его определили в снайперы. Для отца это была бы гордость. Предложили контракт. Он долго сомневался, скорее - боялся. Но с другой стороны, терять было нечего.  Армия- это романтика, приключение. И вот- он солдат, бритый затылок, чеканящий шаг, грязь, пот, кровь,  неподъемный боевой комплект. Никакой романтики, никаких приключений. Только- работа, монотонная, тяжелая, с риском для жизни" (А.Контарь, "Со всеми это кончалось одинаково".),

         На стыке документальной фактуры и вымысла работают Е.Яблонская, ("Семилайка"), Е.Сафонова ("Меня зову Джейн"), А.Анцелевич ("Однажды у нас под Лондоном"). И так или иначе мелькают у них черточки "сильных мира сего", "олигархов" и "черни". В рассказе- феерия "Хозяева мира" Валентины Спиридоновой такие строки: "Макс чихнул. В комнате  пахло недавно пролитым кофе, и все еще витал тонкий сладкий аромат цветущей акации, - дорогих духов. (...) - Вася, а может президенту в Белый дом позвонить? - решительно выдохнул Макс, - Ха! Наш-то на месте! Я звонил полчаса назад. Он в Кремле застрял, над документами работал. Теперь на грани истерики. Представляешь, каково ему, столько прихлебателей вертелось вокруг него. и вдруг, бац - никого!".

         Перо журналиста, привыкшего к жанру очерка. и еще не освоившее вполне художественные приемы рассказа (здесь, в качестве обучения я бы рекомендовала сравнить очерковые наброски к "Жень-Шеню" М.Пришвина и текст самогой повести Жень-Шень), чувствуется у марины Ивановой в рассказе "Пошутила". -"Есть в Сибири на Ангаре город Братск. Город тружеников, романтиков, искателей приключений. Людей свободных и предприимчивых, законопослушных и отчаянных грешников. Уже без малого как двадцать лет, обосновалась семья Дурмишянов в Братске, в этом замечательном городе, где длинная холодная зима и короткое жаркое лето не позволяют надолго расслабляться".

         .Однако более всего впечатлил своим драматизмом меня даже не рассказ, а отрывок из повести  Зои Донгак "Роды по телефону" - "Я долна быть спокойна и острожна, и в то же время безгранично решительна, нетруслива. Лицо опытной пожилой акушерки было серьезно. - Давайте принимать роды, - Приказала я акушерке. Санитарка держит телефонную трубку у моего уха, а я начинаю принимать роды. Слышу телефонный голос самой дорогой в то время Лидии Монгушевны, - "за ножку, сделай поворот на ножку!". (...) Акушерка встряхивает младенца и похлопывает. Тана гремит ведрами, наливая в тазы воду. Младенца погружают то в холодную, то в горячую воду. Он молчит. Его голова безжизненно, словно на ниточке болтается из стороны в сторону. НО вдруг- не то вздох, не то скрип... - "Жив, жив!", - бормочет Тана".

         Признаться, перелистывая страницу за страницей этого сборника, я ждала, когда же наконец блеснет "свет в конце тоннеля", когда же поток  страшного, драматичного, нередко, негативного, сменится радостным, жизнеутверждающим, вселяющим в надежду, заставляя дышать полной грудью, бороться за новые свершения и открытия?

         На весь большой сборник "Точки" светлый и жизнерадостный рассказ  я встретила лишь ОДИН. И он стоял последним, вероятно, из соображений, оставить читателю после прочтения сборника радостные чувства. Вообще, если говорить о читательских ожиданиях (это вопрос о том, почему читатель берет книгу в руки, а не вопрос о том, почему писатель берется за перо), то каждый из нас, ждет от книги позитива, который вдохновлял бы на подвиги. "Да, наша  жизнь тяжела, в ней много подонков, реальность порой - дерьмо. И все же, нет ничего прекраснее жизни во всей ее многогранной колористике! Жизнь, как бы трудна ни была, стоит того, чтобы за нее бороться!"- Примерно таков, на мой взгляд, мэйнстрим современной прозы, литературы, востребованной у читателя.

         Рассказ Натальи Ивановой "В огороде"  как раз, на мой взгляд, и может служить примером такой, позитивной литературы. Уже начало его интригует, "Моя бабушка знала пять языков. Три тюркских, один финно-угорский и русский. Но она была неграмотная и плохо писала". В рассказе "Balena" Наталье удалось то,  что  оказалось не под силу, к сожалению, большинству авторов  сборника- она создала художественный образ. Не аллюзию и не параллель- фэнтази, а именно художественный образ, яркий, эмоциональный, сочный. "Кит по-итальянски будет balena. Жарко и экспрессивно. А мне хотелось что-то ласковое, крошечное, с бирюзовым песком внутри. Такой китенок жил в моей голове. А мне предлагали рыб.  Рыбы были везде, от уличного лотка. до фабричной выставки. Пугали своей мелкотой. А киты- все скучные да чопорные. без изюминки. (...) Ничего в Мурано я не нашла и уехала в Венецию. А вечером уже скучала по ним, и по изумрудно-латунному и по винно- золотому, и по самому несуразному, крашеному почти в хохлому. Все были хороши, все могли бы стоять на полках в моей коллекции. Но они были чужие. Потому что один бирюзовый китенок все плавал и плавал в моих фантазийных морях и махал мне хвостиком. Он еще не родился. Как в "Синей птице", - дедушка Время еще не отпустил его в мир живых".

         На мой взгляд, в рассказе Натальи Ивановой прозвучала важная мысль, которую можно отнести и к рассказу,  так же, как "стеклянный кит" без изюминки, точно также и рассказ без изюминки вряд ли удержит внимание читателя. И потому, каким бы  современный рассказ ни был, какие бы проблемы он ни поднимал и о каких бы гранях нашей жизни ни рассказывал, а принципиальным остается простая вещь: в каждом  рассказе должна быть изюминка.

