Станислав Куняев о съезде так называемых "победителей" - XV съезде Союза писателей России. ОКОНЧАНИЕ
  Опубликовано: 26.03.18

 

СТАНИСЛАВ  КУНЯЕВ,

 Главный редактор журнала «Наш современник», лауреат Государственной премии России

 

СЪЕЗД “ПОБЕДИТЕЛЕЙ”...*

_____________________________

* Так называл себя съезд ЦК ВКП(б), состоявшийся в 1934 году, большинство участников которого, если верить лживому докладу Хрущева на XX съезде КПСС, были репрессированы в 1937 году.

ОКОНЧАНИЕ.

1-ю часть статьи читайте по ссылке http://m-s-p-s.ru/news/2669

2-ю, 3-ю и 4-ю части статьи читайте по ссылке http://m-s-p-s.ru/news/2673

5-ю часть статьи читайте по ссылке http://m-s-p-s.ru/news/2674

6-ю часть статьи читайте по ссылке   http://m-s-p-s.ru/news/2675

 

VII. ЧЁРНАЯ СОЛЬ

 

Николай Дорошенко в своей статье, весьма развязной и не в меру лживой, желая направить ход съезда в нужное ему русло, сделал всё, что мог, чтобы унизить и оболгать Ивана Переверзина и как человека, и как поэта, и одновременно написал “Житие” воина и чуть ли не святого Николая Иванова. Поскольку Дорошенко изложил весь жизненный путь Иванова с детства и до службы в налоговой полиции, я хочу, чтобы наши читатели чуть побольше узнали и о другом сыне русского простонародья Иване Ивановиче Переверзине.

Внук столыпинского крестьянина, поселившегося в начале XX века в Якутии, и сын школьного учителя советской эпохи, солдата Великой Отечественной, Иван Переверзин родился и вырос на просторах Восточной Сибири, изрезанных многоводными реками, текущими вдоль сопок, обросших тайгой, изобилующей зверем и птицей. Естественно, что эта вольная, но трудная для жизни земля сформировала его, как человека. Я тоже в Сибири жил – и в Тайшете, и в Братске, и в Ербогачёне и знаю эту жизнь, знаю цену стихам Переверзина:

 

Терпи, мужик, твоя судьба не зряшна,

Ты сам для жизни место выбирал,

Тебе не раз в тайге бывало страшно,

Лицо мороз до мяса обдирал.

 

Зато какие будут перемены!

Дождясь весны, прими, как Божий дар,

Синичье пенье, плеск и шёпот Лены,

Сосновый несмываемый загар.

 

Этот загар до сих пор лежит на лице поэта, которого с юных лет жизнь научила косить траву, вершить стога, натаскивать на зверя собак, корчевать новину, рубить избы, ставить фундаменты, плести корзины, трелевать лес, добывать тайменя и соболя. Полжизни он отдал земным трудам, которые не помешали, а, наоборот, помогли ему почувствовать себя поэтом.

 

А я всего-то, видит Бог,

любить взахлёб хотел

и ширь полей, и сенный стог,

и звёздный запредел.

 

“Терпи, мужик” – как тут не вспомнить поучение великого Некрасова либералам своей эпохи: “Эту привычку к труду благородную нам бы не худо с тобой перенять, благослови же работу народную и научись мужика уважать!” Вечно живые слова...

Переверзин всегда верил, что главная страница его судьбы ещё впереди, и первый шаг к ней сделал в 1969 году, когда стихи семнадцатилетнего девятиклассника были напечатаны в районной газете “Ленский коммунист”. А когда в роковом 1991 году в Якутске вышла его первая книга “Откровение дней” и её по счастливой случайности прочитал Валентин Распутин, то с его одобрения Переверзина приняли в Союз писателей России.