***

 

***

ОЛГ № 9(106), сентябрь 2018; Антология одного стихотворения №22, Журнал «Поэзия. Двадцать первый век от Рождества Христова» № 1/2018
Общеписательская Литературная газета № 9 (сентябрь), 2018
Антология одного стихотворения №22
Журнал «Поэзия. Двадцать первый век от Рождества Христова» № 1/2018

Последние обновления:

23.10.2018. Предлагаем вниманию читателей отчёт о состоявшемся в Госдуме заседании «круглого стола» по интернет-пиратству. >>> http://m-s-p-s.ru/news/2849

22.10.2018. Презентация в Доме Ростовых новых книг Олега Зайцева «Завязь Вселенной» (поэзия) и «Символ веры» (драматургия и проза), выпущенных издательством «Вече» в рамках издательской программы МСПС. >>>  http://m-s-p-s.ru/news/2848

21.10.2018. Впервые в истории России и её Вооружённых Сил вышла из печати книга стихов и песен русских поэтов о сирийской войне – «Чужая и наша война» (издательство «Вече»). Читайте аннотацию и предисловие к книге >>> http://m-s-p-s.ru/news/2847

20.10.2018Нижегородский литературный форум – 2018. >>> http://m-s-p-s.ru/news/2846

18.10.2018. Когда и почему вышла в свет первая русская газета. Видеоурок от Анны Гранатовой >>>  http://m-s-p-s.ru/news/2845 

17.10.2018. Известному детскому поэту Виктору Сидорову (Нижний Новгород) исполнилось 60 лет. >>> http://m-s-p-s.ru/news/2844

16.10.2018. Тема космоса в произведениях современных писателей и встреча с непальскими поэтами. >>> http://m-s-p-s.ru/news/2843

15.10.2018. Международное сообщество писательских союзов поздравляет председателя "Ассоциации русских писателей Республики Молдова" Олесю Геннадьевну Рудягину с присуждением ей литературной премии Есенинского комитета Республики Молдова 2018 года. >>> http://m-s-p-s.ru/news/2842

14.10.2018. 14 октября 2018 года исполнилось 80 лет известному детскому писателю, лауреату премии Президента Российской Федерации в области литературы и искусства за произведения для детей и юношества Владиславу Крапивину. Исполком МСПС поздравляет Владислава Петровича с юбилеем, желает ему многая благая лета и новых творческих достижений. Вашему вниманию предлагается интервью В.П. Крапивина. >>> http://m-s-p-s.ru/news/2841 

13.10.2018. 6 октября 2018 года в Луганске прошёл 7-ой отчётно-выборный съезд Межрегионального союза писателей. >>> http://m-s-p-s.ru/news/2840

12.10.2018. Исполком Международного сообщества писательских союзов сердечно поздравляет известного литературного критика, поэта и общественного деятеля Ларису Георгиевну Баранову-Гонченко с юбилеем! >>>  http://m-s-p-s.ru/news/2839

10.10.2018. Начат приём заявок на участие в юбилейной, двадцатой по счёту, Всероссийской литературной премии имени Павла Бажова  >>>  http://m-s-p-s.ru/news/2838

09.10.2018. Вышел в свет ежегодный (уже пятый по счёту) международный литературный альманах «Славянская лира». В альманахе опубликованы произведения членов жюри, почётных гостей, победителей и финалистов Международного литературного форума «Славянская лира-2018», который недавно прошёл в Минске при поддержке Международного сообщества писательских союзов. >>>  http://m-s-p-s.ru/news/2837

 08.10.2018Пётр КРАСНОВ. Лев Толстой и крестьянский голод >>> http://m-s-p-s.ru/news/2836

07.10.2018. Поэт с «Острова молчания». Памяти замечательного русского поэта  Ивана Исаева (1938-2005) >>> http://m-s-p-s.ru/news/2835

06.10.2018. ПИСАТЕЛЬ – ДЕБЮТ В ГАЗЕТЕ. Видеоурок от Анны Гранатовой. >>> http://m-s-p-s.ru/news/2834

05.10.2018. Члены Исполкома МСПС участвовали в Международном фестивале русской литературы «Пушкинская горка» в Молдавии и Приднестровье. Вашему вниманию предлагаются: хронология фестиваля, фоторепортаж, а также личные впечатления поэта, прозаика и эссеиста, участника фестиваля Станислава Минакова.  >>> http://m-s-p-s.ru/news/2833

04.10.2018. Иван Тургенев: русский ответ откладывается. Культурно-исторические типы Запада и Россия. >>> http://m-s-p-s.ru/news/2832 

03.10.2018. Недавно в МСПС состоялась церемония награждения победителей детского конкурса хайку «Цветик-семицветик». Логическим продолжением этого стало создание в Подмосковье детской литературной студии краткостиший, которая отныне работает под эгидой Московской областной организации Союза писателей России и Международного сообщества писательских союзов. >>>  http://m-s-p-s.ru/news/2831

02.10.2018. На заседании конкурсных комиссий определены короткие списки (шорт листы) московских областных литературных премий имени Роберта Рождественского (поэзия) и Михаила Пришвина (проза, краеведение) 2018 года. >>> http://m-s-p-s.ru/news/2830

01.10.2018. Творческий визит Марселя Салимова в Китайскую Народную Республику >>> http://m-s-p-s.ru/news/2829

30.09.2018. Подмосковные писатели совершили творческую поездку к своим болгарским коллегам. От Международного сообщества писательских союзов во встречах с болгарскими писателями участвовал заместитель председателя Московской областной организации Союза писателей России Сергей Антипов, который поделился своими впечатлениями. >>> http://m-s-p-s.ru/news/2828

29.09.2018. 20 сентября состоялось событие, которого русская общественность ждала давно. На доме в Москве, в котором композитор Георгий Васильевич Свиридов жил три десятилетия, до самой кончины, с 1968 по 1998 годы, была открыта мемориальная доска. >>> http://m-s-p-s.ru/news/2827

28.09.2018. В Московском доме национальностей прошёл круглый стол на тему: «Народная дипломатия в деле укрепления межнационального мира и согласия». >>> http://m-s-p-s.ru/news/2826

27.09.2018. В Москве, в актовом зале гостиницы «Севастополь» состоялся очередной российско-афганский литературный вечер, организованный Центром диаспор Афганистана, посвящённый памяти и творчеству двух гениальных поэтов: афганского – Пир Мохаммада Какара и русского – Александра Сергеевича Пушкина. >>> http://www.m-s-p-s.ru/news/2825

27.09.2018. Советская власть дала писателям всё, а нынешняя, в лице Росимущества, отбирает последнее. И вот прошёл год после решения суда об изъятии Дома творчества писателей «Голицыно» в государственную собственность. Каковы же успехи Росимущества в деле сохранения этого бывшего писательского, а ныне государственного имущества? >>> http://m-s-p-s.ru/news/2824

26.09.2018. Новым министром культуры Московской области назначена Нармин Ширалиева >>> http://m-s-p-s.ru/news/2822

25.09.2018. В конференц-зале Международного сообщества писательских союзов прошла презентация липецкого литературного журнала "Петровский мост", посвящённая 10-летию со дня выхода первого номера издания. >>> http://m-s-p-s.ru/news/2821

24.09.2018. Публикуем воспоминания «Любовь и опора писателя Распутина», написанные для будущей книги обозревателем газеты «Правда» Виктором Кожемяко о Светлане Ивановне - супруге Валентина Григорьевича Распутина. >>> http://m-s-p-s.ru/news/2820

23.09.2018. В рамках издательской программы Международного сообщества писательских союзов издательство «Вече» в серии «Сибириада» выпустило книгу Льва Трутнева «Живи и радуйся» (М.: Вече, 2018 – 544 с.). >>> http://m-s-p-s.ru/news/2819

22.09.2018. Обзор русской литературной маринистики за последние два века представляет известный прозаик-маринист, вице-президент Международной ассоциации писателей баталистов и маринистов, ведущий редактор военно-художественной студии писателей Центрального Дома Российской Армии, редактор отдела литературы и искусства журнала Минобороны России «Морской сборник», капитан 1 ранга Владимир Шигин. >>> http://m-s-p-s.ru/news/2818

21.09.2018. По многочисленным заявкам почитателей таланта и по причине затянувшегося лета творческий концерт  Виктора Пеленягрэ переносится с 22 сентября на 02 декабря 2018 года. Все купленные билеты на 22-е сентября будут действительны 02-го декабря сего года. Читать полностью  >>>http://m-s-p-s.ru/news/2817

20.09.2018. Учреждена новая литературная премия «Антоновка. 40+» в память поэта, прозаика, драматурга и критика Алексея Константиновича Антонова, преподавателя Литературного института им. А.М. Горького, его учениками и последователями. Премия вручается авторам старше 40 лет, пишущим на русском языке, вне зависимости от гражданства, страны проживания и национальной принадлежности в номинациях: поэзия, проза, драматургия, литературная критика, «Приз читательских симпатий». >>> http://m-s-p-s.ru/news/2816

19.09.2018. МИР КАК ЕДИНОЕ. Онтология Ивана Переверзина. Истоки творчества писателя. Рецензия Геннадия Рязанцева-Седогина на повесть «Капитоновка» из книги прозы Ивана Переверзина «Хождение за правами» (М.: Вече, 2018, 672 с.).     В мировой литературе есть три художественных произведения, которые по своему внутреннему содержанию соответствуют  названию «Портрет художника в юности». Известного современного писателя Ивана Переверзина, создавшего удивительное по красоте и смыслам произведение в прозе – «Капитоновка», - на мой взгляд, можно поставить в ряд этих классиков мировой художественной литературы, и тоже условно  назвать его повесть - «Портрет художника в юности».  >>> http://m-s-p-s.ru/news/2815

18.09.2018. Не дожив всего неделю до своего 95-летия, скончался известный советский украинский писатель-фронтовик, лауреат Государственной премии УСССР им. Т.Г. Шевченко, премии «Прохоровское поле» (Россия) и др., кавалер орденов Отечественной войны I степени, Трудового Красного Знамени, Дружбы, медалей «За отвагу», «За взятие Берлина» Александр Александрович Сизоненко. Исполком МСПС выражает свои глубокие соболезнования родным и близким писателя. Слово прощания от российских писателей   >>>  http://m-s-p-s.ru/news/2814

17.09.2018. В конференц-зале Дома Ростовых состоялась церемония награждения и мастер-класс по рисованию тушью в японской художественной традиции для победителей детского конкурса хайку «Цветик-семицветик», проведённого Международной ассоциацией «Мастера поэтической миниатюры», Международным сообществом писательских союзов, Московской областной организацией Союза писателей России, подмосковным издательством «Серебро слов» и сайтом http://www.haiku-konkurs.ru в перекрёстный год Японии в России и России в Японии. >>> http://m-s-p-s.ru/news/2813

 

16.09.2018. Исполком Международного сообщества писательских союзов с глубоким прискорбием сообщает, что 16 сентября 2018 года на 70-м году жизни скончался выдающийся русский писатель, историк, литературовед и общественный деятель Николай Михайлович Коняев, и выражает свои искренние соболезнования его родным, близким и коллегам. В статье приведены: биография писателя, обзор его творчества, библиография и два интервью. >>> http://m-s-p-s.ru/news/2812

15.09.2018. Международное сообщество писательских союзов и Московская областная организация Союза писателей России выпустили в свет очередной номер литературно-художественного и культурно-просветительского журнала «Поэзия. Двадцать первый век от Рождества Христова»  (№ 1/2018, объём – 272 стр., тираж – 500 экз., формат – А5). Содержание журнала и ссылка на Pdf-файл журнала >>> http://m-s-p-s.ru/news/2811

14.09.2016. Писатели и журналисты России и всего мира приглашаются к участию в Международном журналистском конкурсе «Золотой курай», посвящённом 100-летию Башкортостана и 100-летию Мустая Карима. Призы по 100, 70, 50 тысяч рублей. >>> http://m-s-p-s.ru/news/2810

13.09.2018. В Нижнем Новгороде прошёл «Фестиваль Нижегородской книги», собравший под крышей областной универсальной научной библиотеки писателей, краеведов, издателей, библиографов и библиофилов. >>>  http://m-s-p-s.ru/news/2809

12.09.2018. Известный российский и башкирский писатель-сатирик, поэт и публицист  Марсель Салимов (Мар. Салим)удостоен звания лауреата Евразийской международной премией в области культуры, литературы и науки. >>> http://m-s-p-s.ru/news/2808

10.09.2018. Министерство культуры и внешних связей Оренбургской области  опубликовало имена победителей Оренбургской областной литературной премии имени С.Т. Аксакова 2018 года. Имена лауреатов, Положение о премии >>> http://m-s-p-s.ru/news/2806