В 1994 году бригада “Нашего современника” прилетела в Якутию, Переверзин познакомился со мной, Сергеем Бабуриным, Юрием Кузнецовым, Александром Казинцевым, Татьяной Петровой, Геннадием Касмыниным и с тех пор стал желанным поэтом для лучшего толстого журнала России. В те годы никто из нас не знал, что Литфонд, поликлиника и Дом творчества “Малеевка” с землёй уже вовсю распродавалась сначала Кобенко, потом Огневым и его присными. Сейчас эта уголовщина приписывается поляковыми, огрызками, дорошенками и бобровыми Ивану Переверзину, который работал в это время в Якутии аж до 2000 года, после чего переехал с женой и детьми в Москву. Вскоре Юрий Кузнецов пригласил его на Высшие литературные курсы института имени А.М.Горького, в свой знаменитый поэтический семинар, великую школу которого благодарный поэт будет помнить всю жизнь. Юрий Кузнецов знал что делал.

Сибирские полки, в составе которых воевал отец Переверзина, спасли в 1941–1942 годах Москву и Сталинград. Появление его сына в столице обогатило веяньем сибирского зимнего ветра современную поэзию, во многом погрязшую в тусовочных страстишках, в патриотической риторике, в русскоязычной иронической болтовне, в кастовом либеральном высокомерии и выморочном постмодернизме – во всём том, что выдавливают из себя, как писал Юрий Кузнецов, “певцы своей узды, и шифровальщики пустот, и общих мест дрозды”. А Переверзин в это время писал своё, то что знал только он:

Молчи! Мы уходим на Север,

туда, где, седы и сухи,

сменяют осоку и клевер –

веками растущие мхи.

 

Ещё там – огромные глыбы –

суровый, холодный гранит –

лежат, но, казалось, могли бы

подняться от грома в зенит.

 

Но немо свинцовое небо,

молчанью земли нет конца,

лишь ястреб – темно и свирепо

кричит, добывая песца.

 

Я знаю эту суровую мужскую жизнь великой северной страны, этим воздухом и этим простором живут мои многие стихи, и с ними аукаются, перекликаясь, лучшие стихи Переверзина. И никаким огрызкам и дорошенкам этого не понять.

 

Но разве разберёшь, о чём бормочет лес,

О чём шумит река, на плёсах замерзая,

Но разве разберёшь, о чём кричит с небес

Летящая на юг гусей полночных стая.

 

Когда-то Осип Мандельштам мечтал о “крупнозернистой жизни в поэзии”. Но такая жизнь может пульсировать лишь в стихах поэтов народного мировоззрения с его чувствами, открытыми истории, природе и космосу.

“Только нет мне от века дороже / Наших встреч на морозе зимой... / Взгляд поднимет она, и по коже / Будто вихрь пролетит огневой”. Постмодернизм так писать о любви не умеет. Природа, Любовь, Работа, Красота, Вера – вот “крупнозернистые” стихии, живущие в поэзии Переверзина. Но не только они. В 1993 году он, находившийся в далёком Ленске, своим русским сердцем понял вершившуюся в столице России под залпы танковых орудий трагедию, которую с глумливым восторгом, словно театральный фарс, приветствовали лакейские стихотворцы кровожадной либеральной тусовки и подписанты позорного расстрельного “письма сорока двух”.

“Наступит ночь, окна коснётся тень, / И развернётся чёрная страница. / Вот загнан я, как северный олень, / Вот словлен я, как утренняя птица. / Спасенья нет сознанью моему, / Оно в тисках печали и тревоги... / Кому я верил, те ушли во тьму, / Никто не задержался на пороге. / А новые не знают, что творят, / Им всё равно – что человек, что свёкла. / Когда ударил танковый снаряд, / По всей России вылетели стёкла. / Народ нельзя при помощи полков / Загнать в свободу, – знаешь ли, тупица? / Я вырвусь сам оленем из оков, / Я сам взлечу, как утренняя птица!”

Эти стихи стоят на водоразделе нынешнего народного сознания... У Переверзина почти нет стихотворений, в которых не ощущалось бы, по словам Цветаевой, “дуновение вдохновения”.

За 15 с лишним лет жизни в Москве Переверзин стал поэтом, известным ещё читающей России, насколько это возможно в наше время всеобщего одичания. У него вышло несколько стихотворных книг, переведённых в Болгарии, в Армении, на Украине, во Франции – везде, где хотят ещё знать литературные имена новой России. Композитор Александр Морозов, прославившийся музыкальным циклом на слова Рубцова, написал и на стихи Переверзина множество прекрасных романсов. Благодаря опыту и энергии этого таёжника, который, сочиняя стихи, одновременно учился руководить людскими коллективами на многих должностях – от директора совхоза до заместителя главы администрации района размерами с Бельгию, обрели новую жизнь совсем было угасавшие писательские структуры – Международный Литфонд, Российский Литфонд, Международный Союз писателей...