09.09.2018. Известный русский писатель и депутат Государственной Думы от КПРФ Сергей Шаргунов 7 сентября дебютировал на телеканале «Россия 24» с двенадцатиминутной авторской программой «Двенадцать», в которой он рассказывает о самых значимых для себя событиях последней недели.  >>> http://m-s-p-s.ru/news/2805

08.09.2018. Российско-китайское литературное сотрудничество возобновлено усилиями Международного сообщества писательских союзов. Стали регулярными встречи русских и китайских писателей, в Китае недавно вышла на китайском языке книга стихотворений Ивана Переверзина, сейчас уже почти готовы к изданию 4 книги современных русских прозаиков в переводе на китайский язык, а журнал «Наш современник» №8/2018 опубликовал два рассказа и подборку стихов современных китайских писателей. >>>   http://m-s-p-s.ru/news/2804

07.09.2018. 10-11 сентября в Нижегородской областной универсальной библиотеке пройдёт Фестиваль нижегородской книги >>>  http://m-s-p-s.ru/news/2803

 03.09.2018. Капитан 1 ранга Владимир Шигин: «СЛОВО И ДЕЛО ВАЛЕНТИНА ПИКУЛЯ» >>> http://m-s-p-s.ru/news/2801

01.09.2018. С 27 по 31 августа 2018 года в Казани у Центра семьи «Казан» прошёл первый Фестиваль национальных литератур народов России, на  котором были представлены литературные достижения нашей многонациональной страны. http://m-s-p-s.ru/news/2800

31.08.2018. Вышел из печати очередной номер «Общеписательской литературной газеты» № 8, август 2018. Содержание газеты и ссылка на pdf-файл газеты. >>> http://m-s-p-s.ru/news/2799

30.08.2018. Объявлен список номинантов московских областных губернаторских литературных премий имени Роберта Рождественского (поэзия) и Михаила Пришвина (проза, краеведение) 2018 года: Списки номинантов, состав жюри и информация о премиях. >>>  http://m-s-p-s.ru/news/2798

28.08.2018. Лев Котюков. За гранью, или Попытка исповеди (эссе) >>> http://m-s-p-s.ru/news/2797

26.08.2018. в Доме культуры «Энергетик» города Набережные Челны состоялся литературно-музыкальный вечер «Под небом высоким», посвящённый 10-летию выхода одноимённой антологии челнинской поэзии (1969-2008), 50-летию начала строительства КамАЗа и Дню города Набережные Челны. В сборник вошли поэтические произведения первостроителей КАМАЗа и выдающихся советских поэтов  о великой стройке  >> http://m-s-p-s.ru/news/2795

25.08.2018. 22 сентября в Зале церковных соборов Храма Христа Спасителя впервые пройдёт творческий вечер-концерт выдающегося поэта современности Виктра Пеленягрэ "Как упоительны в России вечера" >>> http://m-s-p-s.ru/news/2794

24.08.2018. Чувашские писатели пошли в народ. Выездное заседание правления Союза профессиональных писателей Чувашской Республики было проведено в Яльчикском районе Чувашии. >>>  http://m-s-p-s.ru/news/2793

23.08.2018. В нижегородском издательстве «Вертикаль. XXI век» из печати книга «Лишенцы Нижегородского края (1918-1936 гг.)». >>>  http://m-s-p-s.ru/news/2792

22.08.2018. Музыкальные манкурты: зачем уничтожают Дом звукозаписи на Малой Никитской. >>> http://m-s-p-s.ru/news/2791  

20.08.2018. Вышла новая книга стихотворений самарской поэтессы Татьяны Коковиной «Стансы для двоих» (Самара, 2018, 56 с.). Публикуем предисловие известного поэта, Секретаря Союза писателей России Евгения Семичева к этой книге. >>> http://m-s-p-s.ru/news/2790

19.08.2018. В серии «ЖЗЛ» издательства «Молодая гвардия» вышла биография Валентина Пикуля. Каким был Пикуль — человек, писатель, друг, — тепло и доверительно рассказывает в книге его жена и соратница Антонина Пикуль, которая в своём интервью рассказывает о муже и вышедшей книге. >>> http://m-s-p-s.ru/news/2789

17.08.2018. Исполком Международного сообщества писательских союзов с глубоким прискорбием сообщает, что 16 августа 2018 года 94-м году жизни скончался выдающийся русский писатель, ветеран Великой Отечественной войны, фронтовик, полковник в отставке Юрий Тарасович Грибов. >>> http://m-s-p-s.ru/news/2788

16.08.2018. «Мародёры нашей истории». Сопредседатель Союза писателей России Сергей Котькало рассказывает о том, как российские СМИ принижают подвиг советского народа в Великой Отечественной войне. >>> http://m-s-p-s.ru/news/2787

15.08.2018. В Литературном музее им. К.В. Иванова в столице Чувашии городе Чебоксары состоялся мастер-класс «Литературный десерт». Кексы на мастер-классе были приготовлены по рецепту Софьи Толстой – супруги Льва Николаевича Толстого. >>> http://m-s-p-s.ru/news/2786

14.08.2018. «Россия еще не погибла, пока мы живы, друзья!». Почему мы вновь и вновь вспоминаем писателя Владимира Солоухина. Солоухин зрил в корень. Проницательным острым взглядом, чуткой душой проник он еще в 1960 годы и в законы времени, и в тайну беззакония… >>http://www.m-s-p-s.ru/news/2785

13.08.2018Подведены итоги конкурсов, проведённых в рамках поэтического фестиваля «Словенское поле – 2018».  >>> http://m-s-p-s.ru/news/2784

12.08.2018. Стартовал проект «Литературный ужин по рецептам классиков у них дома». Чем угощал гостей Пришвин? Какое блюдо было любимым у Пастернака? Какую кухню предпочитал Маяковский? «Литературный ужин» — это необычный поход в музей классика русской литературы, сочетание экскурсии и званого ужина. >>> http://m-s-p-s.ru/news/2783

10.08.2018В городе Вязники Владимирской области, на родине выдающегося русского советского поэта Алексея Фатьянова, состоялся 45-й Всероссийский Фатьяновский праздник поэзии и песни, в рамках которого прошло вручение наград лауреатам Всероссийской литературной премия «Соловьи, соловьи...» им. А.И. Фатьянова и Владимирской областной премии имени Алексея Фатьянова в области литературы и искусства. >>>  http://m-s-p-s.ru/news/2782 

09.08.2018Редкий случай в нынешнее время, когда писатель постоянно ведёт дневник. Именно честный дневник, а не страницу в социальной сети, где делится творческими находками или литературными новостями.  Председатель Нижегородской областной организации Союза писателей России Валерий Поздняков  без прикрас рассказывает о литературной жизни в глубинке, о взаимоотношениях с московским литературным начальством, о своих переживаниях… Читать 3-ю часть его дневника «Не делайтесь рабами человеков. 2017 год» >>> http://m-s-p-s.ru/news/2781

08.08.2018. Прозаик Валерий Поволяев стал лауреатом Государственной премии России имени Г.К. Жукова  в области литературы и искусства. В статье – информация о вручении премии, Положение о Госпремии им. Г.К. Жукова и биография Валерия Поволяева  >>> http://m-s-p-s.ru/news/2780

07.08.2018. Оренбургский Дом литераторов им. С.Т. Аксакова приглашает молодых писателей России (с 18 до 35 лет) принять участие в семинаре «Мы выросли в России – 2018» (22-22 сентября, Оренбург). >>> http://m-s-p-s.ru/news/2779

06.08.2018. 150-летие великого русского писателя Ивана Бунина отметят в 2020 году на государственном уровне. >>> http://m-s-p-s.ru/news/2778

05.08.2018. Названы лауреаты премии города Москвы в области литературы и искусства за 2018 год. В трёх номинациях награды были вручены за литературную деятельность. >>> http://www.m-s-p-s.ru/news/2777

04.08.2018. В Тверском Доме поэзии установлен бюст Андрея Дементьева. http://m-s-p-s.ru/news/2776

03.08.2018. 3 августа исполнилось 85 лет со дня рождения замечательного русского писателя, председателя Союза писателей России (1994-2018) Валерия Николаевича Ганичева, скончавшегося 8 июля 2018 г. Валерий Ганичев оставил богатое духовное наследие. Прежде всего, это  ежегодно переиздающиеся его книги: «Адмирал Ушаков» и «Росс непобедимый», но непреходящее значение имеют и его интервью (см. http://m-s-p-s.ru/news/2758),  и письма, в частности – открытое письмо тюменскому писателю Сергею Козлову, опубликованное в журнале «Наш современник» №3/2009, которое мы предлагаем к ознакомлению.  http://m-s-p-s.ru/news/2775 

02.08.2018. Объявлен конкурс рассказов о первой любви «ЛЮБОВЬ, ТУРГЕНЕВ, ЛЕТО» (к 200-летию И.С. Тургенева).  http://m-s-p-s.ru/news/2774

01.08.2018. Награды победителям – издание книг в издательской программе МСПС!  http://m-s-p-s.ru/news/2773

31.07.2018Вышел из печати очередной номер «Общеписательской литературной газеты» № 7, июль 2018. Содержание «Общеписательской литературной газеты» № 7/2018 и ссылка на pdf-файл газеты. http://m-s-p-s.ru/news/2772

30.07.2018. В Бузулукском районе Оренбуржья открыли памятник Гавриилу Державину, построенный на народные деньги. http://m-s-p-s.ru/news/2771

29.07.2018. Лауреатами литературной премии Первого Международного литературного Тургеневского конкурса "Бежин луг" 2018 года признаны поэт из Оренбурга Виталий Молчанов и прозаик из Тульской области Александр Евсюков. http://m-s-p-s.ru/news/2770

28.07.2018. Литературный конкурс памяти Константина Симонова, организованный Союзом писателей Беларуси, приглашает к участию всех желающих. http://m-s-p-s.ru/news/2769

27.07.2018. В Тульской области открыт памятник Ивану Сергеевичу Тургеневу. Это уже третий (!) монумент великому русскому писателю на его родине. http://m-s-p-s.ru/news/2768

25.07.2018. О поэтическом празднике в Уфе, посвящённом 125-летию со дня рождения выдающегося советского поэта Владимира Маяковского рассказывает руководитель секции сатиры и юмора Союза писателей Башкортостана, Заслуженный работник культуры РФ и Башкирской ССР, кавалер ордена В.В. Маяковского Марсель САЛИМОВ. http://m-s-p-s.ru/news/2767

24.07.2018Прозаик из России Анна Старобинец признана лауреатом премии Европейского общества научной фантастики (ESFS) в номинации «Лучший писатель». http://m-s-p-s.ru/news/2766

23.07.2018. В Нижнем Новгороде вышел журнала «Вертикаль. XXI век» № 54/2018. Предлагаем обзор журнала. http://m-s-p-s.ru/news/2765 

21.07.2018. На Акуловой горе в подмосковном Пушкино на Даче-музее В.В. Маяковского прошёл ежегодный семинар руководителей литобъединений, организованный Московской областной организацией Союза писателей России под патронажем МСПС. Репортаж о мероприятии с историей памятных литературных мест в Пушкино. http://m-s-p-s.ru/news/2764

19.07.2018. 19 июля – день памяти писателя, Героя России полковника ВДВ Александра Васильевича Маргелова. http://m-s-p-s.ru/news/2763

16.07.2018. Предлагаем к прочтению 2-ю часть дневника русского писателя, председателя Нижегородской областной организации Союза писателей России Валерия Сдобнякова за 2017 год. http://m-s-p-s.ru/news/2762

14.07.2018. Вечер памяти Андрея Дементьева на даче Паустовского в подмосковном городе Пушкино. http://m-s-p-s.ru/news/2761

12.07.2018. Юбилейный творческий вечер поэта и переводчика, члена Союза писателей Азербайджана и Союза писателей России Султана Мерзили, приуроченный к его 70-летию. http://m-s-p-s.ru/news/2760

11.07.2018В рамках издательской программы МСПС вышла из печати Антология одного стихотворения «Золотая строка Московии» № 22, являющаяся приложением к журналу «ПОЭЗИЯ. Двадцать первый век от Рождества Христова», также издаваемому МСПС. Анонс выпуска и PDF-файл. http://m-s-p-s.ru/news/2759

09.07.2018. 8 июля 2018 года на 85-м году жизни скончался Валерий Николаевич Ганичев. Публикуем его биографию и одно из самых глубоких интервью с ним, опубликованное в ноябре 2006 года в газете "Московия литературная", из которого становится понятна роль Валерия Николаевича в возрождении русского самосознания в советское и постсоветское время. http://m-s-p-s.ru/news/2758