Знаменательна судьба трёх поколений семьи Переверзиных в XX веке: дед – столыпинский крестьянин, отец – сельский учитель и воин, кончивший войну капитаном при штабе Георгия Жукова, их сын и внук – истинный поэт и одновременно один из самых работящих в наше время устроителей писательской жизни. Вот они – вехи Великого русско-советского пути людей нашего простонародья.

Я знаю и люблю русский Север, чёрные ручьи, вползающие из клюквенных и морошковых болот в порожистые реки, тёмное небо, откуда по вечерам, вспыхивающим северными сияниями, доносится гусиный гогот, первый снежок на старенькой палатке, сёмга, выпрыгнувшая из ледяной воды, светлая рыба, как зовут её поморы. И когда я читаю иные стихи потомственного сибиряка Ивана Переверзина – я чувствую в нём родную душу.

 

Настанет день – и мы уедем

На дальний Север, где в лесу

Малиной кормятся медведи

И пьют тетерева росу.

 

Где в небесах, открытых взгляду,

Встаёт над сопками закат

И ясным пламенем распадок

На вечной мерзлоте распят.

 

Где Лена катит от истока

Сквозь всей России ширину

Весной без отдыха, без срока,

К торосам Арктики волну.

 

Где ничего не позабудешь,

Что хоть однажды увидал:

Как зверя бьёшь, как рыбу удишь,

Кого любил и целовал.

 

Морозы долгие и злые

Грядут задолго до зимы...

О, путь на Север, дни былые,

Где сердцем в сердце вмёрзли мы!

 

Восхищаюсь и завидую поэту, написавшему это стихотворение. Как жаль, что не я его написал...

Иван не просто пишет стихи – он живёт ими в то время, когда пишет их. И это понимали многие литераторы, кто писал о нём: поэт Станислав Золотцев и литературовед Лев Аннинский, северный человек Валентин Устинов и ветеран Великой Отечественной Виктор Кочетков, популярнейший наш критик Владимир Бондаренко и лукавейший, но умнейший литературовед Феликс Кузнецов. И это в то время, когда никто из них и не думал о какой-то “выгоде” от Переверзина. То есть писали бескорыстно.

Но, пожалуй, глубже всех литераторов написал кистью о Переверзине  Илья Сергеевич Глазунов, не случайно поместивший в свою картинную галерею всего лишь четыре портрета современных русских писателей – Владимира Солоухина, Валентина Распутина и два портрета Ивана Переверзина. Я видел эти портреты. Там написаны не просто лица людей, но их сущности. Среди трёх сущностей выделяется сущность Переверзина – одна сущность называется “Портрет поэта”, другая “Меценат Иван Переверзин”.

Глазунов должен был писать один портрет, но Переверзин приехал к художнику в костюме и галстуке. Глазунов недовольно встрепенулся: – Какой из тебя поэт в костюме и галстуке! – снимай галстук и пиджак... Но, видя растерянность и сомнения Переверзина, смилостивился: – Ладно, напишу тебя дважды – в рубашке, как поэта, и в костюме с галстуком, как мецената... Так оно и произошло. В картине “поэт” – натурщик смотрит в себя, взгляд сосредоточен и суров, на лице морщины; в картине “меценат” – взгляд открыт – на лице улыбка с хитрецой... Закончив оба эти портрета, Глазунов – в ответ на попытку Ивана вручить художнику гонорар – сказал: – Я с друзей и выдающихся людей денег не беру... – Интересно, какие будущие художники создадут портреты Огрызки, Иванова, Дорошенко... И за сколько.

В заключение привожу одно из множества писем Светланы Сырневой, которая присоединилась к похвалам Вячеслава Лютого в честь Иванова-полковника, а заодно, как и многие наши поэтессы, пнула своим французским каблучком, конечно же, Переверзина. А кого же? Со мной она уже рассчиталась и сказала всё. Теперь ей понадобилась очередная жертва:

Светлана Сырнева

“Полностью присоединяюсь к очень взвешенному и мудрому комментарию Вячеслава Лютого и поддерживаю кандидатуру Николая Фёдоровича Иванова. Мы знаем его как хорошего писателя и человека чести, продолжателя лучших традиций Союза.