08.07.2018. Исполком Международного сообщества писательских союзов сердечно поздравляет известного российского писателя, историка и юриста Александра Григорьевича Звягинцева с 70-летним юбилеем и желает ему крепкого здоровья, семейного благополучия и новых творческих достижений! http://m-s-p-s.ru/news/2757

06.07.2018. К 90-летию со дня рождения выдающегося русского советского писателя Валентина Пикуля (13.07.1928-16.07.1990). Статья «ПЕРОМ и ШПАГОЙ». http://m-s-p-s.ru/news/2756

03.07.2018. Предлагаем к прочтению дневник русского писателя, председателя Нижегородской областной организации Союза писателей России Валерия Сдобнякова. http://m-s-p-s.ru/news/2754

02.07.2017. 22 июня 2018 г. Басманный районный суд города Москвы закрыл уголовное дело, целью которого было доказать, что писатели владеют Домом Ростовых незаконно и что наш писательский Дом нужно отдать Росимуществу. Подробности – в статье заместителя председателя МСПС Владимира Середина. http://m-s-p-s.ru/news/2753

30.06.2018Вышел из печати очередной номер «Общеписательской литературной газеты» № 6, июнь 2018. Содержание номера и ссылка на pdf-файлhttp://m-s-p-s.ru/news/2755  

29.06.2017«Ода русскому слову» – книга о Семёне Шуртакове. http://m-s-p-s.ru/news/2752

28.06.2018. Новое интервью Сергея Шаргуноваhttp://m-s-p-s.ru/news/2750

26.06.2018. ПАМЯТИ ВЫДАЮЩЕГОСЯ ПОЭТА СОВРЕМЕННОСТИ АНДРЕЯ ДЕМЕНТЬЕВА. Большое эссе и редкие архивные фотографии. http://m-s-p-s.ru/news/2749

25.06.2018. СУДЬБА ПИСАТЕЛЯ-ВЕТЕРАНА… К 100-летию со дня рождения русского писателя из Днепропетровска Дмитрия Зуба. http://m-s-p-s.ru/news/2748

19.06.2018. Чествование поэта-витязя Валерия Латынина в связи с 65-летиемhttp://m-s-p-s.ru/news/2751

10.06.2018. Писатели города на Днепре почтили гения русской поэзии А.С. Пушкина в день его рождения. http://m-s-p-s.ru/news/2747

06.06.2018. В городе Видное Московской области прошла церемония награждения московской областной литературной премии имени Евгения Зубова. Это – старейшая и одна из самых престижных литературных премий Московской областиhttp://www.m-s-p-s.ru/news/2745

05.06.2018Чем не устраивает Россия коммерчески успешного российско-грузинского писателя Бориса Чхартишвили (Акунина)? Его книгами завалены все прилавки. Здесь он стал знаменитым и богатым. И хотя его опусы многие резко критиковали, никто ему «творить» не мешал. Если бы его книги не покупали, смог бы он обосноваться во Франции? http://www.m-s-p-s.ru/news/2743

04.06.2018Как прошёл Пушкинский праздник поэзии в Большом Болдино, что интересного увидели там наши поэты, какой подарок преподнесло Международное сообщество писательских союзов музею-заповеднику А.С.Пушкина «Болдино» - об этом читайте в репортаже известной поэтессы Дианы Кан. http://www.m-s-p-s.ru/news/2742

03.06.2018Новый номер журнала «Поэзия. XXI век от Рождества Христова» (№1/2018), выпускаемого в рамках издательской программы МСПС, был представлен на Красной площади. Кто из подмосковных писателей читал стихи на главной площади страны? Как подмосковичи отблагодарили руководство Союза писателей России за возможность работать на стенде Союза? – об этом читайте в статье http://www.m-s-p-s.ru/news/2741

02.06.2018Как живёт русский писатель в провинции? Что сердце его тревожит? Какие думы одолевают? Об этом лучше всего расскажут его дневники. Предлагаем вам фрагмент из готовящейся к изданию книги литературного дневника «Искры потухающих костров. Разворачивая свиток времени» председателя Нижегородской областной организации Союза писателей России Валерия Сдобнякова. http://www.m-s-p-s.ru/news/2740

01.06.2018. Писателям с одной фамилией 130 лет на двоих. Народному писателю Чувашии Денису Гордееву – 80 лет, а его дочери – поэту, художнице и журналисту Светлане Гордеевой – 50. http://www.m-s-p-s.ru/news/2739

31.05.2018Вышел из печати очередной номер «Общеписательской литературной газеты» (№ 5, май 2018)http://www.m-s-p-s.ru/news/2737

28.05.2018. Памяти русского поэта и патриота из Днепропетровска, ветерана Великой Отечественной войны, кавалера ордена Богдана Хмельницкого, полковника Николая Милаша. http://www.m-s-p-s.ru/news/2738  

27.05.2018. Исследование романа М.Шолохова «Тихий Дон» и проблемы казачества системным методом, опираясь одновременно на филологию, историю, философию, психологию, этнографию, привело доктора философии Анну Гранатову к интересным выводам, ибо попытка увидеть в казачестве лишь "историю",  или "военное дело", или "фольклор", или "литературные символы" (что сейчас и принято) приводят к поверхностным суждениям. http://www.m-s-p-s.ru/news/2736

25.05.2018. Лауреатами Патриаршей литературной премии 2018 года стали Владимир Костров, Константин Ковалев-Случевский, Виктор Потанин. http://www.m-s-p-s.ru/news/2734

23.05.2018Кузбасские писатели высказались против чиновничьего бескультурья и диктата. http://m-s-p-s.ru/news/2735

19.05.2018. Очередное общее годовое собрание МСПС: финансовые показатели растут, увеличиваются расходы на издательские программы и помощь писателям. http://www.m-s-p-s.ru/news/2733

18.05.2018. Смердяковы наших дней. Как российские либерал-литераторы поносят Россию в западных СМИ. http://m-s-p-s.ru/news/2732  

17.05.2018. В Казани состоялся творческий вечер видного башкирского писателя-сатирика Марселя Салимова. http://m-s-p-s.ru/news/2731

16.05.2018В Москве открылся Культурный центр Андрея Вознесенского http://m-s-p-s.ru/news/2730

15.05.2018Круглый стол: «Тема подвига в детском литературном творчестве» http://m-s-p-s.ru/news/2729

14.05.2018На скрижалях времени. По страницам литературно-художественного журнала «Вертикаль. XXI век». http://m-s-p-s.ru/news/2728

13.05.2018. А полковник-то не настоящий! Поэт Владимир Кучерь (Москва) делится своими впечатлениями о XV съезде Союза писателей России. http://m-s-p-s.ru/news/2727

12.05.2018Леонид БОРОДИН: «СЧИТАЮ СЕБЯ РУСИСТОМ». Интервью главного редактора газеты «День литературы» Владимира БОНДАРЕНКО с выдающимся русским писателем современности Леонидом БородинымК 80-летию со дня рождения Леонида Бородина (1938-2011) (Из архива «Дня литературы» №4(68),  2002 г.) http://m-s-p-s.ru/news/2726

11.05.2018. Беспрецедентное для постсоветских стран по уровню поддержки писателей и литературы Постановление подписал Президент Республики Узбекистан Шавкат Мирзиёев. Многие российские писатели мечтают о чём-то подобном. Правда, когда наше государство в лице советника Президента России В.И. Толстого предложило на XV съезде Союза писателей России избрать председателем Союза Сергея Шаргунова, большинство делегатов с негодованием отвергли это предложение, лишив себя и обещанной материальной помощи.Странные люди – наши писатели (прежде всего, делегаты Съезда): с одной стороны постоянно упрекают государство в отсутствии помощи, а с другой стороны «плюют в руку», предлагающую эту помощь…  http://m-s-p-s.ru/news/2725

11.05.2018. Народный поэт Узбекистана Сирожиддин Саййид возглавил Союз писателей Узбекистана и будет воплощать в жизнь беспрецедентную по масштабам программу поддержки писателей, принятую накануне Президентом Республики.  http://m-s-p-s.ru/news/2724

10.05.2018. Станислав Куняев рассказывает о том, как Вячеслав Огрызко (главред «Литературной России») де-факто стал идеологом нынешнего Союза писателей России http://m-s-p-s.ru/news/2723

09.05.2018. Гениальная эпитафия Сергея Михалкова «Имя твоё неизвестно, подвиг твой бессмертен» – история создания. http://m-s-p-s.ru/news/2722  

08.05.2018Поэтессы-казачки представили свои стихи на презентации альманаха «Казачка» – первого в истории России поэтического сборника женской казачьей поэзии. Читайте репортаж об этой презентации, а также исторический экскурс, посвящённый русским казачкам.  http://m-s-p-s.ru/news/2721

07.05.2018При организационной поддержке Нижегородской областной организации Союза писателей России подготовлена к печати книга «Гражданская война и Нижегородский край» http://m-s-p-s.ru/news/2720

06.05.2018. Новым председателем Союза писателей Казахстана избран поэт Улугбек Есдаулет. http://m-s-p-s.ru/news/2719

05.05.2018Известный прозаик, Секретарь Союза писателей России, вице-президент Международной ассоциации прокуроров Александр Звягинцев представил в Совете Европы фильм Константина Хабенского "Собибор", в котором сам выступил в качестве креативного и ассоциативного продюсера. http://m-s-p-s.ru/news/2718

04.05.2017Первое Всероссийское собрание маринистов – деятелей литературы и искусства. http://m-s-p-s.ru/news/2717

03.05.2018Вышел в свет первый в 2018 году номер журнала нижегородской писательской организации «Вертикаль. ХХI век» (№ 53, 2018 г.) http://m-s-p-s.ru/news/2716

02.05.2018Оренбургскую областную писательскую организацию возглавил Владимир Напольнов. http://m-s-p-s.ru/news/2715

01.05.2018Военные писатели в Доме Ростовых. http://m-s-p-s.ru/news/2714  

30.04.2018Своими впечатлениями о XV съезде Союза писателей России делится председатель Правления Волгоградской региональной организации Союза писателей России Александр ЦУКАНОВhttp://m-s-p-s.ru/news/2713

29.04.2018. Книга "Приключения барона Мюнхгаузена на Полюсе холода", написанная главным редактором «Общеписательской литературной газеты», поэтом, прозаиком и драматургом Владимиром Фёдоровым, успешно продаётся в Германии и других странах (через интернет-магазин Amazon).  http://m-s-p-s.ru/news/2712

28.04.2018. Новый издательский проект МСПС и Московской областной организации Союза писателей России – альманах «Казачка». http://m-s-p-s.ru/news/2711

27.04.2018Газета «Московский комсомолец» опубликовала рецензию на роман Ивана Переверзина «На ленских берегах». http://m-s-p-s.ru/news/2710

26.04.2018«Первые». Премьера фильма по пьесе главного редактора «Общеписательской литературной газеты» Владимира Фёдороваhttp://m-s-p-s.ru/news/2709

25.04.2018Вышел из печати очередной номер «Общеписательской литературной газеты» (№ 4, апрель 2018). Обзор номера и ссылка для скачивания. http://m-s-p-s.ru/news/2708

24.04.2018. Обзор литературного журнала «ВЕРТИКАЛЬ. ХХI ВЕК» (журнал нижегородских писателей) № 52, 2017 год http://m-s-p-s.ru/news/2707 

23.04.2018. Русский мiръ в Риме. О выставке в Италии выпускников Академии Ильи Глазуноваhttp://m-s-p-s.ru/news/2706  

23.04.2018. Крепость талантов «Сухумской крепости». В МСПС прошла презентация сборника стихотворений поэтов Абхазии «Сухумская крепость» на русском языке, изданного в рамках литературного проекта МСПС «Поэты в переводах». http://m-s-p-s.ru/news/2705

22.04.2018. Два с лишним года продолжается разнузданная травля пятнадцати старейших и самых авторитетных писателей Оренбуржья. Что же ставят им в вину, чем они так насолили нынешнему руководству Союза писателей России? Об этом рассказывает оренбургский поэт Виталий Молчанов. http://m-s-p-s.ru/news/2704

21.04.2018. Депутат Госдумы и известный писатель Сергей Шаргунов выступил на всеармейском съезде писателей  http://m-s-p-s.ru/news/2703

20.04.2018. Библиотека имени Н.А. Некрасова открыла новый сайт своих оцифрованных фондов http://m-s-p-s.ru/news/2702