Увы, Переверзин видится мне как Крошка Цахес современной словесности. У меня нет того увеличительного стекла, сквозь которое я могла бы рассмотреть его всевозможные достоинства. Неужели деньги затмили всё?! Станислав Юрьевич, опомнитесь, Вы же умный человек! Вы войдёте в историю литературы, – но лучше бы без Переверзина на шее”.

 

Ст. К. Не могу оставить это письмо Светланы без ответа: “Знаешь, Светлана, Переверзин войдёт в историю литературы сам своей дорогой, на своё место, и не опираясь на мою шею. А вот вас с Надей Мирошниченко и ещё с несколькими, как писал Смеляков, “кошечками полусвета”, мне, конечно, придётся тащить на своей шее в неведомое будущее всю оставшуюся жизнь – так много комплиментов вы мне раздали, что не отмыть от них мне свою шею... Сбрасывать Вас – не сбросишь, цепляться своими коготками Вы умеете.

Поклон Вам от великодушного Ивана Переверзина. Он умеет, в отличие от меня, молча терпеть предательство. Жизнь научила. Что подтверждает вот это его стихотворение:

 

ЧЁРНАЯ СОЛЬ

 

Не думал я... И – думать не хочу

о жизни, пролетевшей, словно ветер.

Теперь бы мне немного первачу,

да и уснуть, забыв о всём на свете.

 

А что ещё я предложить горазд

своей душе, спалённой напрочь болью, –

ведь это время, если не предаст,

то раны мне посыплет чёрной солью.

 

*   *   *

Итак за четыре года с 1998-го по 2002-й, когда Юрий Кузнецов единолично царствовал в отделе поэзии журнала (такое условие он поставил мне, придя в “Наш современник”), он по своей воле, не советуясь со мной, четырежды опубликовал стихи Ивана Переверзина. И эти подборки были небывалые по объёму, чем я был недоволен. Бывало, что журналу нужны были несколько дополнительных полос. Что сократить? Стихи проще всего, однако Юрий Поликарпович был неумолим. В сентябрьском номере журнала за 1998 год он напечатал подборку Переверзина, состоящую из девяти стихотворений. В октябрьском номере двухтысячного года из десяти... В августовском номере две тысяче первого года уже из одиннадцати. А в августовском номере 2002 года, что просто поразило меня, Юрий Поликарпович опубликовал (за год до своей смерти) аж 20 стихотворений “поэта-хозяйственника”, как сейчас пытаются оскорбить Переверзина всяческие окололитературные шавки.

Итак, в четырёх номерах журнала Юрий Поликарпович опубликовал 50 стихотворений ещё малоизвестного поэта, лишь недавно приехавшего из Якутии в Москву. Целая стихотворная книга! Таким количеством стихотворных публикаций в лучшем русском журнале не могли похвастаться многие широко известные и печатавшиеся в тот же отрезок времени поэты – ни Виктор Боков, ни Фёдор Сухов, ни Николай Тряпкин, ни Виктор Кочетков, ни Глеб Горбовский, ни Владимир Костров, ни Ольга Фокина, ни даже вместе взятые Шерочка с Машерочкой, то есть Светлана Сырнева и Надюша Мирошниченко.

А если какой-нибудь огрызок или дорошенок нагло заявит, что Юрий Поликарпович печатал Переверзина в журнале за деньги, что “купил” его, то я первый плюну в его лживые глаза.

Хорошо помню, как я зашёл в кабинет к Кузнецову, который отбирал из толстой пачки стихотворений у Переверзина, сидевшего рядом, подборку для “Нашего современника”. Поликарпыч внимательно читал стихи одно за другим и откладывал в тоненькую стопку от себя вправо. Что не годилось для журнала, откладывал влево. Правая стопочка росла медленно – левая быстрее. Когда работа была закончена, Кузнецов потряс тоненькой пачкой, где было не более десятка стихотворений, и сказал: – Это я беру! – А это! – тут он взял стопку из тридцати-сорока стихотворений, – неси в “Юность”... Это означало, что стихи достойны печати, но не в “Нашем современнике”.

 

VIII. ПЕЧАЛЬНЫЙ ЭПИЛОГ

 

Наш 15-й писательский съезд, состоявшийся 15 февраля, через 2–3 дня после окончания подвёл итоги. Вся писательская власть на всех уровнях была выбрана. Довольные праздновали победу, недовольные негодовали, но, тем не менее, что свершилось – то свершилось. Новому секретариату Союза писателей России надо было начинать работу.

Но тут случилось неожиданное и горестное событие. 27 февраля на сайте московской мэрии появилось сообщение, что умерла известнейшая русская поэтесса и общественная деятельница Лариса Васильева. Вклад её в современную русскую литературу весьма значителен. В первую очередь, конечно же, её стихотворения и поэмы, которые в своё время так разгневали коммунистического партийного расстригу Александра Яковлева (будущего архитектора перестройки) с его многочисленными клевретами, что вся эта свора заклеймила как “русских националистов” и “славянофилов” – саму Ларису Николаевну, Валентина Сорокина, Валентина Сидорова, Виктора Бокова, Феликса Чуева, вместе с русскими критиками-мыслителями – Михаилом Лобановым, Виктором Чалмаевым, Сергеем Семановым, Анатолием Ланщиковым, Олегом Михайловым, Вадимом Кожиновым. А ведь это был цвет русской мысли в то переломное время, оборванный руками русофобов.

Но заставить замолчать и уйти из общественной жизни Ларису Васильеву выродку-русофобу не удалось, потому что она была дочерью одного из тех конструкторов и организаторов танкового производства на Урале, которые создали знаменитую “тридцатьчетвёрку”, во многом обеспечившую нам победу в войне. И Лариса Николаевна в их честь и, конечно, в честь своего отца Николая Кучеренко, о котором написала “Книгу об отце”, совершила подвиг, создав в подмосковной деревне Марфино Мытищинского района музейный мемориальный комплекс “История танка Т-34”.

А сколько книг написала она своей женской рукой об истории отечества: “Жёны русской короны”, “Жена и муза. Тайна Александра Пушкина”, “Кремлёвские жёны”, “Дети Кремля” – что ни книга, то успех, победа, вклад в отечественную культуру. Последняя из них, которую она мне подарила – это “Путешествие друзей с врагами” – книга о шестидесятниках (2015 г.) А если всё подытоживать – то рукою этой красивой и хрупкой женщины, начиная с 70-х годов, написано несколько десятков книг разных жанров, многие из которых достойны любой премии и долгой жизни.

И вот она умерла 27 февраля сего года. Когда и где, на каком кладбище и в какое время состоятся её похороны, никто из нас не знал. Новое руководство Союза писателей, которое было обязано и по службе, и по дружбе, и по нашим внутриписательским обычаям сделать всё, чтобы друзья и подруги Ларисы попрощались с нею, чтобы её ровесники пришли на кладбище, как будто ушло в подполье. В 12 часов дня 2 марта мне позвонил мой друг Альберт Лиханов и сообщил, что через час начнётся прощание с Ларисой на Троекуровском кладбище. В это время, спасая остатки своего зрения, я принимал процедуры в офтальмологической клинике на другом конце Москвы, процедуры нельзя было прервать, да и, конечно, я в любом случае не успевал на кладбище, разве что на вертолёте. Тогда я сразу же позвонил Ганичеву. Его дочь ответила мне, что отец плохо себя чувствует. А на мой вопрос, где нынешний председатель правления СП России Н.Иванов и его заместитель С.Котькало, ответила, что они на гражданской панихиде быть не могут, потому что уезжают на встречу с митрополитом Климентом, руководителем издательского совета Патриархии. Я, опешивший от такого поворота событий, закричал, что с митрополитом можно встретиться ещё десятки раз, а с Ларисой Николаевной – это последняя встреча! Но Марина Ганичева меня уже не слышала – на том конце связи её телефон уже молчал. Тогда из того же офтальмологического кабинета я позвонил Лиханову и, узнав, что он подъезжает к кладбищу, попросил его: – Алик, слава Богу, что хоть ты спасёшь Союз писателей от позора. Если там их не будет – скажи, что она была любимым автором журнала “Наш современник”, – возьми временно обязанности нового председателя СП России на себя, попрощайся с ней по-человечески от имени всех писателей.