19.04.2018. Электронное издательство Bookscriptor учредило литературную премию http://m-s-p-s.ru/news/2701

18.04.2018. Историк Алексей Толочко: «История любит мерзавцев» (почему попытки пропустить украинскую историю через националистический фильтр во многом объясняет случившуюся в стране трагедию) http://m-s-p-s.ru/news/2700

17.04.2018. Писатель-орденоносец из Челябинской области Александр Ушков о событиях вокруг XV съезда Союза писателей России http://m-s-p-s.ru/news/2699

16.04.2016. Памяти поэта Бориса Олейника: НАЧАЛО ВЕЧНОСТИ. Окончание статьи http://m-s-p-s.ru/news/2698

16.04.2016. Памяти поэта Бориса Олейника: НАЧАЛО ВЕЧНОСТИ. Начало статьи http://m-s-p-s.ru/news/2697

15.04.2018. Исполком МСПС поздравляет Андрея Дмитриевича Дементьева с вручением ему литературной премии Минобороны России! http://m-s-p-s.ru/news/2696

14.04.2018. Стартовал Всероссийский конкурс "Самый читающий регион" – 2018 http://m-s-p-s.ru/news/2695

13.04.2018. Международный литературный форум «Славянская лира-2018» (Беларусь-Россия-Украина) приглашает http://m-s-p-s.ru/news/2694  

12.04.2018. Памятник писателю Ивану Тургеневу установят в Москве в Хамовниках http://m-s-p-s.ru/news/2692

11.04.2018. В рамках издательской программы МСПС (проект МСПС «Поэты в переводах») в издательстве «У Никитинских ворот» издан сборник абхазских поэтов «Сухумская крепость» http://m-s-p-s.ru/news/2691

11.04.2018. В издательстве «АСТ» вышел сборник малой прозы 1-го заместителя председателя Союза писателей России, депутата Госдумы России Сергея Шаргунова «Свои». Среди героев — как знаменитые предки автора Русановы, так и совершенно посторонние люди. «Потому что все — свои. Потому что всех жалко». О памяти, «головоломке и наставнице», судьбе, ее превратностях и чудесах человеческой стойкости – беседа с писателем http://m-s-p-s.ru/news/2690

10.04.2018. Исполком Международного сообщества писательских союзов поздравляет легенду отечественной журналистики Мэлора Стуруа с 90-летием, желает ему многая благая лета и публикует его новую статью о необычных встречах в Лондоне с Анной Ахматовой и Мариэттой Шагинян http://m-s-p-s.ru/news/2689

10.04.2018. Новости премиального процесса: «Объявлен короткий список соискателей премии «Национальный бестселлер» - 2018» и «Опубликован короткий список номинантов литературной премии Норы Галь 2018 года» http://m-s-p-s.ru/site/41

09.04.2018. Илья Резник вызвал на поэтическую дуэль Андрея Дементьева http://m-s-p-s.ru/news/2688

07.04.2018. Законопроект о замене 50-летнего срока охраны авторских прав произведений, срок которых не истек к 1 января 1993 года, на 25-летний срок действия авторского права внесен в Госдуму депутатом Олегом Смолиным (КПРФ) http://m-s-p-s.ru/news/2687

06.04.2018. Что происходит с Домом Ростовых (усадьбой Соллогуба) - памятником культуры федерального значения? Ремонтируется ли он? Каковы перспективы усадьбы, в которой располагается Международное сообщество писательских союзов? Об этом - в трёхминутном репортаже программы "Вести" на главном телеканале страны "Россия-1"   http://m-s-p-s.ru/news/2686

04.04.2018. Награды победителям – издание книг в издательской программе МСПС!  Литературный конкурс имени Сергея Михалкова ждёт ваши книги http://m-s-p-s.ru/news/2685

03.04.2018. В рамках издательской программы Международного сообщества писательских союзов вышло собрание сочинений известного мастера слова Ивана Савельева http://m-s-p-s.ru/news/2684

02.04.2018. Не могу молчать! Член Союза писателей СССР (ныне России) с 1977 года Елена Иванова (г. Ставрополь) делится своими впечатлениями о XV съезде СПР http://m-s-p-s.ru/news/2683

29.03.2018. Без надежды на обновление. Член Союза писателей России из Оренбурга Александр Филиппов делится размышлениями об итогах XV съезда СПР http://m-s-p-s.ru/news/2682

29.03.2018. Известный писатель и депутат Госдумы Сергей Шаргунов встал на защиту украинцев, спасающихся в России от преследования украинских силовиковhttp://m-s-p-s.ru/news/2681

29.03.2018. Мнение председателя Нижегородской областной организации Союза писателей России Валерия Сдобнякова о XV съезде СПР  http://m-s-p-s.ru/news/2680

28.03.2018. Поэт Диана Кан высказывает своё мнение о XV съезде Союза писателей России http://m-s-p-s.ru/news/2679

27.03.2018. Станислав Куняев отвечает Николаю Иванову на его заметку о съезде от 22.03.2018  http://m-s-p-s.ru/news/2678

20.03.2018 - 26.03.2018. Станислав Куняев о съезде так называемых "победителей" - XV съезде Союза писателей России:

часть 1 http://m-s-p-s.ru/news/2669 ;

части 2, 3 и 4   http://m-s-p-s.ru/news/2673 ;

часть 5  http://m-s-p-s.ru/news/2674 ;

часть 6   http://m-s-p-s.ru/news/2675;

окончание http://m-s-p-s.ru/news/2676 .

20.03.2018. Роман Ивана Переверзина «На ленских берегах» увидел свет во всемирной серии «100 лучших романов» в издательстве «Вече»  http://m-s-p-s.ru/news/2668

26.08.2018в Доме культуры «Энергетик» города Набережные Челны состоялся литературно-музыкальный вечер «Под небом высоким», посвящённый 10-летию выхода одноимённой антологии челнинской поэзии (1969-2008), 50-летию начала строительства КамАЗа и Дню города Набережные Челны. В сборник вошли поэтические произведения первостроителей КАМАЗа и выдающихся советских поэтов  о великой стройке  >> http://m-s-p-s.ru/news/2795
   
Адрес: Москва, ул. Поварская, 52
Тел.:+7 (495) 691-64-03
E-mail: povarskaja-52@mail.ru
создание сайтов
IT-ГРУППА “ПЕРЕДОВИК-Альянс”