Вскоре Альберт позвонил мне в клинику и успокоил меня, сказав, что всё прошло достойно, что на прощание с Васильевой пришли не только сотрудницы её музея, но и немало женщин из отдела культуры московской мэрии. Но из писателей он никого не видел. А напоследок добавил: – Знаешь, Стасик, откуда я сегодня утром узнал о месте и времени её похорон? – Мне утром часов в 11 об этом сообщил из Улан-Удэ Сергей Шаргунов...

Слава Богу, хоть наш кандидат в председатели Союза сделал всё, что мог, и что благодаря ему можно поздравить новое руководство Союза писателей с началом общественно-трудовой деятельности...

А может, слишком они надорвались на съезде. Отдыхают... – А венок от писателей был? – Нет, я его не видел, – печально ответил мне Алик Лиханов.

 

*   *   *

Если судить по отзывам на наш мировоззренческий спор о современной поэзии, то имена, определяющие её развитие и состояние, будут не те, которыми мы жили несколько последних десятилетий. Это будут не Юрий Кузнецов, не Николай Рубцов, не Анатолий Передреев, не Виктор Лапшин, не Михаил Вишняков, не Глеб Горбовский, не Александр Кушнер, не Николай Дмитриев, не Михаил Анищенко, а беспрестанно поучающие нас со страниц дорошенковского сайта Сэда Вермишева, Григорий Блехман, Светлана Коростелёва, Владимир Подлузский, Нина Волченкова, Ирина Барышева и т.д. Сюда же со своей оценкой нынешней литературы затесались Татьяна Набатникова, Алла Линёва, Светлана Курач и Ерофеева-Тверская.

Вот кто теперь формирует наши общественные вкусы, куда до них всяческим Кожиновым, Золотусским, Львам Аннинским и прочим, говоря словами Саши Боброва, “старцам”.  И печататься этим новым созидателям интернетно-поэтической помойки надо не в износившемся от времени “Нашем современнике”, а на дорошенковском сайте, отныне главном идеологическом и художественном органе писателей России.

 

*   *   *

После окончания съезда Николай Иванов произнёс и распечатал благодарственное слово всем своим соратникам, участвовавшим 15 февраля в победительном голосовании.

Его обращение к ним звучало торжественно и высокопарно: “отдавать последние патроны товарищу”, “проиграв, Вы могли бы лишиться многого”, “мы провели свою съездовскую партию, как по нотам”, “остались верны Бондареву, Распутину, Белову, Шукшину”...

А вот тут поумерим с восторгами: “оставаться верными Бондареву, Распутину, Белову, Шукшину” можно лишь создавая произведения, равноценные “Горячему снегу”, “Прощанию с Матёрой”, “Привычному делу”, “Калине красной”, а в активе наших победителей были лишь статейки, правда ставшие скандально известными, написанные ловкими ручонками Дорошенко, Огрызко, Боброва и прочих делегатов съезда.

“После голосования некоторые гости съезда, – заявил победивший полковник, – вкрадчиво спросили: ты знаешь цену этой победы”, на что победитель ответил: “знаю”.

Конечно же, сведущий человек, он знал, что победа пришла благодаря потокам хамства и лжи, вылитых на всех несогласных со страниц “Российского писателя”, “Советской России”, “Литературной России” и множества всяческих сайтов, что победа пришла при помощи слов о “кумовстве”, брошенных в переполненный зал, забывший, что кумовство в руководстве Союза писателей процветает с 1994 года, и что, проголосовав сегодня за “партию победителей”, они своими голосами продлят власть этого заматерелого кумовства ещё на 5 лет, что победа не могла быть одержана без незаконного изменения квот на избрание делегатов, получивших право голоса, что победа пришла в результате явного отстранения от реального участия на съезде многих писателей старшего поколения. Молодцы, Троцкий тоже делал ставку на молодёжь. Эта победа была похожа на принятие конституции 1993 года, о чём сказал один из тогдашних победителей Бурбулис: “мы эту конституцию через ж..у, но протащили...”

 

P.S.

6 марта сего года состоялось заседание нового (а на деле того же самого) секретариата Союза писателей России, на котором было принято небывалое в писательской жизни решение: “За утрату доверия приостановить членство в институте сопредседателей Переверзина Ивана Ивановича и Середина Владимира Григорьевича.

Поставить вопрос об исключении Переверзина И.И. и Середина В.Г. из института сопредседателей на ближайшем заседании правления (пленума) СП России”.

Ну что на это сказать. Разве то, что Иванов сразу же расписался в своей служебной импотенции, в непонимании того, что иметь дело с писателями – это не то что с полицейским налоговиками.

До сих пор вершиной бюрократического словоблудия было освобождение от должности “за утрату доверия” московского мэра Лужкова, уволенного с выборной должности премьером Медведевым. Теперь этот бюрократический перл принят на вооружение полковником Ивановым. После этого я могу опереться на опыт премьера и полковника и заявить от себя, что нынешнее руководство Союза писателей России за безобразное проведение нашего съезда в моих глазах “утратило всякое доверие” к себе. С такого рода руководителями я не могу состоять и заседать рядом ни в одном из органов съезда. Поэтому слагаю с себя почётную должность сопредседателя, а также выхожу из состава правления СП России, куда меня включили, не получив на то моего согласия.

С победой вас, дорогие товарищи “комсомольцы”!

 

Станислав КУНЯЕВ

Статья опубликована в журнале "Наш современник" № 3 (март), 2018 г.

вернуться к списку
Общеписательская Литературная газета № 3(100), март 2018 г.
Страница 1
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Страница 14
Страница 15
Страница 16
Страница 17
Страница 18
Страница 19
Страница 20
Страница 21
Страница 22
Страница 23
Страница 24

Последние обновления на сайте МСПС:

22.04.2018. Два с лишним года продолжается разнузданная травля пятнадцати старейших и самых авторитетных писателей Оренбуржья. Что же ставят им в вину, чем они так насолили нынешнему руководству Союза писателей России? Об этом рассказывает оренбургский поэт Виталий Молчанов. http://m-s-p-s.ru/news/2704

21.04.2018. Депутат Госдумы и известный писатель Сергей Шаргунов выступил на всеармейском съезде писателей  http://m-s-p-s.ru/news/2703

20.04.2018. Библиотека имени Н.А. Некрасова открыла новый сайт своих оцифрованных фондов http://m-s-p-s.ru/news/2702

19.04.2018. Электронное издательство Bookscriptor учредило литературную премию http://m-s-p-s.ru/news/2701

18.04.2018. Историк Алексей Толочко: «История любит мерзавцев» (почему попытки пропустить украинскую историю через националистический фильтр во многом объясняет случившуюся в стране трагедию) http://m-s-p-s.ru/news/2700

17.04.2018. Писатель-орденоносец из Челябинской области Александр Ушков о событиях вокруг XV съезда Союза писателей России http://m-s-p-s.ru/news/2699

16.04.2016. Памяти поэта Бориса Олейника: НАЧАЛО ВЕЧНОСТИ. Окончание статьи http://m-s-p-s.ru/news/2698

16.04.2016. Памяти поэта Бориса Олейника: НАЧАЛО ВЕЧНОСТИ. Начало статьи http://m-s-p-s.ru/news/2697

15.04.2018. Исполком МСПС поздравляет Андрея Дмитриевича Дементьева с вручением ему литературной премии Минобороны России! http://m-s-p-s.ru/news/2696

14.04.2018. Стартовал Всероссийский конкурс "Самый читающий регион" – 2018 http://m-s-p-s.ru/news/2695

13.04.2018. Международный литературный форум «Славянская лира-2018» (Беларусь-Россия-Украина) приглашает http://m-s-p-s.ru/news/2694  

12.04.2018. Памятник писателю Ивану Тургеневу установят в Москве в Хамовниках http://m-s-p-s.ru/news/2692

11.04.2018. В рамках издательской программы МСПС (проект МСПС «Поэты в переводах») в издательстве «У Никитинских ворот» издан сборник абхазских поэтов «Сухумская крепость» http://m-s-p-s.ru/news/2691

11.04.2018. В издательстве «АСТ» вышел сборник малой прозы 1-го заместителя председателя Союза писателей России, депутата Госдумы России Сергея Шаргунова «Свои». Среди героев — как знаменитые предки автора Русановы, так и совершенно посторонние люди. «Потому что все — свои. Потому что всех жалко». О памяти, «головоломке и наставнице», судьбе, ее превратностях и чудесах человеческой стойкости – беседа с писателем http://m-s-p-s.ru/news/2690

10.04.2018. Исполком Международного сообщества писательских союзов поздравляет легенду отечественной журналистики Мэлора Стуруа с 90-летием, желает ему многая благая лета и публикует его новую статью о необычных встречах в Лондоне с Анной Ахматовой и Мариэттой Шагинян http://m-s-p-s.ru/news/2689

10.04.2018. Новости премиального процесса: «Объявлен короткий список соискателей премии «Национальный бестселлер» - 2018» и «Опубликован короткий список номинантов литературной премии Норы Галь 2018 года» http://m-s-p-s.ru/site/41

09.04.2018. Илья Резник вызвал на поэтическую дуэль Андрея Дементьева http://m-s-p-s.ru/news/2688

07.04.2018. Законопроект о замене 50-летнего срока охраны авторских прав произведений, срок которых не истек к 1 января 1993 года, на 25-летний срок действия авторского права внесен в Госдуму депутатом Олегом Смолиным (КПРФ) http://m-s-p-s.ru/news/2687

06.04.2018. Что происходит с Домом Ростовых (усадьбой Соллогуба) - памятником культуры федерального значения? Ремонтируется ли он? Каковы перспективы усадьбы, в которой располагается Международное сообщество писательских союзов? Об этом - в трёхминутном репортаже программы "Вести" на главном телеканале страны "Россия-1"   http://m-s-p-s.ru/news/2686

04.04.2018. Награды победителям – издание книг в издательской программе МСПС!  Литературный конкурс имени Сергея Михалкова ждёт ваши книги http://m-s-p-s.ru/news/2685

03.04.2018. В рамках издательской программы Международного сообщества писательских союзов вышло собрание сочинений известного мастера слова Ивана Савельева http://m-s-p-s.ru/news/2684

02.04.2018. Не могу молчать! Член Союза писателей СССР (ныне России) с 1977 года Елена Иванова (г. Ставрополь) делится своими впечатлениями о XV съезде СПР http://m-s-p-s.ru/news/2683

29.03.2018. Без надежды на обновление. Член Союза писателей России из Оренбурга Александр Филиппов делится размышлениями об итогах XV съезда СПР http://m-s-p-s.ru/news/2682

29.03.2018. Известный писатель и депутат Госдумы Сергей Шаргунов встал на защиту украинцев, спасающихся в России от преследования украинских силовиковhttp://m-s-p-s.ru/news/2681

29.03.2018. Мнение председателя Нижегородской областной организации Союза писателей России Валерия Сдобнякова о XV съезде СПР  http://m-s-p-s.ru/news/2680

28.03.2018. Поэт Диана Кан высказывает своё мнение о XV съезде Союза писателей России http://m-s-p-s.ru/news/2679

27.03.2018. Станислав Куняев отвечает Николаю Иванову на его заметку о съезде от 22.03.2018  http://m-s-p-s.ru/news/2678

20.03.2018 - 26.03.2018. Станислав Куняев о съезде так называемых "победителей" - XV съезде Союза писателей России:

часть 1 http://m-s-p-s.ru/news/2669 ;

части 2, 3 и 4   http://m-s-p-s.ru/news/2673 ;

часть 5  http://m-s-p-s.ru/news/2674 ;

часть 6   http://m-s-p-s.ru/news/2675;

окончание http://m-s-p-s.ru/news/2676 .

20.03.2018. Роман Ивана Переверзина «На ленских берегах» увидел свет во всемирной серии «100 лучших романов» в издательстве «Вече»  http://m-s-p-s.ru/news/2668

   
Адрес: Москва, ул. Поварская, 52
Тел.:+7 (495) 691-64-03
E-mail: povarskaja-52@mail.ru
создание сайтов
IT-ГРУППА “ПЕРЕДОВИК-Альянс”